ИНСТИТУТ ФИЛОСОФИИ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ АКАДЕМИИ

и ЦС СВБ СССР

Ф. М. П У Т И Н Ц Е В

ПОЛИТИЧЕСКАЯ

РОЛЬ и ТАКТИКА

СЕКТ

Под редакцией П. Красикова

ГОСУДАРСТВЕННОЕ АНТИРЕЛИГИОЗНОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО

МОСКВА 1 9 3 5

В книге т. Путинцева дан анализ политической роли и тактики сект начиная с 1900-х гг. и кончая нашими днями.

Рассматривая тактику сект при советской власти на разных этапах, автор вскрывает реакционную сущность сект, показывая наряду с этим процесс высвобождения верующих из под влияния сектантсгва в результате успехов социалистического строительства.

Книга была за умана как переиздание прежней работы автора („Политическая роль сектантства"), но по существу получилась новая книга. Материалы ранней работы т. Путинцева использованы лишь частично и составляют примерно пятую часть данной книги. Часть новейших материалов была опубликована в журналах «Под знаменем марксизма», «Антирелигиозник» и «Безбожник».

Книга рассчитана на пропагандистский актив безбожников.

ПРЕДИСЛОВИЕ РЕДАКТОРА

Предлагаемая читателю книга т. Путинцева дает на основании богатого материала анализ и оценку политической роли русского сектантства как до, так и после социалистической революции 1917 г.

Книга представляет большой интерес во многих отношениях. Она показывает на конкретном м1атер|и>але из новейшей истории сектантства в СССР, как и почему религиозные секты, даже те, которые были оппозиционными при царизме, превращаются в орудие антисоветских элементов при социализме.

Выставляя на знамени своем пресловутые истины подчищенного христианства, они при победе пролетарской диктатуры и в период социалистического строительства, особенно упорно отстаивают свои позиции в интересах буржуазии, против пролетариата, образуя едииый фронт с теми, в оппозиции к которым они временно находились.

Эволюция сектантства представляет яркую иллюстрацию реакционного значения всякой, даже причесанной и подчищенной, религии, о чем говорил т. Ленин; такой религией, несомненно, является сектантство, 'порвавшее в сущности только формально связь с царским православием.

Автор систематически и на сотнях ярких примеров из советской действительности показывает, как любой из лозунгов сектантов при социалистическом строе служит орудием оглупления отсталых групп населения, попавших в сферу влияния религии, превращается в призыв к сопротивлению всем мероприятиям советской власти, в опра!вдание политического отщепенства и экономичеокого бойкота социалистического строительства. Вне всякого сомнения, очищенное сектантством христианство во всех своих основных догмах и мировоззрении разделяет со старым христианством и со всеми религиями эксплаататорского строя все коренные соци-

1

альные идеи последнего, фантастические представления и понятия вроде души, загробного мира, божества, страдающего бога и т. п.

Книга дает в высшей степени интересную картину приспособления всех этих вредных понятий к потребностям защиты пережитков капитализма и разоблачает использование сект со стороны антисоветских, контрреволюционных элементов, отечественных и заграничных.

С другой стороны, работа т. Путинцева дает интересный материал о разложении сектантства. Изменение всех производственных отношенийв городе и в деревне на практике показывает каждому трудящемуся сектанту все преимущества для трудящихся нового, социалистического хозяйственного строя, и правильность руководства пролетарской диктатуры в деле построения бесклассового социалистического общества.

Стена отщепенства и замкнутости сектантов от победоносного строительства новой жизни, прикрытая старыми религиозными предрассудками, становится тягостной и ненавистной, прежде всего, для сектантской молодежи, и не далек тог день, когда сектантский начетчик ,и православный поп будут сданы окончательно в архив истории вместе с трехпольем, дедовской сохой и другими историческими редкостями.

Книга Путинцева этому помогает и будет полезна как для широкого круга читателей, так и для активиста-безбожника, педагога и .пропагандиста.

П. Красиков.

ВВЕДЕНИЕ

Многие вожаки религиозных сект лицемерно объявляют теперь себя друзьями советской власти |и 'Сторонниками -.социализма. Про них можно сказать, что они хотя и в новой. коже, но жало у них все то же. Своими призывами прощать и любить .врагов они пытаются помешать окончательной лик-зидации капиталистических элементов. Защитой собствешш-. ческих чувств и навыков они хотят помешать полному уни-. чтожению причин, порождающих классовые различия и экс-' плоатацию. Путем борьбы против атеизма и всего передового они стремятся сохранить пережитки капитализма, в. экономике и сознании людей. Своими призывами быть «вне политики» они надеются ослабить происходящий быстрый процесс превращения всего трудящегося населения страны в сознательных и активных строителей бесклассового социалистического общества.

Массы уходят из-под влияния сект и церквей. Наша задача—ускорить процесс отхода мйес от религии. Мы должны вскрыть всю лживость и в;есь вред сектантских заявлений о всепрощении и любви к врагам. В борьбе с теми, кого вожаки сект считали или считают врагами, они, конечно,, не руководились и не руководятся учением о любви к врагам. Сектанты обычно утверждают, что они против участия в политике. Однако во всех капиталистических странах вожаки сект относятся одобрительно к политической деятельности, если последняя приносит пользу буржуазии. Достаточно назвать ряд имен известных сектантов, чтобы понять, что секты осуждают не всякую политическую деятельность, а только революционную. Например вступление китайского генерала Чан Кай-ши в члены секты методистов было отпраздновано методистами и баптистами в торжественной обстановке. Теперь Чан Кай-ши — не только глава фашистской организации «синерубашечников» в Китае, но

3

одновременно и покровитель их друзей — миссионеров-сектантов в Китае. Факт пребывания баптиста Теодора Рузвельта на посту президента США в 1901—1909 гг. расценивался в 'сектантской печати самым 'положительным образом1. Пребывание на президентском посту США методиста Кулид-жа, квакера Гувера также получило благоприятный отклик в -сектах. Деятельность же баптиста Ллойд-Джорджа в качестве государственного деятеля Англии получила во время войны со стороны русских сектантов самую восторженную оценку. Между тем все названные государственные деятели крупнейших капиталистических стран отнюдь не были толстовцами-непротивленцами. Теодор Рузвельт был инициатором захвата части территории Колумбийской республики в 1908 г. и горячим защитником вооруженного вмешательства в дела Мексики, он был также сторонником участия США в мировой войне. Чан Кай-ши является организатором кровавых контрреволюционных тюходав против советов Китая. Что касается Ллойд-Джорджа, то он являлся одним из первых вдохновителей мировой войны, а также и антисоветской интервенции. Ллойд-Джордж — не случайное лицо в политике и сектантстве,— он один из лидеров английской либеральной партии, становым хребтом которой до сих пор остаются 'протестантские секты2. Конечно, религиозные организации <и в том числе секты теперь играют, несмотря на все старания буржуазии усилить их, гораздо меньшую политическую роль, чем прежде. Религия теперь все более теряет влияние на массы. Но было время, когда религиозные организации и в том числе секты играли виднейшую роль в борьбе различных .классов за власть. Это было в эпоху борьбы буржуазии против феодализма и феодальной церкви, начиная примерно с XIII в. по XVII включительно. С конца XVII в. борьба буржуазии против феодализма уже не носи я а религиозного характера. Но до XVII в. трудящиеся

1  Теодор Рузвельт умер в 1919 г. В ;роли проповедника Т. Рузвельт заснят на фото, помещенном в протоколах I конгресса баптистов.

2  Созванная Ллойд-Джорджем в июле 1935 г. конференция «мира я реконструкции» опиралась в своих решениях в первую очередь на «нонконформистские» (не принадлежащие к официальной английской церкви) организации. Созданный по решению конференции «совет действия» вполне в духе сектантов призывает к преодолению «партийных разногласий» ради «национального единства» на предстоящих выборах в парламент (см. статью т. Майорского «Дэвид Ллойд-Джордж спасает цивилизацию», «Правда», 8 июля 1935 г.). Полуфашистская деятельность Ллойд-Джорджа получила одобрительные отзывы у английских фашистов.

4

массы воспитывались исключительно на религиозной пище, поэтому свое недовольство они выражали в религиозной форме. Философия, медицина, математика, право и все другие науки были под тяжелой опекой церкви, поэтому в борьбе против феодальной церкви были также заинтересованы и представители наук, культуры, которая к этому времени Приобрела в значительной 'мере буржуазный характер. Энгельс писал, что

...«всякая борьба против феодализма должна была тогда принимать религиозное облачение, направляться в первую очередь против церкви» 1.

Борьба масс против феодализма и церкви выливались В форму, главным образом, протестантских сект и «ересей». Бороться 1С феодализмом и не бороться с церковью было нельзя, потому что церковь представляла могущественную международную организацию по защите всей феодальной системы.

«Догматы церкви, — говорит Энгельс,—были одновременно и политическими аксиомами, а библейские тексты имели во всяком суде силу закона» 2.

В таких условиях всякая борьба против феодализма или в его защиту приобретала религиозную окраску. Крестьянские войны того времени и первые буржуазные революции происходили под религиозными лозунгами и, знаменами. Например, великая крестьянская война в Германии (1525 г.) и английская революция (середина XVII в.) проходили в значительной степени под сектантскими лозунгами. Наиболее решительными в 1этой борьбе были трудящиеся. Буржуазия была нерешительной; она за спиной трудящихся пыталась сторговаться с церковью, аристократами и королями о разделе власти. Придя к власти, буржуазия вконец разорила своего недавнего союзника—крестьянина; она, став у власти, окончательно сторговалась с церковью, потому что церковь была нужна ей для обмана масс. Протестантские секты буржуазно-умеренного типа получили равноправие с церковью, а мелкие группы «крайних» сектантов-крестьян были подвергнуты травле и распались.

Секты, начиная с конца XVII века, были уже неспособны придать религиозную форму стремлениям какого-нибудь прогрессивного класса. Секты иревраттшись в узду для

1 Карл М а р к с — Избранные произведения. Т. I, 1933 г., стр. 311. г Сб. «Мысли К. Маркса и Ф. Энгельса о религии и борьбе с нею»,

p. 257.

народа. Отныне борьба прогрессивных классов стала протекать в светских формах. Этому способствовал ряд обстоятельств; и в там числе рост атеизма. Великая французская революция протекала в светских, а, не в религиозных формах. Придя к, власти, буржуазия» при всем своем стаг раиии не могла уничтожить роста, атеизма, семена которого она заронила когда-то в массы, будучи еще революционной.                                           ;

Борьба масс против буржуазии ведется теперь под руководством революционного пролетариата, поэтому не .может вылиться в религиозные формы. Напротив, ход классовой борьбы разрушает религиозные предрассудки масс. Буржуазия великолепно учитывает 'падение авторитета религии в массах, и на помощь библейским изречениям призваны вполне светские еоциалнпредательские теории и фашистские пулеметы, топоры и дубинки. Это нисколько не означает, что буржуазия недооценивает полезной для себя роли церкви и сект. Нет, совсем; напротив. Она пытается и религиозные организации перелицевать на светский лад, приспособляя 'библейские изречения к уровню и потребностям мещан и отсталых групп трудящихся. Попы и сектантские проповедники открывают в молитвенных помещениях кино, кабарэ, танцклассы и т. д. Особенно же большие усилия религиозные деятели прилагают, чтобы преодолеть влияние коммунистов в массах. Чтобы отвлечь трудящихся от революционной борьбы, они готовы объявить и себя, и Христа, и Гитлера, и кого угодно социалистами. В этом отношении и к религиозным организациям, и в частности к сектам, вполне применимы слова К. Маркса: «Устаревшее стремится восстановиться и упрочиться в рамках вновь возникших форм» 1.

Трудящиеся массы отходят от религии, причём рост атеизма наблюдается не только в СССР, но и в капиталистических странах. Не приходится доказывать, что в условиях дик* татуры пролетариата этот процесс отхода 'масс от религии происходит гораздо быстрее, нежели в условиях капитализ-■ ма, поэтому у нас секты перестраиваются более «лево» и торопливо. Например, в СССР десять лет назад было опубликовано сектантами пространное и лживое ласквозь заявление, в котором вожаки сект в лице Трегубова, Павлова,, Лебсака и др. объявляли Христа и сектантов ком-

1 К. Маркс и Ф. Энгельс — Сочинения, т. XXVI, стр. 174, Партиздат ЦК ВКП(б) 1935.

6

(мунистами, а Ленина и Энгельса своими защитниками. Оено»-вываясь на этом заявлении, некоторые зарубежные сектантьЕ тоже объявили Ленина чуть, ли не сторонником сектантства. Вожаки сект пытаются приписать себе и всем сектантам революционное прошлое, для чего объявляют себя: продолжателями дела Мюнцера, гуситов, таборитов, альбигойцев и т. д. Пропагандист-безбожник должен знать, разницу между современными и упомянутыми старыми, давно исчезнувшими, сектами, — иначе он будет поставлен-в: затруднительное 'положение и может дать неправильное толкование политической роли современных сект. Всякий пропагандист должен знать, что и когда писал, о сектантах Ленин, что и в каких условиях решали по сектантскому вопросу партийные съезды и организации. Пропагандист-безбожник должен хорошо знать историю религиозных: организаций. Когда тот или иной проповедник заявляет, что он и его единомышленники всегда были коммунистами и помогали! большевикам, нужно на конкретных примерах показать всю вздорность и всю лживость подобных заявлений, нужно показать, что все идеи сект были и остаются реакционными, в корне враждебными революционному коммунизму. Всю силу своего влияния руководители сект употребили на борьбу против атеизма, материализма и рабочего класса. Попы и полиция охотна разрешали сектантам печатать и распространять такие брошюрки,' как, «Горе обезьянопоклонника». В своих брошюрах и журналах вожаки сект изображали атеистов и революционеров как развратников и грабителей, способных обидеть и убить первого лопавшегося человека. Особенно усилилась эта реакционная деятельность сект после 1905 г. До революции-1905 г. сектантство являлось во многих случаях демократическим, оппозиционным движением по отношению к церкви и остаткам крепостничества. Сектантство возглавлялось городской (И сельской буржуазией, которая была, в то время до известной степени либерально настроена, а это не могло не отразиться на поведении сект. В 1905 г. и позднее либерализм монархистской городской буржуазии и кулачества, испугавшихся роста пролетарского движения, стал быстро-улетучиваться, что привело к дальнейшему поправению сект. Руководство сект состояло, и состоит во всех странах из агентов буржуазии, которая в эпоху империализма повернула к реакции по всем линиям.

Сектантство всегда было и осталось неоднородным. Энгельс отмечал в сектах эпохи реформации наличие двух на-

7

правлений: 'буржуазно-умеренного и плебейско-революцион-ного. Деление сект на два этих вида было тогда неизбежно, хак как революционным элементам некуда было пойти кроме •как в религиозные секты с плебейско-креетьянским составом. Других массовых 'политических организаций, которые бы боролись против феодализма, кроме сект не было. Религиозные организации могли быть и были в то время и левыми, и правыми, и. крайними, и умеренными. Не то в эпоху империализма, когда наиболее передовые, (революционные элементы трудящихся становятся под знамена марксизма. В эпоху империализма и даже раньше прежнее деление религиозных организаций на правые и левые, на умеренные и крайние стало стираться и исчезло совсем. В наше время любая религиозная организация любой империалистической страны сколько угодно может изображать себя левой, но на деле она является даже более опасной, чем какая-либо откровенно черносотенная организация. «Левизна» обманывает массы, вводит их в заблуждение. Возьмем пример. В США, в штате Луизиана, сенатор и он же баптист Хьюи Лоиг провозгласил «распределение богатств». Помощник Лонга и ов же баптистский проповедник Смит объявил программу Лонга богоугодной. Многие ■обнищавшие баптисты и не-баптиеты фермеры поверили в «левизну» Лонга и Смита. Но на деле Лонг являлся остервенелым фашистом, стремящимся к власти, чтобы задушить революционное движение в США и упрочить положение капиталистов. Лонг обещал дать каждому трудящемуся без всякой революции от 5 тысяч до 5 .миллионов долларов дохода в год. Убитого Лонга (осень 1935 г.) его последователи объявили чуть ли не святым.

Бели сравнить фашиста-баптиста Лонга с Мюнцером, на которого сектанты ссылаются как на своего предшественника, то ничего общего между, ними мы не найдем. Мюнцер •был выдающимся революционером своего времени, взгляды которого приближались к атеизму и коммунизму, а Лонг являлся махровым реакционером, демагогия которого не отличалась от подобной же демагогии других фашистских молодчиков. Мюнцер жил в эпоху, когда массы боролись под руководством революционной буржуазии против феодализма, а Лонг жил в эпоху, когда буржуазия реакционна и когда она вступает в союз со всеми силами средневековья для борьбы против революционных масс трудящихся. При Мюнцере некоторые секты росли и были гонимыми, потому что они боролись с феодалами. Теперь же секты существуют

всюду легально, и буржуазия всячески помогает им вести пропаганду, но они не имеют успеха у сколько-нибудь сознательных рабочих и крестьян, потому что класс, орудием которого секты были и остались — буржуазия, теряет все больше и больше влияние на массы.

Желая удержать массы под своим влиянием, буржуазия поддерживает нациовал-«социализм», христианский «социализм», а также и «социализм» баптиста Лонга. Проповедники по первому требованию буржуазии готовы объявить все религиозные секты социалистическими. Но время господства сект над умами рабочих давно прошло. Если и есть кое-где сектантские группы, составленные из рабочих, то они ни в какой мере настроений всех рабочих не отражают и во всяком случае социалистическими не являются. Маркс боролся против всякого; сектантства.

«Развитие социалистического сектантства и развитие настоящего рабочего движения, — писал Маркс, — всегда находятся в обратном отношении друг к другу. Секты имеют свое (историческое) оправдание до тех пор, пока рабочий класс ■еще не созрел для самостоятельного исторического движения. Как только он достигает такой зрелости, все секты становятся в сущности реакционными» *.

Здесь Маркс говорит о сектах социалистических, не религиозных, но тем применимее его, слова по отношению к сектам религиозным, потому что последние еще более обособленны и реакционны, чем секты светские. Вред существования сект в рабочем1 классе Маркс видел прежде всего в том, что они отвлекали рабочих от классовой борьбы, пробуждая веру в особые талисманы и утопические рецепты, с помощью которых якобы человечество может спастись от нужды и от всякого зла, не прибегая к насилию над эксплоататорами, т. е. к социальному перевороту.

Сектантский «'социализм» ничем существенным не отличается от поповского «социализма». Поповский же «.социализм» Маркс и Энгельс считали одним из видов реакционнейшего, феодального социализма2. Программа Коминтерна ничем не выделяет сектантские организации из числа всех других религиозных организаций и считает «конфессиональные, религиозно окрашенные, направления в среде рабочего класса»... «наиболее ярким продуктом

1  К. Маркс и Ф. Э н г е л ь с — Сочинения, т. XXVI, стр. 174, Партиздат 1935.

2  К. Маркс и Ф Энгельс — Коммунистический манифест. Гл. III, § 1. Партиздат 1932.

идеологического пленения некоторых слоев пролетариата»... а их руководителей — «...наиболее реакционными отрядами классового врага в стане пролетариата» 1.

Сектанты 'много раз пытались осуществить свои мечты о безболезненном, мирном, тихом переходе к «царству божию на земле», но из этого никогда и ничего не выходило и не могло выйти. Только у нас, в СССР, осуществляется подлинный коммунизм, о, котором ни один сектант не мог мечтать. Многие сектанты уже поняли ложь религии и порвали с ней. Но есть еще не мало в сектах трудящихся, которым нужно помочь освободиться от пут религии. Политический удельный вес сект в нашей общественной жизни невелик. Никакие враждебные нам организации ничего изменить в советском строе не могут, но они пакостят и еще могут нам напакостить, используя отсталые взгляды и настроения, и в том числе религиозные пережитки, среди отдельных групп трудящихся. Условия в нашей стране созданы в высшей степени благоприятные для окончательного выкорчевывания всех и всяческих пережитков капитализма. И только беспечностью и притуплением классовой бдительности у отдельных работников можно объяснить случаи оживления деятельности сектантских проповедников в некоторых районах. ЦК ВКП(б) в постановлении, опубликованном 10 октября 1934 г. в «Правде», отмечает, что в Кинешме, Ивановской области:

«В результате ослабления массовой (работы, большевистской бдительности, боевитости каждого коммуниста отдельные .сектантские религиозные проповедники получили возможность проникнуть в отсталые слои рабочих».

Советский Союз огромен, и подобных явлений, хотя и не столь ярких, как в Кинешме, можно еще найти немало. Наша печать и особенно «Правда» указала на ряд примеров притупления классовой бдительности и ослабления массовой воспитательной работы в отдельных советских и партийных организациях. Особенно же слабо поставлена во многих районах антирелигиозная пропаганда. Вся наша великая социалистическая стройка, вея наша культура атеистичны по духу, и поэтому рост безбожия происходит беспрерывно и там, где нет ячеек Союза воинствующих безбожников. Но надеяться в этом деле, как и во всяком другом, только на самотек, на время, на стихийный рост нельзя. Нужно ускорить и организовать рост безбожия. Дело перевоспитания таких

групп населения, как сектанты, требует дл'я полного своего успеха специальных знаний. Религиозные, и в том числе сектантские, организации потеряли овой былой политический удельный вес, но у них остались пока еще в известной степени влияние и организационные возможности идеологического воздействия на отдельные прослойки трудящихся. Проповедники сект затрагивают в своих беседах самые разнообразные и очень часто животрепещущие вопросы: Как жить? Что такое государство, собственность, родина, долг? Как строить семью и воспитывать детей? Нужна ли оборона СССР? Построим ли мы 'социализм, и нужен ли он для спасения души? Греховна или нет классовая борьба с точки зрения заповеди любви к ближнему? Можно ли разводиться мужу и жене, если их соединил бог?

И чем меньше некоторые наши организации занимаются воспитательной и в том числе антирелигиозной работой, тем больше повестка дня сектантов, тем больше влияние контрреволюционных элементов на рядовых сектантов.

В предлагаемой книге мы наибольшее внимание уделяем выявлению реакционной сущности взглядов сектантов на революцию, социализм, советское государство, колхозы, оборону, социалистическую собственность, пролетарскую культуру. Надеемся, что в этих вопросах нам удалось собрать наиболее яркие факты и характерные высказывания как из жизни, так и литературы сектантов.

Считаю долгом поблагодарить товарищей Каммари и Лукачевского, которые читали мою книгу в гранках и замечания которых учтены мной при окончательной редакции.

Особо благодарю за предисловие и редакцию т. П. А. Красикова, одного из старейших большевиков и активных безбожников.

Буду, рад, если читатели пожелают поделиться в письмах своими впечатлениями от книги, наблюдениями из жизни сектантов, пожеланиями к автору и издательству.

Ф. Путинцев.

1 Программа Коминтериа, раздел VI, § 1. Партиздат 1935.

10

I

РОЛЬ И ТАКТИКА СЕКТ В 1905 г.

ПОЛОЖЕНИЕ И РОЛЬ СЕКТ ДО 1905 г.

Положение трудящейся, эксплоатируемой части сектантов, в числе которых было много разоряемых капитализмом крестьян, к моменту революции 1905 г. стало тяжелее, чем раньше. Положение сектантов осложнялось тем обстоятельством, что церковь и правительство гнали их «за веру». Гнали за веру потому, что боялись этой сектантской веры, считали ее чуть ли не «революционной».

В самой сектантской религии, как и во всякой другой религии, ничего конечно революционного не было и нет. Всякая религия есть опиум для народа. Но под оболочкой сектантской религии скрывался до 1905 г. политический протест довольно значительных верующих масс населения против полицейско-поповских порядков. Сектантство было до 1905 г. в некоторых своих проявлениях оппозиционно-демократическим движением. После 1905 г. сектантство стало более верноподданническим по отношению к самодержавию, что объясняется испугом буржуазии перед революцией. Сектантские организации находились всецело под влиянием и руководством буржуазии. Сектантская часть либеральной буржуазии объявляла себя для вида свободолюбивой, но это был лишь обман, потому что в империалистской стране буржуазия не могла быть на деле свободолюбивой и бороться 12

против угнетения нерусских народностей. Идеология и руководящий состав сект играли реакционную роль. Если сектантство в тот момент было в некоторых отношениях буржуазно-демократическим движением, то не в силу своего буржуазного руководства, а вопреки ему.

Сектантство было до известного момента буржуазно-демократическим движением только благодаря тому, что в сектах были разоряемые капитализмом крестьяне и полупролетарские элементы, которые в силу политической неразвитости выражали свое недовольство не прямо против самодержавия, а в первую очередь против казенной церкви, не в открытой и ясной форме, а в религиозно-пассивной форме. Отказ некоторых сектантов от службы в царской армии и or уплаты налогов был именно такой пассивной формой выражения недовольства и протеста со стороны части разорявшихся крестьян. Прикрываясь своим мнимым свободолюбием, буржуазия обманывала и подчиняла своему влиянию эти демократические, но мирно настроенные элементы. Все и всяческие религии и религиозные организации, не исключая сектантских, служили и во всех странах служат орудиями. буржуазной реакции. Очищенная от грубых обрядов и «таинств» сектантская, «демократическая» форма религии, есть не больше, как более утонченный вид духовной сиьухи. Руководимые буржуазией секты не могли себя проявлять иначе, как умеренные буржуазные оппозиционные течения. Но и буржуазные оппозиционные течения были нежелательны царскому правительству и тем более секты, которые подрывали уважение масс к господствовавшей церкви. Царское правительство бешено травило все, что хоть сколько-нибудь отклонялось от «православия, самодержавия и народности». Сектантство было «отклонением», поэтому самодержавие травило секты как течения, направленные против существовавшего в то время порядка вещей. Но по этой же причине большевики считали нужным поддерживать оппозиционные настроения среди сектантов, для чего вели среди них соответствующую работу.

Второй съезд РСДРП в августе 1903 г. заслушал специальный доклад т. Бонч-Бруевича и вынес следующее решение:

«Принимая в соображение, что сектантское движение в России является во многих его проявлениях одним из демократических течений, направленных против существующего порядка вещей, II съезд обращает внимание всех членов партии на работу среди сектантства в целях привлечения их к социал-демократии. Съезд поручает Центральному комитету заняться вопросом о предложении, заключающемся в Докладе т. Бонч-Бруевича».

13

Из этого постановления ясно, что русские социал-демократы считали сектантство демократическим течением, но не в целом, а лишь «во многих его проявлениях». В целом сектантство не было демократическим. Идеология и руководство сект были противодемократическими, реакционными. По докладу т. Бонч-Бруевича было принято решение издавать «в виде опыта» газету для сектантов. Такая газета под ^названием «Рассвет» существовала в 1904 г.1.

В основу постановления по сектантскому вопросу были положены указания Ленина, сделанные им задолго до съезда в «Задачах русских социал-демократов» и в «Проекте программы нашей партии». Первая брошюра Лениным написана в 1897 г., а вторая — в 1899 г.

В брошюре «Задачи русских социал-демократов» Ленин говорит о двух задачах практической деятельности русской социал-демократии, а именно о социалистической и демократической. Обе задачи находились в неразрывной связи друг с другом, потому что являлись выражением двоякого проявления и двоякого содержания борьбы одного и того же класса — пролетариата. Ближайшей задачей пролетариата являлась задача демократическая, т. е. свержение самодержавия. Дальнейшей задачей являлась задача свержения власти капитала, т. е. социалистическая революция. Экономическая борьба пролетариата 'против буржуазии должна была увязываться и увязывалась с политической борьбой против царизма.

В ряде работ Ленин развил учение о перерастании буржуазно-демократической революции в пролетарскую. Ленин указал, что стратегия и тактика большевиков при разрешении демократической и социалистической задач неодинаковы: разница прежде всего в направлении главного стратегического удара « в характере прямых и косвенных резервов. В своей экономической борьбе против буржуазии пролетариат стоял совершенно одиноко, имея против себя и буржуазию, и землевладельцев-дворян. В этой борьбе пролетариату оказывала помощь, и то не всегда, та часть мелкой буржуазии, которая тяготела к пролетариату. Не то в демократической, политической борьбе пролетариата против самодержавия. Здесь пролетариат был не одинок. В других формах, чем пролетариат, но все же борьбу против самодержавия вели так или иначе и отдельные оппозиционные

1 О судьбе этой газеты смотри в собр. соч. Ленина, т. VI, стр. 9 и 443, а также т. XXX, стр. 87 и 448.

14

ементы из других классов, слоев населения и прееледо-эавш,ихся царизмом народностей. Вот подлинные слова Ленина:

«в борьбе экономической пролетариат стоит совершенно одиноко, ея против себя и землевладельцев-дворян, и буржуазию, пользуясь "азве (и то далеко не всегда) помощью тех элементов мелкой буржуазии которые тяготеют к пролетариату. Между тем, в демократической, политической борьбе русский рабочий класс стоит не одиноко; наряду с ним становятся все политически оппозиционные элементы, слои населения и классы, поскольку они враждебны абсолютизму и ведут против него борьбу в тех или иных формах. Рядом с пролетариатом стоят здесь и оппозиционно настроенные элементы буржуазии или образованных классов или мелкой буржуазии или преследуемых абсолютизмом народностей или религий и сект и т. д., и т. д.». К

Ленин здесь говорит и об оппозиционно настроенных элементах преследовавшихся царизмом сект. Секты были неоднородны, и поэтому в них не могло быть единодушного отношения к самодержавию. Не все секты целиком, а именно лишь отдельные элементы сект были настроены более или менее оппозиционно по отношению к самодержавию. Но и эти оппозиционные элементы были непостоянны и нерешительны. Ленин предвидел возможность измены со стороны подобных временных оппозиционеров.

...«Указывая на солидарность с рабочими тех или других оппозиционных групп,— писал Ленин,— социал-демократы всегда будут выделять рабочих, всегда будут разъяснять временный и условный характер этой солидарности, всегда будут подчеркивать классовую обособленность пролетариата, который завтра может оказаться противником своих сегодняшних союзников» 2.

Пропаганда социал-демократов встречала среди сектантов сочувственные отклики лишь в единичных случаях. В большинстве своем отклики были отрицательные и явно враждебные, особенно со стороны руководителей сект. Объясняется это реакционностью идеологии и руководства сект. За чтение революционной литературы исключали из сект. Отдельные демократически настроенные элементы не играли в сектах руководящей роли и представляли собой демократов умеренных, мирных, боявшихся революционных методов борьбы. Некоторые сектанты ждали реформации, а иные — революции по западноевропейскому образцу. Они не понимали, что эпоха реформации давно миновала, что русская революция будет происходить совсем в другую эпоху

'Ленин, т. II, стр. 176, 3-е изд. Там же, стр. 177. у

15

и в других формах. Иного вождя кроме либеральной буржуазии демократически настроенная часть сектантов не мыслила и доверчиво шла за либералами. Ленин разоблачал соглашательскую, реакционную тактику либералов и высмеивал меньшевиков, которые изображали либеральную буржуазию в роли вождя буржуазно-демократической революции.

...«азбуку истории забыли и извратили маши меньшевики, переходя на точку зрения либералов: не бывать в России буржуазной революции, пока яе станет движущей силой буржуазия! Это — полнейшее непонимание исторической диалектики и уроков XIX века. Наоборот: не бывать в России буржуазной революции, пока пролетариат в союзе с революционными элементами буржуазии (т. е. у нас с крестьянством) не станет самостоятельной движущей силой вопреки колебаниям и изменам шаткой и контрреволюционной буржуазии» '.

Буржуазное руководство сект от имени сектантов вело тактику закулисных соглашений с самодержавием. Но единых взглядов в сектах в отношении самодержавия не было и не могло быть, потому что внутри сект между различными социальными прослойками существовали глубокие классовые противоречия. Буржуазные группы сектантов мешали демократическим элементам сект ставить резко вопрос о преследованиях и свободе. Только пролетариат был и мог быть до конца последовательным и решительным борцом против самодержавия.

...«Что касается до демократических элементов в угнетенных народностях и в преследуемых вероучениях, — писал Ленин, — то всякий знает и видит, что классовые противоречия внутри этих категорий населения гораздо глубже и сильнее, чем солидарность всех классов подобной категории против абсолютизма и за демократические учреждения. Только один пролетариат может быть —и, по своему классовому положению, не может не быть — последовательным до конца демократом, решительным врагом абсолютизма, неспособным ни на какие уступки, компромиссы»2.

Пролетариат был заинтересован в том, чтобы «до конца довести демократизацию политического и общественного строя, ибо такая демократизация отдала бы этот строй в руки рабочих» 3. Отдать общественный строй в руки рабочих для буржуазии было бы гибельно. Либеральная буржуазия поэтому трусила и в 1905 г. стала явно контрреволюционной. Успех буржуазно-демократической революции и быст-

1  Л е н и н, т. XIV, стр. 64.

2  Ленин, т. II, стр. 178.

3  Там же.

рота ее перерастания в социалистическую революцию зависели прежде всего от степени сознательности и организованности вождя революции—рабочего класса. На очереди стояла в то время буржуазно-демократическая революция, вождем которой мог быть только пролетариат. Крестьянство было заинтересовано в свержении ига помещиков, но освободиться от помещичьей кабалы, уничтожить остатки крепостничества крестьянство могло только с помощью и под руководством пролетариата. Буржуазия пыталась примирить крестьян с помещиками на почве «выкупа земли по справедливой оценке». Чем революционнее становилось трудящееся крестьянство, тем реакционнее становилась буржуазия, видевшая всю опасность для себя от союза рабочего класса с революционным крестьянством. Буржуазия пыталась обмануть крестьянство и мелкую городскую буржуазию, обещая добыть мирным путем конституцию. Буржуазия пыталась перессорить трудящихся, для чего разжигала национальную и религиозную рознь. Большевики разоблачали контрреволюционность буржуазии и указывали истинных носителей всякого угнетения—помещиков и капиталистов. Большевики поддерживали угнетенные народности, приниженные сословия и преследуемые секты в их борьбе за равноправность.

...«Социал-демократы,—писал Ленин,—поддерживают всякое революционное движение против современного общественного строя, всякую угнетенную (народность, преследуемую религию, приниженное сословие и т. под. в их борьбе за равноправность»'.

Большевики, поддерживая сектантов в их борьбе за равноправность, ничуть не скрывали своих взглядов на религию как опиум народа. Они не замалчивали своих расхождений по коренным вопросам с тем или иным, хотя бы и гонимым, демократическим движением. Поддержка же гонимых выражалась в том, что социал-демократы защищали например сектантов от полицейской травли и помогали им и другим оппозиционным группам населения понять реакционную роль самодержавия, указывая одновременно на солидарность рабочего класса с оппозиционными группами в отдельных вопросах и отдельных задачах.

«Поддержка, — писал Ленин, — всех политически оппозиционных элементов выразится в пропаганде социал-демократов тем, что, доказывая враждебность рабочему делу абсолютизма, социал-демократы будут указывать и яа враждебность абсолютизма тем или другим об-

16

1 Ленин, т. II, стр. 176. 2-2910

17

ществейным группам, будут указывать на солидарность рабочего класса с этими группами в тех или других вопросах, в тех или других за^ дачах и т. п. В агитации эта поддержка выразится тем, что социал-демократы будут пользоваться каждым проявлением полицейского гнета абсолютизма и указывать рабочим, как падает этот гнет на всех русских граждан вообще, на представителей особо угнетенных сословий, народностей, религий, сект и т. д. в частности и как отражается этот гнет на рабочем классе в особенности. Наконец, на практике эта поддержка выражается тем, что русские социал-демократы готовы заключать союзы с революционерами других направлений ради достижения тех или других частных целей, я эта готовность не раз была доказана на деле»'.

Из данного высказывания легко понять, какого рода поддержку оказывали большевики сектантам до революции. Эта поддержка была во вред самодержавию и его церкви; она выражалась в разоблачении самодержавия и в защите сектантов от поповской травли. С этой именно целью издавалась т. Бонч-Бруевичем в 1904 г. по поручению партии; газета «Рассвет» для сектантов.

В сектах состояли самые разнообразные элементы с самыми различными политическими взглядами вплоть до махровых черносотенных. Вот почему Ленин говорил об оппозиционности лишь отдельных элементов сектантства и ни! каких союзов не предлагал партии заключать с сектами! Однако рост сект в крестьянской среде был сам по себе одним из показателей наличия недовольства и брожения в" крестьянстве. Среди крестьян было много недовольных элементов, наиболее умеренные или отсталые из которых выражали свой политический протест в религиозной, сектантской форме. Сектантство было показателем брожения политически незрелых масс. Политический протест под религиозной оболочкой был, по учению Ленина, свойственен в прошлом многим народам.

...«Известен факт, — писал Ленин, — роста в крестьянской среде сектантства и рационализма, — а выступление политического протеста под религиозной оболочкой есть явление, свойственное всем народам, на известной стадии ,их развития, а не одной России» 2.

Известны случаи в истории, когда даже отдельные революционные выступления и движения масс происходили в религиозной оболочке. На этом основании некоторые, играющие в «левизну», сектантские проповедники пытаются теперь объяснить факты появления таких революционных войн вли-

1 Л енин, т. II, стр. 177. * 'р— же, стр. 520.

янием религии. В действительности же, как об этом говорит Ленин в одном из писем к Горькому, религия в революционных движениях и войнах играла роль лишь тормоза \ По мере того как пролетариат развивался и складывался в самостоятельный политический класс, росло и его влияние на крестьянство. Под влиянием пролетариата и политических событий наиболее оппозиционно-демократически настроенные элементы крестьянства все дальше уходили от сект. Зачем в самом деле нужно было недовольным передовым крестьянам прятать свои требования и интересы под оболочкой сектантской религии, в то время когда появился пролетариат, указавший прямой, правильный путь борьбы?

Начиная с XVIII века ни один прогрессивный класс не прикрывал своих интересов религиозным знаменем. Религиозным знаменем на Западе прикрываются лишь лжерабочие и кулацкие организации. 9 января 1905 г. среди русских рабочих окончательно была подорвана наивная религиозная вера в справедливость «помазанника божия». После 1905 г. в России не возникло ни одной новой большой секты.

В религии нуждались помещики и капиталисты, но они оставались вплоть до своего уничтожения реакционными классами. Следовательно сектантство хотя и было до известного момента буржуазно-демократическим движением, но база его по мере политического развития крестьянства таяла, и никакой будущности оно не имело. Ленин отмечает в сектантстве в 1898—1902 гг. наличие отдельных демократических элементов, а также противоречивость их интересов. Несмотря на наличие этих демократических элементов в сектах, сектантское буржуазное руководство играло и могло играть в эпоху империализма лишь контрреволюционную роль. Ленин видел серьезность классовых противоречий з сектах и считал их более глубокими, чем солидарность демократических сектантских элементов между собою по вопросам борьбы за демократические учреждения. Классовые противоречия вели секты к расколам, во избежание которых вожаки сект объявляли себя «вне политики».

Но если сравнивать сектантские организации с православием, то наиболее живучей формой религии все же нужно считать более «демократические» и подчищенные сектантские вероисповедания. Своими гонениями церковь только укрепляла секты, потому что усиливала фанатизм сектантов.

2*

'Ленин, т. XVII, стр. 84 и стр. 289 настоящей книги,

19

Нужно было разоблачить православную церковь как опору самодержавия. Главные удары большевиков в антирелигиозной борьбе были поэтому направлены против церкви и либерально-монархистской буржуазии, пытавшейся поддержать одряхлевшее православие. Но наряду с этим, отстаивая свободу вероисповеданий, большевики прежде всего считали нужным подчеркнуть свой взгляд на религию как опиум народа. Ленин не раз говорил по этому поводу, что все и всяческие религии марксизм рассматривает как орудия буржуазной реакции. Правда, буржуазия использовала когда-то секты как-будто и для прогрессивных целей, а именно для борьбы против феодализма, что на первый взгляд противоречит ленинскому заявлению о реакционности всех и всяческих религий. Но на самом деле тут никакого противоречия нет, потому что для борьбы с феодализмом буржуазия использовала секты не потому, что сектантская религия была якобы прогрессивной, а потому, что сектанты были недовольны феодализмом. Нельзя поэтому говорить, что в одних случаях буржуазия использовала религию в прогрессивных, а в других случаях в реакционных целях. Религия была всегда тормозом революционных движений, хотя бы эти движения и протекали в религиозной форме. Ленин приводит примеры, как политическая неразвитость во время выступлений в Думе заставляла крестьян выражать свои революционные требования раздела земли в религиозно-монархической форме: мы, мол, за царя и справедливость, поэтому земля должна быть ничьей — божьей. Такая формулировка мешала крестьянину понять, что царь — это первый помещик и противник отобрания помещичьей земли. Чтобы отобрать у помещиков землю, нужно было свергнуть власть царя, помещиков и капиталистов. Крестьянину, верившему в бога, религия запрещала поднять руку на «помазанника божия». Сектанты же вообще отрицали революционные методы борьбы.

Сектантские пожелания были заключены чаще всего в религиозно-монархическую оболочку. В таком виде они были приемлемы для зажиточных сектантов и совместимы с учением религии в представлении отсталых рядовых сектантов. В своих пожеланиях сектанты были очень скромны и больше всего надеялись на бога и царские милости. Лишь очень немногие и притом мелкие группы сектантов объявляли того или иного царя лжецарем и «антихристом». Но и эти группы сектантов не были революционными, потому что вместо «лжецаря» ждали «истинного» царя. Что касается большинства сектантов, то они молились за царя и были по-

20

слушны его законам (кроме церковных да еще иногда военных законов). Среди сектантов было много зажиточных крестьян, которые уговаривали других не ссориться с «кесарем». Они могли и готовы были за помещичью землю заплатить выкуп или взять ее в аренду. Зажиточные сектанты отговаривали поэтому крестьян от «бунтов», предлагая им организовываться в товарищества для выкупа помещичьей земли. Те же из сектантов, которые не имели денег для выкупа земли и считали выкуп за «божью» землю несправедливым, предлагали и другой путь, а именно: убедить всех помещиков сделать землю общей, «братской», для чего обратить прежде всего самих помещиков в сектантскую веру. Этот путь к земельному «поравнению» некоторые сектанты хотя и проповедывали, но с оглядкой, потому что проповеди о «божьей» земле попы преследовали, как бун-товщические и даже как «социалистические». В идее земельного «поравнения» ничего социалистического конечно не было. Земельное поравнение было утопичным (неосуществимым) и расчищало дорогу лишь капитализму. Но поскольку в тот момент идея земельного поравнения была направлена против остатков крепостничества, она, несмотря на свою наивную, подчас религиозно-монархическую форму изложения, выражала буржуазно-демократическую революционность крестьянства. Среди сектантов проповедь земельного поравнения встречалась все реже и облекалась в реакционную, мирную, религиозную форму, «о, несмотря на это, она все же отражала в какой-то степени недовольство крестьян-сектантов помещичьим гнетом и была направлена так или иначе против остатков крепостничества.

Правда, такая проповедь шла среди незначительного меньшинства сектантов и ни к каким революционно-политическим действиям не призывала. Но и такой проповеди было достаточно, чтобы черносотенные «батюшки» использовали перед правительством обвинение в коммунизме и социализме по отношению почти ко всем сектантам, за исключением некоторых старообрядческих толков. Предлог для церкви был удобный и в то же время достаточный в глазах царского правительства, чтобы поприжать сектантов.

Как, какими средствами, кроме уговоров, возвращали сектантов в «лоно» православной церкви, показывает случай, описанный в «Орловском вестнике» (за 1901 г., № 357):

«С согласия и ведома и священника и начальства заперли заподозренных штундистов в церкви, принесли стол, накрыли чистой скатертью, поставили икону и стали выводить по одному.—Приложись!—

21

Не хочу прикладываться к идолам.,. — А! Пороть тут же. Послабже которые, после первого же раза возвращались в православие. Ну, а которые до 4 раз выдерживали» 1.

Таких случаев было не мало. «Массовый характер, — пишет т. Бонч-Бруевич, — они принимают вскоре после распубликования положения комитета министров, утвержденного 4 июля 1894 г.». В этом положении про штундистов говорится, что они «...проповедуют социалистические принципы, как например общее равенство, раздел имущества и т. п., и что учение их в корне подрывает основные начала православной веры и русской народности».

Под «положение» о штундистах подводились и баптисты, которые, как мы увидим в дальнейшем не брезгали никакими средствами, чтоб отмежеваться от штундистов. Как «положение» о штундистах применялось к баптистам, рассказывает некто Осип Андреевич Семеренко, баптист, которого несколько раз допрашивали попы и миссионеры, три раза пороли розгами, один раз толпа православных избила до потери сознания, один раз подвешивали вверх ногами к потолку и кололи иголками, два раза жгли папиросами, один раз завели в кузницу и там выжгли жигалом до 25 ран на руках и, зажавши бороду в тиски, сделали до 50 ран на спине. В этом принимали деятельное участие урядники и родной брат Семеренко —волостной старшина. Одну из сцен, происходивших в волостном правлении, Семеренко описывает следующим образом:

«...Брат мой налил большой стакан водки и предлагал мне выпить его. Я отказался. Двое мужиков взяли меня за уши и начали поднимать кверху. От сильной боли я согласился и выпил стакан водки. Тогда жена моя начала укорять иконы. Старшина, мой брат, что-то шепнул на ухо находившимся при нем людям и вы л ел из комнаты. Тогда находившиеся там мужики бросились на жену, положили на пол и хотели изнасиловать ее... Я не выдержал, схватил нож и ударил им одного из злодеев. Нож лишь прорезал платье и слегка оцарапал ему тело, а я себе немного поранил руку. После этого все они бросились на меня и били до тех пор, пока я не лишился чувств. А жену, — как рассказывала она после, — страшно мучили и издевались над нею... Расщепили щепку, зажали соски ее грудей в расщеп и давили до крови...»

Семеренко, как и многие другие сектанты, от подобных истязаний готов был итти в ссылку или куда-нибудь бежать. Но и в ссылке было не лучше.

«Более всего, — писал про сектантов т. Бонч-Бруевич, — их ссылали в отдаленнейшие места Закавказья, в знойные и лихорадочные долины, в глухие поселения и аулы, расположенные на самой границе Персии и Турции...»

1 Приводится у Л е « и и а, т. IV, стр. 323—324

22

Тысячи духоборов переселились в Канаду (Америку) и тишь при советской власти частично вернулись в СССР. Многие духоборы и молокане погибли от преследований, лишений и малярии во время бегства в Турцию, Персию и на остров Кипр.

Таково было положение сектантов до революции 1905 г. Правда, з таком положении находились не все сектанты. Сектантов-дворян, помещиков и капиталистов никто за уши не таскал, не жег, не подвешивал вверх ногами, и поэтому они не хватались за нож, как Семеренко. В своих учениях знатные сектанты не доходили до «крайностей». Богатые и знатные сектанты — графы, графини, князья, фабриканты — и не думали делить с кем-либо свои доходы с фабрик и заводов и земель принадлежавших им огромных имений. Они объявляли, правда, свои имения и все свои богатства божьими, но тут же добавляли, что бог никого кроме них не уполномочил распоряжаться этими богатствами. Путем благотворительности и пожертвований, а также благодаря рекламе, которую делали из их поступков заискивавшие перед ними проповедники, богатые сектанты приобретали большое влияние в сектах.

Богатым сектантам не нравились настроения и мнения демократических элементов сект. Богачи боялись потерять имущество и попасть в ссылку из-за каких-либо противоправительственных высказываний своих демократически настроенных единоверцев, поэтому они принимали все зависевшие от них меры для предотвращения нежелательной царизму агитации. В чем заключались эти меры и чем отличались настроения богатой части сектантов от настроений демократически настроенной части сектантов — на этом следует оста-новиться подробнее.

НАСТРОЕНИЯ СЕКТАНТСКИХ «ВЕРХОВ» И СЕКТАНТСКИХ «НИЗОВ»

В Толстовском музее в Москве есть немало сектантских писем, полученных в свое время некоторыми толстовцами (например Ив. Мих. Трегубовым и Влад. Гр. Чертковым) от сектантов. В этих письмах многие сектанты приветствуют деятельность Толстого, а есть, правда, незначительная часть писем, в которых высказывается и недовольство учением Толстого. Нас в этих письмах больше всего интересует отношение сектантов к политическим партиям и событиям. Как ни отмахивались сектанты от политики, а не говорить о по-

23

литической обстановке России не могли. Особенно много уделено внимания и места напряженной политической обстанов-_ ке, создавшейся в 1902 г. В 1902 г. была высокая волна и стачек, и крестьянских восстаний. Напряженность обстановки в одном из писем обрисована так:

«Кажется, дорогой Владимир Григорьевич, мы, т. е. русские, живем накануне каких-то событий, в воздухе чувствуется какое-то напряжение, как перед грозой. Страшно подумать, чем разразится эта напряженность» '.

Далее рисуется растерянность царского правительства, посылающего противоречивые циркуляры, а потом автор письма опять говорит о своих страхах перед надвигающейся революционной грозой. Автор письма с недовольной миной ждет торжества революционеров.

«Жаль только,—пишет он, — что может напряженность господствующая разпазиться страшной бурей. Очевидно так называемая революционная деятельность восторжествует. Сейчас в России в сотнях тысяч распространена эта литература. Да вообще в народе силен дух революционный, разве только необыкновенный урожай это1го года задержит движение на время. Сознание того, что мы живем накануне какого-то события, существует сейчас у очень многих, участвующих в комитетах. Некоторые думают, не опоздали ли уже комитеты» 2.

Речь идет о всевозможных комитетах, которые создавались либеральной буржуазией и интеллигенцией. Комитеты конечно не могли предотвратить стачек рабочих и восстаний крестьян.

Однако рост деятельности революционеров принес сектантским вожакам кое-что и приятное, а именно, отвлек внимание самодержавного правительства от сектантов. Сектантам благодаря этому стало на известное время легче дышать.

«Правительство, — пишет А. Бодянский, — почти-что оставило в покое сектантов.всяких толков; во всяком случае несравненно менее обращает внимания на разные сектантские движения, чем на группы государственных разных наименований; да и сектанты, по крайней мере в нашей местности, установившись на том пожелании, чтобы по возможности не раздпажать власти, не занимаются политическими и экономическими вопросами, а стараются о взаимном как можно большем сближении и это не может меня ке радовать» 3.

Революционеры и толстовцы в целях защиты сектантов от поповской и полицейской травли начали печатать за гра-

1  Письмо Я- Киселева, 13 сент. 1902 г., папка № 9, документ № 23^6.

2  Там же.

'Письмо А. Бодянского. хутор Гремячий, Харьковской губернии, 17 окт. 1902 г.

24

■; :,,;з ;?<;

■Л

В 1902 г. рабочие забастовки и крестьянские восстания приняли широкий размах. Толстовцы Трегубов и Чертковы от имени толстовского журнала «Свободное слово» разослали ©сем вожакам сект печатную анкету, в которой спрашивали (вопрос первый): «Хорошо или дурно оунтовать против притеснителей, грабить и убивать правите1ей? и почему?» Известный баптистский деятель и издатель религиозных книг ^реи ответил на этот вопрос: «дурно». Так ответило большинство волков сект. Их ответы бь.ли использованы толстовцами для борьбы с революционными настроениями среди крестьян

ницей (в Женеве) материалы о сектантах. Сектантские вожаки и проповедники были очень обеспокоены вмешательством в «их дела» революционеров, боясь, что царское правительство может заподозреть сектантов в дружбе с революционерами, поэтому отказывались посылать за границу материалы о сектантах для опубликования. В этом отношении характерно письмо Василия Иванова, отказавшегося дать материалы даже толстовцам.

«Опять о присылке материалов в Женеву Вам или Бирюкову: для чего посылать материалы? В Женеве выходит несколько изданий, помещают эти материалы рядом с социалистическими, анархическими и др. и этим не помогают делу, а вредят: русское духовенство во главе с Победоносцевым, а через него и правительство считает и евангельских христиан-сектантов наравне с социалистами и анархистами, — государственными преступниками» К

Но не все сектанты боялись связи с революционерами. Не все боялись победы революционеров. Находились одиночки-сектанты, которые очень малограмотно, но решительно вставали на защиту революционеров. Защита их была религиозной, наивной, непоследовательной, но она показывала, что не все сектанты были одинакового мнения со своими руководителями. Например Е. Иванов в противоположность своему однофамильцу Вас. Иванову заявил следующее:

«О революционерах и их работе не будем спорить, пусть поступает каждый по удостоверению своего ума. Только одно знаю, что царство Христа не наступит раньше, пока не будет всеобщей революции! Пришествие сына человеческого и божественного суда, пред которым соберутся все народы, тогда угнетатели будут осуждены за то, что они отняли хлеб у народа, забрали все в свои руки и не дали голодному, «ибо алкал я, и вы не дали мне есть, жаждал, и вы не напоили меня». Это предсказал сам Христос, «ибо восстанет народ на народ и царство на царство»... Сына человеческого я разумею не бога, сошедшего с небес, а человека или людей, исполненных духа освобождения народа от угнетения. Впрочем, как все это совершится, не знаю. Только страшиться этих событий не имею причины... Если бог посылает революционеров освободить народ, а я буду противиться этому, он больше меня знает, что делать. А вы, если иначе верите, вы сами за себя ответите пред богом» 2.

Автор данного письма конечно не был революционером, потому что сам он лично и не думал помогать революционерам, а во всем уповал на несуществующего бога. Но и подобные заявления бросали сектантских вожаков в дрожь. Ведь царское правительство могло подумать, что сочувствию революционерам учат рядовых сектантов их проповедники,

1   Письмо Василия Ива н о а а, сентябрь 1902 г.

2   Письмо Е. Иванова, 21 авг. 1902 г.

26

между тем как сектантские вожаки и проповедники были верны самодержавию и защищали его от революционеров. Само собой разумеется, что вожаки сект с негодованием отвергали самую мысль о переписке с революционерами.

«Революционеры, — писал один из известнейших основателей баптизма в России, — от них не получаю ничего, да я и не желаю, чтобы с ними иметь какие-либо переписки и сведения: это по словам апостола /Иуды — люди, отделяющие себя от единства веры, душевные, не имеющие духа... Так точно будет и с сими мечтателями, которые отвергают начальство и злословят высокие власти. Мы знаем и верим, что сердце царей в руке господней, он направляет их, куда хочет. Мы видим и верим, что все цари поставлены самим богом и помазаны на управление народов, вверенных им богом» К

Столь же отрицательно отношение к революционерам было со стороны и другого, не менее известного основателя баптизма — Вас. Гур. Павлова, который относительно своих политических воззрений писал следующее:

«Что касается моих воззрений, то я, как христианин, против всяких насильственных революций и стою за мирное развитие нашего отечества и всего человечества» г.

Иного отношения к революционерам со стороны крупного кулака-проповедника Балихина и мелкого торговца (и приказчика)— проповедника Павлова не могло и быть. Если в сектах были демократически' настроенные элементы, то их настроение объяснялось, во всяком случае, не проповедями таких, как Балихин и Павлов, которые всячески старались вытравить из сект малейшие намеки на недовольство самодержавием. Правильное представление о революционерах и целях их борьбы демократически настроенные элементы сект могли получить только извне, только от самих революционеров.

Выше мы уже говорили, что большевики вели пропаганду среди сектантов: печатали статьи против травли сектантов издавали в 1904 г. специальную газету для сектантов, распространяли среди сектантов революционную литературу. Результатом в значительной степени влияния революционной литературы и явились такие необычно левые для сектантов высказывания, как письмо сектанта Е. Иванова. Стремясь предохранить сектантские общины от проникновения в них революционной литературы, вожаки сект под страхом исклю-

1  Из письма Ф е д. Пр. Б а л и х и и а И. М. Трегубову от 15 'сект. 1903 г.

2  Из письма В. Г. Павлов а «Вл. Григ.» 9—22 июля 1902 г., Тифлис.

27

чения из общин стали запрещать членам общин малейшую связь или переписку с революционными организациями. За чтение и хранение брошюр сектантские вожди и съезды грозили тоже исключением из секты. Например в 16-м пункте протокола съезда представителей баптистских общин в 1903 г. (в июне в б. Царицыне) записано следующее решение:

«16. Имея в виду усилившееся за последнее время опасное брожение умов, выражающееся в распространении брошюр противогосударственного направления, следствием чего имели место нежелательные явления в Харьковской и Полтавской губерниях, собрание нашло необходимым нашим возлюбленным во господе братьям — представителям церквей вменить в обязанность в -случае пользования упомянутых вредных изданий среди наших братьев всемерно противодействовать их обращению в братстве и виновных в этом отношении подвергать немедленному исключению».

Данное решение баптистов означало введение полицейской слежки и сыска в сектах. Сыск, судя по нижеследующим письмам, был немедленно введен во всех баптистских общинах. На собраниях баптистских общин были зачитаны решения годовых «братских» съездов, после чего все члены общин обязаны были следить друг за другом. Таким путем все члены баптистской секты были фактически превращены в добровольных агентов жандармского охранного отделения.

«Недавно, — говорится в письме одного баптиста, побоявшегося дать свою полную подпись подлисьмом,—в собрании нашем объявлено постановление годового братского съезда, что кто будет иметь бесцензурные книжки, вести переписку с людьми, поддерживающими социализм, и с неофициальными редакциями, тот немедленно будет исключен из общины. Посланный Вами мне четвертый номер получил и переписки с Вашей редакцией я более вести не желаю, прошу редакцию прекратить навсегда» 1.

Данное письмо было написано толстовцу Трегубову". Оно показывает, что баптисты боялись вести переписку даже с толстовцами, которые были враждебно настроены против социалистических идей. Из этого примера видно, насколько была велика дисциплина среди сектантов и насколько они были терроризованы окриками и порядками миллионера Ма-заева, руководившего съездом баптистов, и начавшим оформляться тогда союзом баптистов. Толстовцы в ответ на постановления сектантских съездов считали нужным отмежеваться от социалистов. Сектант Е. В. Чебан из села Славянки с чувством удовлетворения сообщил Трегубову, что письмо от толстовки А. К. с разъяснениями по поводу непричастно-

сти Трегубова к социалистической пропаганде получено и многими прочитано.

«В первых числах мая получено письмо от А. К. на имя деда Т А. Зайца и было многими прочитано. А. К. указывала, что вы не этого духа, которым делают бунты, и это наставление принесло пользу» 1-

В этом же письме сектант Чебан просит не присылать ему книг, потому что они могут сделать с человеком то же самое, что и с Иваном Кондратьевым, который, начитавшись присланных ему книжек, стал «ждать какой-то революции и разгрома богачам, а для себя наживы» 2.

Толстовцы не ограничились тем, что отмежевались от социалистов. Они решили из учения Толстого сделать «противоядие» и повести народные массы за собой, разъясняя «вред» социалистических учений. Например Ив. Фед. Нажи-вин прислал Чертковой письмо, в котором обещал и моральную и материальную (50 руб.) помощь для борьбы с возросшим влиянием социалистов на трудящиеся массы.

«Как вы могли убедиться из письма Б. Б., — писал Наживив, — социалисты задумывают широкую кампанию в народе для пропаганды их (очень вредных) идей. Поэтому нам надо действовать особенно энергично, дать народу противоядие, т. е. истинное учение Христа... Они делают зло, а мы ничего не делаем, тогда как в наших руках такое оружие — учение Л. Н., — которое сломает все»3.

Толстовцы в личной переписке стараются переубедить таких «заблудших» сектантов, как Иванов. Не ограничиваясь личной перепиской, некоторые вожаки пишут выгодные для самодержавия обращения ко всем сектантам. В этих обращениях сектантские вожаки стараются всех уверить, что среди сектантов нет и не было ни одного человека, который бы не любил царя и не молился за него. Руководители сект с возмущением и ужасом отвергают всякое предположение, что в сектах могут быть люди, сочувствующие социал-демократии. В ответ на статью о сектантах, помещенную в заграничном журнале «Жизнь», появилось целое воззвание проповедника пашковцев (евангелистов) Егора Егорова.

«Я,— писал Егоров, — 3 месяца тому назад был в России и объезжал не мало братьев евангеликов, беседовал с иими и не замечал ни одного человека, который бы не то, что противился власти или называл ругательными словами, но на собрании молятся и просят бога о

1 Письмо И. Л. к Трегубову от 18 июня 1903 г,

28

1  Письмо Е. В. Чебана к Трегубову, село Славянка, 15 <мая 1902 г.                                                                                                  i

2  Письмо Чебана к Трегубову, 15 мая 1902 г.

3  Письмо Ив. Фед. Наживина к Чертковой, 11 февраля 1903 г.

29

власти, чтобы бог сам руководил властью иа земле... это своевольная догадка, что сектанты могут склонны быть (к социал-демократии), но, я вижу, этот автор насильно вытягивает у сектантов мысль о революции, ему завидна многочисленность сектантов, и если бы эту мысль вложить в сектантов, то действительно большой успех сделала бы социал-демократическая партия, но этого не было и не будет» 1.

Дело происходило до раскола РСДРП. Стало быть, Егор Егоров говорил и о большевиках. Но большевики не гнались за количеством и не принимали в партию сектантов, хотя бы и таких «левых», как Е. Иванов. Иначе партия большевиков не могла бы быть революционной партией пролетариата. Сила большевистской партии состояла в единстве убеждений, воли и действий, в четкости организационного построения партии, в непримиримости к уклонам, в глубокой принципиальности постановки задач, в богатейшем опыте классовой борьбы, в научности марксистского предвидения, в самоотверженности пролетариата. Все это сочеталось в гениальных руководителях партии —- Ленине и Сталине. Партия большевиков никогда не старалась вербовать в свои ряды хотя бы и «лево» настроенных сектантов. Егоров в своем воззвании называет секты партиями и все сводит к тому, что будто бы одна партия завидует многолюдности и успехам других партий. Егоров пишет, что социал-демократы намерены

«послать пропагандистов в сектантские партии и посылать прокламации, которые склоняют людей разорять и ограблять богачей»...2

Секты — это не партии. Партии кладут в основу своей программы единство политических целей, взглядов и действий. В сектах же такого единства не было. Секты избегали открытой и ясной постановки политических вопросов. В основе сектантских программ лежало единство религиозных взглядов и обрядов. «Един бог, едина вера и едино крещение» — таков лозунг баптистов и евангелистов. Единство в главном и свобода убеждений во второстепенном — таково правило сект, по крайней мере на словах. Главное — это, по понятиям сектантов, религия, а второстепенное — это политика. Главное с нашей точки зрения сектанты зачислили во второстепенное, а второстепенное по сравнению с политикой — в главное. По учению Ленина, главным для общества и партий является как-раз политика, а второсте-

1 Послание к евангеликам пашковца Егора Егорова, 9 июля 1902 г.

8 Там же.                                                                                  ,

30

пенным — религия. Религия является в эксплоататорском обществе лишь продуктом и отражением экономического и политического гнета, поэтому ее одной пропагандой не искоренишь. Нужно устранить самый гнет, а для этого организовать рабочий класс для революционной всесторонней борьбы против темных сил капитализма.

«Единство этой действительно революционной борьбы угнетенного класса за создание рая на земле важнее для нас, чем единство мнений пролетариев о рае на небе... Проповедывать научное миросозерцание мы всегда будем, бороться с непоследовательностью каких-нибудь «христиан» для нас необходимо, но это вовсе не значит, чтобы следовало выдвигать религиозный вопрос на первое место, отнюдь ему не принадлежащее, чтобы следовало допускать раздробление сил действительно революционной, экономической и политической борьбы ради третьестепенных мнений или бредней, быстро теряющих всякое политическое значение, быстро выбрасываемых в кладовую для хлама самым ходом экономического 'развития» х.

Дальше Ленин показывает, что именно буржуазия была заинтересована в разжигании религиозной вражды, чтобы отвлечь в эту сторону внимание трудящихся масс от коренных экономических и политических вопросов. Буржуазное руководство сект отвлекало внимание в сторону религиозных споров. Рядовым сектантам казалось, что религия объединяет трудящихся. В действительности же она разъединяла трудящихся, раскалывала их на взаимно враждующие, обособленные секты. Тех, кто в секты вступил, проповедники объединяли на вредной, гнилой, эксплоататорской основе учения о любви к врагам. Если сектантство и было до 1905 г. в некоторых проявлениях демократическим движением, то не благодаря, а вопреки религии. Сектантское буржуазное руководство испольеовало религию для отвлечения внимания масс от прямой постановки политических вопросов. В религиозной, выгодной эксплоататорам форме политические вопросы ставились'так: царь — помазанник божий, молись за обижающих, подставляй для удара попеременно и левую, и правую щеки и т. д. Защищать в прямой, открытой, светской форме эксплоатацию и произвол, не прибегая к помощи религии, проповедники избегали; они застращивали именем бога. Против полицейского произвола выступали одиночки-сектанты тоже с указаниями на волю божию, но их ждали донос своих же «братьев во христе» и ссылка. Секты — это не особый класс и не особая какая-то политическая партия. Но секты, как организации, имеющие религиозную идеологию

1 Л е н и н, т. VIII, стр. 422.

31

и реакционное руководство, проводили в общем реакционную политическую линию, хотя единства политических взглядов и настроений в них не было. Характер организаций, и в том числе сектантских организаций, определяется прежде всего характером руководства, которое в сектах было определенно буржуазным. Это не мешало руководителям сект объявлять себя на словах «вне классов». На словах руководители сект осуждали участие в политических (читай — революционных) партиях, а на деле, как увидим дальше, создавали в острые политические моменты свои «особые» политические платформы и партии кадетского направления («Политическая платформа Союза свободы, правды и миролюбия» в 1905 г. и партия «Воскресения» в 1917 г.). Для проведения буржуазной тактики соглашения с самодержавием вожаки сект использовали наивную, религиозно-монархическую веру рядовых сектантов в «богоустановлен-ность» власти «помазанника божия». Секты были орудием буржуазии, которая с помощью их пыталась установить социальный мир. Но буржуазия не могла ограничиться сектантскими и церковными организациями. Она организовала партии и подчиняла в той или иной степени своему влиянию мелкобуржуазные партии. Основным вопросом в политической борьбе является вопрос о власти. Кадеты и вожаки сект ставили вопрос о самодержавной власти примиренчески, но кадеты в светской форме, а секты — в религиозной. Объявив религию главным, секты хотели и хотят подчинить ее экс-плоататорокому учению о любви к врагам все политические вопросы. Под флагом религии вожаки сект боролись за политические интересы буржуазии. Религия нужна была вожакам сект для притупления классовой ненависти масс к экс-: плоататорам, для проповеди всепрощения, терпения и кротости.

Но политические настроения прорывались, правда, в пассивной форме, даже в такой забитой, фанатичной среде, как

сектанты.

Самодержавие зверски расправлялось с этими вспышками недовольства со стороны отдельных сектантов. Путем кулачной расправы и ссылок самодержавию удалось подавляющую часть недовольных сектантов запугать и сделать покорными. ...«нам с топором добывать правду и свободу неприлично, мы уже как начали с покорностью и терпением проводить назначенное для нас-поприще, то и надо стараться и кончить тем же смирением и кротостью, потому что у нас уже спина и голова и ноги побиты дрюч-

32

ми да поленьями и дубиной и борода повыдрана и довольно для нас»1-

Так писал сектант, про которого Чебан говорил, что он ждет «какой-то революции». Революцию Кондратьев ждал, но сам помогать ей боялся. Однако именно полицейские преследования, проводившиеся царизмом по отношению к сектантам студентам, рабочим и крестьянам, заставили некоторых сектантов потерять веру в полезность терпения и смирения.

«Поступок русского правительства с духоборами меня страшно возмущал! Затем, когда меня последний раз выслали из Елисаветполя в татарское село, тогда я окончательно потерял терпение и готов был насилию отвечать .насилием! Но, чтобы избавиться от этого поступка, решил уйти заграницу. Заграничная жизнь беспаспортному тоже не чегче чем ссылка ,в Закавказье и пр. Поэтому волей-неволей, если хочется жить на земле, приходится защищать самому себя от ненасытных хищников (великих мира сего). Последние поступки русского правительства по отношению студентов, рабочих и крестьян! все толкает в ту сторону, что люди наконец должны защищаться, иначе люди никогда не будут свободны от этих алчных хищников. Прошло уже две тысячи лет, как проповедуется непротивление злу злом, и до сих пор ничего не сделано. Если где-либо люди пользуются некоторой свободой, то таковая добыта кровью народа. «Можно ли по совести пользоваться свободой жизни в России, если она достигнется кровью?» Почему нет? Ведь Вы сейчас живете в стране свободы, которая тоже добыта кровью. Ваше поведение по отношению к революционерам мне кажется очень странным. Вы почему-то с озлоблением против них, революционеров, говорите (пишете), что они «убийцы»! Я не нахожу причины называть человека убийцей, если он, защищая себя от разбойников, нанесет хотя бы смертельный удар разбойнику...» 2.

Дальше Иванов пишет, что он сочувствует и вооруженным методам борьбы революционеров, и мирным методам проповеди сектантов. Такая концовка письма показывает, что Иванов не совсем еще изжил сектантские настроения. Но все же Иванов пришел к выводу, что царь не кто иной, как разбойник, обороняясь от которого можно применить и оружие. Расстрел царя большевиками не встретил впоследствии осуждения со стороны подобных Иванову отдельных, колебнувшихся влево сектантов. Что же касается сектантских верхов, то они к особе царя относились со священным трепетом. Например за проявление верноподданнических чувств вожаки нескольких сектантских общин села Астраханки через исправника получили следующую царскую благодарность:

«Бердянскому уездному исправнику. Государь император по все-

* Письмо И. Кондратьева к Бодянскому, май 1902 г. 2 Письмо Е. И в а н о в а от 29 июля 1902 г.

3-2Э10

33

иодданнейшему докладу, в 9-й день марта, высочайше .повелеть coiu-волил благодарить молокан с. Астраханки, Бердянском у., за выражен-вые ими верноподданнические чувства по случаю чудесного избавления ; его императорского величества, ее императорского величества, госудаЛ рьгни императрицы, и всей августейшей семьи от угрожавшей ей 17 октября минувшего года опасности. О таковой высочайшей воле, сообщенной -мне господином министром внутренних дел, поручаю Вам объявить уполномоченным молокан: Федору Балихину, Харитону Захарову, Петру Сизову, Даниилу Ячменеву и Михаилу Колоскову. Губер, натор камергер Всеволжской» 1.

На обороте данного бланка имеется следующая приписка Балихина от 19 января 1903 г.:

«Я й Колосков — баптисты, Захаров и Сизов — евангельского исповедания молокане, Ячменев — владимирского толка молокан. Все вместе имели собрание и возносили наши молитвы о чудесном избавлении игосударя и его семьи и подавали адрес с чувством нашей преданности его императорской семье — от имени государя, как видите, получили благодарность, и доныне мы остаемся при тех же наших взглядах и любви к государю Н. А. и государыне А. Ф. и их августейшей семье, о благополучии не перестаем молиться господу».

Все подписавшиеся от имени сектантских общин Астраханки арендовали землю и пользовались наемным трудом. Захаров имел хутор. Убыток от плохого сбора урожая высланный в 1914 г. Балихин оценивал в 1 500 руб. Другими словами, все подписавшиеся под телеграммой царю были кулаки. Они возглавляли сектантские общины и были хозяевами в них. Такое же положение" было и в других сектантских селах. Беднота пикнуть не смела. Сектантские организации являлись таким образом верноподданническими, кулацкими организациями. В городе эти организации возглавлялись либерально-монархической буржуазией. Если и прорывались в сектах «снизу» -стихийно', неорганизованно настроения сектантской бедноты, то они сыграть большую роль и определить политическую линию сект не могли. Политическая линия сект определялась городской и сельской буржуазией. Буржуазия относилась к рабочему движению боязливо, а в 1905 г. и враждебно. Так же относились к рабочему движению и сектантские «верхи». Мирные формы борьбы сектантские вожаки на словах одобряли, но когда дело доходило до экономических стачек рабочих, хотя бы и мирно настроенных, сектантские вожаки делали кислую мину и начинали говорить о том, что стачки не ведут к христианскому пробуждению душ, а наоборот, сеют нездоровое возбуждение.

1 Отношение таврического губернатора бердянскому уездной) исправнику от 20/1V 1889 г. № 1274. 34

«У нас в России, — писал некто Абрикосов к Трегубову,— только лышно теперь о стачках в Баку, в Киеве, в Одессе, грандиозные И ачки и по большей части (вполне мирные... я лично, конечно, не стал л I возбуждать стачку, потому что думаю вообще, что-либо возбуждать «хорошо, »е могу не радоваться на стачки, как на самостоятельное развитие рабочих. С христианством же, думается мне, стачки ничего не имеют общего, так как мотивы стачки не религиозные. И потому, конечно, религиозное пробуждение одного человека куда радостнее, чем петая'стачка на экономической почве»1.

Оно и понятно, что лакею буржуазии приятнее видеть карман своей хозяйки целым. Религиозное «пробуждение» людей было для буржуазии конечно прибыльнее любой стачки потому что всякая стачка тянула деньги из кармана, а религиозное «пробуждение» хотя бы только одного человека означало нового покорного слугу и новые, более надежные прибыли.

Недоразумения у сектантских «верхов» с полицией и попами из-за религии иногда случались, но это были ссоры слуг одного и того же хозяина. Балихин например побывал в ссылке, но это не помешало его дружбе с попами. Да и что значит ссылка для обеспеченного человека. В ссылке богатые сектанты занимались торговлей еще успешнее, чем дома. Другое дело бедняк-сектант — этот и дома, и в ссылке работал все на того же богатого брата во христе.

...«что же касается до жизни наших ссыльных, то они просто богатеют и делаются вместо смиренных и кротких страшными гордецами» 2.

И тут же автор письма сообщает, что он сам лично завел молочное хозяйство и пользуется наемным трудом. Нет ничего удивительного, что Балихин, не стесняясь, приветствовал поповский съезд миссионеров в мае 1899 г. Балихин и миссионер Скворцов сошлись на том, что для укрепления самодержавия нужна прежде всего вера в бога. Не бог, а самодержавие объединяло интересы попов и сектантских проповедников. Массам проповедники твердили, что политика дело второстепенное и греховное, а сами только и делали, что помогали самодержавию и буржуазии столковываться за счет и за спиной трудящихся. Сектантская политика — это была политика предательства и обмана; проходила она под лозунгом полного невмешательства в политику -и стопроцентной беспартийности. Но буржуазии только того и нужно было, чтобы массы не вмешивались в политику и передоверили ее

1   Письмо Абрикосова к Трегубову, 27 июля 1903 г.

2  Письмо В. Иванова к Егору Никаноровичу (в Баку), 24 авг. 1У00 г.

3*                                                                                                                                  35

представителям буржуазии. Либеральная буржуазия играла в оппозицию самодержавию,но наделе была монархической, контрреволюционной. Посмотрим подробнее, в чем выразилось влияние и руководство со стороны либерально-монархической буржуазии по отношению к сектам.

СЕКТАНТЫ И ЛИБЕРАЛЬНО-МОНАРХИЧЕСКАЯ БУРЖУАЗИЯ

Прежде всего следует оговориться, что среди дворян, помещиков и капиталистов не было одинакового отношения к сектантам. К сектантам благосклонно относились не все, а некоторые либерально настроенные дворяне, некоторые либеральные помещики и некоторая часть либеральной буржуазии. Эта часть дворян, помещиков и особенно буржуазии была недовольна полицейским режимом самодержавия. По лицейский режим мешал свободному развитию капитализма. Либералы видели, что самодержавие своими преследованиями только ожесточало массы и увеличивало число врагов. Политику церкви либералы также не могли одобрить, потому что она сводилась к полицейским преследованиям. Вместо того чтобы с охотой и в поте лица проповедывать «слово божие» на пользу богатых и знатных людей, ленивые попы развратничали, пьянствовали и обирали крестьян, а всех недовольных и отпавших от церкви преследовали через полицию. Такие «служители бога» приносили не так много пользы капиталистам, как этого от них требовали хозяева. Либералам хотелось, чтобы рабочие и крестьяне гнули на них спины не из-под палки, а добровольно, по убеждению. Поп для них этого не мог добиться, но вот сектантские проповедники старались превратить рабов по положению в рабов по убеждению. Сектантские проповедники лучше попов умели уговаривать массы любить помещиков и капиталистов, прощать обиды, молиться за обидчиков. Никакого вреда в сектантской религии либералы не видели. Царские губернаторы наводили о сектантах справки и убеждались, что сектанты опасны только для поповского кармана. Случалось также, что предводители дворянства были не_ прочь защитить сектантов от попов. Например орловский предводитель дворянства Стахович выступал в 1901 г. на миссионерском съезде с защитой гонимых сектантов и предложением, чтобы сами попы добились свободы совести для сектантов. Наивное предложение Стаховича попы отклонили и в печати Стаховича за его бестактность по отношению к

36

опам «проработали», но орловские дворяне, несмотря на п снова выбрали Стаховича предводителем дворянства. Это' показывает, что дворяне нисколько не боялись сектантов которых в Орловской губернии было много. Стахович в своем выступлении привел примеры поповско-полицейской пасправы с сектантами и образчик законодательства о сектантах.

«Да возьмите сейчас, — говорит оратор, — в миссионерской биб-чиотеке братства справочную книжку о законах, и вы прочтете, что одна и та же статья 783-ья II т. I ч., среди забот станового об искоренения дуэлей, пасквилей, пьянства, неправильной охоты, совмещения мужского пола и женского в торговых банях, поручает ему наблюдение за спорами против догматов веры православной и совращением православных в иную веру или раскол!»1.

Попы на Стаховича конечно очень обиделись и изобразили его и всех орловских дворян чуть ли не безбожниками. По мнению попов, люди, подобные Стаховичу, считают православную веру заблуждением, раз они заступаются за сектантов. «Московские ведомости» в ответ на либерализм орловских дворян ответили следующее:

«Они нашу веру называют заблуждением!!»... «Они и we подозревают, что благодаря тому же «заблуждению», они, гг. Стаховичи, едят сытно, спят спокойно и живут весело» 2.

Если бы Стахович был столь же откровенен, как «Московские ведомости», то он наверное ответил бы, что он спал не особенно спокойно именно потому, что православная церковь не сумела удержать в крепкой узде бунтовавших в те годы крестьян. Что же касается сел, населенных сектантами, то там ни одного случая вооруженного бунта не было. Даже в разгар революции 1905—07 гг. в сектантских хуторах и селах не было никаких вооруженных выступлений против помещиков или представителей самодержавной власти. Все это в глазах либеральной буржуазии выгодно отличало сектантскую религию от православной. Буржуазные исследователи сектантства нив каких социалистических симпатиях упрекнуть, сектантов не могли. Верхушка руководителей сект: старообрядцев, молокан, баптистов, евангелистов, меннонитов, скопцов и т. д., состояла в значительной мере из именитого купечества, а также дворян. Например сРеди знаменитых 52 учителей поморской старообрядческой секты в биографическом каталоге известного в свое время

' См. о Стаховиче IV т. собр. соч. Ленин а, стр. 321—326. ' Приводится у Л е н я н а, т. 'IV, стр. 353 — 354.

старообрядческого историка Павла Любопытного значилось: 2 князя, 10 купцов, 1 из дворян, 1 петербургский «именитый» гражданин, 2 поповича и несколько друзей царских сановников. Среди известных 28 учителей федосеевской старообрядческой секты: 7 купцов, 3 из православного духовенства, 1 дворянин. Оба знаменитых учителя старообрядческой «аристовой» секты, а именно Аристов и Чепурин, были купцами. Миллионеры Морозовы, Рябушинские, Гучковы, Сол-датенковьь Сироткины и многие другие 'принадлежали к числу богатых прихожан старообрядческой секты. В числе учредителей секты евангелистов, как мы увидим дальше, были барон Николаи, блрон Икскуль, полковник — и он же помещик-фабрикант—Пашков, княгиня Гагарина, графиня Голенищева-Кутузова и др. Никто конечно всю эту публику не смел и думать обвинить в политической неблагонадежности. Когда наступил 1905 год, сектантские руководители и богатые «братья» на деле доказали свою верноподданность. Под давлением революции сектантам была обещана свобода совести, в ответ на что сектантские съезды и вожаки уверяли царя в своей преданности. Особенно много шуму подняли кадеты, октябристы 1 и попы-«прогрессисты» вокруг старо^ обрядцев. Старообрядцы православным попам к этому моменту были совсем не опасны, так как случаи перехода из православия в старообрядчество стали крайне редкими. По своим вероучениям и обрядам старообрядческая вера мало ч м отличается от православной, и в некоторых старообряд-

1 Октябристами называлась буржуазно-монархическая партия, организовавшаяся после царского манифеста о «свободах». Манифест был подписан царем и опубликован 17 октября 1905 г. Организовавшаяся партия октябристов в основу своей программы положила царский Mfc нифест от 17 октября и называлась «Союзом 17 октября», лопростя «октябристами». К этой партии принадлежали крупные капиталисты Г помещики. Основателем партии октябристов был старообрядец Гучкс| (крупный московский промышленник). Гучков был председателе! Военно-промышленного комитета во время войны и военным мингё стром при Временном правительстве.                                                        .-,

Либеральной, но тоже монархической, контрреволюционной, стояв-1 шей лишь за ограничение царской власти, буржуазной партией, была конституционно-демократическая партия, сокращенно, — партия «кадетов». Вождем этой партии был Милюков. Милюков, как и вся партия кадетов, стоял за захват морского пролива Дарданелл, почему и получил кличку «Милюков-Дарданельский». После того как в февральские дни 1917 г. не удалось отстоять монархию, — поставив Михаила: вместо Николая и ограничив его власть, — Милюков сам стал у власти при Временном правительстве. Он был министром иностранных дел После же Октябрьской революции бежал за границу и стал редакторов белоэмигрантской газеты в Париже «Последние новости*.

еоких сектах до сих пор служат бывшие православные 4 пы за деньги перешедшие к старообрядчеству.. Попы-ппрогрессисты» (мирные обновленцы), появившиеся впервые в те годы, стояли за свободу совести для старообрядцев. Октябристы, в числе которых было много старообрядческих тузов, были и подавно за старообрядцев, потому что они получали от них не только моральную, но и денежную поддержку, например на издание своего печатного органа «Голос Москвы». В результате их хлопот в это время был открыт целый ряд сектантских, и в первую очередь старообрядческих, молелен. В момент и непосредственно после 1905 г. были разрешены печатные журналы баптистам, евангелистам, молоканам и некоторым другим сектам. Были разрешены съезды. Был утвержден несколько позднее Союз евангельских христиан. Все это потом, в годы реакции, у сектантов самодержавие постепенно отнимало. 'Самодержавие не хотело «обижать» православных попов, поэтому царь говорил в манифестах двуличным языком: «даровал» свободу вероисповедания, но с сохранением господствующего положения за православной церковью и с ограничениями для «изуверских» сект. Однако сектанты и этим «милостям» испуганного царя были рады. Они целиком и полностью шли за своими вожаками, а последние плелись в хвосте партий октябристов и кадетов. Чего хотели октябристы и кадеты, начиная с 1905 г. и вплоть до Февральской революции 1917 г.? Они хотели ценой подчистки самодержавия и его церкви сделать более прочным господство капитала. От царя и церкви они требовали некоторых маленьких нововведений для того, чтобы самодержавие и церковь могли защищать интересы буржуазии. Громоздкий чиновничий аппарат самодержавия и церкви требовал, по понятиям октябристов и кадетов, некоторых маленьких ограничений и усовершенствований. Царь должен был, по их мнению, поделиться немножко с ними властью и даровать хотя бы самую плохенькую, самую монархическую конституцию, а поп должен был поделиться с ними своей властью в приходе и согласиться на самоуправляющийся приход.

...«Кадеты, — писал в 1909 г. Ленин, — представители контрреволюционной буржуазии, которая хочет обновить и укрепить религию против народа» '.

Ленин писал про октябристов:

«.Представитель контрреволюционной буржуазии хочет укрепить

1 Л е н и н, т. XIV, стр. 83.

39

религию, хочет укрепить влияние религии на массы, чувствуя недостаточность, устарелость, даже вред, приносимый правящим классам «чиновниками в рясах», которые понижают авторитет церкви.^ Октябрист воюет против крайностей клерикализма и полицейской опеки для усиления влияния религии на массы, для замены хоть некоторых средств оглупления народа, слишком грубых, слишком устарелых, слишком обветшавших, не достигающих цели, — более тонкими, более усовершенствованными средствами. Полицейская религия уже недостаточна для оглупления масс, давайте нам религию более культурную, обновленную, более ловкую, способную действовать в самоуправляющемся приходе, — вот чего требует капитал от самодержавия» '.

Сектантские общины были подобны тем самоуправляющимся приходам, о которых мечтали капиталисты. Буржуазия конечно не думала, что можно или нужно сделать православные приходы сектантскими..Нет, она хотела лишь, чтобы попы меньше были чиновниками и проповедывали не за страх, а за совесть. Но попы не оправдывали ее нудежд. Среди сектантских проповедников было гораздо больше тех «идейных» попов и попов без ряс, которых Ленин считал наиболее опасными. Но сектантским проповедникам еще; не доверяли царские чиновники и м-ешали попы. Под обо-* лочкой сектантской религии все еще тлело недовольство верующих масс, и с этим не могли мириться чиновники в рясах и без ряс. .Сектанты предлагали обновить религию,^ причем каждая секта считала свою религию самой совер-' шенной, обновленной. Сектантские вожаки стремились вытравить из !сект последние остатки недовольства рядовых сектантов существовавшими тогда порядками. Они видели, что самодержавие и его полицейская церковь напрягают все силы, чтобы удержать массы от революции, но не могут этого сделать. Сектантские вожаки считали свой способ влияния на массы более сильно действующим. Они досадовали на Победоносцева за поддержку церковно-полицеиских мероприятий. Они говорили, что церковно-полицейская система преследований устарела и не годится для борьбы с революционными настроениями и выступлениями масс. И. М. Трегубов, объявивший потом (при советской власти) себя и всех сектантов революционерами, рекомендовал Победоносцеву для борьбы с революцией толстовство.

«Толстовство», — писал Tpery6oiB 6 июня 1897 г. Победоносцеву,— парализовало революционное брожение в России, и благодаря именно ему, а не вашей жалкой церковно-полицейской системе преследования, возможность у нас повторения 1 марта2 становится все меньшей и

меньшей, и у нас, может быть, ле случится того, что теперь творится i Турции, лишенной благотворного влияния идей Л. Толстого. Если ктс спас и спасет теперь Россию от анархии, революции и разложения, тс не гнилое и полное разрушительных начал православие, а именно тол^ стовство, полное животворных и приводящих все к гармонии нача.г мира, благоволения ко воем людям... Спасти Россию от революции и погибели может не православие, которое само разрешает и благословляет убийство людей, но такое учение, которое проповедует полнук. любовь ко всем людям и абсолютно запрещает всякое убийство и насилие человека над человеком как величайший грех, а таково есть именно то истинное христианство любви без насилия, которое вы называете толстовством»...

Учредители секты евангелистов писали министру внутренних дел, что только религиозная реформация может предотвратить революцию в России и обновить все стороны жизни. Сектантские вожаки были согласны с октябристами и черносотенным епископом Евлогием в том, что массы не нужно впутывать в политику, что религия должна отвлекать массы от политики и наставлять их в духе любви и миролюбия. Резолюции всех сектантских съездов, все заявления и платформы сектантов говорят именно о необходимости любви, мира, всепрощения и т. д. Такая тактика сектантских вожаков целиком совпадала с тактикой октябристов и кадетов. Тактика кадетов была особенно опасной.

«Бо1роться с реакцией,— писал Ленин, — значит прежде всего оторвать массы идейно от реакции. Но сила и живучесть идейного влияния «реакции» на массы заключается вовсе не в черносотенном, а именно кадетском влиянии. Это не парадокс. Черносотенец—вра|г открытый и грубый, который может жечь, убивать, громить, но не может убеждать даже серого мужика. А кадет убеждает и мужика, и мещанина, и убеждает в чем? В том, что монарх безответственен, что возможно мирным путем (т. е. оставляя власть за монархией) добиться свободы, что выкуп, подстроенный помещиками, есть самая выгодная для крестьян ^передача им земли и т. д. и т. п.

Поэтому нельзя убедить в необходимости серьезной борьбы ни наивного мужика, ни наивного мещанина, не подорвав влияния на него кадетских фраз, кадетской идеологии» 1.

Кадеты были партией соглашения с самодержавием, партией обмана масс. Ближайшая задача пролетариата до 1917 г. состояла в том, чтобы свергнуть самодержавие, а для этого нужно было подорвать главную социальную опору самодержавия в массах, т. е. влияние либерально-монархистской буржуазной партии кадетов. Кадеты заигрывали с крестьянством и обманывали его разными посулами.

«В период борьбы с царизмом, — говорит Сталин, — в период подготовки буржуазно-демократической революции (1905—1916) наиболее

'Ленин, т. XIV, стр. 81.

2 Т. е. возможность убийства царя. — Ф. П.

'Ленин, т. X, стр. 209,

41

опасной социальной опорой царизма являлась либерально-монархическая партия, партия кадетов. Почему? Потому, что она была партией соглашательской, партией соглашения между царизмом и большинством народа, т. е. крестьянством в целом. Естественно, что партия направляла тогда главные удары против кадетов, ибо, не изолировав кадетов, нельзя было рассчитывать на разрыв крестьянства с царизмом, не обеспечив же этого разрыва,—нельзя было рассчитывать на победу революции. Многие не понимали тогда этой особенности большевистской стратегии и обвиняли оольшевиков в излишнем «кадетоедстве», утверждая, что борьба с кадетами «заслоняет» у большевиков борьбу с главным врагом—с царизмом. Но обвинения эти, будучи лишены почвы, изобличали прямое непонимание большевистской стратегии, требующей изоляции соглашательской партии для того, чтобы облегчить, приблизить победу над главным врагом» *.

Читая статьи Ленина о религии, человек, не знающий исторической обстановки и большевистской стратегии, может удивиться пристрастию Ленина к «кадетоедству». Например статья Ленина «Классы и партии в их отношении к религии и церкви» почти целиком посвящена разоблачению кадетов и октябристов. Зная большевистскую стратегию, это легко понять. На примере прений в III Думе можно прекрасно показать, что путем обновления и подчистки церкви кадеты хотели сласти и усилить влияние религии. Поддерживая епископа Евлогия в том, что церковь должна быть выше и вне политики, октябристы хотели скрыть от масс роль церкви как духовного оплота самодержавия и черносотенной буржуазии. Разоблачение роли церкви как духовной опоры царизма и буржуазии Ленин считал чуть ли не самой важной задачей антирелигиозной пропаганды. Разоблачить кадетов в их попытке обновить религию — это значило лишить их возможности сделать из религии гораздо более сильно действующее средство, чем она была.

Кадеты хотели спасти и повысить авторитет церкви. Церковь, оправдывая полицейскую политику самодержавия и прибегая к ее помощи, теряла благодаря этому авторитет, по крайней мере в глазах тех, против -кого выступала. Взгляды низшего духовенства, высказанные вслух, часто не совпадали со взглядами высшего духовенства, отчего авторитет церкви тоже страдал. Церковь, если она хотела мирить и успокаивать классы, должна была хотя бы для вида не вмешиваться в политику. Так рассуждали кадеты, и так рассуждал епископ Евлогий. Так же, кстати сказать, рассуждали и сектантские проповедники. Для того чтобы поста-

1 'И. Сталин — Вопросы ленинизма. «О некоторых особенностях тактики большевиков в период подготовки Октября».

42

вить церковь «вне политики», либеральная буржуазия предложила лишить духовенство избирательного права. Ленин во время выборов в IV Государственную думу выступил в «Правде» в 1912 г. со статьей, в которой высказывался «.за прямое и открытое вовлечение самых широких масс всякого духовенства в политику» *. Ленин указал на лицемерность и реакционность теории о «невмешательстве» духовенства в политику.

«На деле,—писал Ленин,—духовенство всегда участвовало в политике прикровенно, и народу лринесет лишь пользу переход духовенства к политике откровенной» 2.

Наиболее откровенные политические высказывания церковников, раввинов, мулл, ксендзов и сектантских проповедников принесли в 1905 г. и особенно в 1917 г. пользу трудящимся именно тем, что наглядно показывали гнусную роль религии. Откровеннее всех религий участвовала в политике православная церковь, потому что она была господствовавшей, казенной церковью. Главные удары безбожников были направлены против нее. Разоблачать же вожаков сект нужно было с большим тактом и осторожностью, так как они находились на положении представителей гонимых религий, активному вмешательству которых в политику мешали чиновники и попы.

Сектантские вожаки были осторожнее попов. Буржуазное сектантское руководство остерегалось открыто вмешиваться в политику и предпочитало изображать из себя людей вполне беспартийных, не заинтересованных никакой политикой. Отвечало ли такое поведение сектантских организаций задачам и тактике либеральной буржуазии? Да, отвечало. Буржуазия пряталась за беспартийность, и буржуазные организации подобно сектантским организациям объявляли себя надклассовыми, мирными, общесословными и т. д.

...«беспартийность, — писал Ленин, —- есть порождение — или, если хотите, выражение—буржуазного характера .нашей революции. Буржуазия не мож-ет не тяготеть к беспартийности, ибо отсутствие партий среди борющихся за свободу буржуазного общества означает отсутствие новой борьбы против этого самого буржуазного общества. Кто ведет «беспартийную» борьбу за свободу, тот либо не сознает буржуазного характера свободы, либо освящает этот буржуазный строй, либо откладывает борьбу против него, «усовершенствование» eiro до греческих календ. И наоборот, кто сознательно или бессознательно

1 Лени н, т. XXX. стр. 197. - Там же.

4.3

стоит на стороне буржуазного порядка, тот не может не чувствовать влечения к идее беспартийности»1.

Большинство сектантов состояло «з сознательных и бессознательных сторонников буржуазного порядка. Большинство это шло на поводу у буржуазии, но объявляло себя «вне политики». Политическая деятельность сект была замаскирована в беспартийность.

Политическое лицо сект в значительной степени оставалось поэтому скрытым. Но все же недостатка в политических выступлениях и заявлениях со стороны сектантских проповедников и съездов не было. По ним мы можем судить о политических взглядах и позициях сект в 1905 г. Правда, взгляды и поведение, с одной стороны, вожаков сект и, с другой стороны, некоторых групп бедняцких слоев сект, может быть, не всегда и не во всем совпадали. Та или иная часть сектантской бедноты, возможно, иногда была более лево настроена, чем ее вожаки, но она не имела особого голоса. Сектантские вожаки и съезды отражали настроения прежде всего зажиточных сектантов, являвшихся хозяевами сектантских общин и колоний. Поведение сектантских вожаков и съездов в 1905 г. показывает, что они шли вразрез с интересами трудящегося крестьянства и занимали в отношении самодержавия соглашательскую позицию.

ПОВЕДЕНИЕ СЕКТАНТОВ в 1905—07 гг.

Сектантские организации возглавлялись представителями либеральной буржуазии. Для правильности оценки поведения: сектантских организаций очень важно поэтому знать, какую роль играла и могла играть либеральная буржуазия в событиях 1905 г.

«У нас,—говорил т. Сталин, — в России, в 1905 г., революция шла против буржуазии, против либеральной буржуазии, несмотря на то,, что революция была буржуазно-демократической. Почему? Потому,! что либеральная буржуазия империалистической страны не может не быть контрреволюционной. Именно поэтому у большевиков не было тогда и не могло быть речи о временных блоках и соглашениях с либеральной буржуазией»'-.

Отсюда следует, что сектантские организации, поскольку они возглавлялись либеральной буржуазией, могли выпол-

1  Л «нин, т. VIII, стр. 415.

2  И. Сталин — Марксизм и национально-колониальный вопрос. «Сборник избранных статей и речей», 1934 г., стр. 175.

44

пять по отношению к трудящимся только предательскую, контрреволюционную роль. Контрреволюционная, предательская роль либеральной, и в том числе сектантской, буржуазии выражалась в развращении отсталых масс конституционными иллюзиями, в закулисных соглашениях с самодержавием, в проповеди братства и любви между классами, в попытках «примирить» крестьян с помещиками на почве выкупа земли «по справедливой оценке».

...«К чему борьба, зачем междоусобицы? говорит Иудушка-кадет, вознося очи горе и укоризненно поглядывая и на революционный народ и на контрреволюционное правительство. Братия! Возлюбим друг друга! Пусть будут и волки сыты и овцы целы, и.монархия с верхней палатой неприкосновенны и «народная свобода» обеспечена» 1.

Дальше мы увидим, что сектантские вожаки Проханов, Одинцов, Лебсак, Колосков и другие выступали именно в роли Иудушки-кадета. На что рассчитывали кадеты и сектантские вожаки, и чем они были опасны? Рассчитывали они на доверчивость и темноту наиболее отсталых, забитых масс, а опасны они были тем, что выступали под флагом «оппозиции» самодержавию, лживо обещая всем и каждому без кровопролития и жертв свободу, землю, конституцию и т. д. Значительные .массы еще не были втянуты в политику и сторонились ее, доверчиво предоставляя заниматься ею другим. Мирно, по-христиански настроенных крестьян, к сожалению, еще было много. Кадеты (и кадетски настроенные сектантские вожаки) также пользовались политической неразвитостью крестьян и склоняли многих из них к писанию ненужных прошений, резолюций, телеграмм и т. д. Сектанты молились сами и призывали молиться других богу о даровании свободы. Драгоценное время таким образом тратилось зря. Пролетариат не получил достаточной помощи от своего единственного союзника — крестьянства. У крестьянства еще не было политического опыта. Ведь одна из причин поражения революции 1905 года, по мнению Ленина, заключалась в христианских, полутолстовских, настроениях патриархальной части деревни, в крестьянской доверчивости к руководству буржуазии и в неорганизованности.

...«Большая часть крестьянства плакала и молилась, резонерствовала и мечтала, писала прошения и посылала «ходателей», —совсем в духе Льва Николаича Толстого! И, как всегда бывает в таких случаях, толстовское воздержание от политики, толстовское отречение от политики, отсутствие интереса к ней и понимания ее делали то, что за

1 Ле ни«, т. IX, стр. 94.

45

сознательным и революционным пролетариатом шло меньшинство, большинство же было добычей тех беспринципных, холуйских, буржуазных интеллигентов, которые, под названием кадетов, бегали с собрания трудовиков в переднюю Столыпина, клянчили, торговались, примиряли, обещали примирить, — пока их не выгнали пинком солдатского сапога» 1.

В подобного рода примиренцах среди сектантов не было недостатка. Когда царское правительство, под напором революционного движения, вынуждено было 17 апреля 1905 г. дать манифест о свободе совести и 17 октября 1905 г.-—. о политических «свободах», сектантские вожди-примиренц^ приписали это своему искусству торговаться в Столыпин* ской передней. Но потом, когда царское правительство 6eci совестно надуло сектантов со свободой совести, то они приписали это тому, что царскими свободами злоупотребил не< созревший для «милостей» царя народ. Они не хотели ви> деть, что царское правительство даровало «свободы» не от доброты сердечной, а с перепугу. Цель всех этих «свобод» и манифестов была отвлечь внимание от революционного движения, кое с кем временно сторговаться, бросить подачку, а потом обмануть. Напрасно люди, понимавшие это, старались втолковать сектантам, что их обманули,—об этом сектанты и слышать не хотели.

Адвентисты например расчувствовались от царских «свобод» и от имени своих конференций, происходивших в начале октября в Ленинграде (тогдашнем Санкт-Петербурге) и Великокняжеске, послали царю такой адрес:

«Мы, верноподданные Вашего Императорского Величества, принадлежащие к христианскому обществу адвентистов 7-го дня, в лице нижеподписавшихся уполномоченных общинами, ввиду тяжелого положения нашего дорогого Отечества, осмеливаемся всеподданнейше выразить Вашему Императорскому Величеству нашу глубокую скорбь вместе со всеми богобоязненными людьми страны, умоляя Всевышнего о полном успокоении нашей Родины, при котором она могла бы продолжать свое развитие... Осмеливаемся выразить наше сердечное желание, чтобы Господь сохранил Вас для нашей Родины еще на многие годы» 2.

Предположить, что так действовали адвентисты под угрозой, под давлением царских опричников, мы не можем, так как подобным же образом сектанты в лице баптистских делегатов действовали в Лондоне, избрав, за отсутствием Николая II, предметом своих лакейских чувств английского короля Эдуарда и его жену-королеву. В протоколах всемир-

1  Ленин, т. XII, стр. 333—334.

2  Кальнев — Русские сектанты. Стр. 145,

46

ного конгресса баптистов, происходившего в Лондоне в 1905 г., рассказывается следующее:

«Окончив речь, Макларен предложил послать королю Эдуарду приветственную телеграмму, и едва только он высказал это, как все собрание вскочило со своих мест, и зал огласился рукоплесканиями и громкими восклицаниями приветствия. Напрасно председатель давал знак рукою, призывая .народ к тишине, тишина воцарилась лишь тогда, когда все собрание пропело сначала в честь короля, а затем в честь королевы торжественный гимн, после чего была составлена и отправлена королю телеграмма следующего содержания:

«Да будет благоугодно Вашему Величеству.

Мы, пасторы и делегаты баптистских церквей Соединенного Королевства, Британских колоний, Америки и миогих других стран, представляющие свыше 7 000 000 членов, собранные на Баптистском Всемирном конгрессе, сим желаем выразить нашу радость в том, что мы собрались в эту страну, столь дорогую для всех любящих религию и свободу.

Мы сердечно желаем выразить наш восторг по поводу трудов Вашего Величества в пользу мира,—необходимого условия благосостояния и прогресса.

И мы желаем предать Ваше Величество благодати Бога и молимся, чтобы Ваше царствование было долголетним и полным благословения как для Вас, Ее Величества Королевы и Королевского семейства, так и для всякой части Вашей обширной Империи.

Председатель Александр Макларен».

В ответ от короля через графа Кнолисса конгрессом баптистов была получена телеграмма с благодарностью. Все это написано в переведенных на русский язык протоколах конгресса баптистов. В протоколах ни одним словом не оговорено, что русские баптисты или еще какие-нибудь баптисты были в чем-либо не согласны с решениями и поведением конгресса. Протоколы конгресса баптистов переведены на русский язык делегатами от русских баптистов В. Ивановым, Д. Мазаевым, и ими тоже ничего не оговорено. Напротив В. Иванов и Д. Мазаев везде слова: король, королева, королевство и т. д. написали с большой буквы, да еще фотографию приложили, как они вместе со всем конгрессом вскочили, кричали и хлопали руками, когда посылали приветственную телеграмму «их величествам» 1.

Самый конгресс баптистов совсем не случайно произошел в 1905 г. Совсем не случайно на нем выступал Ллойд-Джордж. Вот что про Ллойд-Джорджа сказал на конгрессе баптистов один из наиболее влиятельных баптистов, некто Джон Клиффорд, М. А.:

1 См. в книге: В. Иванов и Д. Мазаев — Всемирный конгресс баптистов в Лондоне в 1905 г. Изд. русских баптистов. Ростов-на-Дону. Типография т-ва Павлова и К0, 1909 г., ч. I, стр. 40, 41, 42.

47

«Первым долгом я считаю необходимым поздравить это собранж с тем, что оно имеет своим председателем г-на Ллойд-Джорджа. Мы радуемся, что он уже послужил этому великому делу, и не менее радуемся тому, что он принадлежит к нашему числу (аплодисменты); он — хороший баптист» (в протоколах конгресса, ч. I, стр. 111 и 112).

На страницах 97 —104 первой части протоколов напечатана речь самого Ллойд-Джорджа н-а конгрессе баптистов. Кстати сказать, там же напечатан русскими баптистами его смиреннейший портрет. На семи страницах печатного текста речи Ллойд-Джорджа встречаются: смех и аплодисменты — 2 раза, смех — 3 раза, крики одобрения— 1, аплодисменты — 5 раз.

Русские баптисты-делегаты смеялись и хлопали в ладоши в то время, когда русская революция утопала в крови, когда сектант-старообрядец Гучков помогал Дубасову расстреливать московских рабочих, когда другой сектант-старообрядец Медников помогал Зубатову и Азефу. Представители русских баптистов ■— Иванов, Мазаев, Павлов — в Лондоне смеялись, а их братья по вере и родственники по крови — миллионеры Мазаевы, меньшевики Павловы, эсеры Ивановы-Клышниковы — предавали интересы революции, проповеды-вали трудящимся «непротивление злу насилием».

В октябре 1905 г., когда революция достигла наибольшего напряжения, перепуганные сектантские вожаки выпустили в Севастополе брошюру, в которой была изложена их политическая платформа. Брошюра эта имела название: «Политическая платформа Союза свободы, правды и миролюбия». Эта платформа требовала, чтобы в России была «незыблемая монархия». «Мы не желаем Учредительного Собрания,— говорили авторы этой брошюры, — ибо вопрос о форме Верховной Государственной Власти решен для нас бесповоротно Всероссийским Великим Земским Собором 13 февраля 1613 года и поправлен Носителем Власти нашей страны 17 октября 1905 года». Платформа подписана И. С. Прохановым, Н. В. Одинцовым, П. М. Фризен и другими главарями сект. Для борьбы с революцией было организовано в лице подписавшихся бюро «Союза свободы, правды и миролюбия». На предполагавшемся съезде должны были быть окончательно утверждены политический устав и программа названного союза. В брошюре предусматривались: «вознаграждение частных землевладельцев...», «цельность и нераздельность государства...», «первенствующее значение после закона божия» русского языка в «шко-

48

групп иноязычных», «сильная государственная оборо-'а» «трезвости1 и способы борьбы с помощью... молитвы, примера и страдания за идею». Тут же помещены робкие пожелания в духе кадетов относительно организации при монархе совещательных палат.

Далее следовали дружеские 'Советы царю,- как поставить «неисправимо злых в невозможность более вредить» и мерами монаршей милости создать «новые узы любви между царем и его народом» (стр. 2). Революционные события были названы там печальными, а революционеры — «освободителями» (в кавычках). Против казни революционеров авторы брошюры высказывались только потому, что «казненные представлены будут в глазах народа в ореоле мученичества за правду, и в результате могут последовать новые и новые восстания»... «Лишение жизни мы считаем допустимым только как необходимую печальную уступку по причине нашей, еще очень несовершенной, общечеловеческой культуры и морали». Однако покушение на жизнь разбойника я палача адмирала Писаревского они осудили по высоким соображениям «пользы Царствующей Династии». Они выступали против восставших матросов и против «ораторов крайне-революционных партий», бросая свои возражения в лицо «громадной толпе на Севастопольском бульваре 13 ноября». Когда евангелист Проханов, баптист Одинцов и меннонит Фризен спорили с «громадной толпой», с революционерами и матросами в Севастополе, в это же самое время в Лондоне баптисты Мазаев и Иванов на конгрессе пели гимны в честь английского короля, а в русской общине баптистов молились «за Россию и ее государя» *. В то же самое время старообрядцы и адвентисты выносили резолюции против стачек и посылали приветственные телеграммы царю. Так было в 1905 году.

ИЗ ПИСЕМ И ДНЕВНИКОВ ТОЛСТОВЦЕВ

Известный толстовец И. Трегубов выступал резко против вооруженной борьбы с самодержавием. Другой известный толстовец Чертков писал духоборам в Канаду:

«Мы думаем, что как русский народ, стонущий под игом самодержавного правительства и ищущий освобождения от него посредством оунтов и покушений, не добьется истинной свободы и лучшей жизни До тех пор, пока не разубедится в том, что царь есть помазанник бо-

1 Протоколы конгресса, стр. 196, ч. 3. 4-2310                                                                                                            49

жий, непогрешимый земной бог и проч., и пока не поймет, что всякая человеческая власть над другим человеком не угодна1 богу и вредит ^свободному развитию жизни людей... точно так же и духоборы не добьются разумной, свободной, искренне-братской жизни до тех пор, пока не освободятся от .своего суеверия и пока руководителем их станет не человек, а голос собственной совести... В борьбе со злом должно употреблять только духовные средства, т. е.. бороться духом против зла, как внутреннего в себе, так и внешнего в жизни мирской» 1.

Под видом противника самодержавия Чертков своим письмом обезоруживал массы и укреплял самодержавие, так как выступал против революционных способов борьбы. Вера в царя как «помазанника божия» имела конечно большую силу, и с ней нужно было бороться, но не так, как советовал Чертков, который был за воздержание от политики. Именно «толстовское воздержание от политики, толстовское отречение от политики, отсутствие интереса к ней и понимания ее делали то, что за сознательным и революционным пролетариатом шло меньшинство...» 2.

Чертков и служители всевозможных церквей и сект не мало потрудились над тем, чтобы большинство крестьянства воздержалось от политики и было «вне политики». Толстовские и сектантские идеи и настроения в крестьянстве тормозили революцию, мешали свержению самодержавия.

«Толстовские идеи,— писал Ленин,— это — зеркало слабости, недостатков нашего крестьянского восстания, отражение мягкотелости патриархальной деревни и заскорузлой трусливости «хозяйственного мужичка»3.                                *

Трусливых «хозяйственных мужичков» в составе и во. главе сект было много. На мягкотелость патриархальной деревни и на трусливость «хозяйственных мужичков» как-раз и рассчитывали проповедники.

Оценка событий 1905 г. толстовцами и проповедниками производилась с противоположных большевикам позиций. То, что большевиками в то время считалось самым отсталым, вредным, они считали полезным. Например иконы, хо-' ругви, молитвы, попы, «спаси, господи, люди твоя» все это а событиях 9 января большевиками считалось пережитком вредным, тормозящим, а толстовцы видели в этом пользу.: Воспитательное'значение 9 января революционеры видят и видели в том, что его участники и современники бросили хоругви и иконы и стали браться за оружие. В этом полити-

1   Письмо к канадским духоборам от А. и В. Чертковых, стр 4 и 5.

2  Ленин, т. XII, стр. 333.

3  Там же, стр. 334.

50

ко-воспитательное и революционное значение 9 января. Сектанты же и попы, наоборот, считали религиозную сторону 9 января хорошей стороной, а революционно-политические результаты —■ вредной стороной. Они хотели бы, чтобы 9 января было с молитвами, без пушек и без революционно-политических последствий. Именно в этом смысле высказывались тогда сектанты.

Например один из членов знаменитой толстовской интеллигентской колонии «Криницы» (на берегу Черного моря) по поводу 9 января высказался в своем дневнике следующим образом:

«...Читал газетные известия о Гапоне \ о крестном ходе, расстрелах и крови. Все были страшно взволнованы, многие плакали. С этими вестями приехал домой и пожелал выяснить, как отнесется Криница к революционным выступлениям. Повидимому, у нас мирное движение толпы ко дворцу, спокойное требование своих прав, религиозное их обоснование вызывают общее сочувствие и уважение. Если же из чувства самосохранения раздадутся выстрелы, польется кровь, то нормальное движение отклонится в сторону и будет в конце-концов уродливым».                                                                                                                                        _ ,.^^Л

На общем собрании члены «Криницы» вынесли по поводу событий 9 января следующую резолюцию:

«Рабочее движение в Петербурге от 9—10 января носило мирный характер, вполне вытекающий из важности поставленного вопроса (борьбы капитала и труда). Участие священства, религиозные торжественные демонстрации, обстановка обращения рабочих к государю с целым рядом пожеланий политического характера—все это указывало именно на народное движение. К такому движению — все наши симпатии, сочувствие и помощь.

Вооруженное же сопротивление 9 января мы рассматриваем как уклонение, вызванное чувством самозащиты.

Возможность и в будущем таких (т. е. вооруженных, а не мирных. — Ф. П.) столкновений мы считаем грехом, преступлением перед богом и народом, — будут ли эти насилия со стороны солдат или со стороны рабочих» 2.

Итак, толстовцы и другие сектанты только за мирное, спокойное, религиозное движение. Расстрел же мирной, безоружной толпы, заранее предусмотренный, рассчитанный со стороны царя, они считали лишь самозащитой. Этим они как бы даже оправдывали царя. Для вооруженной револю-

1  Кстати сказать, священник Гапол, убитый впоследствии революционерами за связь с царской охранкой, был в школьные годы учеником толстовца И. М. Трегубова. До самой смерти Гапон, по заявлению 'Регубова, не порывал связи с ним и другими толстовцами.

2  К р ин и ча Hie — Четверть века Криницы. Изд. кооп. журнала «Наше дело», Киев, 1913 г. стр. 297, 298, 299.

"**                                                                                                                    51

ционной борьбы они не находят никакого оправдания и приравнивают ее по ее «греховности» к царскому произволу. Они стараются взять на себя роль незаинтересованного судьи. В действительности же они помогали царизму, помогали реакции. Сектантская проповедь в 1905 г. о греховности вооруженной борьбы была царскому правительству на-руку. Сектанты за спиной рабочих, пользуясь испугом царского правительства, спешили сторговаться. Царское правительство разрешило сектантам, вернее, зажиточным, руководящим слоям сектантов, как наиболее благонадежным, созыв сектантских съездов, а сектанты на своих съездах должны были похвалить монархический строй и осудить революционное движение. Примером такой сделки могут служить старообрядческие и молоканские съезды.

СЪЕЗД МОЛОКАН

Съезд молокан в 1905 г. был созван вождями молоканства и разрешен царским правительством под предлогом исполнившегося столетия молоканства в России. Хотя начало молоканства можно и должно считать раньше 1805 г., но верноподданные вожди молоканства началом молоканства считают лишь 1805 г., потому что только в этом году царскому правительству было угодно признать молокан молоканами. Столь торжественное событие, как I съезд, по мнению молоканских старцев никак не могло обойтись без приглашения представителей царской власти и без выражен ния накопившихся верноподданнических чувств. Была построена арка для встречи наместника края (съезд происходил в с. Воронцовке, в Закавказьи). На арке были изображены инициалы Александра I и Николая II. Были посланы благодарственные телеграммы всем .начальникам, начиная от царя и кончая приставом. Пелись молитвы за царя. Излагались в речах история и вероучение молокан. Известным руководителем молоканства Н. Ф. Кудиновым была написана по поводу съезда даже специальная брошюра, в которой нет конечно ни одного слова сочувствия происходившим одновременно со съездом молокан революционным событиям.. Напротив, в брошюре Кудинова даже и жалобы излагались в верноподданническом духе. Например Кудинов пишет:

«Несмотря ,на то, что молокане никаких нарушений не делали и всегда относились с глубоким почтением к царю и властям, их, как государственных преступников, без суда и следствия, подвергая все-

52

возможным пыткам, ссылали в Сибирь и на Кавказ. Сюит лишь попу до наст и...» '.

Что же в ответ предлагали «левые» вожди молоканства вроде Кудинова? «Вожди» и сами молокане, судя по заявлению Кудинова:

«...всем гонителям, терпя от них, прощали. Нет в молоканстве чув- . ства мести к своим гонителям, что доказывается состоянием современного молоканства и отношением их к современному движению (к революционному движению 1905 г. — Ф. П.). Заветы Христа о любви к врагам и гонителям молоканами выполняются с поразительной точностью».

Как видно из этого отрывка, Кудинов гордился рабским, непротивленческим учением и поведением молокан. Но новые мысли и новые чувства не могли не проникать в молоканскую толщу; к ним «прогрессист» Кудинов в 1905 г. относился неприязненно. Вот что например писал он в своей брошюре по поводу проникновения в молоканство новых веяний:

«К великому сожалению, современное молоканство в своей внутренней духовно-общественной жизни отступило от заветов- своих предков, руководствуясь в жизни и приспособляясь к ней по законам мира сего. Виною этому нужно поставить по справедливости современное течение фабрично-заводской и промышленной жизни». Далее Кудинов приветствует тех молокан, которые, «обладая миллионными состояниями, не оставили своих общин и ведут жизнь на тех патриархальных началах, на которых она была поставлена предками». Этих богачей Кудинов хвалит за то, что «они сохранили внешнюю форму как в одежде, так и в ношении волос в кружок и пр., поддерживают связь со своим братством и дают направление его духовно-религиозному строю. Хотя многие богачи, не обладая никаким духовным дарованием, своим вмешательством в дело религии вносят иной раз общественный разлад в общества и неурядицу».

Так писал в 1905 г. наиболее «прогрессивный» вождь молоканства. Спустя 20 лет Кудинов, желая приспособиться к духу времени и обмануть бдительность трудящихся, стал хвалить тех молокан, которые отказались от старых молоканских костюмов и причесок, которые отказались также от толстовского непротивленчества и с оружием в руках боролись с дашнаками во время гражданской войны в Армении. Кудинов непрочь причислить себя к числу революционеров и назвать всех молокан, боровшихся с дашнаками, тоже революционерами. В действительности же молокане боролись с дашнаками с оружием в руках потому, что даш-

1 Н. Ф. Кудинов — Столетие молоканства в России.

наки им угрожали, как русскому живущему на армянских землях населенною. В 1905 г. закавказские молокане находились в явно лучших, привилегированных жизненных условиях по сравнению с армянами. Нет поэтому ничего удивительного, что в 1905 г. они благодарили за эти привилегии царских чиновников и осуждали революцию, которая несла им невыгодное для них земельное равенство с армянами. Кудинов сознается, что молоканами руководили богачи и их ставленники, под влиянием которых большинство молокан неприязненно отнеслось к революции 1905 г. Некоторая, правда, очень незначительная, часть молоканской молодежи и бедноты была более или менее сочувственно настроена к революционным событиям 1905 г., но консервативная, зажиточная часть молоканства сумела справиться с этими проблесками сознания среди бедноты и молодежи. Роль «левых» вождей молоканства в этом деле была если не прямо контрреволюционной, то во всяком случае двусмысленной, соглашательской, угодливой («и нашим, и вашим»). Кудинов например одновременно расхваливает в своей брошюре и консервативных богачей, которые его поддерживали, и «прогрессистов»-проповедников, которые его защищали от группы «одержимых манией величия» богачей.

«Сии мужи, — говорит Кудинов про своих богатых койкурентов,— занимающиеся торговлей нефтью, богатые коммерсанты, вроде Н. М. Кащеева, вечно тормозят благие порывы и добрые начинания молокан».

В брошюре Кудинов рассказывает, как группа богатых молокан пускала в ход подкуп и давление, чтобы отстранить Кудинова от руководства молоканством. Но Кудинов сумел использовать для упрочения собственного своего положения молокан-«прогрессистов»; натравив их осторожненько на своих недоброжелателей. Во время же съезда Кудинов разыграл роль ангела-примирителя. Борьба части молодежи и бедноты, выступавшей с порицанием жизни старцев и богачей, вместо того, чтобы пойти по революционному руслу, кончилась благодаря Кудинову благополучием Кудинова и кучки богачей-молокан. Расслоение, классовую борьбу внутри сект «левые» и правые вожди сектантства использовали для упрочения своей карьеры и для борьбы друг с другом. В этом отношении съезды сектантов были для «.вождей» сект выгодным предприятием. Лица, наиболее верно-подданнически настроенные, были признаны царским правительством хозяевами сектантских съездов и делали, что хотели. Съезд старообрядцев в 1905 г. был разрешен, прави-

54

тельством именно для укрепления царизма и влияния тех старообрядцев, которые были наиболее монархистски настроены.

СЪЕЗДЫ, ПРОКЛАМАЦИИ И СОБРАНИЯ СТАРООБРЯДЦЕВ

Старообрядческие съезды были созваны в 1905 и 1906 гг., когда волна крестьянских восстаний была особенно сильна. Руководила этими съездами старообрядческая буржуазия. Решения съездов были вынесены в духе октябристов и кадетов. Особенно много было сказано за создание Думы с правами законодательного органа, но с сохранением в государстве царской власти. Съезд, происходивший в декабре 1905 г., высказал осуждение «крайним» партиям и способам их кровавой борьбы. По рабочему вопросу были высказаны пожелания либерально-буржуазного характера о желательности введения у нас в России западноевропейских порядков. В общем съезд серьезно поверил обещаниям царского манифеста 17 октября о буржуазных свободах. Но были выступления на съезде ш стороны правых против даже этих буржуазных «свобод». Так например московский старообрядческий архиепископ Иван Картушин высказался против манифеста 17 октября 1905 г., считая нетактичным, недопустимым пользоваться манифестом 17 октября, который ограничивает верховную власть царя и который был вырван «из рук Державного вождя нерусскими стремлениями нерусских людей, прибегших ради этого к братоубийственному кровопролитию».

Но погромно-черносотенное выступление архиепископа Картушина было направлено против всякого ограничения верховной власти и поэтому не встретило сочувствия у буржуазного большинства съезда, мечтавшего о конституции. Декабрьский съезд 1905 г. и февральский 1906 г. прошли под знаком и руководством октябристов и кадетов.

Устроителями и руководителями февральского съезда были капиталисты-старообрядцы П. П. Рябушинский и кадет Д. В. Сироткин, а на декабрьском съезде открыто раздавались членам съезда воззвания контрреволюционной партии октябристов. Характер февральского съезда можно определить как буржуазно-кулацкий. Буржуазия и кулаки были настроены против рабочего движения, они были за соглашение с самодержавием и помещиками.

Либеральная буржуазия и кулаки, располагая средствами, высказывались не за бесплатное отчуждение помещичьих

56

земель, а за их выкуп. Старообрядческие съезды заняли именно такую позицию, противоречившую интересам крестьян. В 1905 г. вообще наметилось небольшое расслоение старообрядцев. Внешним поводом к расслоению послужили появившиеся в Москве и провинции от имени всех старообрядцев без подписи погромные воззвания.

В черносотенных «Московских ведомостях» тоже появилось никем не подписанное воззвание от имени всего союза старообрядцев с призывом стать в ряды «истинно-русских» людей и расправиться с крамольниками-революционерами, готовящими «измену» и «смуту» России. Вот один из образцов подобного рода воззваний того времени ]:

«Наш великодушнейший, благостнейший и возлюбленнейший Царь и Великий Государь Император и Самодержец Всероссийский Николай Второй Александрович Манифестом своим, 17 октября сего 1905 г. данным, даровал всему населению России незыблемые основы гражданской свободы на началах действительной неприкосновенности личности, свободы совести, слова, собраний и союзов и призвал всех нас, верных сынов России, выполнить свой долг перед Родиной, помочь прекращению неслыханной смуты и вместе с Ним, Нашим Самодержавным Царем и Императором, напрячь все силы наши к восстановлению тишины и мира в Родной земле. Воспрянь же, свободный Русский народ. Откликнись и отзовись «а Царский призыв. Не потакай изменникам, которые... отравили русскую молодежь ложным учением и, развратив ее, выманили ее на улицу для бесчинства и безобразия... Они, эти изменники, разорили всю страну твою, все твои сословия,дворянское и крестьянское, торговое и рабочее,—и стараются уничтожить Власть Царскую. Они натравливают тебя на чужое добро, крестьян на помещиков, а работников на хозяина, Государя же Царя они совсем ке признают. Как сгубят царя да сгубят дворян да купцов, в чьих руках тогда вы будете?»

И далее следуют призывы собраться в нарочитый день по уговору, другими словами, сорганизоваться и дать отпор революционным силам.

На старообрядцев благодаря подобным воззваниям посыпались со всех сторон запросы, упреки и оскорбления. Желая себя оправдать, московские старообрядцы устроили 27 ноября 1905 г. собрание, на котором образовалось два меньшинства и одно большинство. Одна меньшая часть собрания оказалась оголтело черносотенной, другая, тоже меньшая, часть собрания оказалась «левой», а большинство— октябристским, т. е. по существу тоже черносотенным.

Представитель «левого» меньшинства заявил:

„ * Цитата взята из распространявшейся в Орловской губ. погром -н°й, контрреволюционной прокламации старообрядцев. Подлинник хранится в орловском музее.

57

«Воззвание призывает сплотиться против изменников. Но кто же эти изменники? Неужели те... которые отдавали свою жизнь... которых наше правительство за смелое слово ссылало в Сибирь, гноило по тюрьмам и крепостям?.. Если старообрядцы, гонимые веками бюрократическим правительством, получили теперь свободу вероисповедания, возможность открыто собираться и обсуждать свои нужды, то эту свободу дало им не разлагающееся правительство, а то самое освободительное движение, ополчиться против которого призывают ныне старообрядцев Грингмут и др.».

Представитель черносотенного меньшинства заявил: «Братья, православные христиане. Мы, старообрядцы — граждане небесного царя и не должны участвовать в этом освободительном движении... Мы должны, как учат святоотческое писание и евангелие,, подчиняться властям. Если у нас — плохое правительство, то мы его' заслужили, — оно, значит, послано нам за грехи, и одно у нас средство борьбы с ним, это — молитва... Свобода, которую ныне получило старообрядчество, дана не кучкой развратных людей (слова вызывают шумный протест и свист), добивающихся какой-то истины, привезенной из-за моря. Нет. Эту свободу дало правительство, которое просветил бог, ибо бог управляет помыслами царей...».

Октябристско-буржуазное большинство приняло в конце-концов следующую резолюцию:

«Собрание постановило путем печати заявить о своей несолидарности с этим воззванием, идущим не из среды старообрядцев и оскорбляющим старообрядческое общество призывом встать в ряды врагов современного освободительного движения.

Собрание выражает горячее пожелание, чтобы Государственная Дума была созвана в скорейшем времени для проведения в жизнь начал, возвещенных манифестом 17 октября»'.

Итак, старообрядчество в своем большинстве шло за кадетами и октябристами. К революционному движению оно относилось отрицательно.

В 1905 и особенно в 1906 г. среди крестьян наряду с вооруженными выступлениями против помещиков начала нарастать волна пассивного сопротивления против уплаты податей и набора рекрутов. Столыпинская банда при первых же признаках появления массового бойкота властей двинула в деревню карательные экспедиции, обороняясь от которых крестьяне стали переходить к активной борьбе с оружием

в руках.

Ленин считал, что в обстановке напряженной борьбы «нет и не может быть такого массового пассивного сопротивления, которое не переходило бы непосредственно в активное наступление»2.

1  С. П. Мельгу-нов — Из истории религиозно-общественны^ движений в России XIX в.

2  Л е н и н, т. X, стр. 119.

58

Видя это, съе-зд кадетов в 1906 г. высказался против всякого, и в том чицде против пассивного, сопротивления масс. Вожаки сект тоже ясно увидели, к чему ведет и может привести тактика пассивного сопротивления, и поэтому повели решительную борьбу против отказа отдельных сектантов от рекрутчины и уплаты налога. 1905 год явился в этом отношении переломным годом для всех сект, и в том числе для таких непротивленцев, как малеванцы и трезвенники. К событиям 1905—07 гг. и к революционерам малеванцы и трезвенники отнеслись отрицательно.

МАЛЕВАНЦЫ, ТРЕЗВЕННИКИ И «СЛАДЕНЬКИЕ» ПОПИКИ

В очерках «Искатели правды» некто Жихарев описывает беседу с малеванцами. Собеседник-малеванец заявил Жихареву:

«Мы социалистов уважаем: они — божьи мстители, они— злые ангелы, посланные богом на землю, дабы воздать тем неправедным, которые угнетают народ. Но мы не можем итти за ними, нутро мое не позволяет мне убить человека... Мы посланы принести мир и любовь».

Таково было настроение наиболее гонимой и, в глазах попов, «крамольной» части сектантов.

Ярче всего это настроение было выражено в проповедях и поведении трезвенников. Вожди трезвенников Колосков и Чуриков, а также их ходячая реклама и прихлебатель И. М. Трегубов, говорили и писали потом о былых своих «революционных заслугах». Но в 1913 г., когда попы хотели засадить Колоскова второй раз за «кощунство» в тюрьму (один год он отсидел), друзья Колоскова напомнили буржуазии и царскому правительству подлинный смысл «заслуг» Колоскова в 1905 г. Доводы друзей Колоскова были настолько убедительны, что его больше даже не запугивали тюрьмой. Доводы и характеристика подлинных «заслуг» Колоскова со стороны его друзей были следующими:

Присяжный поверенный Н. М. Жданов. «В литературе, направленной против трезвенников, это движение нередко называется антигосударственным, сеющим вражду.

Это — глубокая ошибка, глубокое заблуждение.

Правда, проповедь московских братцев-трезвенников была обращена к той среде, которая кроет в себе постоянную опасность озлобления. Там, на дне городской жизни, встречаются люди, отчаявшиеся и озлобленные, не .находящие себе выхода. И нередко в эту среду идут "одя с лозунгами вражды и борьбы... Колосков звал их' не к борьбе с°Циальной, а к той душевной реформе, которая' заповедана христианской нравственностью».

59

Член III Гос. думы П. В. Каменский. «Достойно замечания, что призыв к трезвой, мирной, нравственной жизни, исходивший от руководителей трезвенников, имел успех не только в дни общественного успокоения, когда нормальное, спокойное настроение делает слушателя более восприимчивым и способным сосредоточить свое внимание; даже в смутные дни 19051906 годов, злополучные в пролитии человеческой крови, по выражению одного из московских трезвенников, в дни, когда с благородными и разумными общественными стремлениями переплелись безумные, подчас кровавые бредни, голос руководителей трезвеннического движения, призывающий к миру и порядку, не оставался гласом вопиющего в пустыне. В /906 г. большинство слушателей И. Н. Колоскова были люди, которым нечего было терять и которые, по своему бедственному положению и недостатку гражданского развития особенно легко могли оказаться податливыми на митинговые разрушительные призывы; тем не менее он не подделывался под толпу, не угрожал ей, но бросал ей слова упрека и укоризны. Обращаясь на «ты» к своей аудитории, Колосков говорил приблизительно так: «Что смотришь на других и их хулишь, оглянись на себя, разве ты лучше хозяев и властей? Стань трезвым, стань честным,' усердным тружеником и отойди от насильственных переворотов: на ножах ничего не устроишь».

«В Москве некоторые из последователей Колоскова утверждают, что они «в лицо знают» до 5 000 человек, которые в 19051906 годах были им спасены... Все эти спасенные люди в то время увлеклись революционным движением, пели «марсельезу», поддерживали забастовку, готовы были совершить насилия. Но, побывав на собраниях Колоскова, они подчинились его внушениям: «одуматься, исправиться, поднять себя, не раздражаться, не гневаться «на господина», во всех невзгодах винить самого себя, своей жизнью не распинать учения Христа»; они решительно изменяли свое поведение и начинали вести трезвую, мирную, трудовую жизнь».

Профессор И. М. Громогласов. «На ножах ничего не устроишь», говорил ожесточенному «забастовщику» проповедник, сам вышедший из той же рабочей среды, и убеждал быть трезвым, честным и усердным тружеником, не обижаться на хозяина, мириться с скромным заработком и терпеливо ждать перемены к лучшему, .которая в этом случае непременно должна произойти. «Обновись и исправься сам, тогда и все вокруг тебя обновится». «Пьянством, картежами, скверными делами ты беспокоишь благородных людей. Разные частные пристава и околоточные науку учили лет пятнадцать, а тут с тобой, пьяным да грязным, изволь разговаривать. Покайся с нынешнего дня».

К вышеприведенным словам защитников «революционера» Колоскова вряд ли нужно добавлять какие-либо подробные пояснения...

Колосков, как и все другие сектантские вожаки, пытался изобразить из себя беспристрастного судью, но неудачно-Колосков явно против рабочих, за хозяев. Допустим однако, что Колосков равнодушен к политике и ему безразлично, кто прав и кого нужно осудить. Но такое безразличие и равнодушие опять-таки не в пользу Колоскова.

60

...«Кто был равнодушен в России к самодержавию до его падения ко время октябрьской революции, тот молчаливо поддерживал само-з[ержавие. Кто равнодушен в современной Европе к господству буржуазии, тот молчаливо поддерживает буржуазию. Кто равнодушно отно-■сится к идее о буржуазном характере борьбы за свободу, тот молча--щво поддерживает господство буржуазии в этой борьбе, господство буржуазии в рождающейся свободной России. Политическое безразличие есть политическая сытость. «Безразлично», «равнодушно» относится к куску хлеба человек сытый; голодный же всегда будет «партийным» в вопросе о куске хлеба» К

Колосков, желая примирить рабочих с хозяевами — капиталистами, обошел вопрос о куске хлеба, отнесся к этому вопросу равнодушно, потому что пристроился к «партии» сытых. Это не мешало Колоскову числиться «левым» сектантским вожаком.

Как «левые», так и правые руководители сект после 1905 г. еще сильнее поправели. Буржуазные и мелкобуржуазные вожаки сект испугались и тех методов борьбы, с помощью которых боролись массы, и тех результатов, к которым вела революция 1905 г. Их испуг был того же порядка, что и испуг «левых», «сладеньких» православных попиков, которые были непрочь, подобно сектантским вожакам, помечтать о демократии и разделе земли, пролить слезу о горькой крестьянской доле. Но стоило крестьянам выступить в 1905 г. против помещиков, как весь демократизм попов оказался лживым. Попы так же, как и сектантские проповедники, почувствовали в революции 1905 г. прежде всего гибель тех прибыльных для них и всех паразитов моральных устоев, которые они насаждали. Попы и проповедники начали подобно Колоскову кричать о греховной порче нравственности. Проповедников и попов, даже самых «демократических», самых «сладеньких», революция 1905 г. привела в ужас. В одной из своих статей Ленин приводит выдержки из воспоминаний попа о 1905 г. Поп этот сообщает, что «никогда не было такого ужасающе спокойного, молчаливого отпадения от церкви, как ныне... Точно дух жизни совершенно угас в церкви. Повторяю: не одна интеллигенция Ушла — народ ушел... надо в этом сознаться, — я, ведь, два года был сельским священником». Далее поп, точь-в-точь как это делают сектанты, рассказывает, что он ждал «прозрения, тесного союза, любви, трезвости, здравого сознания, пробуждения...», а в деревню пришли «вместо единения и союза— злоба и междоусобие». Поп рассказывает, что сначала

Ленин, т. VIII, стр. 415. (Статья написана в конце 1905 г.).

61

всей душой и сердцем был за революцию и даже «свободы объяснял», но в деревню пришли новые «разъяснители», которые «заварили кашку много погуще: насчет земельки, равнения и господ». В результате новых разъяснений мужи'-ки «объявили, что за ругу будут платить мне не двести, а сто». «Однако, — сообщает дальше поп, — особенно-то огорчил меня не этот факт — насчет сотни рублей, а совокупность всего, что так скоропалительно составило новый облик деревни».

Новый облик деревни по словам попа составляют:

...«Нож, дубина, красный петух... Очевидность бессилия, жгучие, не отомщенные обиды... междоусобная брань, ненависть без разбора, зависть ко всему более благополучному, уютному, имущему» 1...

«Зависть» и «злоба» к угнетателям были и до 1905 г., но; они сдерживались религией и не находили революционного выхода. В момент и после 1905 г. организованность масс повысилась, а сила религиозного влияния значительно снизилась, о чем больше всего попик и сокрушается.

Попик пишет:

...«И прежде, (конечно, зависть жила, и злоба, и скорбь, и грек смрадный, «о верили люди в волю божию я тщету мирских благ, верили и находили силу терпеть в уповании на загробную награду. Нынче этой веры уже нет. Нынче там вера такая: мы — поработители, они — порабощенные...» 2.

Под словами сладенького попика подписался бы любой сектантский проповедник, потому что попик выражал общую христианскую точку зрения на сущность классовой ненависти трудящихся к эксплоататорам. Толстовская, христианская точка зрения выгодна была буржуазии в целях усмирения восставших масс. Для усмирения массы грубых полицейских способов было недостаточно. Буржуазия находи ш выгодным разыгрывать на словах сторонницу свобод, но «свобод», скованных цепью рабской любви и всепрощения.; Попик таким образом играл на-руку контрреволюционной; буржуазии.

«Попик, — писал про сладенького попа Ленин, — сторонник «люб| ви», враг «ненависти». В этом отношении он целиком разделяет ту толч стовскую (можно также сказать: ту христианскую) глубочайше-реак| ционную точку зрения, которую постоянно развивают наши кадет^

1  Ленин, т. XVI, стр. 311.

2  Там же.

адетоподобные. Помечтать о какой-нибудь «социализации земли»,

Й олтать о «социалистическом» значении кооперации, о «нормах

"°11левчадения» такой попик, наверное, не прочь, но вот когда дело

ошло'до ненависти вместо «любви», тут он сразу спасовал, раскис и

нюни распустил» *.

Некоторые рядовые, наивные сектанты тоже мечтали о «свободах» и о том, чтобы земля стала «божьей», но подобно попику дальше мечтаний и слов не шли. На словах сектантские проповедники поддерживали мечту рядовых сектантов о свободах, и особенно о свободе совести, но бороться за них революционными способами не советовали, объявляя насилие «грехом».

После же 1905 г. проповедники избегали даже на словах высказывать какое-либо сочувствие этим мечтам наиболее «левых» рядовых сектантов. Буржуазия, а вслед за ней и вожаки сект резко стали праветь. Проповедники больше чем прежде стали насаждать непротивление злу насилием.

КОРНИ СЕКТАНТСКОГО НЕПРОТИВЛЕНИЯ ЗЛУ НАСИЛИЕМ И ПРИЧИНЫ ПОПРАВЕНИЯ СЕКТ ПОСЛЕ 1905—07 гг.

Рядовым сектантам до Октябрьской революции жилось плохо: не было земли, попы притесняли за веру, самодержавие не давало прав, помещики и капиталисты высасывали последние соки. С отчаяния, от плохой жизни, одурманенные проповедниками, шли забитые люди в секты, молились, и мечтали о загробных райских блаженствах. Возможность устройства хорошей жизни на земле силами «грешных» людей проповедники отрицали. Они обещали лишь духовное счастье избранным во христе. Но жажда земного, а не духовного счастья была в массах настолько велика, сознание собственной силы даже в отсталых слоях сектантства настолько под влиянием революционных событий выросло, что пришлось наиболее «левым» сектантским вожакам перестраиваться и обещать в случае успешного распространения веры в бога возможность в далеком будущем хорошей, справедливой жизни на земле. Проповедники предлагали создать сначала одну «правильную» религию, которая бы всех помещиков и капиталистов смогла «усовестить» и сделать их Добрыми и жалостливыми. Сделать землю «божией» и установить «правильную» веру мешали, по мнению сектантов, прежде всего попы и монахи, владевшие сотнями и тысяча-

1 Ленин, т. XVI, стр. 311.

Ь2

63

ми десятин земли. Проповедники уверяли, что если бы люди были менее испорчены и если бы не мешали попы, то они давно бы распространили новую веру по всей земле, и всем людям жилось бы счастливо, поэтому сектанты звали бо-роться не против помещиков, а только против попов. Выще всего ценили сектанты свободу совести, получить которую, они надеялись мирным путем от царя.

Откуда, спрашивается, было столько наивной веры у сек-! тантов в милость царя и неверия в революционные способы^ борьбы? Веру в царские милости и «свободы» насаждал^ сладенькие попы и проповедники, кадеты и кадетоподобные,| испугавшиеся событий 1905 г. Поражение революции 1905 rj проповедники использовали для доказательства бессилия ре* волюционных' способов борьбы. Однако 1905 год, несмотря на свое поражение, принес в целом не прибыль, а убыль в членах сект. Объясняется это тем, что 1905 год многому научил массы. До 1905 г. крестьянские массы были не подготовлены для борьбы и по-христиански, по-толстовски настроены. Толстовством заразил крестьян не Толстой, а оно создалось исторически всеми условиями пореформенной России. Проповедники находили в толстовских настроениях отсталых групп крестьян благодарную почву для своих проповедей о любви и всепрощении. Умеренность и идея мирного сотрудничества классов особенно по вкусу были кулац-ко-зажиточным слоям деревни, поэтому по мере расслоения деревни в сектах все больше и больше оказывалось кулачества, задававшего тон в сектах. После 1905 г из сект все чаще уходят рабочие и беднота, но все больше вступают в секты кулаки, испугавшиеся революции. 1905 г. был переломным для сектантства и для толстовских настроений крестьян. В 1905 г. помощь пролетариату со стороны крестьянства была недостаточной, потому что крестьянские массы в тот исторический момент обнаружили «неподготовленность их к борьбе, толстовское непротивление злу, бывшее серьезнейшей причиной поражения первой революционной кампании» х. Крестьянство до 1905 г и в 1905 г. страдало «историческим грехом толстовщины»2, но потом, постепенно, начиная с 1905 г., избавилось от него. Нельзя того же самого сказать про сектантство, потому что сектантство отражало настроение кулачества и самых забитых крестьян, ничему не научившихся в 1905 г. Кулак надеялся выкупить

землю и всего добиться деньгами, ему важно было сохранить «любовь» и «порядок» в деревне. Кулаки поддерживали в сектантстве толстовский пессимизм и непротивленство, составляющие характерную черту сектантских настроений и теорий. Кулаки рекомендовали беднякам и батракам непротивление кулацкому злу насилием.

Откуда же, спрашивается, появилась эта характерная черта сектантской религии, и откуда появился «исторический грех толстовщины» в русском крестьянстве.

«Пессимизм, непротивленство, апелляция к «Духу» есть идеология, неизоежно появляющаяся в такую эпоху, когда весь старый строй «переворотился», и когда масса, воспитанная в этом старом строе, с молоком матери впитавшая в себя начала, привычки, традиции, верования этого строя, не видит и .не может видеть, каков «укладывающийся» новый строй, какие общественные силы и как именно его «укладывают», какие общественные силы способны принести избавление от неисчислимых, особенно острых бедствий, свойственных эпохам «ломки».

Период 1862 — 1904 годов был именно такой эпохи ломки в России, когда старое оесповоротно, у всех на глазах, рушилось, а новое только укладывалось, причем оощественные силы, эту укладку, творящие, впервые показали себя «а деле, в широком общенациональном мас-штаое, в массовидном открытом действии на самых различных поприщах лишь в 19U5 году. А за событиями 1905 года в России последовали аналогичные сооытия в целом ряде государств того самого «Востока», на «неподвижность» которого ссылался Толстой в 1862 году. 1905 г. был началом конца «восточной» неподвижности. Именно поэтому, этот год принес с собой исторический конец толстовщине^ конец всей той эпохе, которая могла и должна была породить учение Толстого — не как индивидуальное нечто, не как каприз или оригиналь-ничание, а как идеологию условий жизни, в которых действительно находились миллионы и миллионы в течение известного времени» '.

Сектантство в России существовало и до 1862 г., но оно носило несколько иной характер, чем после так наз. «освобождения» крестьян. Деревня стала под влиянием роста капитализма разоряться и расслаиваться. К гнету остатков крепостничества прибавился гнет капитализма. На воспитанного в патриархальных крепостнических условиях крестьянина

...«стал надвигаться новый, невидимый, непонятный враг, идущий откуда-то из города или откуда-то из-за границы, разрушающий все «устои» деревенского быта, несущий с собой невиданное разорение, нищету, голодную смерть, одичание, проституцию, сифилис — все бедствия «эпохи первоначального накопления», ооостренные во сто крат перенесением на русскую почву самоновейших приемов грабежа, выработанных го'сподином Купаном» 2.

1 Ленин, т. XII, стр. 334. г Там же, стр. 335.

64

'Ленин,!. XV, стр. 102. Ленин, т. XIV, стр. 401. 5-2910

65

Законы капитализма были непонятны,- и сила их действия была неожиданной для масс. «Внезапность» и «неожиданность» действия разрушительных сил капитализма заставляли верить крестьянина в какую-то карающую десницу божию. Крестьяне не были еще объединены пролетариатом для организованной борьбы с капитализмом и чувствовали себя беспомощными перед его слепыми, анархически действующими силами.

/...«Страх перед слепой силой капитала, — писал Ленин, — которая слепа, ибо не может быть предусмотрена массами народа, которая на каждом шагу жизни пролетария и мелкого хозяйчика грозит принести ему и приносит «внезапное», «неожиданное», «случайное» разорение, гибель, превращение в нищего, в паупера, в проститутку, голодную смерть, — вот тот корень современной религии, который прежде всего и больше всего должен иметь в виду материалист, если он не хочет оставаться материалистом приготовительного класса» 1.

Разорение крестьянства в период ломки старой патриархальной деревни достигло необычайной силы и сопровождалось аграрными «беспорядками» и голодными бунтами крестьян, эпидемиями и отпадениями от церкви. Те крестьяне, которые бунтовали, не были конечно сектантами и не шли в секты. В секты шли, с одной стороны, наиболее забитые, а с другой стороны, кулацко-зажиточные элементы, имевшие возможность без всякого бунта, путем покупки приобрести землю и все блага. Кулачество к моменту 1905 года смогло частично скупить помещичью землю. Например, в 1877 году

...«надельная земля в южной степной полосе составляла 5,9 миллионов десятин. Лично-крестьянская собственность — 0,6 миллионов десятин. Собственность крестьянская общественная — 0,03 мил. десятин, и, наконец, собственность товариществ просто ноль. А возьмите 1905 год, приблизительно через 28 лет (общество, это — община, купившая землю, а товарищество того времени, этосложившиеся кулачки, купившие землю). Надельная крестьянская земля выросла с 5,9 до 7. Личная, крестьянская собственность поднялась с 600 000 десятин до 1 900 000 де^ сятин, т. е. втрое. Собственность обществ, правда, увеличилась, но. составляет ничтожный процент — 0,41, все-таки меньше полмиллиона, десятин. А товарищества, которых не было и в помине в 1877 году, обладают уже 800 тысяч десятин» К               /                                            \

Отсюда следует, что у кулаков, и в том числе у кулаков-, сектантов, не было серьезных побудительных причин для борьбы с помещиками, так как им удалось часть помещичьей; земли скупить.

1  Ленин, т. XIV, стр. 71.

2  Покровский Очерки по истории рев. дв^иж. в России XIX-XX вв.

66

Кулацкое руководство сектами стало поэтому еще более умеренным. В наступивший 1905 г. начались частичные выступления крестьян также и против кулаков. Кулаки, и в том числе кулаки-сектанты, качнулись благодаря этому в сторону реакции и пошли на соглашение с самодержавием. Самодержавие громило в 1905 г. и позднее сектантские низы, а кулаки-сектанты выносили патриотические резолюции на своих съездах и скупали у помещиков землю. После октября 1917 г. земли у богатых сектантов были отобраны. Зажиточные отрубники и хуторяне, возглавлявшие секты, перешли летом 1918 г. в лагерь вооруженной контрреволюции. Таковы в общем ход и причины поправения кулацких вожаков сект за время с 1905 г. до середины 1918 г.

Отруба и хутора до революции укрепляли положение кулачества и еще более разоряли бедноту и маломощных середняков. Разорение толкало отсталых крестьян в объятия сектантской религии. Однако было бы неверно изображать всех разоряемых крестьян и недовольных попами как сторонников сектантства. Капитализм усиливал религиозность одних разоряемых слоев деревни, но способствовал одновременно политическому просвещению других его слоев. «Капитализм,—писал Ленин в 1931 г. про немецкое крестьянство,— разоряя мелкое крестьянство и все более придавливая его, выбивает, можно сказать, силой из головы реакционные предрассудки» 1.

В конце XIX и -особенно в начале XX в. стачки стали применяться не только на фабриках и заводах, но также в помещичьих экономиях. Крестьяне видели силу и значение организованной борьбы и проникались новыми мыслями и настроениями. Батрачество и беднота по мере развития борьбы пролетариата и крестьянства уходили из-под влияния не только церкви, но и сектантства. Что же касается ку-лацко-зажиточной части села, то она постепенно приобретала землю и становилась все более реакционной, ведя по пути примирения с помещиками и попами также и сектантство, особенно после 1905 г. 1905 г. есть начало конца толстовщины и сектантства, ибо массы многому научились. В 1905 г. крестьянство увидело силу пролетариата, увидело путь, идя по которому можно победить помещиков и капиталистов. Период столыпинщины, думский период, Февральская революция, период керенщины и особенно Октябрьская революция, гражданская война и строительство социализма

Ленин, т. XVI, стр. 522.

67

Явились дальнейшей политической школой для крестьянства. Полевевшие элементы совсем покидали сектантство, а на их место становились все более умеренные и реакционные элементы. Вожаки сект принимали все меры, чтобы приостановить отход от сект одних и усилить приток в секты других. Но революция 1905 г. вопреки всем их стараниям указала наиболее левым сектантам новый, внесектантский, революционный путь. Правда, на этот путь решились вступить немногие, так как он означал разрыв с религией и всеми сектантскими «устоями» и требовал большой сознательности' и самоотверженности.

1905 год показал крестьянству, и в том числе некоторым сектантам, что, идя по пути смирения и покорности; ничего не добьешься. 1905 год показал некоторым сектаЫ там в числе других крестьян, что самодержавие не всесильно и не вечно, что верный друг крестьянства не буржуазия, а пролетариат.

...«В сотый и а тысячный раз мы видим, — писал т. Ленин,— подтверждение той истины, что, только идя за пролетариатом, способны русские крестьянские массы сверлнуть давящий и губящий их гнет, крепостников-землевладельцев, крепостников в рясах, крепостников-, самодержавщиков» х.

Такой должны были сделать вывод из уроков революции, 1905 г. крестьяне, и в том числе крестьяне-сектанты. Но вы-1 вод этот сделали, к сожалению, не все сектанты, а лишь? немногие из них. Сколько сектантов разочаровалось в тот] момент в религии, мы не знаем, так как каждый подданный; царской России обязан был принадлежать к какому-либо вероисповеданию, поэтому некоторые оставались в сектах" формально вплоть до 1917 г. После же 1917 г. официаль-* ный учет сектантов был отменен, а сами сектанты избегали говорить о количестве вышедших из сект. Вот почему мы не имеем точных цифровых данных. О политических же настроениях сектантов мы можем судить"точно по их выс-сказываниям и деятельности.

Большинство сектантов и после 1905—07 гг. было миролюбиво настроено по отношению к самодержавию. За свою доверчивость к своим вождям и самодержавию бедняцко-середняцкая часть сектантов заплатила жестокой ценой в наступивший после 1905—07 гг. период реакции.

СЕКТАНТСТВО В ГОДЫ РЕАКЦИИ

ВОЛЬНОЕ И НЕВОЛЬНОЕ ПОСОБНИЧЕСТВО СЕКТАНТОВ СИЛАМ РЕАКЦИИ

Ленин говорил, что даже в самых демократических республиках при существовании капиталистической экспло-атации и при мирном течении событий трудящиеся массы фактически отстранены от участия в политической жизни, потому что они настолько задавлены «нуждой и нищетой, что им «не до демократии», «не до политики» *. В отсталой же, нищей царской России трудящиеся массы были отстранены от участия в политической жизни и законодательством и беспросветной нуждой. Вожаки сект оправдывали экспло-атацию и произвол, оправдывали бесправие и наемное рабство. Они учили рядовых сектантов добровольному, толстовскому самоустранению от политики. Поражение революции 1905—07 гг. они использовали для доказательства «непригодности» и «греховности» политических способов борьбы. Но сами же они сделали все, чтобы помешать революции.

В подавлении революции 1905 г. вольно и невольно, прямое и косвенное участие принимали сектантские вожди и сектантские съезды. В числе немногих, посвященных в тайны провокатора Азефа и в секреты Зубатова, был постоянный

Ленин, т. XIV, стр. 83.

1 Л е н и н, т. XXI, стр. 429.

69

помощник и заместитель Зубатова старообрядец Медников. Расстреливать Пресню Дубасову помогал московский городской голова старообрядец Гучков. К помощи сектантов самодержавие прибегло в 1906 г., когда крестьянские восстания достигли наивысшего подъема и разлились широкой волной. Самодержавие разрешило и способствовало созыву ряда сектантских съездов в 1906 г.: старообрядцев, баптистов, ново-израильтян и др. сектантов. Что собой представлял съезд старообрядцев, мы видели выше. Достаточно сказать, что «Голос Москвы» октябристы издавали в это время почти исключительно на деньги старообрядцев. Баптисты постановили: служить в царской армии, во всем повиноваться начальству и не отказываться ни от каких должностей. Баптисты действительно не отказывались ни от каких должностей. Например в числе тюремщиков Петропавловской крепости были и сторожа-баптисты. Новоизраильтяне назвали Николая Кровавого царем-освободителем, а 1905 год постановили считать первым годом новой эры, нового летосчисления за «свободы», якобы дарованные Николаем. На открытии своего съезда новоизраильтяне спели стих под названием «Молитва за царя и обожаемого нашего монарха» г.

Была послана Николаю II съездом новоизраильтян благодарственная, всеподданнейшая телеграмма за «свободы». Николай же второй громил в это время виновников «смуты»— революционеров. В своей погромной деятельности Николай искал поддержки со стороны сектантских съездов. От сектантских съездов Николай ждал вернопод-даннейших телеграмм и резолюций, осуждавших революционеров. То и другое Николай Кровавый получил. Новоизраильтяне например вынесли постановление «не примыкать ни'к какой крайней партии или союзу», потому что люди, присоединяясь к той «ли иной партии, таким путем «делятся на разного рода партии и кровавым насилием хотят вырвать свободу, равенство и равноправие,— мы же не примыкаем ни к какой такой партии, а желаем, чтобы все свободы, обещанные с высоты престола, были проведены в жизнь самим царем, который их обещал провести путем реформ и просвещением, но не мятежным движением и кровопролитием»2. Вынося подобные постановления, сектантские вожди надеялись получить обещанные свободы из рук царя. Они не понимали, что свободы царем были обещаны из страха пе-

ред революцией. Как только удалось подавить революционную волну рабочих забастовок и крестьянских бунтов, настала очередь сектантов. Сектанты, оплевывая революционное движение, тем самым помогали самодержавию и готовили яму себе. Сектанты не понимали, что самодержавию нужен козел отпущения, что самодержавие не остановится ни перед чем, чтобы отвлечь внимание отсталых масс от

1 Материалы Бонч-Бруевича — Новый Израиль. Стр. 163. - Там же.

70

Внутрисектантский суд новоизраильтян во главе с „папой" (христом) Лубковым— четвертым cieRa в третьем ряду. Состав суда: кулаки, торговцы, служащие. Время — 1904 г. Секта была гонимой при самодержавии, и суд поэтому существовал тайно. В руках кулацких элементов секты суд был одним из средств духовного и экономического закабаления бедноты.

революции и свалить вину с себя за дороговизну жизни и за поражение русских войск японскими. Козел отпущения самодержавием был найден в лице «крамольников» (революционеров), «инородцев» (евреев, черемис, башкир и т. д.) и иноверцев (в первую очередь сектантов). Все эти «крамольники», «инородцы», «иноверцы» были выставлены как внутренние враги, шпионы, виновники всех бед и военных поражений. Недовольство и месть несознательной толпы были направлены по черносотенному руслу. Начались по-

71

громы евреев и сектантов. Татары и армяне были натравлены друг на друга. Так началось проведение в жизнь обещанных Николаем «свобод». Царское правительство и его слуги пускали в ход всевозможные способы и силы натравливания православных на сектантов и организовывали сектантские погромы, подобные еврейским.

РАЗГРОМ СЕКТАНТСКИХ ОБЩИН

3 февраля 1906 г. в Таганроге заседал верноподдан-нейший съезд новоизраильтян, а 3 апреля того же года происходил разгром новоизраильской общины на хуторе Ново-пашковском, Кубанской обл., Ейского отдела 1. Погром произошел на третий день пасхи. У сектанта Ивана Донцова разгромили мануфактурный и железо-скобяной магазины, избив несколько человек сектантов до потери сознания. Во второй раз на этом же хуторе, тоже в праздник (4 июня), толпа православных разгромила и подожгла дома остальных сектантов. За сектантами охотились, как за зверями, били вилами и кольями, догоняли на лошадях, зарывали в землю и всячески издевались. По сообщению пострадавшего сектанта Черневского Ефима, многие из его братьев по вере «от страха лишились твердого понятия, а другие от такой печали жизнь свою скончали в скором времени». Такие же погромы новоизраильтян и с такими же последствиями были в станице Пензенской 27 декабря 1906 г. и на хуторе Привокзальном при Филоновской станции Анненской станицы Войска Донского, 10 мая того же года. Протоколы составили, вещи оценили, а жалобы в суде похоронили. В более поздние годы, а именно в 1909 г., произошли еще два известных погрома новоизраильтян. Один погром произошел 24 октября в станице Камышеватской, Ейского отдела. Кубанской обл., а другой — на хуторе Квашином, Корабчев-ской вол., Богучарского у., Воронежской губ. 30 марта. На хуторе Квашине один из сектантов был убит, и, несмотря на это, не было ни суда, ни даже следствия. В станице Пен зенской погром происходил на третий день рождества, sj результате погромных речей священника, который своей речью разжег религиозную, аграрную и сословную рознь между казаками и не-казаками, между старожилами и новоселами. Рознь эта приняла внешние религиозные формы и характер. Избитых до полусмерти сектантов православные погромщики, и в том числе даже священники, заставляли це-

Отделами назывались военизированные казачьи районы.

72

овать крест, церковный пол, глотать землю и произносить клятву об отречении от сектантства. Выгода самодержавию погромов была прямая: погромы отвлекали внимание населения от революционных событий и направляли его энергию по ложному пути. Повторилась та же история, что 1903 и 1904 гг., когда нарастала волна крестьянского недовольства и когда плохо шли дела на русско-японском фронте. Тогда, тоже в пасхальные дни, производились погромы новоизояильтян. Один погром происходил на первый день пасхи 1903 г. в с. Бутурлинове, Воронежской губ., а другой — во время пасхи 1904 г. в селе Александрове, того же уезда, Ставропольской губ. Когда в селе Бутурлинове толпа до полусмерти избитую сектантку-девушку Настеньку заставляла пить настойку из конского навоза и всячески над ней издевалась, к толпе подошел с пением «Христос воскре-се» «батюшка», посмотрел, пожал плечами и сказал: «Делайте, что хотите». И пьяная, нахристосовавшаяся толпа делала с Настенькой и другими сектантами, что хотела. Только в одном случае, когда нельзя было скрыть преступления, царский суд присудил 19 погромщиков на два года в арестантские роты за убийство сектанта Я- Костомарова (жителя села Макарова, Новохоперского у., Воронежской губ.). В большинстве же случаев погромщики и их погромная деятельность не только не осуждались, а даже поощрялись.

ПРРЛГАТЕЛКСТЯО И ПРОВОКАЦИЯ СРЕДИ СЕКТАНТСКИХ ВОЖАКОВ

После поражения революции 1905—07 гг. в секты пои-шли и упадочно настроенные элементы из эсеровской и меньшевистской партий. Среди меньшевиков и эсеров появились сторонники ликвидации подпольных партий, появилось уныние и разочарование. Наиболее упадочно настроенные занялись богостроительством и богоискательством. Из них вышли известные в наше время главари сектантства, а в то впемя меньшевики, Степин, Павлов и др. Руководителями баптизма являются также бывший эсео Иванов-Клыш-ников и быв. анархист Тимошенко. Есть «бывшие» и в других сектах. Теперь они пытаются изобразить себя революционерами. А в то время они осуждали революцию и трусливо спрятались в секте баптистов. Отец Павлова был в то время главным заправилой баптизма, и он приютил своего сынка у себя в секте. Таковы были сектантские вожди. Некоторые вожаки сект не гнушались и

73

связями с царской охранкой. Например как, если не провокацией со стороны охранки, можно объяснить' очень подозрительный случай с «восстанием» сектантов в селе Павловке, Сумского окр., Харьковской губ.? «Восстание» сектантов в Павловке произошло еще в 1901 г., но последствия его сказались особенно печально для сектантов после революции 1905 г. Попы придумали несколько предлогов для преследования сектантов: 1) сектанты — бунтовщики, 2) сектанты — развратники, 3) сектанты кощунствуют над православными «святынями». Легче всего было «доказать» кощунство над «святынями» (иконами). Труднее всего было «доказать», что сектанты — «бунтовщики». Что же касается разврата, то попы не считали даже нужным особенно «доказывать» это обстоятельство. В «разврат» сектантов одураченная православная публика верила без особенных доказательств. Случай же в Павловке доставил попам «доказательства» всех видов. После 1905 г., преследуя многих сектантов как революционеров, попы и полиция ссылались именно на случай в Павловке. «Случай» этот состоял в том, что сектанты разгромили православную церковь.

В 1900-х гг. в селе Павловке, Сумского у., Харьковской губ., появился неизвестно откуда сектант-малеванец Федо-сиенко *. К этому времени среди павловцев насчитывалось около 350 толстовцев-штундистов (штундистами в то время называли членов многих сект). Хилков, помещик и князь, передал павловцам 400 десятин из своей земли (по 30 рублей десятина, с рассрочкой на 30 лет). Павловцы поступок Хилкова объяснили толстовской верой и ждали, когда другие окружающие помещики перейдут в толстовскую веру и землю отдадут крестьянам. Но другие помещики в новую веру не думали переходить и землю крестьянам не отдавали. Павловцы виновником этого считали православную церковь, которая не по-толстовски учила «панов» жить. Пример Хилкова дал им надежду, что, может быть, когда-нибудь все помещики и все люди на земле будут толстовцами. Пример Хилкова отвлекал их от революционно-политического пути, заставил поверить в силу проповеди, в убедительность «истины», в пробуждение «совести». Проповедником среди толстовцев и среди окружающих крестьян как-раз и явился Федосиенко. Проповедь он вел против церкви и власти, но всячески расхваливал... царя. Крестьянам Федосиенко рас-

1 Точно не установлено, была ли его -фамилия Федосиенко, Тодо' сиенко или Моисеенко.

74

сказывал, что царя хорошо знает и даже «работал вместе с царем на бураках». По словам Федосиенко, царь всегда стоял за мужиков и хотел раздать им землю, но этому все время мешали чиновничьи власти, паны и попы. Тех, которые мешают разделу помещичьей земли, по словам Федосиенко, скоро будет судить Иисус Христос, предшественники кото-' рого Моисей (Федосиенко) и Илья уже появились. Попов ждет печальная участь: «будут попов таскать за косы, растянут их, как нитки, вытрясут их кости» и т. д. Земли и всякого добра после страшного суда у штундистов будет вволю. Нужно лишь для этого действовать и проповедывать. Сам Федосиенко неустанно проповедывал, ободрял и обещал выслать из Киева подмогу в 500 человек."

В таком положении павловских толстовцев-штундистов застал 1901 г. В этом году по Харьковской и многим другим губерниям прокатились волной крестьянские «беспорядки». Павловские сектанты тоже приняли участие в этих «беспорядках», но они вместо того, чтобы бороться против помещиков, громили церковь в Павловке. В этом сказались их политическая отсталость и религиозный фанатизм. Если верить секретному донесению харьковского губернатора и сумского епископа, то павловские толстовцы оказались перворазрядными фанатиками: били стекла, ломали церковную утварь, женщины зубами рвали облачения, изорвали евангелие. В результате 45 павловских толстовцев попало на каторгу, четверо — в тюрьму. Покарали столь жестоко толстовцев не за одно «кощунство». За «кощунство» их покарали бы меньше. На самом же деле их боялись, ссылали и карали как политических преступников, хотя все их «политическое преступление» состояло лишь в разгроме церковной утвари.

Оставшихся же в Павловке сектантов долгое время еще после 1901 и 1905 гг. держали в полицейском, «карантинном» окружении. Престранность случая в Павловке заключается в том, что сделали все это «непротивленцы», и самое главное в том, что видного главаря, коновода павловского разгрома церкви никто в Павловке из попов и полиции не трогал. Между тем всякого свежего человека там «обнюхивали» и в случае чего арестовывали. Федосиенко же (фамилия зачинщика) совершенно беспрепятственно вел свою пропаганду против властей и церкви, хотя и был свежим, пришлым человеком. Такие исследователи сектантства, как Мель-гУнов, считают Федосиенко, хотя и сектантом, даже незаурядным сектантом, но провокатором. На наш взгляд,

75

Федосиенко — провокатор. Провокации со стороны церкви и полиции были и после этого. Для примера мы возьмем «случай», когда попы хотели доказать «развратность» сектантов. Мы имеем в виду «случай» со Щетининым.

ВОЖДЬ ЧЕМРЕКОВ — ПРОВОКАТОР А. Г. ЩЕТИНИН

Про чемреков и А. Г. Щетинина т. Бонч-Бруевичем в 1916 г. был издан специальный том материалов на 700 страницах (под названием «Чемреки»). Из этого тома мы узнаем очень много любопытного. Больше всего поражает в материалах рабское, нечеловеческое долготерпение и повиновение рядовых членов секты ее главарю А. Г. Щетинину. Щетинин — знаток библии и учения секты израильтян — состоял одновременно и вождем общины чемреков (израильтян) в Петербурге, и провокатором святейшего синода. Своих последователей Щетинин имел также и на Кавказе. Членов петербургской общины Щетинин навербовал из числа секты «кающихся». Разоблачен как провокатор Щетинин был лишь после 1909 г. Действовал же он в период самой глухой реакции, когда «кающихся» было много не только в сектах, . но и в политических партиях. Щетинин учил, что нужно делать не только то, что приятно, но и то, что неприятно. Израильтянин, по учению Щетинина, должен был порвать ■со всеми условностями и привязанностями «здешнего» мира. Израильтянин должен был пройти через все ступени греха, унижения, искушения и страдания. Только закалившись, так сказать, в грехах, перегорев в искушениях, страданиях, унижениях, сын израиля может сказать, что он испытал крепость своей веры. Ради такого якобы испытания Щетинин заставлял вместе с собой пьянствовать трезвенников, развратничать девственниц, заставлял мужей посылать жен на ночь к нему в спальню, а самих караулить двери спальни 1. Учение Щетинина заключалось в объявлении себя божеством, якобы воплотившимся в естество человека. «Люди только тогда будут уважать друг друга, когда в лице человека увидят божественность, через которую достойно снисхождения и естество», — так говорил Щетинит. «Как вы можете любить бога, которого не видите, а человека-бога,— т. е. Щетинина, — видите и ненавидите?» таков был смысл учения Щетинина согласно записи чемрека Софронова.

Что представлял собой этот новоявленный бог, показывают нижеследующие воспоминания Виноградской и Рады-шевцевой — бывших последовательниц А: Г. Щетинина.

«Это было в 1907—08—09 годах,— писала потом в своих воспоминаниях Радышевцева,— А. Г. Щетинин что-то сказал, позвавши к себе в отдельную комнату моего мужа, после чего меня муж просит остаться ночевать вместе с А. Г. Ще-

1 Подобные случаи разврата бывают-в сектам, они говорят прежде всего о развращенности вожаков сект.

76

Бракосочетание спеди чемреков. (Чемреки —это одна из групп секты но-воизраильтян—«хлыстов»). Помимо плотской жены у новоизраильтян допускалась жена духовная (душеприказчица по вере),

тининым. А. Г. Щетинин велит мне раздеваться и ложиться с ним... В голове мысли путаются, а А. Г. что-то говорит из священного писания, разъясняет, чего я ничего не понимаю. Он обнимает, велит его обнимать. Со слезами прихожу утром домой к мужу... Муж целует, благодарит и умоляет не волноваться... Пьяный приходит к нам. Когда идет еще Двором, сгораешь со стыда: с каждым останавливается, рассказывает ерунду, смешивая с текстами священного писания, осе во дворе уже знали его. Когда бы я ни вышла,— выслушиваю насмешки. Я близка была покончить с собой... Помимо всех творящихся безобразий, полное материальное обни-

77

Щание стало чувствительно для всех. Заработанные сотни' и десятки рублей им пропивались в пивных и иных местах;: себе ни в чем не отказывал, а всем нам во всем нужно было; экономить. Все оборвались. Ужаснее всего было, когда стало известно, что нужно «всем своих детей раздать по приютам».

Провокатор «святейшего» синода А. Г. Щетинин в роли вождя секты че реков. Заснят в нетрезвом виде и в женской одежде. Все, за исключение трех слева, состояли членами секты. Время — 1908 г. Цель провокации -доказать существование ритуального разврата («свального греха») у «хл

стов».

«Приглашали меня быть хозяйкой, — вспоминает П. Виноградская. — Я, зная их как добрых, честных людей, находясь в данное время без места, не могла отказать в и просьбе... В трамвае у меня вытаскивают деньги в размер 10 рублей, —■ последнее заработанное. В гостинице нахож его пьяного. Нахально, бесцеремонно пристает ко мне с словами: «Раздевайся, девка». Меня так перепугал, xoTeJ ехать обратно. Хватилась, — денег нет, паспорт сдан. Я з: плакала, мне невольно пришлось ночевать с этим грубым ч> ловеком... Нужно было раздеть его и самой ложиться. Пахд перегорелым вином, не продохнуть, когда прикасался... Н) какие просьбы, мольбы, плач, — оставить, не беспокой^ меня, дать хоть одну ночь спокойно заснуть — не помогл|

78

досыпаю, теряю аппетит, на что получала в ответ на* Й ругательства, иногда побои. Водку пил до бессозна-

ТбЛСвои гнусные поступки Щегинин оправдывал словами ангелия: «для чистых все чисто и шято, а нечистым все еВчИСТ0>>. Подобно другим вожакам сект, Щетинин защи-Н алея словами апостола Павла о том, что «закон положен не праведника, но для беззаконных и непокорных» (Первое послание к Тимофею, гл. I, 9—10). Сектанты — правед-1йки и покорны царской власти, а потому по отношению к ним «нет ныне никакого осуждения» (Поел, к римл., VIII, I__2). Так учил Щетинин попавших в его сети верующих.

ЦЕЛЬ ПОПОВСКИХ ПРОВОКАЦИЙ

За долгие годы полицейских гонений сектанты наголодались по свободе. Сектантские вожди учили добиваться этой свободы путем смирения, терпения, попрошайничества. 1905 г. напугал царское правительство. Царское правительство сделало вид, что оно готово пойти на уступки. Эту готовность царского правительства сектанты приписали совсем не трусливости, а доброте царя. За свою «доброту» царь от сектантских вождей хотел получить что-нибудь. Сектантские вожди в благодарность за «свободы» обещали царю любовь и преданность. Действительных же виновников царской трусливости и «доброты» — революционеров — сектантские вожди всячески шельмовали и клеймили именем насильников, разбойников, убийц и воров. Но не долго продолжались царские «свободы». После того как сектанты помогли Николаю Кровавому в 1905 и 1906 гг. задушить революцию, очередь дошла до самих сектантов. Царскому строю было выгодно причислить сектантов к революционерам и, воспользовавшись разгулявшимися силами реакции, задушить сектантское движение. Так и было сделано. Не успели делегаты сектантских съездов разъехаться по Домам, как начались погромы и аресты. В числе арестованных были вожди вроде Щетинина и Федосиенко, которые повидимому под влиянием, с одной стороны, угроз и, с Другой стороны, соблазнительных обещаний (Щетинин до-ивался должности священника-миссионера) согласились на роль провокаторов. Провокация на манер вышеописанной Ужна была попам, чтобы обвинить сектантов в разврате, ощунстве и бунте. Под подобными предлогами производись погромы, которые были нужны самодержавию для

того, чтобы отвлечь внимание трудящихся от революцйон^ ных событий. С этой же целью в период реакции был^ устроено несколько громких процессов антисемитского и противосектантского свойства. Судили в это время за «разврат» в Петербурге так наз. «охтенскую богородицу» Смирнову. Судили целый ряд трезвенников, в числе которых были и пресмыкавшиеся перед самодержавием вожди трезвенников Чуриков и Колосков. Результатом этих погромов и су. дебных процессов было то,' что многих сектантов сослали, заточили в тюрьмы. Сам Колосков отделался дешево, но ему после тюремного заключения приходилось говорить в пу. стой молельне, так как верующим являться в молельню было опасно. Своей цели попы и жандармы достигли: из сектантского движения были изгнаны последние намеки на оппозиционность.

ОТЗЫВЫ ЖАНДАРМОВ И СЫЩИКОВ О СЕКТАНТАХ

Как же, спрашивается, боролись сектанты против погромов, провокаций и преследований царского правительства? Может быть, заявляли протесты или вели какую-либо противоправительственную пропаганду? Нет, сектанты молились за царское правительство и во всем старались поступать согласно полицейским законам. В гонениях на сектантов проповедники винили, с одной стороны, революционеров, которые своими противозаконными поступками и заступничеством за сектантов «разгневали царя» и набросили на сектантов якобы тень подозрения в сочувствии «крамоле», а с другой стороны, винили за «непонимание» и «извращение» царских законов представителей «провинциальных и столичных властей», но ничуть не царизм с его казенной церковью. Проповедники даже еще в 1910 г. продолжали обманывать сектантов напрасными надеждами на «высочайшие указы о веротерпимости». Например на всероссийском съезде баптистов в 1910 г.

«брат Фетлер предложил ввиду не прекращающихся гонений со стороны провинциальных и некоторых столичных властей обратиться к г. министру внутренних дел с просьбой издать один общий для всех циркуляр, в коем выяснить нам, баптистам: что нам можно и чего нельзя, и таким образом положить конец преследованиям со стороны властей, не желающих считаться с высочайшими указами о веротерпимости х.

1 Протоколы всероссийского съезда евангельских хр. баптистов с 1 по 9 сентября 1910 г. Изд. русских баптистов, С.-Петербург, «Книго-изд. полезной литературы», часть IV, стр. 15.

80

Могли ли после этого полицейские власти всерьез верить попам, что сектанты — революционеры? Нет, конечно! По доносу попов царская охранка не раз устанавливала наблюдение за сектантскими общинами, но ни разу нигде не обна-пужила никаких противоправительственных бесед или других видов «крамолы». Напротив, охранка каждый раз убеждалась и сообщала вышестоящим лицам о том, что сектанты для царя самые благонадежные в политическом отношении люди. Например агенты охранного отделения И. Криво-носов и Ю. Караванская сообщают о следующих верноподданнических действиях евангельских христиан на молитвен---ных собраниях:

«Место, в котором собираются христиане-евангелисты для служения... имеет вид обыкновенной комнаты, которая никаких украшений не имеет, кроме трех черных досок, висящих на стене со словами: «бога бойтесь, любите братство, царя чтите»... По прочтении благодарственной молитвы поют все хором гимн государю императору. Пропевшим гимн мужчина, стоявший на возвышении, читает просительную молитву о помощи в делах государю императору, всем начальникам, правителям, а также всем братьям, борющимся за нас со врагом, и этим собрание оканчивается»... '

Если бы интересы царя и свои собственные проповедники считали разными, то не стали бы молиться одному и тому же богу за себя и против себя, хотя конечно странно звучит молитва сектантов за успешность дел правителей, которые одним из важнейших своих дел считали борьбу с сектантством. Охранное отделение в целях борьбы с сектантством хотело найти хоть какой-нибудь предлог для преследования, но все доносы попов не подтверждались. Например в ответ на один из поповских доносов начальник киевского охранного отделения полковник Шредель мог губернатору ответить лишь следующее:

«1915 года, июля 23 дня, я, начальник киевского губернского жандармского управления, полковник Шредель, рассмотрев произведенную помощником моим в Уманском и других уездах ротмистром Орловым переписку об адвентистах Уманского уезда2 Данииле Цыбульском, Науме Дышмане и др. нашел... никто из ряда определенных свидетелей не мог указать на то, чтобы деятельность сектантов или их руководителей была направлена явно во вред интересам государства... Не установлено также, чтобы адвентисты вели среди населения агитацию за отказ итти на войну, поднимать оружие против врагов, называя их °Ратьями. В отношении помощи населению и общественным учрежде-

^ Дело № 57, 1915 г. Киев. губ. жанд. управ, о сектантах. Лист 128, «паолюдение за молитвенным собранием христиан-евангелистов в доме 104 по Жилянской ул.».

Село Дзенгеловка, Уманского уезда. 291O                                                                                                                         81

ниям на нужды войны также не проявили обособленности и охотно' давали при сборах и деньгами, и натурой, а Русановская община внесла на «Красный крест» 22 рубля... В деятельности членов этой секты, в частности лиц, проходящих по настоящей переписке, нет ничего, что бы угрожало государственному порядку и общественному спокойствию или нарушило бы требования закона и властей и влекло бы к вреду интересам армии, и потому, за отсутствием в деятельности Даниила Цы-бульского, Наума Дышмана, Николы Цыбульского и Симеона Мельника признаков преступности или нарушения интересов государства и армии, полагал бы настоящую переписку прекратить без последствий для названных выше лиц и, руководствуясь правилами о местностях, состоящих на военном положении, постановил: препроводить настоящую переписку на распоряжение киевского губернатора» 1.

Подобное же «дело» прекратил Шредель и в отношении' ■евангелистов села Смелы.

«Данных, — заявил Шредель,—указывающих на то, что сектанты в Смеле устраивают под видом молитвенных собраний противоправительственные беседы, — не добыто».

Звенигородский уездный исправник Шределю сообщил, что «к требованиям полиции и сельских властей сектанты относятся, повидимому, внимательно и беспрекословно... выступлений противоправительственного характера со стороны сектантов не было и не наблюдалось»2.

Сами сектанты не стеснялись выставлять перед охранниками напоказ свои верноподданнические настроения.

«В нашей вере, —сообщил евангелист Алексеев жандармскому киевскому подполковнику Самохвалову, — власти начальника сопротивляться нельзя... За мое поведение меня назначили обучать молодых солдат, что я и исполнил, и они сейчас принимают присягу... Мы ж^ считаем, что государь должен быть в каждой стране и что воле его должны подчиняться. Так говорится в священном писании, и мы Tail следуем, и, как русские подданные, мы считаем волю государя и ег<| повеления для себя обязательными. И до сих пор я служил государн\ нашему и родине честно. Никифор Алексеев» 3.                                        •'

Как видно из этого показания, сектанты хотели, чтобы царская власть была во всех странах.

Не будем приводить отзывов о сектантах со стороны гу> бернаторов и жандармских властей других губерний (например похвальный отзыв нижегородского губернатора о старообрядцах). Достаточно и приведенных отзывов, чтобы судить о том, как далеки были сектанты от той революционной роли, в которой их подозревали попы и которую они при советской власти задним числом пытались себе приписать.

1  Цитируем по статье т. Ю. С к р и п н и ч е н к о, помещенной жур. «Безбожник»; №№ 19—20 за 1932 г.

2  Там же.

3  Дело № 57 за 1915 г. киевского губ. жаяд. упр., лист 13.

82

РОЛЬ ТРЕЗВЕННИЧЕСКОГО ДВИЖЕНИЯ

Своей проповедью о любви к врагам сектанты пытались обезволить окружавшее их недовольное крестьянство, потушить классовую ненависть, ослабить борьбу с самодержавием. Разделяя трудящихся на множество враждующих и конкурирующих сект, сектанты увеличивали неорганизован-' ность трудящихся, чем помогали самодержавию. В доказательство того, что сектантские проповеди о трезвости в это время были полезны для реакции, можно указать на происходившие перед войной и во время войны под руководством попов трезвеннические собрания,- проповеди Hi целые демонстрации (крестные ходы в «день трезвости»). Вот почему Чуриков и Колосков не подверглись ссылке, вот почему они так легко отделались от царского суда. Попам лишь не нравилось, что ведут эту пропаганду трезвенники в ущерб материальным интересам церкви. Классовая выгода от трезвенничества для эксплоататоров заключалась в том, что люди не хотели заниматься политикой, начинали заниматься трезвостью и вообще «внутренним самоусовершенствованием». Социально-экономические условия существования людей при капитализме — эксплоатация и бесправие, являвшиеся главными источниками пьянства, обходились молчанием, потому что относились к «политике» и оставлялись на усмотрение богом поставленного начальства. Вместо того чтобы изменять условия своего существования, и прежде всего политический строй, одураченный, размагниченный трезвенник старался найти виновников всех своих несчастий внутри себя. Таким путем вопросы, опасные дли царского строя, подменивались вопросами безопасными, религиозно-нравственными. Трезвость, молитву, каторжный труд вместо революции — вот что предлагали проповедники. От трезвости и от труда жизнь пьяниц и нетрудовых людей мо/гла оказаться немного лучше. Но изменялась ли в лучшую сторону от трезвости и труда жизнь и без того трудолюбивых и трезвых людей? Нет, жизнь трезвых и трудолюбивых людей протекала попрежнему в бесправии и нищете. Требовалось коренное изменение жизни. Это коренное изменение жизни могло наступить только благодаря ре-волюции. Но сектанты были против революции, так как Революция есть «насилие». В этом пункте попы и жандармы Не расходились с сектантами. Сектанты, так же как и попы, оворили иногда о братстве и о равенстве, но о братстве и авенстве во христе. Единственно, что резко отличало секты

83

от церкви — это нелюбовь к попам, но даже и эта нелюбовь к попам бь$ла использована буржуазией в целях отвлечения внимания масс от других, более важных политических' вопросов. Таких сектантов, как штундисты, в XIX в. причисляли к оппозиционным течениям не без основания. Многие называли штундистов даже революционерами, что 'конечно было неправильно. Но штундисты еще до 1905 г. были разгромлены церковью и слились в основном с баптизмом. Секты же баптистов и евангелистов мало чем отличались по своим политическим позициям от церкви и были только тормозом для роста организованности и сознательности трудящихся. В дальнейшем, и особенно во время войны и революции, сектантство, в особенности его кулацкая верхушка, оказалось на еще более правом фланге и играло откровенно реакционную роль. Во всем этом мы конечно не виним темную сектантскую массу. В этом не столько вина, сколько беда сектантской массы, находившейся на поводу у буржуазии в силу своего религиозного ослепления.

Буржуазия после революции 1905 года стала очень богомольной. События последующих и особенно предвоенных лет сделали ее еще более богомольной. Испуганная могучим размахом мирового рабочего движения и ростом национально-освободительного движения буржуазия... «бросилась в объятия реакции, военщины, поповщины и мракобесия» х.

В домонополистический период развития капитализма буржуазия была сравнительно миролюбивой и сзободолю-бивой, потому что она имела возможность расширять рынки сбыта и сырья путем более или менее легкого захвата свободной части колоний и полуколоний. Буржуазия была в то время бодро настроена, буржуазные революции принесли ей пользу, а с пролетариатом она надеялась справиться. Сектанты во всех странах приносили буржуазии пользу, и она поэтому благосклонно смотрела на стихийные, но мирные формы протеста крестьян-сектантов в России против остатков крепостничества. Отказ некоторых сектантов-крестьян от службы з царской армии или от уплаты налогов не мог обеспокоить буржуазию. Не то мы 1видим в эпоху империализма. Период сравнительно мирного развития капитализма кончился. Наступила эпоха войн и пролетарских революций. Вскрылись непримиримые, катастрофические противоречия империализма: между трудом и капиталом, между метрополиями и колониями, между империалистическими странами. В эпо-

т

С

■ег г

К»

в,.

(ВТ.

84

1 Ленин, т. XVI, стр. 384.

ху империализма буржуазия стала воинственной и реакционной, как никогда.

В эпоху империализма буржуазия заинтересована в обороноспособности своих государств, как никогда'. Империалит стекая буржуазия не может терпимо относиться к сектантским отказам от службы з войсках, которые должны защищать ее интересы, хотя она не прочь поиграть в пацифизм ,и прикрыть пацифизмом свои вооружения.

Буржуазное руководство сект продолжало поэтому, с одной стороны, говорить о мире и любви ко всем, а с другой стороны, насаждало патриотические чувства и вело линию на сокращение случаев отказа от военной службы. Количество случаев отказа от военной службы уменьшалось. Сектантские группировки, проповедывавшие отказ от военной службы, становились все более редкими и малочисленными. Большинство сект настраивалось все более и более патриотически. Зажиточные сектанты с гордостью носили царские медали и прочие отличия. В 1913 году в селе Астраханке (tome Мелитопольского района, УССР) был устроен торжественный верноподданнический всесектантский съезд по поводу трехсотлетия дома Романовых. Ясно, что во всем этом сказывалось влияние буржуазного руководства сект, сказывалась сила религиозно-патриотического воспитания сектантов проповедниками.

Откуда, скажем, было столько у сектантов слепого воодушевления бороться во время империалистической войны с оружием в руках за интересы преследовавшего их правительства? Причина кроется в религиозном ослеплении и в податливости отсталых, религиозных масс буржуазному влиянию. Напр, в Англии и Америке не было обязательной военной службы, а во время империалистической войны в армиях Америки и Англии было много сектантов. Сектантские проповедники на основании библии и евангелия доказывали необходимость послушания начальству и защиты «родины». Для примера мы рассмотрим сначала военную деятельность американских сектантов, потому что в Америке больше сектантов, чем в какой-либо другой стране, и в Америке связь религии с капиталом откровеннее, чем где бы то ни было.

Ill

СЕКТАНТСТВО ВО ВРЕМЯ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ ВОЙНЫ

ПОВЕДЕНИЕ АМЕРИКАНСКИХ СЕКТАНТОВ ВО ВРЕМЯ

ВОЙНЫ

До войны в самой сектантской стране, в Америке, во главе пацифистских организаций стояли всевозможные «преподобные» и «преосвященные», вроде таких лиц, как преподобный Уильям Хебел (представитель пресвитерианской секты в Кливленде, Охайо), преосвященный С. Парк Кадман (баптист, возглавлявший потом Федеральный совет всех протестантских церквей в Америке), преподобный Ньюэлла Дуайт Хиллис (баптист, деятель плимутской баптистской общины в Бруклине, Нью-Йорке), епископ Кинсоль-винг (представитель секты методистов), преосвященный Генри Ван-Дайк (представитель нью-йоркской общины секты пресвитериан), преосвященный Чарльз Обрей Итон (пресвитер мадиссонской баптистской общины нью-йоркского Сити). Как вели себя во время войны все эти «преподобные» и «преосвященные», видно из нижеследующих примеровх.

Преподобный баптист Ньюэлла Дуайт Хиллис произнес по поводу войны в 162 городах свыше 400 проповедей. Каково было содержание проповедей преподобного Хил-лиса, показывает следующий отрывок из его лживой речи:

1 Все приводимые ниже выдержки из речей американских руководителей сект подобраны т. Кларенсом А. Хатавеем на основании материалов официальных американских отчетов, церковных американских справочников и журналов.

87

«Поезд с английскими солдатами проходил через город, поезд, наполненный военнопленными в товарных вагонах, без какого бы то ни было санитарного обслуживания. Там были раненые, которые в течение трех дней оставались без пищи и воды, мужчины с запекшимися губами умоляли немецких женщин дать им воды, но они держали воду так, чтобы она не досталась английским солдатам, и, выливая эту воду на их же глазах, плевали в лицо этим раненым».

Так пытался возбудить ненависть и воинственное настроение против немцев преподобный баптист Хиллис среди мирных граждан Америки. Для большей убедительности своих слов Хиллис съездил на театр военных действий. Брошюра Хиллиса с описанием «зверств немецких банд» была скуплена Ассоциацией американских банкиров и разослана всем проповедникам для,прочтения ее перед собраниями верующих в день военного займа. Этот один факт является уже достаточно красноречивым доказательством сотрудничества вождей сект с буржуазией. Американские банкиры наживались на войне и очень щедро поэтому оплачивали услуги таких вождей сект, как преподобный Хиллис. Для иллюстрации этого положения приведем другой пример.

В самой богатой части Нью-Йорка существует мадиссон-ская баптистская община, настоятелем (пресвитером) которой во время войны был преподобный Чарльз Обрей Итон. Итон старался выслужиться перед богатыми членами своей общины, вел самую ярую агитацию за войну против немцев. За удачные проповеди в пользу войны Итон был обласкан капиталистами и назначен американским правительством на пост председателя секции военного обслуживания при обществе содействия флоту. Кандидатура Итона оказалась очень удачной, выгодной для американского правительства. Итон, используя свой авторитет среди восьми миллионов трехсот тысяу, баптистов США, повел травлю против всех противников войны, и в первую очередь против социалистов. Когда радикалы выставили своего кандидата в мэры Нью-Йорка,. Итон использовал патриотические настроения мелкой буржуазии для открытой погромной агитации против выставленного радикалами кандидата в мэры. Выступая против радикалов, Итон заявил, что «когда он (т. е. радикал. — Ф. П.) шныряет вокруг с бомбой, не говорите:

«Давайте помолимся», а вяжите его и бомбу привяжите ему на грудь, потом зажгите ее и наблюдайте, как он пойдет к кайзеру, то-бишь к чорту! Будьте настоящими мужчинами!»

Итону вторил преосвященный Генри Ван-Дайк:

«Я повесил бы всякого, независимо от того, является ли он канди-м в мэры или нет (имеется в виду вышеупомянутый кандидат в ^дрЫ___ф. П.), кто поднимет голос против участия Соединенных штатов в войне».

«Такие люди (т. е. противники войны. — Ф. П.), — говорил методистский епископ Кинсольвинг, — должны быть не только изгнаны из страны, но сметены с лица земли». .

Как, каким путем сметали с лица земли противников войны последователи Итона, рассказывает сам Итон:

«На тихоокеанском побережье рабочие создали так называемый регьсовый комитет. Этот комитет состоит исключительно из рабочих. Его Дель — следить, чтобы все рабочие, занятые на верфях, были на все сто процентов американцами и работали восемь часов в сутки в течение шести дней в неделю. На одной из верфей в Сиэтле рельсовый комитет имеет железную трубу, которая зовется «рельсой свободы». Эту трубу держат вблизи кузницы. В случае, когда рабочий высказывает нелойяльную точку зрения, не покупает военных облигаций или марок или каким-либо другим путем проявляет недостаточно горячее отношение к войне, рельсовый комитет привлекает его к расправе. Рельса свободы раскаляется в кузнице, и .нелойяльного рабочего катают на ней вокруг верфи. Как мне говорили, в одно время двенадцать человек находились в сиэтльском госпитале ла излечении от катания на рельсе свободы».

Рельсовый комитет был создан конечно не рабочими, а самими проповедниками и воинственно настроенными обывателями. То, что настроение рабочих было далеко не патриотическим, доказывают многочисленные случаи расправы с рабочими со стороны именно горожан-мещан.

Особенно жестоко расправлялись науськанные вождями сект обыватели с членами Ассоциации индустриальных рабочих мира. Одного из членов этой ассоциации, а именно Франка Литл, толпа замучила на улицах Бьют в Монтане, привязавши сзади автомобиля. Другого члена Ассоциации индустриальных рабочих мира, по фамилии Уэсли Эверст, толпа вытащила из тюрьмы, оскопила (охолостила) и повесила на железнодорожном мосту. Многих науськанная попами и сектантскими проповедниками толпа избивала* раздетых купала в горячей смоле, а потом катала в перьях и в таком виде выгоняла из города. В своих проповедях вожди сект старались доказать, что все социалисты и радикалы являются противниками войны и поэтому с ними нужно бороться как с немецкими агентами и шпионами. Выгода для буржуазии от таких проповедей была двойная: во-первых, усиливалось настроение за войну, которая приносила капиталистам небывалые прибыли, и, во-вторых, тормозились руководимые социалистами и убыточные для капита-

89

листов забастовки. -Как же после этого могли капиталисты не жертвовать на сектантскую и вообще религиозную пропаганду? Таких вождей сектантства, как Итон, буржуазия всячески облагодетельствовала. Например Итон с помощью своей хозяйки-буржуазии смог после войны заняться торговыми делами и был даже выбран членом Конгресса от торговых кругов Нью-Джерсей. Тех же немногих лиц, которые не хотели итти по стопам Итона, буржуазия всячески запугивала и прижимала через своих ставленников — вождей церкви и сект. Например преподобный баптист Кадман по адресу учителей, не желавших пропагандировать войны, прямо заявил:

«.Учителя, которые внушают своим ученикам, что они не имеют права бороться с оружием в руках за' свое отечество, должны быть изгнаны со службы».

В 1919 г. съезд методистов выгнал одного участника съезда за то, что он заявил: «Мы должны служить сначала богу, а потом отечеству». Сначала отечество, т. е. интересы капиталистов, а потом уже бог — вот действительная формула американских вождей сектантства. Съезд унитариан-ской секты заявил:

«Церковь окажет финансовую помощь только таким церквам, которые добровольно, серьезно и вполне определенно будут поддерживать Соединенные штаты в их решительном продолжении войны».

Для ведения религиозно-патриотической пропаганды были созданы 31 сектантская и 21 межсектантская, всего же 52 религиозных организации. Было военизировано 57 баптистских и 65 методистских печатных изданий. Что делали и что печатали сектантские организации, можно судить по методистскому печатному органу «Ционс Геральд». В «■Цианс Геральд» печатно заверяли читателей:

«За спиной бостонских зачинщиков скрывается неамериканская социалистическая пропаганда, которая является злостным наростом на теле нашей страны с самого начала наших недоразумений с Германией... Кровь кипит, когда вспомнишь эти демонстрации, противоречащие американскому духу».

Американский же дух заключался в то время в том, чтобы воевать и воевать. Американские вожди сект были лучшими агитаторами буржуазии за войну. Американские вожди сект начали агитацию за вмешательство Америки в войну еще в то время, когда Америка не решила этого вопроса. Например преподобный Уильям Хебел призывал «пожертвовать

90

свои даймы» (дайм равен примерно 20 копейкам.—Ф. П.) на постройку военного корабля для «дяди Сама» * еще в 1916 г. В это же примерно время выступил с лозунгом: «Готовьтесь, готовьтесь, готовьтесь к войне!» преподобный баптист Кадман.

«Как только мы присоединились к войне,— пишет американский профессор библейской литературы Гранвил Хик£,— все эти служители бога занялись веселым делом пропаганды войны среди прихожан. Плакаты на этих божественных зданиях и внутри них оповещали, что церковь (в Америке религиозные организации, в том числе все секты, называются церквами.— Ф. П.) стала официальным пунктом рекрутского набора, во главе с ее, приходскими священниками, призывающими к поступлению на военную службу, распространяющими облигации военного займа и военные марки, указывающими в своих проповедях на необходимость делать запасы продуктов и научавшими мирян с чисто христианским усердием ненавидеть гуннов».

Пацифизм хорош для буржуазии в мирной обстановке как одно из средств усыпления революционной бдительности масс. Во время же войны пацифистская болтовня понижает боеспособность войск буржуазии и поэтому невыгодна буржуазии. Например буржуазия союзных государств хотела во что бы то ни стало раздавить своего конкурента, Германию. Русские же солдаты, благодаря большевистской агитации, а также1 благодаря военным неудачам, усталости, стремлению поскорее разделить помещичью землю, не хотели воевать. Многие сектанты-солдаты примкнули к этим солдатам, не желавшим воевать, и дали религиозное объяснение (оправдание), что, мол, сам бог нам запретил в своем евангелии ^убивать людей. Жившие в то время в России американские' представители, среди которых было много сектантов, были настроены иначе. Американцы в то время только-что (ввязывались в войну, но своей армии еще не имели, — они попросили поэтому Керенского удержать солдат на фронте, пока американцы сформируют в помощь союзникам свою армию.

Одними из 'Первых начали американские вожди сект свою агитацию за войну и одними из последних ее кончили. Например, когда уже 'кончилась война и когда в Германии произошла революция, преподобный баптист Хиллис все еще громил в своих проповедях немцев:

1 «Дядя Сам» _ США на

языке американских патриотов.

91

«Правильно прощать врага, когда враг раскаялся, но совсем дру. гое дело простить врага в то время, когда он я'вляется владельцем награбленного... Германия должна признать себя виновной в убийствах, поджогах, грабежах».

Так оправдывал Хиллис ограбление Германии. Для того же, чтобы Германия не стояла в будущем на пути империали* стичеокой Америки, Хиллис предлагал созвать всемирную конференцию                                                                 ч           }

«для решения вопроса о том, как сделать бесплодными десяти) тысяч немецких.солдат и столько же женщин, с той целью чтобы поем того, как вымрет это поколение немцев, избавить цивилизованные го] рода, государства и расы от этого страшного нароста, который с кор; нем должен быть вырван из человеческого общества.

Можно было бы привести еще множество цитат (выдержек) из речей американских вождей сектантства, но думаем что достаточно и вышеприведенных. Мы взяли как пример нарочно Америку, так как американские сектанты — самые многочисленные, они руководят сектантскими организациями всего мира и они считаются самыми «свободолюбивыми», «революционными». Какова эта «свободолюбивость» и «революционность», мы только-что видели на фактах. Ни опровергнуть, ни уничтожить этих фактов никто не в состоянии, Обратимся теперь к подобным же неопровержимым фактам: рисующим нам отношение русских вожаков сект к империалистической войне.

ПАТРИОТИЧЕСКОЕ СОРЕВНОВАНИЕ РУССКИХ СЕКТАНТОВ И ПОПОВ

Вопрос о поведении сектантов во время войны и револю' ции имеет большое значение. Сектантские вожди многое бц хотели вычеркнуть из своего прошлого и прошлого своих последователей, но этого они не в силах сделать. Сектант1 ским вождям, ведущим пацифистскую пропаганду, очень неприятно слышать о том, как они в прошлом призывали своих последователей воевать до победного конца. Зажиточная часть сектантов наживалась на войне и вместе с отечестве! ной буржуазией призывала бедняцкую часть сектантства войне до победного конца. Голоса бедняков-сектантов, г желавших умирать за интересы «братьев»-капиталисто; были одиноки и нежелательны руководителям сектантства.;:;

Согласно сведениям Министерства внутренних дел с м4 мента объявления войны и до мая 1917 г. отказавшихся щ службы в царской армии было всего 837 чел., из них ceii 92

"ОРЪ

Л" !;Ч4,

Лг/nfiinrito.iiff Xihjtitio.iit/ llritjinmii-

ГО' yjAi'L ПМ111-:1'ЛТ(>!Ъ ш, «I,■,„-.им ц,, in/ очимкщ. <„: U-ii час, Mit/itm' Hhl< n'l.U

ii.uii aii.ji)i<4/nix>i!iiH'i4'ri;iu чцт'нкм. и» Л?,;,<:■.•;•: 4)i~ mfiw,:> К.1Ш1..1. '/,V, 111'» IIMlli-:i'.\-n>l'<'j;APO

HE.lil'iH' '/'/;!. Л7/ //.l///A7'.l'/v;/"'/Vi/y; НИ-

:ni4i:< rin, /v//-j,<.!

It Oi;ii,imji:' .vttltl'tlWl.v ,'•'."(. ичиг.тпи,!

II „t,,w>,,;n l)l,l::u4MillU-:U !,".!,■■■■ ,-".!'„.„ „,:■■', MUlt. Г-Ж', )t>i!illi'!t>!>l>,U;. HlDllliptMtlll.- : . '!• ■:. /-.!/'•/-H'AKi lhlM>, uut.;i'-:iiuiii цк-кЩи \u>'i< - ■ ■<■ '- ■ -■Ji-i/-. >ll)i).Vllllll!jlhl.i;, .U'l'tif.'itJ".: Ihlh.ji!; ')•■ "i.i-:: A-'fti-

Патриотизм по отношению к капиталистической родине и верноподданнические чувства к царю вожаки сект проявляли не раз и раньше, задолго до империалистической войны 1914—18 гг. Например по случаю «чудесного спасения» царского поезда от «рушения на станции

орки (1888 г.) вожаки крупнейших сектантских общин села Астраханки посылали поздравительные телеграммы царю. В ответ через исправника они получили благодарность от Царя и снова собрались все вместе и

Ще Раз засвидетельствовали свою верноподданность царю.

93

тантского вероисповедания 581 чел. и невыясненного вероисповедания 256 чел. По сектам и по военным округам это количество отказавшихся от службы в царской армии распределяется, как указано в таблице на стр. 96—97.

Как же, спрашивается, относились к войне и к службе в царской армии сектантские руководящие верхи, и в частности баптистские, евангелистские и адвентистские вожаки? Сектантские организации и журналы стремились прежде все-

Часовня сектантов-еноховцев в селе Пологом Займище, б. Царицынского у. Часовня была построена во двэре Гороховского — управляющего имением князей Урусовых. В часовне процветал культ «героя» империалистической войны—-старообрядца Козьмы Крючкова. Fiue в 1925 г. портрет Крючкова висел рядом с иконами.

го смыть с себя «пятно» подозрения в измене. Дело в том, что православные попы, желая свести с сектантами свои старые счеты, стали' обвинять сектантов в немецкой вере и в немецких симпатиях, в доказательство чего рассказывали всяческие небылицы о пожертвованиях Вильгельма II на деятельность русских сектантов. Возбуждаемая попами толпа устраивала сектантские погромы еще и раньше, а в связи > с отказами некоторых сектантов от службы в царской армии случаи погромных выступлений против сектантов участились.

Руководители сект считали войну «справедливой» и поэтому даже не пытались разъяснять темным массам сред войны. Они уклонялись и от объяснения религиозных при-

94

i ин отказа своих единомышленников служить в царской армии, стараясь доказать, что среди сектантов изменников «престолу и отечеству» нет. Вспоминая дни гонений и недоверия, сектанты потом с грустью писали:

«Невероятным казался этот призыв к погрому «еретиков» и «изменников», которые в действительности тысячами заполнили ряды армии с др'угими делили тяготы и опасности войны, жертвовали собой и, раненые, мучились на лазаретных койках» г.

Как до войны, так и во время войны сектанты защищались от погромщиков своими заслугами перед царским отечеством. Про одного старейшего баптиста Прохоренко баптисты с гордостью рассказывали, что он спасся и спас свои?» единомышленников от избиения тем, что поляка-исправника назвал польским мятежником, а о себе рассказал, как заслужил во время турецкой войны звание георгиевского кавалера.

«Однажды, — рассказывают про Прохоренко, — в нашу деревню приехали исправник и пристав; собрали сход, на который позвали и всех нас. На сходе исправник велел.нас бить. Народ ответил: ...начните вы вперед их бить, а потом и мы будем...

Исправник не заставил себя долго упрашивать. Подошел к Прохоренко, развернулся и начал его бить. Пристав, урядник, староста, сотский и другие тоже начали нас дружно бить. Прохоренко же схватил исправника за плечи и, тряся его, громко проговорил:

—. Что ты делаешь, польский мятежник (исправник был из поляков)? Разбойник ты, а не начальник. Я в турецкой войне был, защищал родину, имею кавалерские отличия и избавлен от телесного наказания, а вы меня на сходе бьете.

Исправник испугался, побелел и начал кричать:

— Не бейте их, не бейте!

Благодаря смелости Прохоренко избиение приостановилось. Случай этот был доведен до сведения губернатора, который сначала вызвал 5 человек из наших старших братьев, а потом оставил их в городе и выслал в нашу деревню вице-губернатора» -.

Это не единственный случай, когда сектанты обращались с жалобой на «мятежников» к губернаторам и даже к околоточным надзирателям. В ответ на обвинения в измене патриотически настроенные сектанты пели с упоением на своих молитвенных собраниях гимны в честь царя, а присутствовавших поповских соглядатаев за непочтение к царской особе таскали в полицию. Например на одном из баптистских собраний

«во время исполнения народного гимна «ревнитель» Мельников не пожелал встать. Ему сделали замечание, и он закричал в ответ: «Не

J «Слово истины» № 1, за 1917 г., стр. 7. «Слово истины» № 9—12, за май—июнь 1918 г., стр. 85.

95

ВЕД О

О нижних воинских чинах, осужденных военно-окружными судами за отечества и обЯ5анностей нести военную служоу. (Со вре (Получено в мае 1917 г. толстовцем К. С. Шохор-Троцким

1

2

3

4

5

6

7

8

9 10 11 12 13 14 15

16 17

18 19 20 21 22 23 24 25

26

27 28

23 30

НАИМЕНОВАНИЕ ВОЕННЫХ ОКРУГОВ

s з о

ч

I!

.22 я u

lias

Двинский Воен. Округ . . .

Иркутский Воен. Округ . .

Кавказский Воен. Округ . .

Казанский Воен. Округ . . .

Киевский Воен. Округ . . .

Мин. кий Воен. Округ ....

MockjBckhh Воен. Округ . . .

Одесский Воен. Округ ....

Омский Воен. Округ.....

Петроградский Воен. Округ . .

Приамурский Воен. Округ . . Туркестанский Воен. Округ .

Общ. Корп. Суд 1 Действ. Арм. Общ. Корп. Суд 2 Действ. Арм. Общ. Корп. Суд 15, 27, 34 Арм., 7 Кав. д. и 3 Кав. Корп. 2 Арм. Военно-Соед. Суд 3 Действ. Арм.1, Второй Общий Корп. Суд 4 }

Действ. Арм........j

Воен.-Соед. Суд 5 Действ. Арм. | Общ. Корп. Суд 8 Действ. Арм. | Общ. Корп. Суд 9 Арм . . . . ! Общ. Корп. Суд 10 Арм. . . . I Общ. Корп. Суд 11 Арм. . . . j Общ. Корп. Суд 12 Арм. . . . ! Корп. Суд 1 Кавк. Арм. Корн. \ Общ. Корп. Суд 2 гчавк. и 24 I

Арм. Корп........[

Общ. Корп. Суд Штаба 40 Арм. j

Корпуса..........I

Корп. Суд 42 Арм. Корп. . . . Военно-Морск. Суд во Влади- !

востоке .......... j

Военно-Морск. Суд в Гельсйнг- ]

форсе...........'

Военно-Морск. Суд в Севасто-; поле............

ВСЕГО

1 3

16

18

16

10

11

3

9

1

2

1

з

114

1

6

55

я

17 115

11 4

12 5 4 1

11 1 9 3

249 I 16

27

[25

1 3

18

0

19

8

97

26

.7

!4

6

3

1

6

4 4

256

22

МО с ть

тказы по своим убеждениям от употребления оружия против врагов еНи возникновения войны и по 1 апреля 1917 г) Департамента духовных дел Министер-тва внутренних дел)

Адвентисты!

Субб0Т1ШК1 1

х .

Ш {_ О о X, ы

£8-

Иеговисты

Свободные

христиане

Иудейст-вующие

3

и-Т

И О

н о

О

Квакеры

Добролю- 1 бовцы j

Гернгутеры

итого

я

3

8

;1

»»

я

I

36

6

w

3

я

2

3

48

4

9

6

3

8

138

2

1

4

,

я

53

4

1

я

и

1

41

9

5

1

2

5

3

1

270

И

я

я

1

1

2

56

12

»

1

1

я

Я

34

5

я

3

6

я

32

о

Я

я

я

т

14

1

и

я

1

1

1

12

и

*

я

и

2

-

»

»

я

»

я

я

»

6

Я

я

п

я

7

1

-

я

я

8

Я

,

п

9

1

я

я

я

п

1

у,

4

Я

я

я

я

3

1

я

?J

я

и

я

я

ш

12

я

я

,

я

7

2

я

11

1

2

1

я

я

я

я

:

17

3

Я

я

я

*

■•

я

я

4

я

tt

я

п

3

я

я

л

6

»

и

я

«

я

3

я

я

я

я

»

«

4

»

»

-

п

»

1

я

■■

»

1

»

я

я

1

70

16

6

8

8

18

6-

13

1

837

7_

2Э10

желаю вставать в собрании «немцев». Попробовали его вывести, но он упал на пол и завопил: «Караул! Бьют!» Позвали городового, и в результате участок и протокол, но не на скандалиста Мельникова, а на пришедших с ним братьев. Так пожелалось надзирателю» *.

Молчаливое соглашение попов и полиции возмущало сектантов, и они изыскивали способы доказать, что тоже могут служить царю и капиталистам не хуже, а может быть, и

Во время царизма сектанты с гордостью носил : медали и другие знаки отличия, пожалованные им за заслуги п-ред империалистической родиной. На снимье пресвитер молоканской общины донского топка Тимофей Алексеевич Сергеев (село Нововасильевка '>. Бердян-ского у.).

лучше попов. Например в журнале «Слово истины» рассказывается, что даже гонитель сектантов епископ таврический] Димитрий вынужден был отметить, что                                  }

«общество села Астраханки, Бердянского уезда, усердно поставляв ло подводы для перевозки запасных нижних чинов, пожертвовало 1 000 руб. на оказание помощи семействам призванных на действительную службу пожилых чинов и сверх того открыло подписку, кто и сколько может примять раненых воинов» г.

1  «Слово истины» № 1, за май 1917 г., стр. 7.

2  Из письма епископа таврического Димитрия губернатору от 17 марта 1914 г. «Слово истины* № 11, за октябрь 1917 г., стр. 159,

98

Московские сектанты не хотели отставать от сектантов из Астраханки, «о им мешали попы проявлять патриотизм.

«В начале войны московская община баптистов приняла деятельное участие в помощи раненым. Был сооружен лазарет на 25 кроватей. Городская управа выразила общине благодарность... Община баптистов от себя поставила двух сиделок, кухарку и заведующую хозяйственной частью. Оборудованный на славу лазарет был готов принять страждущих... Но вот 28 сентября 1914 г. покойного наставника общины С. П. Степанова позвали в Городскую управу и объявили распоряжение командующего округом не давать раненых в лазарет баптистов. Принялись хлопотать, стучались во все двери, но выяснилось, что в этом деле замешано духовенство православной церкви, которое боялось пропаганды. С. П. Степанов подавал всевозможные разъяснения, говоря о гражданском чувстве и готовности баптистов итти на жертвы для общего дела, «о все оказалось тщетным. Было предложено или закрыть лазарет, или передать его городу. Обсудив положение, община решилась на последнее, подарив все оборудование (городу» ].

Как видим, и здесь православное духовенство перебежало дорогу сектантам. Не помешай попы и глупая полиция —.богая часть сектантов тряхнула бы своей мошной. Однако и несмотря на помехи, чинившиеся попами, сектанты успели послужить и князьям, и генералам, и адмиралам, и членам Государственного совета и Государственной думы, и министрам. Например известный баптистский деятель, находящийся в белой эмиграции, В. Фетлер с гордостью указывал, что

«великие князья, генералы, адмиралы, члены Государственного совета и Государственной думы и министры рады были пользоваться услугами верных сектантов» 2.

Тем горше было сознавать сектантам возводимую на «их попами напраслину. Бия себя в грудь, чуть ли не со слезами на глазах, сектанты старались всех уверить, что они не из-мерники «престолу и отечеству»:

...«мы, — писали баптисты,—русские по национальности, любим нашу родину, и в рядах армии теперь находятся наши отцы, братья, дети... Среди сектантов изменников нет» :!.

1  «Слово истины» № 2—3, 1917 г., стр. 45.

2  «Слово истины» № 5—6, за август 1917 г. стр. 68, очерк В. Фет-лера.

3  «Слово истины» № 7, за август 1917 г., стр. 99, очерк Мих. Тимошенко — «В Нарымский край».

7*

99

«ДЕМОКРАТИЧЕСКОЕ» ОБОРОНЧЕСТВО СЕКТАНТОВ ПОСЛЕ ФЕВРАЛЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ

После свержения самодержавия Сектанты получили наконец возможность доказать, что они патриоты, и отношение к ним со стороны буржуазии стало еще более теплым.

«Теперь, — с чувством радости сообщали баптисты в августе 1917 г.,—время изменилось, и умолкла клевета на баптистов, которых считали чуть ли не изменникам» *.

Сектанты и прежде стремились доказать свою благона-, дежность, но,

«как мы ни старались показать себя лойяльными, нам не варили» *,

В период керенщины сектанты начинают изображать иа; себя свободолюбивых демократов и неистово ругать тех са-мых министров и генералов, которые прежде «рады были-пользоваться услугами верных сектантов». Больше всего по-" пало от сектантов Сухомлинову,

«который оставил армию без снарядов и ружей, который в момент серьезной опасности нагло и открыто лгал Государственной думе»>.'

Сектанты готовы были итти «а любые жертвы ради войны и даже отменили из-за войны, чтобы не отвлекать юно-, шества с фронта, свой всероссийский юношеский съезд.

«Съезд юношей не собирался с 1909 года... Как ни желателен и щ современен бьш бы поэтому съезд, но по обстоятельствам переживав-мого времени нам созыв его представляется в настоящее время неосуществимым по целому ряду затруднений, к которым нужно отнести, главным образом, невозможные способы сообщений и отвлечение большинства молодых сил на фронт» *.

В войне сектанты нашли даже большие положительные стороны. Например война, по словам сектантов, способствовала распространению трезвости и библии в войсках, чего до войны не было. Сектанты при этом, не стесняясь, пишут, что религия вполне может заменить водку. Запрещение винной монополии сектанты называют «первой нравственной реформой». Сектанты с гордостью отмечают, что проповедуемая ими трезвость помогла русским армиям «вести их

1   «Слово истины» № 5—6, за август 1917 г., стр. 88.

2  Там же.

8 Там же, стр. 87.

4 «Слово истины» № 4, за июль 1917 г., обращение ко всем верующим юношам России членов правления П. В. Павлова и М. Д-Тимошенко.

10Э

неустрашимые и героические бои», т. е. что трезвость, и yom числе воспетая проповедниками сектантская трезвость, находилась на службе империализма.

«Первой нравственной реформой, — писали баптисты, — было запрещение продажи водки. Несомненно, что без этого запрещения про-лажи спиртных напитков для русских армий было бы гораздо труднее вести их неустрашимые и героические бои... Вода Смерти и Вода Жизни всегда вели борьбу друг с другом. В человеке есть таинственное подство между его духовным состоянием и его испорченным аппетитом. Человек, которого дух не имеет Христа, будет чувствовать жгучую жажду предметов мира сего, которая унижает и портит то, что есть благородного и возвышенного в характере. Но, когда такое лицо лишено возможности удовлетворить эти низменные желания, тогда наступает время предложить ему принять жизнь вечную. Так было в России. Кажется, жажда библии сама собою смягчила страсть к водке. Сейчас же вслед за запрещением алкоголя распространением библии заинтересовались не только некоторые священники и проповедники, но само правительство. Придворные первые сделали заказы... на тысячи экземпляров св. писания» 1...

Однако ни библия, ни сектантская трезвость не помогли войскам русской буржуазии одолеть войска немецкой буржуазии. Сектанты и на четвертый год империалистической войны не переставали звать войска к самопожертвованию, но из призывов сектантов, попов и прочей братии получалось мало толку.

«И четвертый год войны, — разочарованно писали баптисты, — застал нас в состоянии полного уныния, граничащего с безнадежностью. Известия, приходящие с фронта, ясно говорят о том, что враг не хочет удовлетвориться так легко доставшейся ему победой. Он стремится . использовать успех в широком масштабе, и в действиях его мы видим железную планомерность. Что же мы можем противопоставить ей? Только храбрость отдельных частей, только самопожертвование»".

Надежда у сектантов была еще на союзников—Англию и Францию, поэтому, желая воодушевить войска и всех граждан, сектантские проповедники на молитвенных собраниях молились за союзников и сообщали о всех крупных победах союзных войск. Особенно же бурный восторг вызывал в среде сектантов вдохновитель империалистической войны Ллойд-Джордж.

«По своему положению, — писали баптисты, — Давид Ллойд-Джордж, премьер-министр Великобритании, в настоящее время является, оыть может, замечательнейшим человеком в мире. И, беря во внимание его ответственный пост, он действительно таков. Англия истолковала

1  «Слово истины» № 3—4. за 1921 г., стр. 22, статья П. В. Пав-

2  «Слово истины» № 2—3, за июнь 1917'г., стр. 18.

101

войну как борьбу между демократией (народоправством) я милитариз. мом (военщиной) и удачно выбрала его для ведения этой борьбы, пред. ставляющего собой воплощение демократии. Если демократия должна быть основои, то Ллойд-Джордж борется не только за свое отечество, но и за наше, ибо если военный идеал будет преобладать над цивилизацией, тогда померкнет слава свободы. Итак, измеряя Ллойд. Джорджа доверием ему его соотечественников в этом их величайшем кризисе, его можно назвать самым великим человеком... Его дед по матери Давид Ллойд был баптистский проповедник, дядя же его матери, Ричард Джордж был тоже баптистским проповедником... Пер. вый выигранный им процесс—было дело о праве погребения нонконформистами своих умерших на приходском кладбище, поданное на апелляцию в высший суд. С этого времени со всею энергией убежденного баптиста Ллойд-Джордж всеми силами стал вести борьбу против касты священников и религиозной нетерпимости... Мы только можем радоваться, что один из баптистов занимает такое высокое положение в мире, который питает к нам, своим братьям, и к нашему отечеству, великой России, нелицемерную любовь и уважение и который ратует за обеспечение всеобщего мира человечества» 1.

Ллойд-Джорджа сектанты называли воплощением демократии, но умолчали, что демократия бывает разная. Ллойд-Джордж, конечно, был и является воплощением демократии, но демократии буржуазной, лживой, продажной, эксплоата-торской. Механика буржуазной демократии действует по линии обмана масс, по линии развращения и подкупа верхушки хорошо оплачиваемых слоев рабочих. О Ллойд-Джордже как представителе буржуазной демократии Ленин писал следую» щее:

«Механика политической демократии действует в том же напра* влении. Без выборов в наш век нельзя; без масс не обойтись, а масЫ в эпоху книгопечатания и парламентаризма нельзя вести за собой без--широко разветвленной, систематически проведенной, прочно оборудованной системы лести, лжи, мошенничества, жонглерства модными и популярными словечками, обещания направо и налево любых реформ и любых благ рабочим, — лишь бы они отказались от революционной борьбы за свержение буржуазии. Я бы назвал эту систему ллойд-джорджизмом, по имени одного из самых передовых и ловких представителей этой системы в классической стране «буржуазной рабочей партии», английского министра Ллойд-Джорджа» 2.

Сектантские вожаки теперь ие расхваливают Ллойд-Джорджа, зная, что это рискованно делать даже среди самыз отсталых слоев трудящихся.

Спустя 4 года прсле напечатания хвалебных статей Ллойд-Джордже баптисты пытались отречься от баптист! Ллойд-Джорджа и снять с себя ответственность за его п<Й ступки. Но отречься баптистам от Ллойд-Джорджа не так-тч

1  «Слово истины» № 2—3, за июнь 1917 г., стр. 47—48.

2  Леи и н, т. XIX, стр. 311,

102

легко. Еще в 1905 г. на всемирном конгрессе баптистов Ллойд-Джорджу баптисты устраивали овации. Восхваляли они его и во время империалистической войны. Никто из баптистов не посмел даже поставить вопроса об исключении Ллойд-Джорджа из баптистской общины. Как же пытались баптисты отречься от Ллойд-Джорджа? Баптист Павел Пав лов в 1921 г. написал про Ллойд-Джорджа, что

«военным министром он сделался 10 лет спустя, в 1915 г., и выпавшие на его долю овации Всемирного конгресса баптистов 1905 г. относятся не к Ллойд-Джорджу — вдохновителю империалистической вой-ны, а к Ллойд-Джорджу — борцу за демократические чаяния английского народа и его передовой части — английских баптистов» 1.

Но, по словам баптистов, Ллойд-Джордж и во время империалистической войны тоже боролся за демократические чаяния английского народа и представлял собой «воплощение демократии». Не кто иной как сам же Павел Павлов, бывший издатель журнала «Слово истины», «от всей души» желал

«дальнейшего успеха нашему брату во Христе, баптисту, английскому премьер-министру Ллойд-Джорджу, который так много сделал для исцеления социальных ран и стоит на страже свободы европейских народов от посягательства германского милитаризма»2.

Выходит, что Ллойд-Джордж всегда был за свободу, за демократию и никогда никаких изменений в его взглядах не было. Правда, Ллойд-Джордж стоял за свободу и демократию буржуазную, а не пролетарскую, но Павлов и все руководители сект были тоже против пролетарской демократии. Империалистическая война есть лишь продолжение вооруженными средствами одной и той же буржуазной политики, защищаемой вожаками сект. Англо-бурская война и война 1914—18 гг. являются империалистическими войнами, но против первой из них Ллойд-Джордж высказывался из ■соображений внутренней и внешней политики Англии того времени. Никакого, стало быть, коренного противоречия во -взглядах прежнего и теперешнего Ллойд-Джорджа нет. Какие, в самом деле, могут быть принципиальные изменения во взглядах Ллойд-Джорджа на войну, когда нет и не было этих изменений во взглядах на войну у класса империалисти-. ческой буржуазии, идеологом которой Ллойд-Джордж являлся и является. Прошли давно и безвозвратно те времена, когда буржуазия была и могла быть более или менее миролюбивой и свободолюбивой.

1  «Слово истины» № 3—4, за 1921 г., стр. 22, статья П. В. Па лова.

2  Там жр.

104

«домонополистический капитализм — а апогеем его были именно 70 е' годы XIX века—отличался, в силу экономических его коренных ойств, которые в Англии и Америке проявились особенно типично, наибольшими, сравнительно, миролюбием и свободолюбием. А импери-чизм, т. е. монополистический капитализм, окончательно созревший тишь'в XX веке, по экономическим его коренным свойствам, отличается наименьшим миролюбием и свободолюбием, наибольшим и повсеместным развитием военщины» 1.

Началом империалистической эпохи Ленин считает экономический кризис в Европе 1900 года и войны: испано-американскую (1898 г.), англо-бурскую (1900—1902), русско-японскую (1904 — 1905). Если бы Ллойд-Джордж высказался против англо-бурской войны как империалистической, то он еще в более резкой форме должен был высказаться против явно империалистической мировой войны 1914—1918 гг.

Павлов же хочет из одного Ллойд-Джорджа сделать двух Ллойд-Джорджей: довоенного и послевоеннрго. Довоенного Ллойд-Джорджа Павлов хвалит и причисляет к баптистам, а послевоенного как бы порицает, но из среды баптистов не исключает.

«В англо-бурскую войну, — пишет Павлов,—Ллойд-Джордж и д-р Клифорд были ярыми противниками этой войны. За дальнейшую же эволюцию во взглядах и карьеризм Ллойд-Джорджа, приведший его на пост военного министра Англии, нельзя делать ответственными русских баптистов и требовать от них или других баптистов, чтобы они исключили Ллойд-Джорджа из своей среды. По баптистской конституции право отлучения принадлежит только той общине, к которой принадлежит фактически данный член, никакие же съезды этим правом не обладают и в худшем случае могут исключить из своей среды только общину с разлагающимся составом членов» 2.

Английские баптисты исключать Ллойд-Джорджа за ведение войны не намерены, так как в Англии не было обязательной военной службы и там среди баптистов споры о военной службе во время войны не велись. Такое объяснение дает Павлов. Объяснение это говорит не в пользу английских баптистов. Недовольство затянувшейся войной и. споры о ней в английской армии наблюдались. Были выступления и против Ллойд-Джорджа. Только патриотически настроенные баптисты, согласно смыслу объяснения Павлова, остались в стороне от революционного брожения солдат. Баптисты гордились военной карьерой Ллойд-Джорджа. Су-Дить Ллойд-Джорджа как вдохновителя войны им конечно и в голову не приходило, так как все баптисты, и в первую

Лени н, т. ХХШ, стр. 343.

«Слово истины» № 3—4, за 1921 г., стр. 22.

.105

очередь русские баптисты, военную карьеру Ллойд-Джорджа аттестовали с наилучшей стороны. Отец Павла Павлова относительно военной карьеры Ллойд-Джорджа писал следующее:

«Судя по его карьере, он не поклонник чинов или богатства. Они не влияют на него; он руководится единственно чистым смыслом брат-ства. Кто имеет доступ к этому благородному демократу, тот обязан этим своему делу, а не могуществу личности»1.

Итак Ллойд-Джордж руководился при ведении войны «единственно чистым смыслом братства». Значит, «чистый смысл братства» совместим с интересами империалистов и служит им. Поскольку дрались империалистические враждебные группы, постольку во время войны не было единого «братства», а было разделение и между «братствами». Павлов писал в 1921 г., намекая на немцев баптистского вероис-поведения, что попытка

«смешать русских баптистов в одну кучу с западными милитаристами может вызвать лишь недоразумение» 2.

Несомненно, если бы в момент империалистической войны «смешать русских баптистов в одну кучу», скажем, с такими западными милитаристами, как германские баптисты, то дело без потасовки между «братьями во христе», весьма возможно, и не обошлось бы, так как в то время и русские и немецкие баптисты были очень патриотически настроены.

Да и не только баптисты были патриотически настроены, но и молокане, и адвентисты, и евангелисты, и все другие виды сектантов.

«Просим ваше сиятельство, — писали во время войны молокане наместнику Кавказа, — поднести к стопам его императорского величества всеподданнейшее чувство всех молокан Кавказа и мольбу нашу, чтобы в нынешнюю тяжелую годину лучшим нашим образованным сынам по принятии присяги, по окончании установленных экзаменов, предоставлено было право сражаться в рядах армии в офицерских чинах. Просьба наша вызвана тем обстоятельством, что в настоящее время в Тифлисе, в школе прапорщиков, выдержали экзамен и приняли присягу молокане: тифлисский — Блеткин Василий и бакинский — Корнеев Михаил, которым было отказано в производстве в звание прапорщика, как сектантам».

1  «Слово истины» № 2—3, за 1917 г., стр. 48.

2  «Слово истины» № 3—4, еа 1921 г., стр. 23.

106

Подобных заявлений со стороны отдельных сектантских групп и лиц было не мало. Все же сектанты могут заявить, что они за поступки отдельных лиц не ответственны. Поэтому считаем нужным указать, что патриотически, верно-подданнически были настроены не только отдельные лица из молоканской секты. В печатном органе евангелистов «Утренняя звезда», издававшемся в Петербурге, из номера в номер помещались патриотические письма («до победного конца») и евангельских христиан, и адвентистов, и других сектантов.

В «Утренней звезде» сектанты хвалились тем, что некоторые из них получили «георгиевские кресты и другие знаки боевых отличий за примерную и верную службу царю и отечеству». В № 45, ох 7 ноября 1914 г., напечатано сообщение о благодарности царя адвентистам «за верноподданнические чувства адвентистов по поводу открытия военных действий».

Эти верноподданнические чувства адвентистов проявились и на фронте, и в тылу. В тылу особенно ярко проявили себя киевские адвентисты, повергшие свои верноподданнические чувства через губернатора к стопам «его величества». Что же касается адвентистов, находившихся на фронте, то они, по словам их вожака Лебсака, даже в случае ранений не хотели уходить из армии и поэтому зачислялись в слабосильные команды. Лебсак высказал со своей стороны уверенность в том, что адвентисты будут стоять на страже интересов родины, как верные «сыны родины», до одоления врагов и победы над супостатами. Одним словом, сектантские вожаки оказались ничем не лучше и не хуже прочих патриотически настроенных слуг господина капитала.

Но затянувшаяся война все более и более охлаждала воинственный пыл даже сектантов. Война усиливала нищету и дороговизну жизни. Массам все яснее становились истинные виновники и скрытые цели войны. В массах нарастал постепенно протест против войны и ее руководителей. Усилилась волна рабочих забастовок. Война даже многих отсталых рабочих настраивала революционно. Буржуазия там, где не действовали обман и обещания, расправлялась с забастовщиками силой оружия. Сектантская буржуазия, изображавшая «верных сынов многострадальной родины», не могла никакими проповедями повлиять на бастовавших рабочих, поэтому прибегла тоже к вооруженной силе.

Как расправлялись сектантские вожаки и прочие «сыны родины» с революционно настроенными рабочими, не желав-

107

шими в угоду буржуазии воевать, показывает пример рас-стрела иваново-вознесенских ткачей в 1915 г. Расстрел этот* произошел под непосредственным руководством старо, обрядца-капиталиста Куражева, являвшегося председателем иваново-вознесенского отделения «союза русского народа» Расстрел иваново-вознесенских ткачей произошел во время августовской рабочей забастовки 1915 г. Рабочие протесте, вали против войны и дороговизны жизни. Куражев и дру. гие иваново-вознесенские купцы спекулировали продуктами первой необходимости. В начале августа были сильно вздуту цены на пшено и соль, а потом пшено и соль совершенно исчезли с иваново-вознесенского рынка. В это же время производились мобилизации. Рабочие понимали, кто наживался на войне и кому она была нужна. Были выпущены против войны прокламации. В ответ на это буржуазия пустила в ход оружие. Во время мирной рабочей демонстрации тридцать рабочих было убито и около. 70 рабочих тяжело ранено. Руководили расстрелом рабочих старообрядец Куражев и подкупленные его милостями: пристав, полицеймейстер и другие «верные сыны» капиталистической родины, В числе убитых и раненых — женщины и дети. В официальных же донесениях значилось, что рабочие напали на солдат. Само собой разумеется, что своим сектантам-рабочим Куражев запретил участвовать в забастовке и демонстрации. Те же, которые не послушались Куражева, сектантских проповедников и батюшек, подверглись общей участи. Так что с «внутренним врагом» сектантские заправилы тоже умели бороться, но бороться с «внутренним врагом» становилось все труднее. Все чаще сектантским заправилам приходилось менять тактику, все больше приходилось приспосабливаться к новым условиям.

ПРИЧИНЫ ПОЯВЛЕНИЯ ПАЦИФИЗМА СРЕДИ СЕКТАНТОВ К МОМЕНТУ ОКТЯБРЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ

Война с ее бедствиями и ужасами усиливала среди некоторых отсталых, и в том числе сектантских, слоев населения религиозность, но наряду с этим война все больше и больше вызывала ненависть передовых слоев трудящихся к «своему», российскому правительству. Растущее недовольство масс войной буржуазия хотела направить против немцев и большевиков. Во всех бедах и несчастиях буржуазия пыталась обвинить «врагов отечества». Часть -населения, в том числе сектантского населения, верила буржуазии и ненявй' 108

ла «врагов отечества» как внешних, так и «внутренних», гоеди сектантов религиозное и патриотическое влияния бы-

я сильнее, чем среди остального населения, поэтому недо-лоЛЬство войною среди сектантов не приняло и не могло принять революционных форм, но все же упадок в настро-

ни'ях по отношению к войне среди сектантов появился. Некоторые сектанты с запоздалым сожалением и упреком к

ебе и л другим писали осенью 1917 г. о полосе сектантского патриотизма. Например в августе 1917 г. Белоусов о слишком рьяных патриотах в сектантстве писал следующее:

«...мы спокойно приготовляет лазареты для раненых, протезы, работаем на оборону (хотя правильнее было бы сказать на войну), читаем газеты, полемизируем, высказываем свои мнения относительно тех И;Ш иных качеств сражающихся, больше того, «а страницах духовных журналов наших пишем: — Солдаты в окопы, мастеровые к станкам!

Из св. писания мы знаем, что есть ревность не по рассуждению. Цем иным можно назвать работу некоторых лиц, старавшихся наперебой показать свой «патриотизм». Один затеял поднести Романову адрес в какой-то шкатулке. Другой во что бы то ни стало хотел так же доказать патриотизм верующих и собрал для этой цели сведения о всех братьях, участвовавших в боях, отличившихся, награжденных «Георгием» и т. д. Это рвение можно было бы хоть чуть оправдать, если бы их труд увенчался успехом. Мы, верующие, никогда не были и не будем врагами своего отечества. Среди нас не было предателей, изменников. Но в то же время верующие не моргут быть такими, какими хотели изобразить нас некоторые мужи... Мне уже возражали, говоря: иначе поступать нельзя было, ибо преследования, которым мы подвергались, были чрезвычайны. Пусть будет так, во тогда надо было молчать, .ибо, когда говорят языком пушек, евангелие умолкает. И этими строками я посылаю, быть может запоздалый, упрек тем, кто устно или печатно в годину испытаний склонялся или склонял других показывать и выражать «чувства», чуждые лешему верованию» 1.

Теперь некоторые сектантские проповедники хотят дело изобразить таким образом, что они были вообще против войны и боролись против войны. На самом же деле проповедники старались воспитать в массах религиозные и националистические чувства. Война среди отсталых масс вызвала ужас и отчаяние, а ужас и отчаяние в руках проповедников явились средством вербовки в секты. Сектантские проповедники Радовались тому, что война вызывала рост религиозности и °ольшой спрос на библию. Наряду с этим они осуждали пРоисходивший одновременно рост революционности в мас-сах. Проповедники вместе со всеми реакционерами хотели, чтобы массы воевали и молились. Усиление религии, вызван-

rR '«Слово истины» № 5—6, за август 1917 г., статья Baptist's !be"oy,cORa), стр. 88.

109

ное войной среди некоторых слоев населения, Ленин рассматривал как явно реакционное явление.

...«Война, — писал Ленин, — не может не вызвать в массах самых бурных чувств, нарушающих обычное состояние сонной психики. И без соответствия с этими новыми, бурными чувствами невозможна революционная тактика. Каковы главные потоки этих бурных чувств? 1) Ужас и отчаяние. Отсюда — усиление религии. Церкви снова стали наполняться, — ликуют реакционеры. «Где страдания, там религия», говорит архиреакционер Баррес. И он прав. 2) Ненависть к «врагу» —! чувство, разжигаемое специально буржуазией (не столько попами) и выгодное только ей экономически и 'политически. 3) Ненависть к своему правительству и к своей буржуазии — чувство всех сознательных рабочих, которые, с одной стороны, понимают, что война есть «продолжение политики» империализма, и отвечают на нее «продолжением» своей ненависти к своему классовому врагу, а с другой стороны, понимают, что «война войне» есть пошлая фраза без революции против своего правительства» 1.

Сектанты типа Белоусова осуждают чувство ненависти к кому бы то ни было, как антихристианское чувство. Белоусов против ненависти, но за войну. Выходит, согласно странной сектантской логике, что ненавидеть немцев было грешно, а убивать их богоугодно. Что 'же касается правительства капиталистов, то его согласно сектантскому учению не только нельзя было ненавидеть и свергать, ,но всячески нужно было любить и оберегать. Нигде никогда сектанты не звали к поражению или свержению капиталистических правительств. Во время керенщины сектанты были за «твердую» власть и боеспособную армию в целях борьбы против немцев и большевиков. Баптисты писали:

«Слишком уж высоко подняла голову анархия. «Республика» в Кронштадте, вольница в Царицыне, волнения в Киеве, Петрограде и др. городах, бесчинства самозванцев и хулиганов, партийная борьба, шумиха вокруг «большевиков», дезертирство, самовольное отступление и измена солдат и многое другое волнует нас» 2.

К концу империалистической войны многие рядовые и даже руководящие члены сектантских организаций были настроены за мир, но за «почетный» мир. Руководящая верхушка сектантских организаций была против заключения Брестского мира, она была за прежнюю «единую, неделимую, великую Русь». Этот белогвардейский лозунг был подхвачен сектантской верхушкой, которая на основе его развернула широкую агитацию против большевиков, против

1  Леиин, т. XVIII, стр. 172 — 173.

2  «Слово истины». № 2—3, за июнь 1917 г,, стр. 1.

ПО

Боестск го мира и «потери» Финляндии, Литвы и Эстонии и пре>кДе всего конечно против гражданской войны.

«Никто не может сказать, — писали баптисты, — когда кончится эта 'орьба, и самые опытные политики не могут определить, что ждет нас ближайшем будущем. Одно только становится достоверным, что некогда «великая» Россия должна считать для себя потерянными многие области, как Финляндия, Эстляндия, Лифляндия, Курляндия, Белорус-.ия Литва, Украина и части Кавказа. Если ангел мира и слетел на нашу многострадальную землю, то все же пальма мира у него оказалась поломанной» *.

Почему же сектантские вожаки, являясь такими ярыми сторонниками «единой, неделимой России», не выступили против брест-литовского мира единым фронтом? Почему некоторые сектантские вожаки стали к концу империалистической войны отстаивать идею, хотя и «почетного» для России мира, но все же идею мира, а не войны? Не есть ли это доказательство революционности сектантства или хотя бы искренности его пацифизма? Нет, сектантские вожаки заговорили о мире не в силу мнимых своих революционных настроений, а из-за страха перед революцией, ради предотвращения революции. Сектантские вожаки были просто-напросто слугами буржуазии. Уже в мае 1915 г. Ленин отметил:

«Журнал английских миллионеров «Экономист» («The Economist») ведет очень поучительную линию по отношению к войне. Представители передового капитала самой старой и самой богатой капиталистической страны горько оплакивают войну и неустанно выражают пожелание мира... Мечтания о мире без проповеди революционных действий выражают страх перед войной, не имея ничего общего с социализмом. Мало того. Английский «Экономист» стоит за мир именно потому, что боится революции» 2.

Далее Ленин разоблачает попытки журнала «Экономист» доказать капиталистам пользу заключения мира в целях предотвращения революции. Русские сектанты находились прежде всего на службе русской буржуазии, которая надеялась, что война поможет ей сорвать назревавшую революцию, поэтому русские сектанты стали защищать мир очень поздно, -когда массы уже проголосовали своими собственными ногами за уход с фронта. Впрочем и среди русских капиталистов и их слуг—сектантских проповедников— нашлись отдельные лица, которые не надеялись, что война поможет разгромить революцию, поэтому они начали пропаганду мира еще в 1914 —15 гг., но остались в одиночестве.

1 «Слово истины» № 5—б, за март 1918 г., стр. 61. ■ Ленин, т. XVIII, стр. 154.

111

Теперь этих редких проповедников сектанты выдают чуть ли не за большевиков, «забывая», что указанные проповед. ники пропагандировали мир, чтобы не допустить граждан-ской войны, а большевики хотели империалистическую войну превратить в гражданскую войну. Своей тактикой осуждения гражданской «распри» секты препятствовали большевикам вести массы на борьбу против руководителей империалистической войны. Сектанты, как чумы, боялись обвинений в «измене» и не хотели распада империалистической «великой» державы. Не так на это дело смотрел Ленин, который относительно измены империалистам и распада империалистических держав писал следующее:

«Когда итальянские социал-демократы перед войной поставили вопрос о массовой стачке, буржуазия ответила им — безусловно правильно с е е точки зрения: это будет государственной изменой, и с вами поступят, как с изменниками, это — правда, как правда и то, что братание в траншеях есть государственная измена. Кто пишет против «государственной измены», как Буквоед, против «распада России», как Семковский, тот стоит на буржуазной, а не на пролетарской точке зрения. Пролетарий не может ни нанести классового удара своему правительству, ни протянуть (на деле) руку своему брату, пролетарию «чужой», воюющей с «нами» страны, не совершая «государственной измены», не содействуя поражению, не помогая распаду «своей» империалистской «великой» державы. Кто стоит за лозунг «ни побед, ни поражений», тот сознательный или бессознательный шовинист, тот в лучшем случае примирительный мелкий буржуа, но во всяком случае враг пролетарской политики, сторонник теперешних правительств, теперешних господствующих классов» г.

Сектанты изменять престолу и капиталистическому отечеству не хотели. Проповедники запугивали их поражением той самой России, которая веками устраивала на них гонения, которая была своего рода жандармом в Европе, оплотом всеевропейской реакции, тюрьмой более ста национальностей и народностей внутри самой России, империалистическим мостиком между Западом и Востоком.

Победа царской России означала бы рост угнетения одних народов другими, поэтому не нужно было бояться военного поражения России. Каждый сознательный трудящийся должен был желать поражения «своего» правительства.

«В каждой стране, — писал Ленин, — борьба со своим правительством, ведущим империалистическую войну, не должна останавливаться перед возможностью в результате революционной агитации поражения этой страны. Поражение правительственной армии ослабляет данное правительство, способствует освобождению порабощенных им народностей и облегчает гражданскую войну против правящих классов.

В применении к России это положение особенно верно. Победа

России влечет за собой усиление мировой реакции, усиление реакции

яутри страны и сопровождается полным порабощением народов в

уже захваченных областях, b силу этого поражение России при всех

условиях представляется наименьшим злом» *.

Молясь о победе царских войск, сектантские проповедники помогали усилению мировой реакции и реакции внутри самой России. В случае победы царских войск одним из следствий усиления реакции явилось бы еще более сильное гонение на самих же сектантов, которые своей ревностной защитой «престола и отечества» вили себе веревку на шею. Рядовые сектанты были, конечно, слепым орудием в руках обманывавших их проповедников — этих слуг буржуазии по убеждению. Задача безбожников как-раз и состоит в том, чтобы показать это рядовым сектантам на таких ярких примерах, как поведение сектантских вожаков и организаций во время империалистической войны.

СЕКТАНТСКАЯ ТАКТИКА СОГЛАШЕНИЯ С ИМПЕРИАЛИСТАМИ

Поповские доводы за войну были очень часто не так хорошо замаскированы, как доводы сектантских проповедников, которые изображали войну против немцев как борьбу за цивилизацию и свободу народов. Патриотические доводы попов, призывавших постоять за веру православную, были поэтому подчас менее убедительны и опасны для масс, нежели доводы сектантских проповедников. Однако за церковью было преимущество — она была господствующей церковью. Что же касается действенности патриотической агитации, то сильнее всего, особенно после февраля 1917 г., обманывала значительные слои населения не столько грубая поповская стряпня об «антихристе» Вильгельме II, сколько светская «демократическая» ложь, наиболее распространенной формой которой была социал-шовинистическая пропаганда оборонцев из лагеря так называемых «социалистов». Под маской «социалистов» предатели и враги рабочего класса проникали в гущу трудящихся и там старались посеять свои социал-предательские, социал-оборонческие идеи. Оппортунизм в рабочих партиях всего мира перерос в.это время в социал-шовинизм. Большевизм окреп и вырос в борьбе с оппортунизмом. С особенной силой большевики били по

Ленин, т. XVIII, стр. 172.

Лен и я, т. XVI1 i, стр. 128.

112

113

наиболее характерным, главнейшим присущим для данного исторического момента видам оппортунизма. Для 1914—ig годов основным, главным, характерным видом оппортунизма был социал-шовинизм. Сектантская латриотическая пропа-ганда, особенно после февраля 1917 г., многое заимствовала в своих светских доводах за войну от социал-шовинистов являвшихся главной социальной опорой империалистской буржуазии, вставшей у власти в России после свержения самодержавия. Подорвать войну, окончить ее — это значило сбросить власть империалистской буржуазии. Для того чтобы сбросить власть империалистов, нужно было подорвать их главную социальную опору, т. е. влияние меньшевиков и эсеров. Одна из главных особенностей тактики больше, виков в период подготовки Октября в том и состояла, что большевики всеми силами стремились разоблачить социал-шовинистов (меньшевиков и эсеров-оборонцев), избавить от их влияния массы, взять целиком все руководство массами в свои руки. Иначе действовать было нельзя. Политика изоляции (удаления) меньшевиков и эсеров от масс была единственно правильной политикой, потому что «без изоляции эсеров и меньшевиков невозможно было свергнуть правительство империалистов, без свержения же этого правительства невозможно было вырваться из войны» *.

Сектантские организации боролись за укрепление влияния меньшевиков и эсеров в массах, они подхватывали их лозунги о защите свободы и демократии от немецких «варваров», они укрепляли социальную опору империалистской

буржуазии.

Основным организационным звеном, за которое ухватились большевики в борьбе за подготовку Октября, были советы. Большевики вели политику превращения советов в органы государственной власти пролетариата. Такая политика являлась важнейшим условием изоляции соглашательских партий и победы диктатуры пролетариата. Нужно было разоблачить империалистскую политику меньшевиков и эсеров, сделать советы большевистскими. Нужно было сделать советы органами восстания масс против империалистов. Этого большевики добились вопреки воле и действиям религиозных, и в том числе сектантских, организаций, открыто высту павших против идеи диктатуры пролетариата. Через совет*) под руководством партии массы приобретали необходимы11

1 И. Сталин — Вопросы ленинизма. Глава «О некоторых особеВй"' стях тактики большевиков в шериод подготовки Октября».

114

им политический опыт. Одна из важнейших особенностей тактики большевиков всегда, и в том числе в предоктябрьский период, заключалась в том, что они убеждали массы на их собственном опыте. Без этого опыта массы не могли бы судить о правильности лозунгов большевиков и неправильности лозунгов меньшевиков и эсеров. Тактика сектантских организаций состояла в том, чтобы опорочить политику советов, отпугнуть от них массы, лишить советы массовой поддержки и не дать массам возможности учиться на опыте политической борьбы. Для этой цели проповедники объявляли политику и вообще классовую борьбу «греховной», а себя и свои организации «вне политики». Если бы массы послушались сектантов и отстранились от политики, то они не узнали бы о лживости и предательстве соглашательской политики меньшевиков и эсеров, не узнали бы о правильности большевистских лозунгов, чем воспользовались бы империалисты.

Как бы на словах ни осуждали сектанты войну к осени 1917 г. — на деле они помогали войне, потому что поддерживали империалистское правительство. Борьба за прекращение империалистской войны означала борьбу за свержение власти империалистов. Добиться мира, не свергая власти империалистов, было нельзя. Кто поддерживал Временное правительство, тот поддерживал войну. Кто боролся против большевиков, тот помогал империалистам, ибо только партия большевиков была способна вести массы на борьбу против войны и ее зачинщиков. Выход из войны был только в пролетарской революции под руководством партии большевиков.

Из всех партий только партия большевиков указывала массам правильную дорогу. Сектантские организации и здесь хотели запутать массы — они предлагали сторониться большевиков и слушаться меньшевиков и эсеров. Посмотрим подробнее, как и почему сектантские организации шли против большевистской тактики за меньшевистско-эсеро-скую тактику, т. е. за тактику соглашения с империалистами.

8*

IV

ТАКТИКА СОГЛАШЕНИЯ СЕКТ С БУРЖУАЗИЕЙ ПРОТИВ РЕВОЛЮЦИИ

ВЫСТУПЛЕНИЯ СЕКТАНТОВ ПРОТИВ ГРАЖДАНСКОЙ

ВОЙНЫ

Во время империалистической войны сектантские вожа->ки внушали рядовой массе, что есть родина, за которую Гнужно воевать, и есть царь, которого бог повелел слушать-Рея. Сектанты приходили в ужас от одной только мысли, что 'их могут заподозреть в измене царю и империалистическому отечеству. Не то стали говорить проповедники, находившиеся в момент гражданской войны на территории красных. Проповедник баптистов Р. Д. Хомяк прямо заявил, что у верующих людей на земле не должно быть никакой политической партии, к советам которой они прислушивались бы, и никакой родины, за которую они должны были бы бороться.

«Даже и в том случае, — писал Хомяк, — если' бы мир посчитал нас невеждами, фанатиками, необразованными и пр. и пр., мы все же должны ему заявить категорически: «Нет, мир, я не пойду с тобою». Нам скажут; «Где жг ваша любовь к родине? Наконец, вы должны же принадлежать к какой-нибудь политической партии?» На все такие вопросы и заявления мира мы скажем коротко и ясно: «Нет, мир, мы не пойдем с тобою. Наша родина — христова родина, наша партия — христова партия. «Царство мое не от мира сего» *.

Хомяк жил на советской территории, где была только одна большевистская партия, которая вела страну на борьбу с разрухой и голодом, на борьбу со спекуляцией и мародерством, на борьбу с бюрократизмом и взяточничеством, на борьбу с кулацкими восстаниями и с белыми, на борьбу с тифом и детской беспризорностью. Советуя сектантам и всем остальным гражданам отказаться от партий', Хо--г^ГЙл7рл в виду большевистскую партию. Советуя не итти в ляном направлении со «здешним» миром, Хомяк имел в виду гтиартскую действительность. Советуя отказаться от родины, умяк имел в виду социалистическую, советскую родину. Отказаться от советской родины — это значило не ценить и не защищать ее завоеваний. Отказаться от отечества рабочих и крестьян — это значило изменить рабочим и крестьянам, их крозным интересам. В чем эти кровные интересы рабочих и крестьян состояли?

В захвате власти и всех материальных богатств для построения социализма. А как смотрели сектанты на вооруженное выступление рабочих и крестьян против помещиков и капиталистов? Как смотрели сектанты на захват рабочими и крестьянами помещичьей земли, фабрик, заводов и т. д.?

На все это сектанты смотрели как на страшное преступление, за которое рано или поздно бог накажет. Сектанты чурались политики и пугали политикой. Баптист Вас. Мамонтов в разгар гражданской войны писал, что

«первые последователи Христа стояли в стороне от всякого увлечения мирской политикой, они не брали оружия и не. шли убивать себе подобных... Апостол Петр определенно предостерегает всех верующих христиан, чтобы из них кто не пострадал «как убийца, или вор, или злодей, или как посягающий на чужое» (1 Петр, 4, 15). Война—• это убийство и грабеж, и, чем бы люди ни оправдывали это злодеяние, насилие остается насилием» V

Империалистическую войну сектанты не называли убийством и грабежом, хотя империалистическая война преследовала именно грабительские цели, шагая через горы трупов. А вот когда впервые в мире рабочие и крестьяне захватили то, что сами же своими руками создали, сектанты нашли нужным назвать это грабежом. Помогать буржуазии грабить рабочих и крестьян в тылу и на фронте не только не грешна, <                   'уоуржуязии награбленное. —

13ЭЙ„:§__, а отобрать__у_уру              р

это, видите лйТ граБёж. Убивать «врагов» во время империалистической войны — это не убийство, а убивать белобан-

116

1 «Слово истины» № 5—6 за 1921 г.. стр. 35.

«Слово истины» № 14 за 1918 г., стр. 102.

П7

дитов и золотопогонников — это убийство! Ясно, что сектантским проповедникам была не по нутру советская власть. Все, что советская власть предпринимала в интересах трудящихся, подрывало устои капитализма и корни религии. Вот если бы гражданская война подобно империалистической войне укрепляла корни экономического и духовного рабства, если бы она велась именем божиим и истребляла людей во славу бога и проповедников его, тогда проповедники были бы 'за войну. Например библейские войны, по уверениям сектантов, велись по планам бога и в целях прославления бога. Для того чтобы верно судить, еужно или нет участвовать в войне, проповедники вполне резонно с точки зренил интересов своих хозяев ставят вопрос о том, «чьим произведением» война является и принесет ли она богу (читай: буржуазии) выгоду.

«Чтобы дать ясный ответ на вопрос: «Могут ли [верующие братья ■итти на войну с оружием в руках и участвовать в кровопролитии?»— нужно сначала иметь полное понятие о войне — что она такое и чье она произведение? Без понятия о войне определенно сказать — да или нет нельзя. Мы не имеем против войны ясных изречений в слове божием, как в Ветхом, так и в Новом завете, но наоборот, в Ветхом завете находим много описаний (о войнах и покорении одного народа под владычество другого)... Для того чтобы иметь понятие о библейских войнах и их ведении, необходимо, исследовать их значение, направление и планы. Они суть таковы: войны библии всегда имели планы божий, и назначение их было — прославление господа, были они и наградою людям, чтущим бога. На это имеем указание в I Цар. 17, 47 и Ы Парал. 20, 15. Для исполнения планов божиих вели войны Моисей и Иисус Навин. Для того им было, так сказать, личное указание божие, и чтобы исполнилось его обещание дать землю во владение народу израильскому. Были войны и вразумлением за отступление от бога его людей. Были войны и для восстановления царства и свободной жизни отпавшего и опять обратившегося к богу его народа»'.

Да, в библии есть очень много описаний военных походов и жестокостей, совершавшихся именем бога. Например в библии говорится, что бог повелел всех пленных детей разбивать о камни, а девушек брать в наложницы и рабство. Теперь проповедники хотят всех уверить, что все это делалось во имя несуществующего бога.

Всякий сектант, прочитавший статью С. Хромова, должен был сделать вывод, что война против Советского союза была и будет войной во имя и по воле бога, так как советы не признают бога, а враги советов признают бога и хотят «восстановления царства». Всякий верующий, согласно словам

1 «Слово истины» № 9—12, за май—июнь 1918 г., стр. 88, статья С. Хромова — Христианство и военная служба (ответ на анкету1),

118

Хомяка, должен способствовать поражению советских войск, дабы бог мог достойно «вразумить» и «обратить» к себе «еретиков». Службу в войсках «еретиков» Хромов конечно осуждает, под тем предлогом, что «в последних войнах мы не видим, чтобы они служили к прославлению бога, а только ради земных целей». Хомяк призывает в своей статье к духовной борьбе «против начальств, властей, мироправите-лей тьмы века сего, против духов злобы поднебесных». К кому относится последняя фраза, взятая Хромовым из «священного писания», и без объяснений ясно. Ведь капиталистов сектанты не называют мироправителями тьмы века сего. Следовательно речь идет о советской власти. Что же касается капиталистических правительств, то о них сектанты давали и дают самые лучшие отзывы. В тот момент, когда в Советской России кругом были разруха и голод, баптисты напечатали реакционнейшую речь клифорда со следующими похвалами по адресу капиталистических правительств:

«Наш век пропитан идеями об обязанностях братства, о долге самоотверженного служения наиболее нуждающимся членам общества. Жилище и здоровье, трезвость, чистота. нравов, физическое развитие и другие стороны физического существования личности никогда не должны упускаться .из вида. Церкви настолько расширили свой кругозор, что стали заботиться о них. Различные учреждения возникают в городах и селениях, чтобы иметь дело с ними. Правительства стали заботиться о них, законодательство указало путь к обеспечению пенсий старым людям и рабочим классам. Оно подобно доктору борется с болезнью. Оно подобно милосердной сестре ухаживает за инвалидом., нам лучше вовсе отказаться от политики» 1...

Если так хорошо жилось и живется трудящимся в капиталистических странах, то зачем, думал иной наивный верующий, читая речь Клифорда, свергать капиталистические правительства и уничтожать капитализм, зачем оборонять от капиталистов Советскую Россию и рисковать жизнью? Ничего плохого для трудящихся в капитализме такие одурманенные религией сектанты не видели и не видят, так как корень бедности и всякого социального зла, по учению проповедников, лежит не в капитализме, а в испорченной человеческой нравственности, во всеобщей «греховности». Революции и гражданские войны, по учению сектантских писак, бесполезны, так как они не могут уничтожить причин социального неравенства, потому что «сущность всех зол

1 Из речи бывшего председателя Всемирного союза баптистов док-гора Клифорда, произнесенной им в 1911 г. на Всемирном конгрессе баптистов в Филадельфии (Америка). Ом. «Слово истины» Л» 3—4. за 1921 г., стр. 20 и 21.

119

заключается глубже социального неравенства и состоит во всеобщей греховности всего человечества»1. По учению сектантов, «социальное зло является лишь последствием всеобщей греховности и как таковое, конечно, может быть уничтожено только в связи со своей первопричинностью»2. Выходит, что бедность и всякое социальное зло уничтожается не пролетарской революцией, а проповедническими заклинаниями и молитвами. Кайся в грехах и молись, а остальное все приложится — вот чему учат доверчивых простаков сектантские проповедники. Стоит помолиться, и все, как по щучьему велению, бог трудящимся предоставит. Такова, уверяют проповедники, сила молитвы. Кто, скажем, скинул царя с трона? Все мы думаем, что царя скинули с трона рабочие массы. А вот проповедники другого мнения. Они пишут, что царя скинули они своими молитвами. Бог, • оказывается, может скинуть любое правительство, если оно будет неугодно проповедникам. Не трудно понять, что проповедникам неугодно советское правительство.

Диктатура пролетариата есть ожесточенная форма классовой борьбы, а проповедники зовут к «мирному» развитию «царства божия» на земле. Ясно, что советы помешали «мирному» развитию царства кулаков и проповедников на земле. В ответ на это проповедники стали предсказывать гибель правительства (читай — советского).

«Усиленная молитва за врагов наших и за великое дело божие, — писали баптисты, — начатое еще от пророков и даже от создания мира, только одна может быть вернейшим средством для устранения всего того, что препятствует расширению мирного развития царства божия здесь на земле, и если для этого нужно удалить то или другое правительство, то господь и это сделает, чему ярким примером служит низвергнутое правительство дома Романовых. Оно многих братьев сослало в каторгу, расстреливало (?! — Ф. П.) за Христа и евангелие; в>се это оно делало и совсем не думало, что этим погубит себя» 3.

Пророчество о гибели советов блестяще провалилось, а указание на участь Романовых понадобилось лишь в качестве устрашающего примера. Пример с Романовыми говорит не за, а против сектантов.

В самом деле, сотни лет самодержавие преследовало сектантов, некоторых из них гноило в тюрьмах (о расстрелах сектанты прибавили ради красного словца), и бог все терпел. Вдруг в момент Февральской революции бог вспомнил,

1  «Слово истины», № 9—12, за май—июнь 1918 г., стр. 84.

2  Там же.

3  «Источник из камня» ,N° 3—4. за февраль 1920 г., стр. 6.

120

что нужно самодержавие наказать за сектантов. Все это смешно и отвратительно. Вожаки сект перестали защищать самодержавие лишь после того, как твердо убедились в его неспособности вести войну и подавить рабочее движение. Февральская революция — буржуазная, поэтому сектанты объявили ее делом рук божьих, Октябрьская революция — пролетарская, поэтому сектанты объявили ее противной воле божьей. Если насилие применяется в интересах буржуазии против царизма, то такое насилие проповедники объявляют орудием бога. Когда же насилие применяется пролетариатом против буржуазии, то такое насилие, согласно сектантским учениям, «греховно» и вредно. О ненужности и греховности насилия сектанты заговорили особенно усиленно именно в момент гражданской войны, которую они иначе, как братоубийственной, не называли. С уговорами не воевать сектанты обращались к

«милым братьям всех сословий, состояний, положений и подданств» *.

День 3 апреля 1920 г. был объявлен баптистами

«днем поста и усиленной молитвы... о прекращении братоубийственной распри в нашей стране»2.

Изо дня в день проповедники вдалбливали в головы своих слушателей, что

«никакое насилие, откуда бы оно ни шло, не спасает то, во имя чего это насилие совершается» :).

Сектантские вожаки предлагали сговориться с капиталистами по-добру, по-мирному, по-любовному. Они уверяли всех, что это вполне выполнимо и приведет к хорошим результатам. Сектантские вожаки расхваливали эсеров и меньшевиков за их соглашательскую тактику. Но из соглашательства эсеров и меньшевиков ничего хорошего не получилось и не могло получиться.

«Эсеры и меньшевики, — говорил Ленин,—проделали опыт, нельзя ли обойтись с капиталистами по-мирному и перейти от них к социальной реформе. Они по-добру хотели перейти в России к социальной реформе, только чтобы не обижать капиталистов. Они забыли, что господа капиталисты есть капиталисты, и что их можно только победить. Оии говорят, что большевики залили страну кровью в граждая-

1  «Слово истины» № 3 за 1920 г., стр. 18.

2  «Слово истины» № б—6 за 1920 г., стр. 42.

3  «Слово и жизнь», журнал евангелистов во Владивостоке, статья Н К р а с е в а.                                                                                 i

121

ской войне. Но разве вы, господа эсеры и меньше1вики, не имели 8 месяцев для вашего опыта? Разве с февраля до октября 1917 года вы не были у власти вместе с Керенским, когда вам помогали кадеты, вся Антанта, все самые богатые страны мира? Тогда вашей программой было социальное преобразование без гражданской войны. Нашелся ли бы на свете хоть один дурак, который пошел бы на революцию, если бы вы начали социальную реформу? Почему же вы этого не сделали? Потому, что ваша программа была пустой программой, была вздорным мечтанием. Потому, что нельзя сговориться с капиталистами и мирно их себе подчинить, особенно после четырехлетней империалистической войны»J.                                                                              : . !

Далее на примере западноевропейских стран Ленин показывает, что социальный мир в классовом обществе, особенно в эпоху империализма, является реакционной утопией.

Речь Ленина как-нельзя лучше разоблачает призывы толстовцев в годы гражданской войны «бросить оружие и-мирио разойтись по домам-» 2. Дни Октябрьской революции толстовцы называли «позорными днями», а вооруженную борьбу пролетариата «преступлением» и «зверством»3. Но преступлением и позором являлись как-раз такого рода обращения толстовцев, в которых они задачи революции называли «обманом».

«Ни одна кровавая революция на свете, — писали толстовцы, — никогда не послужила на благо народных масс, а всегда повергала их еще в худшие бедствия» 4.

Хозяйственные и культурные достижения СССР, рост материального и культурно-бытового благосостояния трудящихся масс лучше всего опровергают это контрреволюционное пророчество толстовцев. Трудящихся толстовцы пугали тем, что «государственная власть... всегда развращает всех обладающих ею» 5. Рост политической активности, производственного энтузиазма и творческой энергии масс, участвующих в строительстве нового, бесклассового общества, наилучшим образом опровергают и эту галиматью.

Проповедники пытались доказать, что любовь и молитва есть единственно правильные и сильные средства борьбы причем приводили очень часто вымышленные примеры того, как они возродили к новой жизни бандитов и уголовных преступников. На самом же деле они во время гражданской

'Ленин, т. XXV, стр. 56 — 57.

2  Воззвание редакции издательства «Голос Толстого и единение^ Москва, ноябрь 1917 г.

3  Там же.

4  Там же.

5  Там же.

122

войны потерпели со своими опытами полный крах. Ни в одном районе сектантам не удалось уговорить бандитов и белобандитов разоружиться или хотя бы не грабить населения. Напротив, села, населенные сектантами, становились иногда излюбленными местами отдыха для бандитов -и белобандитов, потому что здесь их никто не тревожил и они могли накапливать силы. Таким образом сектанты невольно и вольно становились кормильцами и поильцами белобандитов. В тех же случаях, когда сектанты пытались «пробудить» совесть белобандитов, они получали жестокий урок. Возьмем для примера два случая из эпохи гражданской войны.

Учитель-толстовец в селе Дурындовка, б. Тамбовской губ., уговорил крестьян не вооружаться и не вмешиваться ни в какую во руженную .борьбу. Узнав про это и воспользовавшись этим, бандит Федька Косой, объявивший в соседнем селе Шилкино автономную республику, наложил на дурын-довцев контрибуцию, а потом устроил налет. Учителя-толстовца Федька Косой зарубил. Пришлось дурындовцам экстренно вооружиться и совершить победоносный поход на шилкинскую «республику» 1.

О другом случае, кончившемся еще более трагически, рассказывают сами сектанты.

Осенью 1919 г. на юг Украины для проповеди направилась так называемая палаточная миссия в составе 18 баптистов. Одна из групп миссии остановилась в меннонитской колонии Дубовка № 4, около Молочанска, б. Бердянского уезда, б. Таврической губ. В районе Дубовки № 4 в тот момент хозяйничали банды Махно. Баптисты-палаточники задались целью посеять любовь к врагам и трезвость не только среди меннонитов, в чем они успели, но и среди махновцев.

«Особенно на зиахновцев, —рассказывал потом проповедник Михайлов,— сильно действовало пение духовных гимнов, которым сопровождались проповеди. И население колоний благословляло миссионеров, как ангелов-хранителей. Обыкновенно после собраний махновцы вели себя значительно спокойнее, не грабили, не бесчинствовали по ночам... Перемены во внутреннем состоянии махновцев отразились на их поведении, что не укрылось от бдительных глаз главарей. Последнее обстоятельство было очень тревожным симптомом и в дальнейшем грозило совершенно обессилить эти шайки. Считая виновниками этого палаточных миссионеров, главари махновцев решили с ними расправиться, что вскоре и было приведено в исполнение» 2. _                       ^

' Этот факт подробно описан в сборнике Воронежского истпарта. 2 «Источник из камня* № 11—14, за июнь__июль 1920 г., стр. 8.

123

Дальше описывается обстановка расправы махновцев с проповедниками.

«У самой двери лежали зарубленные братья Дик и Голицын, лица у них были сплошь изрублены, сестра Звукова лежала в стороне навзничь, у нее была перерублена голова. Брат Юшкевич и сестра Розенберг были умерщвлены стоя на коленях. У первого была перерублена шея, у второй снесено пол головы, убитые все раздеты, в нижнем белье, вещи все их разграблены. В сарае на земле были лишь найдены библии и сборники песен» 1.

Взрослое мужское население колонистов-меннонитов вслед за проповедниками было тоже истреблено. Махно убивал и грабил меннонитов под предлогом борьбы с «немцами».

«Махновцы потребовали от колонистов печеного хлеба; все женское население было посажено за изготовление хлеба, а мужское население в количестве 78 душ было сначала как бы арестовано, а затем их махновцы вывели в поле к ометам и там перерубили шашками»г.

Во время пути к месту расправы, по словам очевидцев, проповедница Розенберг «была очень оживлена, что-то1 говорила махновцу, показывала рукой на небо», но ни красноречие, ни «слово божие» не убедили махновца и не спасли проповедницу от смерти. Да и наивно было бы полагать, что махновцы вдруг превратятся каким-то чудом в кротких младенцев. Белые и махновцы были непрочь, чтобы сектанты разлагали тыл красных войск, но не ряды их собственных армий. Случаи в Дурындовке и Дубовке—это только наиболее яркие примеры. Несомненно, что были и другие случаи, менее яркие и менее трагически заканчивавшиеся для сектантов. Для рядовых сектантов все эти случаи были проверкой практической пригодности их учения в жизни. Как ни старались проповедники смягчить впечатление от подобных своих неудач, находилась часть сектантов «маловеров», которая делала из этих случаев невыгодные для секты выводы. Но многих сектантов проповедникам удавалось обмануть и даже воодушевить этими примерами. Во всех своих неудачах проповедники всегда винят дьявола и неверие. Тут они виновником убийств объявили тоже неверие. Будь махновцы верующими в бога, они не стали бы производить убийств — таков довод проповедников.

Во всем обвиняя неверие, проповедники таким путем старались оправдать белобандитов, среди которых было- немало сектантов. Желая скрыть действительные источники

1  «Источник из камня» № 11—14 за 1920 г., стр. 9,

2  Там же.

124

классовой ненависти и борьбы, проповедники заявляли, что «причиной вражды людей друг к другу является вражда их к богу».

Всякий поднявший меч на белых объявлялся таким образом врагом бога. У белогвардейцев, видите ли, есть душа, представляющая образ и частицу бога, поэтому не трогай белогвардейца и контрреволюционера.

ВООРУЖЕННАЯ БОРЬБА ЧАСТИ СЕКТАНТОВ ПРОТИВ КРАСНЫХ

Проповедники стремились всеми силами разжечь и использовать фанатизм рядовых сектантов для противодействия красным. В том случае, если не удавалось вовлечь тех или иных сектантов в открытую борьбу с революцией, проповедники старались отвлечь их от всякой косвенной помощи красным и толкнуть на скрытые способы борьбы против революции. Там, где проповедники достигали влияния на сектантские массы, где масса была совершенно не осведомлена о действительных целях и способах борьбы большевиков, где господствовали белые, там вожаки сект призывали к вооруженному выступлению, объявляя войну против советов угодной богу. Отношение к советам со стороны сектантов было неодинаковым еще в те дни, когда в советах было полным-полно меньшевиков и эсеров. Уже в это время деятельность советов многим сектантам не нравилась, и только часть наиболее «лево»-настроенных сектантов приветствовала до-октябрьские советы, не предвидя, что советы потом станут исключительно большевистскими. Например из Юрьева, бывшей Лифляндской губ., старообрядцы-беспопов-цы 16 апреля прислали приветствие питерскому Совету рабочих и солдатских депутатов, как органу, контролирующему деятельность Временного правительства. Во Временном же правительстве военным министром был старообрядец Александр Гучков. Московское собрание старообрядцев вмешательство Совета рабочих и солдатских депутатов в распоряжения Временного правительства 14 марта признало недопустимым. К московским старообрядцам присоединились гомельские старообрядцы. Кулацкий съезд старообрядцев 8 октября 1917 года в Гомеле принял следующую резолюцию:

125

«Единственной законной властью старообрядцы считают власть Временного правительства, могущего издавать приказы и распоряжения, и существование в стране всякой другой власти старообрядцы признают недопустимым...

Старообрядцы, как коренные русские люди... тяжко скорбят, 4fo в период переустройства государства на новых началах в стране царят смута, безвластие и бесчинство, доходящее до открытых нападений и... разгрома имений землевладельцев... а потому приложат все усилия к поддержке Временного правительства...

Всякие самочинные захваты чужого достояния должны быть пресечены в корне...

Война может быть окончена с согласия всех наших верных союзников...

Помимо того старообрядцы желают... чтобы даны были казенные средства на содержание учебных заведений и на церковные нужды»1.

Большинство сектантов было ближе к позиции московских и гомельских старообрядцев, в особенности после июльских дней, когда началась травля против большевиков. Но сектантам-капиталистам в их войне с Германией не могли помочь ни травля большевиков, ни постановления всесек-тантского съезда в Баку о поддержке Временного правительства и империалистической войны. Солдаты и без них сумели проголосовать за прекращение войны своими ногами. Фронт был перенесен внутрь России и принес победу трудящимся.

Патриарх Тихон и старообрядческий архиепископ Меле-тий назвали Октябрьскую революцию антихристовым делом и призывали к вооруженному сопротивлению большевикам.

Некоторые сектанты выполнили советы Тихона и Ме-летия. Так например:

«В 1918 г., во время белогвардейского мятежа,— сообщает корреспондент В. Иванов,— купцы-сектанты, беспоповцы, во главе с Лапиным, их руководителем, помогли полковнику Перхурову и его своре разрушить Ярославль».

«При Меркулове,— сообщает другой корреспондент,— в 1922 г. старообрядцы в своем журнале «Дальневосточный старообрядец» призывали всех верующих сплотиться для борьбы с большевиками. «Воеводе» Дитерихсу старообрядцы поднесли знамя с изображением старообрядческого креста с надписью: «Сим победиши». Отряды атамана Семенова и барона Унгерна пополнялись старообрядцами. Против красных войск в 1922 г. поднялись 2 селения б. Амурской губ. (Тарбогатай и Москвитино). Банда Сапожникова в большинстве состояла из старообрядцев.

Молокане б. 'Амурской губ. (с.с. Гильчино, Тамбовка и Алексан-дровка) в том же и в 1923 г. также открыто участвовали в контрреволюционном восстании. Старообрядцы края оказались наиболее актив-

1 Данное постановление было опубликовано 22 октября 1917 г. в № 129 «Всероссийского церковно-общественного вестника».*

126

ны контрреволюционерами. На «земском соборе» (монархистском) е 1922 г. старообрядцы имели своих представителей в количестве 4 человек».

«Кровь убитых вопиет к совести и сердцу всех нас. Довольно крови! Опомнитесь! Свергнем идолов партийного недомыслия и протянем друг другу руки братского общения на основе духовного единства» — эти призывы свергать советскую власть были сделаны в 1918—1919 гг. в сектантском журнале «Слово истины». Диктатура пролетариата обрисована в этом журнале как власть «его величества хама, оружием греха подавляющего все святыни гениального разума, искусства, официальной религии!» Даже официальную религию вспомнили сектанты и пожалели о ней. «Русская революция... распространяет вокруг трупный запах разложения и смерти», она якобы находится «в трагическом, безвыходном, безнадежном положении» и должна привести к «погибели .России», — так писали во_жди сект.

Сектантские старцы-начетчики участвовали в свержении советской власти не только словом, но и делом. Например в городе Карее был старец-начетчик молоканской общины, и он же владелец каретной мастерской — Яков Гаврилович Макеев. Этот Макеев помогал белым на Кавказе свергать советскую власть, поддерживал связь с дашнаками и являлся деятельным членом Руснацсовета. По доносу Макеева был расстрелян секретарь партийного комитета Родионов. Являясь турецким подданным, Макеев перед своими поездками в СССР получал задание от полицеймейстера города Карса. Будучи гостем и уч стником молоканских празднеств в Сальском округе, Макеев со своими приспешниками вел контрреволюционную работу. Подобный случай связи русских сектантов с зарубежными контрреволюционерами и иностранными властями не единственный. При закрытии например монастыря секты иннокентьевцев АМССР были обнаружены в 1920 г., кроме 100 человек дезертиров, петлюровские и деникинские офицеры, румынские и польские шпионы. Контрреволюционеры и шпионы настолько сильно сорганизовались и укрепились в монастыре иннокентьевцев, что отряд из двухсот красноармейцев был иннокентьев-цами взят в плен, а начальник отряда т. Аносов был вместе со многими красноармейцами убит. Только более значительные силы и комиссия из ответственных работников Одесской губ. смогли справиться с разгулявшимися иннокентьевцами._ У иннокентьевцев были шпионы в советском аппарате, своим человеком был комендант ближайшей станции Александр

127

Иенко (он же б. штабс-капитан царской армии). Под видом «отца Александра» у иннокентьевцев долгое время, оказывается, жил полковник деникинского* генерального штаба с двумя своими сыновьями-офицерами. Для подготовлявшегося кулацкого восстания в пещерах иннокентьевцев было запасено много всевозможного оружия и продовольствия. Несмотря на то, что сбежавший Иенко успел увезти много ценностей, в тайниках иннокентьевских пещер было обнаружено одного только золота и серебра в слитках два с половиной пуда. Романовских денег скопилось у иннокентьевцев девять миллионов рублей. На складах лежало около восьми тысяч одних ковров. Найдена была подпольная типография. Удалось найти в этих же пещерах план свержения советской власти и наступления войск Польши и Врангеля на Одессу1.

Враги рабоче-крестьянской власти кольцом окружили Советскую Россию с севера, запада, юга и востока. Сектантские вожди оказались при этом лучшими помощниками белых. Например для Врангеля меннонитские вожди, почти сплошь состоящие из заводчиков и капиталистов, сорганизовали целый полк исключительно из меннонитов "2.

Представителям же советской власти меннониты и меннонитские вожди заявили, что воевать они не могут по религиозным убеждениям.

Точно так же поступили вожди евангелистов и баптистов. Представителям советской власти они заявили, что не могут служить в Красной армии потому, что это, мол, грешно. Сами же великолепнейшим образом служили в царской армии, а потом не отказывались стрелять в красных во время гражданской войны. Лучшим доказательством служат цифры. За все время империалистической войны евангелистов и баптистов (по их же сведениям), отказавшихся от военной службы по религиозным убеждениям, было не больше 500 человек. При советской же власти только в Киевской и Минской губерниях за два года (1921 и 1922 гг.) оказалось освобожденных от военной службы по религиозным убеждениям больше тысячи человек. Не так учили проповедники сектантов относиться к воинской повинности до революции. В «Исповедании веры», напечатанном до революции, говорится, что они «веруют, что правительство (Александра III и Николая II), которое и при Новом завете не напрасно носит

1  Более подробно об этом см. в книге И. М. Квитко — Св. Иннокентий Балтийский. Изд. ГИЗ, 1926.

2   См. об этом о книге б. военного прокурора особого донского корпуса в армии Врангеля И. Калинина — Под знаменем Врангеля.

128

меч, имеет право и обязанность по божьему закону наказать смертью и употреблять меч против врагов страны в защиту вверенных ему подданных». Поэтому баптисты заявляли: «мы считаем себя обязанными нести военную службу, когда потребует от нас этого правительство». Рабоче-крестьянское правительство потребовало от баптистов и евангелистов службы в Красной армии, но подлежавшие мобилизации сектанты и происходившие в 1920 г. съезды сектантов ответили отказом. Только в 1926 г. съезды баптистов и евангелистов признали обязательность военной службы.

Пацифистская деятельность русских сект во время колчаковщины и позже для интервентов и белых была выгодной, хотя ослабить хоть сколько-нибудь всерьез обороноспособность Советской республики сектантам не удалось. Правда, с сектантов брали пример и не хотели служить в Красной армии и некоторые не-сектанты шкурники, объявлявшие вдруг себя членами сект, о которых они знали только понаслышке. Борьба с вооруженной контрреволюцией требовала не одной только вооруженной защиты. Сектанты могли бы доказать свою преданность советскому строю, если бы они подвозили топливо, исправно выполняли налоги, ухаживали за больными и ранеными, организовали из мобилизованных дружины по борьбе с тифом. Но и этого проповедники учили не делать. Был целый ряд отдельных случаев, когда сектанты якобы по религиознБш убеждениям отказывались платить разверстку, подвозить топливо, ухаживать за больными красноармейцами, нести трудовую и гужевую повинность. Руководящую роль во всем этом играли сектантские кулацкие верхи, которые при благосклонном попустительстве сектантского центра выдавали сектантские удостоверения и не-сектантам, уходили к зеленым, сообщали секретные сведения противнику, пользовались денежной поддержкой иностранных миссий, даже высказывали открытое сочувствие белым и участвовали в белогвардейских авантюрах. Так например проповедник-евангелист Добрынин целыми пачками писал воззвания к красноармейцам и разбрасывал их от имени белых с аэроплана на эстонском фронте. Добрынин для своей «миссионерской» деятельности получил крупную сумму денег из Америки и «вел проповедь» по станциям железной дороги. Это — не единичный случай. В Сибири баптисты и евангелисты в лице своих некоторых вождей вполне охотно признали власть Колчака. Оно и понятно, потому что некоторые из них имели настоящие поместья и нуждались в услугах Колчака. Например известней-

, -                                                                          129

ший сибирский баптист Г. И. Мазаев имел тысячи десятин земли. Когда крестьяне посмели вырубить у него часть леса, он позвал на помощь колчаковские войска, и двое крестьян было запорото на-смерть. Своими сектантами ни Мазаев, ни Добрынин, ни другие «слуги божий» из членов союза баптистов и евангелистов не исключены. Да и кто мог исключать?! Беднота была обманута вожаками и приучена не ме-

Почетные, т.е. в первую очередь богатые, старообрядцы Брянска во главе

с попами и архиереем. Община отличалась во времена самодержавия и

Временного правительства патриотическими чувствами.

шаться в «политику», а верхи замешаны в преступлениях против советской власти не меньше Добрынина и Мазаева. Например дальневосточные баптисты в Благовещенске в 1922 г. выпускали контрреволюционный журнал под названием «Голос христианской молодежи» и долгое время получали через японский Чосен-банк ежемесячно денежную помощь из-за границы от «своих друзей». Деятельность их ознаменовалась в январе 1924 г. участием баптиста Чешева в белогвардейской организации. Они же пытались использовать правую часть учредительного собрания в борьбе против советской

130

власти. Их собратья по вере и антисоветской деятельности в Туркестане в лице одной из общин вели все время агитацию против союза «кошчи»* и силой разогнали местную комсомольскую ячейку. В бело-зеленых отрядах прифронтовой полосы Волги и Урала не мало было сектантов. В 1927 г. был расстрелян офицер-молоканин Струк, б. организатор среди молокан бело-зеленой банды, несколько лет боровшейся с советской властью. В качестве пресвитера общины баптистов в Алма-Ате был б. колчаковский начальник милиции и каратель Назаров. Но ярче всего антисоветская деятельность выразилась все-таки у старообрядцев, которые в Сибири дошли до того, что приветствовали через своих представителей в сибирской думе чешско-эсеро-кадет-ский переворот, а в помощь Колчаку организовали дружины «святого креста». У них же много времени спустя, а именно в 1921 г., в густой тайге Томской губ. в скиту нашли тайную типографию с контрреволюционными листовками свежего издания.

Не случайно старообрядцы имели своих представителей в эсеровской думе. Точно так же не случайно, что в г. Томске, где было местонахождение контрреволюционной думы, один из студентов-беженцев, молодой адвентист, состоял в союзе «карбонариев», который своей целью ставил совершение убийств представителей власти2.

Спустя несколько лет после гражданской войны сектантские вожди и пресвитеры пытались защищать и укрывать всех этих контрреволюционеров. Для примера возьмем газетную заметку о контрреволюционере-сектанте Г. В. Шевцове.

«Григорий Васильевич Шевцов — сын евангелиста, зажиточного крестьянина с. Верхний Бык, Новохоперского у., Воронежской губ., и сам евангелист.

С 1916 г. он служил в Балтийском воздушно-морском флоте младшим унтер-офицером.

После демобилизации в 1921 г. он был вновь мобилизован, уже советской властью, в Красную армию и назначен на охрану железной дороги. Однако на этот раз Шевцов отказался взять оружие в руки, а на повторное предложение ответил тем, что вошел в ряды контрреволюционной организации и выступил с антисоветской агитацией. За это он был

1  «Кошчи» — организация бедняков и батраков.

2   Согласно письменному заявлению, присланному правлением союза адвентистов в «Безбожник», в союзе «карбонариев» состоял лишь (!) один молодой адвентист.

J                                                                                                                    131

вместе с группой лиц, Принадлежащих к указанной организации, арестован и отдан под суд.

Из-под ареста Шевцову удалось бежать, и с конца 1921 г. он благополучно скрывался в целом ряде общин секты евангельских духовных христиан.

Зная, что за укрывательство дезертира и контрреволюционера установлено наказание, руководители общин — пресвитеры — не разрешали Шевцову жить у себя, а направляли его на квартиры к рядовым «братьям».

В Пятигорске, куда явился Шевцов после побега, он был принят пресвитером общины Е. Д. Поповым, который дал ему адрес пресвитера владикавказской общины И. С. Ефре--мова и рекомендательные письма.

Недели две, пока Шевцова никто не знал, Ефремов скры-. вал его у себя, а затем сплавил «брата» к мельнику-молоканину Фролову.

В начале 1922 г. власти наткнулись на след Шевцова и произвели у Ефремова обыск. Однако Ефремов помог Шевцову заблаговременно скрыться. Тогда Шевцов перебрался в Тифлис и поселился у евангелиста Лезина, в слободе Пески* Оттуда он переехал в город Калач, Воронежской губ., где и скрывался у одного из членов общины, а позднее перекоче*' вал в селение Николаево-Александровское, Терского округа» Здесь его община укрывает и устраивает на работу. В марте 1927 г. он снова пробирается по знакомой дорожке во Владикавказ.

Все это время он живет по подложным документам, которые добывают для «его члены общин.

Пресвитер Ефремов снова скрывает Шевцова. Созвав закрытое собрание, он требует от «братьев» сохранить пребывание Шевцова в тайне и никому ничего не рассказывав

о нем.

Шевцов выступает на молитвенных собраниях с пропове дями. А пресвитер улаживает дело с документами: он даея ему двух свободных «братьев» в провожатые, и вместе с ними Шевцов является в контору газеты «Власть труда», дает публикацию об утере несуществовавших документов и получает затем в милиции временный вид на жительство.

Теперь пресвитер Ефремов спокоен: он считает, что дело в шляпе. На радостях он посылает Шевцова переночевать в доме у своего брата, и в ту же ночь Шевцова арестовывают-

При аресте у него помимо «священных» книг обнаружены такие чудотворные предметы, как 2 килограмма различных медицинских средств для предохранения женщин от 6epfi-

132

менности. Этими медикаментами он торговал среди своих «духовных сестер», которые, помимо благодати духа святого получали при его содействии утоление и страстей телесных. .                  ' ' «                    тгт                                    с*. Скомпрометированный арестом Шевцова, пресвитер Еф-

оемов созывает собрание членов общины и начинает выкручиваться. Арест Шевцова он истолковывает в общине как гонение на слово божье, говорит, что секта ЕДХ1 этим актом приобретает себе «помощь всевышнего» и т. д.

В скором времени был арестован и пресвитер Ефремов.

Из всей этой истории видно, что сектантские вожди в общинах Пятигорска, Николаево-Александровска, Владикавказа и др. мест, а также рядовые члены общины в целом, как это было во Владикавказе, скрывали Шевцова от органов власти почти 6 лет, зная, что он — контрреволюционер и дезертир, скрывали от той самой власти, которой они все уши прокричали, убеждая ее в своей революционности и стопроцентной преданности» 2.

Вожди сектантства, виновные в укрывательстве, в попустительстве, а также и в подстрекательстве всех выше описанных контрреволюционных преступлений, не стесняются говорить теперь о своих «заслугах» перед революцией.

В действительности же сектантские вожаки были активными участниками контрреволюции, вдохновителями кулац-ко-сектантских отрядов.

Не будем останавливаться на достаточно известных и более поздних контрреволюционных заговорах, выросших в сектантской среде (федоровцы, имяславцы и т. д.). Достаточно фактов приведено выше, чтобы судить о политической деятельности сектантских организаций.

Описанные выше примеры показывают, что в укрывательстве шпионов иногда участвовали целые общины сектантов. Мало того, целые сектантские общины и даже села участвовали и в вооруженных выступлениях против советов, например молоканское село Кривец, б. Тамбовской губ., сектантское село Тамбовка,' б. Амурской губ., и т. д. Не везде и не все конечно сектанты участвовали в заговорах и вооруженных выступлениях против советов. В контрреволюционных выступлениях участвовала значительная, но не вся масса сектантов. Было бы важно поэтому разобраться, какие слои сек-

л «ЕДХ» означает: евангельские духовные христщяе (молокане). * ' аз. «Безбожник» от 10 июля 1927 г.

133

тантства и почему участвовали в вооруженной контрреволюции. Было бы не менее важно разобраться, какие политические позиции занимали остальные сектанты. Это тем более необходимо, что сектантские вожаки изображают теперь себя и всех сектантов революционерами, а число сектантов, участвовавших в кулацких восстаниях, хотят свести к отдельным «исключениям», к единицам.

ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПОЗИЦИИ СЕКТАНТСКИХ МАСС И СЕКТАНТСКИХ ВОЖАКОВ

В период гражданской войны большинство сектантских вожаков вело тактику лобовой атаки против политики и тактики большевистской партии. Многие проповедники и вожаки сект приняли прямое или косвенное, но активное участие в кулацких восстаниях, начиная с середины лета 1918 г. После разгрома белых красными войсками сектантские вожди изменили свою тактику. В начале нэпа они запели другим голосом. Они, оказывается, не только не против революции, но и сами революционеры, и во всем мире, видите ли, нигде не было таких стойких и заслуженных революционеров, как сектанты. В .нижеприведенном письме Трегубова, Павлова, Лебеака, Желтова, Беляева, Янцена и Голубова в газету «Безбожник» говорилось, что революция 1917 г. даже не могла бы произойти без участия таких революционеров и коммунистов, какими, якобы, являются сектанты. В ответ на статьи «Безбожника» адвентисты не постеснялись возражать, что в контрреволюционной организации карбонариев в Томске состоял всего только один адвентист. В опровержение наших сообщений о меннонитском полке Врангеля Фрезе не постеснялся написать, что повиди-мому это был не полк, а всего только ('!) какая-нибудь одна рота, и что такие пустяки, как меннонитский полк Врангеля и участие адвентистов в шайке карбонариев, не мешают сектантам в целом быть «коммунистами» и «революционерами». Однако если полк меннонитов и адвентист-бандит являются исключением, то каким же все-таки образом могли получиться такие «исключения»? Разве журналы сект не призывали к 'борьбе с безбожниками (читай большевиками)? Нет, тут дело далеко не в исключениях, дело тут в кулацком, буржуазном руководстве «вождей», а также в контрреволюционности всего религиозного учения, благодаря которому возможно было буржуазно-кулацкое влияние «вождей» на сектантов и руководство ими. Сейчас в сектах в связи со

134

вступлением многих сектантов в колхозы процент мелких собственников понизился, но мелкобуржуазные пережитки, поддерживаемые проповедниками, очень сильны. Что же касается момента гражданской войны, то большинство сектантов представляло «взбесившихся» мелких буржуа.

Социальная природа большинства рядовых сектантов была социальной природой того мелкого хозяйчика,

...«который взбесился от ужасов войны, от внезапного разорения, от неслыханных мучений голода и разрухи, который истерически мечется, ища выхода и спасения, колеблясь .между доверием к пролетариату и поддержкой его, с одной стороны, приступами отчаяния — с другой» *, — говорил т. Ленин.

Сектанты, как мелкие собственники, тоже испытали моменты отчаяния и колебания. Во время военного коммунизма собственность сектантов разрушалась от войны, неурожаев, голода и т. д. Это озлобляло сектантов против коммунистов. Однако военные победы красных, передача значительной части помещичьей земли крестьянам и факт получения благодаря революции свободы совести удерживали сектантов от поголовного участия в контрреволюционных выступлениях. Выступали против советской власти с оружием в руках главным образом кулацко-зажиточные элементы сект.

Прежде всего бросается в глаза, что выступления сектантов против советской власти происходили в большинстве своем в Сибири, на Украине, в Крыму, на Северном Кавказе и в других частях нашего Союза, где было наиболее зажиточное (многоземельное) крестьянство и где сильнее всего была контрреволюция. В малоземельных и нечерноземных губерниях, где сектантство состояло в значительной мере из бедняков и середняков-крестьян, сектантских контрреволюционных выступлений было меньше. Это показывает, что не все сектантство участвовало в открытых контрреволюционных деяниях своих «братьев». Но и в богатых сектантских районах не все сектанты жили одинаково зажиточно, а потому и их отношение к революции и к советской власти было не совсем одинаково. Основная масса сектантства в силу политической забитости, рыхлости и классовой противоречивости интересов относилась к революционным событиям выжидательно, нерешительно, по-обывательски. Этому способствовали в сильнейшей степени проповеди «благовест-ников», которые там, где нельзя было поднять сектантские массы на вооруженную борьбу против советской власти,

1 Л е я и н, т. XXII, стр. 468.

135

всячески предостерегали свою паству от сочувствия большевикам и от участия в «греховной» политике красных. Политическая обывательщина, непротивление злу насилием, мещанский индивидуализм и ханжество — характерные черты сектантства.

Революция нанесла удар и по контрреволюционной сектантской верхушке, и по сектантской обывательщине. Революция все больше и больше стала втягивать рядовых сектантов в политическую жизнь, а это повело к разногласиям внутри сект и уходу из сект политически наиболее прозревших.

«Один из главных научйых и практически-политических признаков всякой действительной революции состоит в необыкновенно быстром, крутом, резком увеличении числа «обывателей», переходящих к активному, самостоятельному, действенному участию в политической жизни, в устройстве государства» К

Сектантские вожаки всеми мерами мешали политическому просвещению рядовых сектантов.

Проповедники возвели сектантскую обывательщину в-принцип, оправдывали мещанское отстранение от политики религиозным учением о любви к врагам, защищали шкурничество и трусость необходимостью выполнения религиозной заповеди «не убий». Отстраняясь по настоянию проповедников от непосредственного участия в политической жизни, сектанты вынуждены были, как и многие другие обыватели, питаться чудовищными слухами о большевиках. В этот момент гражданской войны (до VIII партсъезда), когда партия проводила по отношению к середняку политику нейтрализации, проповедники старались слухами и клеветой озлобить середняка и сорвать политику нейтрализации. После же VIII партсъезда, когда партия перешла от политики нейтрализации к политике прочного союза с середняком, проповедники старались удержать середняка на позициях нейтралитета, который они объявили единственно правильной и христианской платформой, так как нейтралитет-де помогает верующему человеку быть вне греховной политики и классовой ненависти. Они замазывали тот факт, что нейтралитет — это тоже политика, а обывательский нейтралитет — наихудший вид политики. Диктатура пролетариата основана на прочном союзе рабочего класса и трудящегося крестьянства. Враги трудящихся всегда стремились поколебать эту основу диктатуры пролетариата. Проповедники, удерживая часть серед-

няков на позициях нейтралитета, мешая им вступить в прочный союз с рабочим классом, стремились тем самым подорвать возможность существования диктатуры пролетариата. Сектантская политика «вне политики» играла таким образом контрреволюционную роль. Сами сектанты этого конечно не признают и даже находят у себя «заслуги» перед революцией.

Теперь проповедники сект хотели бы изобразить себя революционерами. Но, поскольку нет фактов, говорящих о революционности сектантства, а есть факты, говорящие о реакционности сектантства, проповедники стремятся изобразить из себя на худой конец людей «вне политики», людей «нейтральных». О фактах контрреволюционных выступлений сект проповедники обычно говорят, что они единичны, не характерны для сектантства и расходятся с учением сект. Посмотрим поэтому подробнее, каковы политические теории сект, что представляют собой высказывания представителей руководящей части сектантских организаций и что собой представляла и представляет их политика «вне политики».

СЕКТАНТСКАЯ ПРОПАГАНДА ПРОТИВ ОКТЯБРЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ И ДИКТАТУРЫ ПРОЛЕТАРИАТА

Сектанты и толстовцы объявляют себя вне политики.

«Мы,—говорится в журнале «Слово истины»,—не стремимся, как патетические партии, к захвату власти и с этой стороны — совсем не опасный народ» *...

«В единении — сила, и стоя вне политики, этой науки, как управлять и владеть людьми, — все верующие должны стремиться дружно возвещать благую весть освобождения от рабства греху через Христа Иисуса» 2.

Сектанты изображают себя «вне политики». Есть такие наивные ученые-естественники, которые открещиваются от всякой философии. В результате они оказываются в плену самой худшей, модной, составленной из пестрых кусочков, обывательской философии. То же самое можно сказать про людей, которые хотят быть «вне политики». «Воздержаться» от участия в борьбе классов нельзя. «Воздержание» от политики приводит лишь к тому, что человек, избегающий политики, невольно начинает помогать эксплоататорским элементам, заинтересованным в политической пассивности масс.

1 л е н ии, т. XX, стр. 114.

1  «Слово истины» №

2     Там же.

за 1920 г., стр. 41.

136

137

Никаких партий, никакой политики, каждый сам за себя, а бог за всех — вот правила сектанта и мещанина.

Кто внушил эти правила сектанту и мещанину? Каждый сам за себя, а бог за всех — это правило капиталистического общества, правило волчье, правило конкурентов-товаровладельцев. Обыватель думает, что он независим в жизни и мыслях. Между тем он уже с детства воспитывается всем капиталистическим строем в буржуазных правилах и понятиях, укрепляясь в убеждении, что нужно жить только для себя. «Лишь бы мне было хорошо, а другие — как хотят»— вот мнение человека, воспитанного по буржуазным правилам морали.

«Моя хата с краю»,— говорил в дни самой жестокой реакции мещанин. «Нас это не касается, мы люди не "мирские,: а божьи», — говорили сектанты.                                               I

Однако люди божий посылали приветственные телеграф мы царю и возносили за него молитвы. Например съехав^ шиеся на IV всероссийский съезд баптисты в сентябре 1910 г «просили господа бога даровать здоровье и благоденствж государю императору, даровавшему нам манифесте* 17 апреля 1905 года свободу совести и вероисповедания. Зг правительство, исполнявшее волю государя, также прине! сены были молитвы всеми собравшимися» \

Председатель IV съезда баптистов В. Г. Павлов предложил «послать телеграмму государю-императору с выражением верноподданнических чувств; предложение принимается единогласно, все собрание встает и поет народный гимн, а также возносится молитва о благоденствии государя императора и всего царствующего дома»2.

«Читается и принимается редакция телеграммы на высочайшее имя следующего содержания: «Его императорскому величеству. Всероссийский съезд баптистов в г. С.-Петербурге, вознесший молитву о здравии и благоденствии вашего величества и iBCero царствующего дома, повергает к стопам вашего императорского величества свои верноподданнические чувства. По поручению съезда председатель Василий Павлов»3.                                                       !

Итак на словах сектанты не занимаются политикой, а на деле поддерживали царя. Целью революционной борьбы до февраля 1917 г. было свержение самодержавия. В этом воп-

1  «IV Всероссийский съезд евангельских христиан-баптистов». Протокол, стр. 10, изд. «Книгоиздательства полезной литературы», 1910.

2  Там же, сгр. 14.

3  Там же, стр. 17.

138

посе сектантские организации занимали ясную позицию — дНи были за «помазанника божия». Зачем, скажем, миллионерам-баптистам Мазаевым нужно было менять царскую власть, коли при ней они имели все, вплоть до чеченцев и казаков для усмирения батрацких и крестьянских «беспорядков» в районах своих экономии. Сектантские вожаки не могли не интересоваться политикой, потому что революционное движение угрожало их благополучию, но они верили в силу самодержавия. Активной, открытой политической деятельностью они избегали заниматься, считая ее опасным проявлением недоверия к царю. Политикой, в ее светских формах, по сектантским понятиям, могли интересоваться или революционеры, т. е. люди и явно безбожные и недовольные самодержавием, или люди, облеченные на то «высшей властью», т. е. министры, губернаторы и т. д. Ни к тем, ни к другим себя сектанты не причисляли. Для управления народами бог поставил царей, которых нужно во всем слушаться,— такова была мудрость Мазаевых. Это не мешало им заниматься политическими вопросами в скрытых, религиозных формах.

Когда трудящиеся свергли установленную «богом» власть, сектанты заявили, что «существовавший порядок самодержавия был слишком полон дьявольских противоречий, чтобы можно было в его создании заподозреть творца вселенской гармонии. Власть палача никак не подходит под рубрику божественного происхождения».

Почему же за «дьявольскую власть» баптисты всегда молились богу, вплоть до 1917 г.? Если власть палача несовместима с мудростью и милосердием сектантского бога, то почему не исчезла до сих пор власть фашистов, социал-фашистов и прочих ставленников буржуазии? Почему сектанты всех капиталистических стран молятся за власть буржуазии, являющейся палачом рабочего класса?

На все эти вопросы можно ответить лишь после ознакомления с социальным составом сект и сектантских руководящих организаций. Например большинство членов русских сект состояло и состоит из наиболее отсталых в культурном и политическом отношении крестьян. Крестьяне, будучи мелкими собственниками, своей самостоятельной политической линии не имели: они могли итти или за буржуазией, или за пролетариатом. Третьего пути не было и не могло быть. Крестьяне, состоявшие в сектах, были наиболее отсталыми в политическом отношении, поэтому они шли за буржуазией.

139

Война показала, что самодержавие не способно вести войну и подавить рабочее движение. Отсюда разочарование некоторых сектантов в самодержавии. Февральская революция дала власть в руки самой буржуазии, поэтому самодержавие после его свержения было объявлено некоторыми сектантами «дьявольской властью».

После Февральской революции сектантские организации к захвату власти не могли стремиться уже по одному тому, что у власти стояла буржуазия, часть которой возглавляла и секты. Временным правительством сектантские организации в общем были довольны, а от добра добра не ищут. Массам • проповедники, как и прежде, советовали политикой не заниматься и во всем довериться буржуазному правительству. Но положение Временного правительства было неустойчивым, \ поэтому проповедники призывали помогать ему и пытались} с этой целью организовать даже особую сектантскую партию ; «Воскресение».

До революции среди сектантских «низов» были недовольные элементы, но их застращивали, обманывали и не давали им заниматься политическими вопросами, потому что политическая активность масс была опасна самодержавию. При советах активное участие масс в разрешении политических вопросов есть залог крепости и успехов диктатуры пролетариата, поэтому вожди сект — против активной политической деятельности трудящихся сектантов. Заявить прямо, что они против советов, вожаки сект не смеют, хотя бы потому, что от них отшатнутся даже отсталые рядовые сектанты, поэтому они вредят и пакостят исьодтишка. «Нейтральность» сект — показная, и означает она упорное противодействие советам. «Нейтральность» сект в странах капитала — тоже показная, и означает она равнодушие сытых людей к фашистским расправам над голодающими рабочими. Нет и не может быть нейтралитета в условиях обостренной классовой^ борьбы. Нейтралитет сект лжив. На примере отношения активных сектантов и толстовцев к диктатуре пролетариата.] можно показать, что в этом основном, главном вопросе пролетарской революции они занимали и занимают контрреволюционные позиции.

Нужна железная диктатура пролетариата, чтобы добить остатки эксплоататоров, чтобы руководить крестьянством и перевоспитывать его, чтобы построить бесклассовое социалистическое общество.

«Диктатура,—говорил Ленин,—слово жестокое, тяжелое, Кровавое, мучительное, и этаких слов на ветер не бросают. Если с этаким

*140

юзунгом выступили социалисты, то это потому, что они знают, что иначе, как в отчаянной, беспощадной борьбе, класс эксплоататоров не сдастся и что он будет всякими хорошими словами прикрывать свое господство»'.                                                      ■ !                     

Не больше как «хорошими словами» были все сектантские уверения о братстве, равенстве и свободе. Своими словами сектантские агитаторы хотели ослабить волю пролетариата к борьбе и спасти господство буржуазии. В народных массах толстовцы и вожди сект пытались посеять недоверие и неприязнь к теоретикам и руководителям пролетариата — к большевикам. Они хотели подольститься к массам, особенно к отсталой части крестьян, и поэтому расхваливали массы, одновременно ругая агитаторов и горожан «насильниками», под которыми они подразумевали прежде всего рабочих.

«То, что совершается народом, — писал толстовец А. Турчанинов,'— в полном смысле этого слова, всегда серьезно и полезно, потому что жизненно, естественно и религиозно; то же, что волей агитаторов (обезумевшей частью городского населения), все в большинстве вредно и ненужно, так как все это чуждо особенно нашему народу, богоискателю и свободолюбцу» 2.

Диктатура пролетариата есть особая форма классового союза между рабочим классом и крестьянством для борьбы за ■социализм под руководством класса пролетариата. Сектантские агитаторы и их друзья — толстовцы выступали против такого рода союза под тем предлогом, что у горожан учиться нечему и что все «современные многочисленные групповые соединения, союзы, федерации и кооперативные организации и пр. и пр., составляющие, как принято думать, этапные ступени к соединению всего человечества в единую семью, на самом деле приведут человечество лишь к еще большему разделению на крупные взаимно-противоположные группы»3.

Диктатура пролетариата ведет конечно к обострению классовой борьбы, но это обострение классовой борьбы способствует уничтожению классов и превращению человечества в конечном счете в единую семью. Иного пути, иной «этапной ступени» от капитализма к социализму нет. Пути и способы, предлагаемые сектантами и толстовцами, -— это пути и способы обмана и закабаления масс буржуазией.

В самом деле, что предлагают сектанты? Они предлагают «невинные» на первый взгляд вещи — любить несуще-

1  Из речи Ленина на I Всероссийском съезде по внешкольному образованию, т. XXIV, стр. 291.

2  Журнал «Голос Толстого и единение» № 5, за 1917 г., статья t V Турчанинова—По поводу большевистского восстания.

;1 «Слово истины» № 4, за июль 1917 г., статья А р в и д. стр. 51.

141

ствующего бога. Но темному трудящемуся, пожелавшему после их речей любить бога, они раньше всего предлагают отказаться от ненависти к своим классовым врагам, ибо, согласно евангелию, всякий, «кто говорит: «я люблю бога», а брата своего ненавидит,— тот лжец».

«Нельзя, — пишет Арвид, — любить бога, ненавидя своего брата, и нельзя в действительности быть проникнутым высшей божественной идеей (а идея о всеобщем единстве человечества есть именно такая идея) и в то же время питать недоброе чувство к своему ближнему. Возможно только или одно, или другое: или поступиться высшей идеей, или отказаться *от группового недоброжелательства»1.

Так отговаривали сектанты верующих от участия в революции. Поддались ли массы их уговариванию? Да, некото рые из наиболее отсталых трудящихся прислушивались к голосам толстовских и сектантских агитаторов. Большинство же трудящихся пошло за красными, за большевиками. Тол-

Члены секты еноховцев надеялись вознестись в «конце мира» живыми на небо, как будто бы вознесся несуще-ствовавший библейский Енох. Конец мира объявлялся несколько раз еще до революции. Пророком Ильей был объявлен настонтель монастыря в с. Безродном, Царевско.о у., Саратовской губ., крестьянин Ав. Лук. Черкасов, Енохом был объявлен поп Дубовской церкви Благовещенский, а Иоанном Богословом — поп Иоанн Кронштадтский. При советской власти кулацкие элементы использовали фанатизм еноховцев для распространения слухов о «конце света» и пришествии «антихриста». На снимке —поп Благовещенский.

стовцы и сектанты были вынуждены признать, что идея диктатуры пролетариата встретила в массах горячих сторонников. Учение о диктатуре пролетариата основано Марксом и Энгельсом, а учение о советах как государственных формах диктатуры пролетариата создано Лениным. Пользуясь тем, что Маркс был немецким подданным, толстовцы объявили диктатуру пролетариата немецкой выдумкой.- Диктатура про-

1 «Слово истины» № 4, за июль 1917 г., статья Арвид, стр. 51. 142

'.етариата, по словам толстовцев, немецкая выдумка, а Ленин, по словам Керенского, немецкий шпион. Получалось таким образом трогательное единство между толстовцами и Керенским. Статья толстовца Беленького «О смысле русской революции» распространялась именно в те дни, когда наемники буржуазии травили большевиков как немецких шпионов. Теперь происходит зверская травля коммунистов в Германии, где учение Маркса и Энгельса о диктатуре пролетариата объявлено Каутским русской выдумкой, а фашисты и попы преследуют коммунистов как врагов нации и агентов «красного империализма».

«Есть, — писал Беленький, — еще одна причина жестокости нашей революции. Это выдуманная немецкими учеными и занесенная к нам еще в прошлом столетии теория классовой борьбы или диктатуры пролетариата, т. е. учение о том, что только путем насильственной борьбы рабочий народ может устроить хорошую жизнь. Подхваченная нашей интеллигенцией, большей частью судящей о вещах, по выражению Шопенгауэра, не умом, а глазами, —■ эта теория так бы и осталась в ее головах. Но два обстоятельства содействовали ее распространению: накопившееся в народе озлобление против богатых и строгое преследование властями этой теории.

И как только перестал действовать цензурный аппарат, так это марксистское учение волной разлилось по стране, проникая даже в такие углы, где и грамотных людей нет» 1.

Очень непоследовательно Беленький рассуждает: до революции марксизм рос потому, что его преследовали, а после революции — потому что перестали преследовать... Марксизм подхватила до революции якобы только интеллигенция, да и то только потому, думает Беленький, что она судит о вещах не умом, а глазами. Почему же марксизм проник в народ? Ведь «народ», по словам толстовцев, все совершает «всегда серьезное и полезное», а марксизм, по их же мнению, учение несерьезное и бесполезное. Вспомним, как о народе и революционерах писал Л. Н. Толстой. У народа Толстой предлагал учиться жить, а революционеров называл «злыми и развращенными людьми». Толстой не считал народ способным на революционные выступления и разгром помещичьих имений. Например, участниками разгрома помещичьих имений в 1905—1907 гг. Толстой считал десятки, сотни, немногие тысячи крестьян, но никак не больше.

«Делают те злые дела, которые поражают нас, — писал Толстой о Разгроме помещичьих имений, — десятки, сотни, допустим, тысячи, а мы обвиняем 150-миллионный народ, приписывая ему все то, что де-

1 Выдержки из статьи Беленького взяты нами по статье б. толстовца П. Царева. Журн. «Безбожник», № 12 за 1933 г.

143

лает одна тысячная чаоь его. Клевета эта на народ вредна не ему, а нам, лишающим себя самого лучшего, дорогого чувства любви и доверия к ближнему и вызывающим в нас самые мучительные чувства недоброжелательности, и недоброжелательности к кому же? К tomj многомиллионному народу, который и кормит, и всячески обслужи

вает, и охраняет нас. Народ этот — «глупый, невежественный народ»__

один теперь среди сумятицы, и безумия, и озлобления, охвативших нас, умных и ученых, один в своем огромном большинстве продолжает жить спокойной, разумной, трудовой, свойственной человеку жизнью. А мы говорим: «озверелый народ», и хотим поучать и исправлять его. Не исправлять нам надо народ и поучать, а постараться вникнуть в его жизнь, научиться от него жить... Не знаю, можно ли научиться этому у тех или иных европейских социалистов, а у народа наверное можно» *.

Во-первых, неверно, что в разгроме помещичьих имений участвовали в 1905—1907 гг. только сотни и тысячи крестьян. Во-вторых, неправильно и вредно считать в народе лучшим то, что в нем являлось всегда худшим, а именно политическую забитость и неразвитость, или, как Толстой выражался, «спокойствие». Сами толстовцы теперь вынуждены признать, что «спокойствия» в крестьянстве в 1917 г. оказалось куда меньше по сравнению с 1905 — 1907 гг. Сдвиги в крестьянстве произошли совсем не потому, что «крестьянство одурманили иностранными словами», а потому, что крестьянство многому научилось в 1905 г., в период столыпинских отрубов, в думский период, в период керенщины и особенно благодаря Октябрю. Большевики не льстили крестьянству, не расхваливали и не обещали ему спокойствия. В то время как толстовцы предлагали капиталистическим городам учиться у патриархальной части деревни, большевики предлагали трудящейся части деревни учиться у пролетариата городов. Сознательность и организованность рабочих Ленин ценил очень высоко. Одновременно Ленин подчеркивал забитость и распыленность крестьянства. Вождем и руководителем крестьянства, по учению марксизма-ленинизма, является рабочий класс. Журналы толстовцев пытались доказать, что перевоспитывать крестьянство вредно, что рабочий класс не может принести пользу тру дящемуся крестьянству, т. е. хотели подорвать союз рабочих и крестьян, который укреплялся в обстановке бешеной гражданской войны, -когда один класс, а именно пролетариат, представлял собой по ленинскому выражен нию «твердых сторонников социализма», а другой колеблющихся. Пролетариату нужно /было перетянуть Щ

Толстовский журнал «Обновление жизни» № 2 за 1917 г.

144

свою сторону, переубедить, перевоспитать колеблющихся сторонников социализма. Гражданская война и строительство социализма дали крестьянству и, всем трудящимся знания и закалили волю к борьбе, послужили гигантской политической школой. Подавляющая часть крестьянства перевос-'питана под руководством большевистской партии в твердых сторонников коллективного хозяйства. На примере, на показе, на собственном опыте учились массы. Под руковод-

Поп Иоан \ Кронщтаатский, почитавшийся у еноховцев Иоанном Богословом. Секта еноховцев имела распространение главным образом по реке Ахтубе (приток Волги, ниже Сталинграда). По учению секты, к власти должен пригти истинный царь Николай П. Расстрелян был якобы не истинный ц»рь, а самозванец. Отсюда видно, что учение секты—явно контрреволюционное, кулаикое.

Родственной секте еноховцев яв-лается секта иоаннитоев, главным чтимым лицом которых является тоже Иоанн Кронштадтский. Под флагом иоаннитов существовало немало притонов разврата и уголовщины. Большое влияние на обе секты оказывал также знаменитый монах-черносотенец Иллярдор.

ством самой передовой партии во всем мире учились массы .: побеждать и строить. Создано совершенно новое хозяйство и нигде в мире невиданное государство. Старой, «спокойной», забитой деревни уже нет.

Огромные, многомиллионные массы трудящегося крестьянства пришли в движение — пошли в колхозы. В основном уже закончена ликвидация кулачества как класса. В ликвидации кулачества:, т. е. по толстовским понятиям, в «грехе», активно участвовали колхозники. Вокруг любой хозяйственно-политической кампании в деревне велась и ведется с врагами народа силами советской общественности, опирающейся на колхозный актив, упорная борьба. С огромным удовлетворением миллионные массы колхозников встретили декрет советского правительства об охране социалистической собственности. Толстовцы, ясно, против декрета,

Ю—2910                                                                                                                      145

потому что он основан на насилии И призыЁает к насилию над ворами. Крестьянство любит Красную армию, защитницу советских границ, а ведь армия — это, по толстовским понятиям, есть орудие «греха». Но еще больше толстовцам не нравится советская демократия, особенно теперь, когда она поднялась на новую ступень. Поголовное участие трудящихся в управлении страной и дальнейшую демократизацию советской избирательной системы толстовцы осуждают, как явления, свидетельствующие о поголовном участии масс в «грехе» (насилии). У толстовцев хватает при этом наглости приравнивать насилие, применяемое властью трудящихся против врагов революции, к насилию, которое творят над сотнями миллионов трудящихся банды озверевших фашистов, уничтожающих последние остатки буржуазной демократии. С первых лет революции и до сих пор толстовцы демонстративно отказываются от участия в голосовании во время выборов в советы, не говоря уже об отказах от службы в Красной армии. Дальнейшее развитие советского демократизма наносит новый сокрушительный удар по жалким толстовским попыткам увести отсталые группы трудящихся подальше от политики. Во вредности толстовского отречения от политики передовые слои крестьян убедились еще в 1905 и 1917 гг. Во время революции 1905 г. и во время Февральской революции крестьяне убедились еще и еще раз, что не смирением и кротостью надо добывать землю. Находились помещики, которые «уступали» крестьянам землю, но за большой, непосильный выкуп.. Оставался один путь — путь , насильственного захвата помещичьей земли. Толстовцы злоб-: но протестовали против насильственного захвата земель. ; «Все эти распоряжения, — писал известный толстовец Гусев, — о конфискации помещичьих, церковных и других земель, и тому подоб-. ные распоряжения большевиков нисколько не привлекают меня на их сторону. Никаким увеличением земли не искупить того ужасного нрав-" ственного зла, которое приносят эти люди, стоя на точке зрения, что: все позволено для достижения поставленной цели, если цель эта—революция, приучая людей проливать кровь для устройства своего материального положения, внушая мысль, что и ложь и обман могут, когда это нужно, употребляться как средство для достижения цели»1...

Гусев оберегал старую, рабскую нравственность, а вместе с нею и с помощью ее пытался спасти барскую землю. Большевики указывали на насилие как единственный способ покончить с насилием буржуазии и были правы. Земля.

1 Цитата приводится по статье П. Царева, журн. «Без&ожмиа М» 12 за 1933 г. 14о

свобода, фабрики и заводы, власть — все то, к завоеванию чего призывали большевики, в руках трудящихся. Ну, а как дело с толстовскими обещаниями? Ведь толстовцы обещали, что нужно быть только нравственно совершеным, а остальное, и в том числе материальное, приложится. Где же, в каком государстве мы можем увидеть такие толстовские чудеса, чтобы в силу рабского смирения трудящемуся жилось хорошо? В Индии например очень много последователей учения Ганди, который призывает тоже к смирению, терпению и всепрощению по отношению к индусским и английским капиталистам. В результате политики Ганди сотни тысяч индусов безропотно пухнут от голода.

Толстовцы протестовали против гражданской войны под тем предлогом, что она требовала больших жертв ij велась, как и всякая война, методами насилия. Но трудящиеся знали, ради чего они приносили жертвы, и на эти жертвы шли, не закрывая глаз. Кроме того ни одна гражданская война не приносит и не может принести так много страданий трудящимся, сколько их приносит капитализм,

...«который причиняет ежедневно и ежечасно в тысячу раз больше самых ужасных страданий, самых диких мучений рядовым рабочим людям, чем всякие из ряда вон выходящие события вроде войн, землетрясений и т. д...» 4.

Что касается насилия, то оно применяется в «мирной» фашистской обстановке по отношению к трудящимся не в меньшей степени, чем во время войны. Разрушенных зданий и убитых рабочих во время восстания рабочих в Вене 1934 г. было не меньше, чем в каком-либо сражении во время империалистической бойни. Неправы поэтому толстовцы, идеализирующие «мирную» обстановку капиталистического общества и возражающие против всех и всяких войн, хотя бы и революционных. Против империалистических войн нужно возражать не потому, что все и всякие войны греховны, а потому, что войны эти ведутся в интересах капиталистоз и во вред трудящимся. Революционные же войны уничтожают империализм с его кризисами и войнами, нищетой и бесправием, поэтому всякий выступающий против граждаг ской войны выступает тем самым за сохранение империалистических войн и насилий. Других способов борьбы с империализмом кроме революционных восстаний и воаь не существует. Добренькие толстовцы и сектанты, возражающие против революций и национально-освободительных

1 Ленин, г. XIV, мр. 71.

14-

войн, в действительности ослабляют тем самым силу их действия как верного способа борьбы против империалистических войн и колониальных грабежей. Впрочем нужно оговориться, что толстовцы и сектанты возражали и возражают против революции, но не всякой. Для Февральской, например, революции они делают исключение, как для «бескровной», хотя в Петрограде было убито 1 328 человек.

«Какое торжественное, -- писал о Февральской революции А. Турчанинов, — праздничное, окрыляющее настроение было у людей в мартовские революционные дни, и какая придавленность, безотрадность в ноябрьские дни,, при виде изуродованных зданий, следов крови и, местами, выносимых трупов» 1.

Пещера, в которой прятались от «греховного» мира еноховцы. В момент гражданской воины в этой пещере, рывшейся 27 лег, прятались белобашшты. Пещера существовала вШашковой балке, недалеко от Ленинска, б. Сталин радской губ., вплоть до августа 1925 г., когда она обвалилась в результате проливных дождей.

Пещеры и погреба («голбцы») существую! кое-где еще и теперь у секты сгарообрядцев-скрытников («голбешников»), считающих, что в мире со времен патриарха Никона воцарился «антихрист».

Пролетариат при помощи солдатских масс сбросил в феврале самодержавие, но власть перешла не в руки пролетариата, а в руки буржуазии. Буржуазия ликовала, называла Февральскую революцию великой и «бескровной». Толстовцы вслед за буржуазией тоже ликовали и называли революцию «бескровной» и толстовской. Пролетариат перешел в насту-

1 Журнал «Голос Толстого и единение», 1917 г. № 5 ст. А. Турчанинова «По поводу большевистского восстания».

14S

пление против буржуазии. Свергнуть власть буржуазии оказалось труднее, чем самодержавие. Буржуазия мобилизовала против пролетариата все реакционные силы страны, и в том числе толстовские и сектантские организации, которые кое-где с оружием в руках, но под прикрытием елейных увещеваний выступали против полуголодных рабочих и солдатских масс. Буржуазные писаки стали вопить, что культура гибнет, а толстовцы, попы и сектантские проповедники стали плакать, что «образ божий» и «народная душа» гибнут. Толстовцами сочинялись сказки о том, что «ходят темные личности, которым, повидимому, желательно полное разорение России и развращение широких масс». Особенно же много говорилось о том, что «революция углубила зло нашей жизни».

«Все эти убийства, — писал о большевистском восстании А. Турчанинов, — увеличили, углубили зло нашей жизни... Неужели теперь можно утверждать, что плоды этой революции полезны и способны оздоровить жизнь?» '.

Совсем иначе отзывались сектанты и толстовцы о Февральской революции. Февральская революция, по заявлению сектантов, была пролетарской революцией, которая якобы добилась исключительного улучшения жизненных условий для низшего сословия.

«В то время как французская революция была чисто буржуазной, т. е. сделанной исключительно средним сословием, с самым пассивным участием пролетариата, русская революция 1917 г. — всецело народная по своему началу, в действительности оказалась пролетарской или даже отчасти социальной. Соответственно с этим отличаются и результаты обеих революций: в то время как первая из них добилась исключительного улучшения жизненных условий для среднего сословия, вторая достигла этого для третьего, или низшего сословия» -.

Арвид, по невежеству своем}?, путает третье сословие с четвертым сословием, а пролетарскую революцию противопоставляет революции социалистической. Февральскую же революцию он считает пролетарской по содержанию]

Неверно положение, что Февральская революция была пролетарской по своему содержанию и результатам; неверно, что Февральская революция достигла исключительного улучшения жизненных условий «низшего сословия ■>. Все эти восхваления по адресу Февральской революции понадобились сектантам лишь для того, чтобы резче оттенить все «безумие» готовившегося большевистского захвата власти.

1 Журнал «Голос Толстого и единение» № 5, циг. статья А. Турчанинова.

2 «Слово истины» № 4, за июль 1917 г., стр. 50.

149

В самом деле, если Февральская революция — пролетарская и жизненные условия трудящихся улучшены коренным образом, то зачем кровь и вторая пролетарская революция? Разве не это хотели сказать Арвид, Турчанинов и прочие писаки во христе? Называя Февральскую революцию пролетарской, Арвид тем самым хотел обмануть массы и выдать министров-капиталистов за пролетарских представителей. Но никакой обман не мог спасти Керенского.

Наступление момента перерастания буржуазно-демократической революции в пролетарскую зависело от степени подготовленности пролетариата и степени объединения его с крестьянской беднотой. Сектантские организации в числе других буржуазных организаций всячески противодействовали политическому просвещению и организации эксплоати-ровавшихся масс. Отчаявшись обмануть массы, сектантские вожаки стали требовать применения «твердых» мер и установления «твердой власти».

Проханов, являвшийся на протяжении десятков лет руководителем декты евангелистов, бегал к Милюкову, Керенскому, Караулову и другим ставленникам буржуазии совещать-* ся о том, как лучше утихомирить разбушевавшиеся массы и как создать «твердую и сильную власть». На государственном совещании в Москве 14 августа 1917 г. Проханов от имени ВСЕХ («Всероссийского союза евангельских христиан») произнес приветственную речь с призывом ко всем партиям и классам помириться между собою в целях борьбы с немцами и «анархией», в целях создания «твердой и сильной власти», в целях «доведения целой и неразделенной страны до Учредительного собрания».

«Приветствуя мужественное решение,----сказал Проханов, — Временного правительства сказать всю правду стране на государственном совещании и признавая, что для ближайшего спасения родины и свободы в этот страшный час от надвинувшейся с Запада грозы прусского милитаризма и внутренних опасностей анархии... для доведения целой и неразделенной страны до Учредительного собрания... необходима твердая и сильная власть, опирающаяся на нравственную силу поддержки и доверия всех организованных живых сил страны, необходимы: оздоровление армии, упрочение дисциплины и порядок в стране... и другие решительные политические и социально-экономические мероприятия. Всероссийский союз евангельских христиан полагает, что главное средство, без которого означенная система мер успеха иметь не может, заключается в психологическом факторе веры... вера, если она воспламенит все части населения, может придать силу указанным .мероприятиям и открыть неиссякаемый источник энергии, воли к труду, готовности к взаимным уступкам, к подчинению частного общему, к жертвам и Героическим подвигам и произвести corns

150

сие, сотрудничество и спайку всех классов в одном порыве к спасению родины и свободы в настоящий грозный мом.ент» Ч

На государственном совещании группа старообрядцев ©о главе с миллионерами Рябушинским и Сироткиным (см. фото на стр. 103), тоже требовала установления «твердой власти» и «спайки всех классов» для успеха войны.

Вдохновить массы для грабительской войны «до победного конца» государственному совещанию не удалось. Никакие «решительные» меры не помогли Керенскому создать «твердую и сильную власть». Никакие святые люди божий вроде Проханова не смогли произвести «спайку всех классов». Месяц спустя после государственного совещания в баптистском журнале «Слово истины» опять с глубокой грустью говорилось о том, что «каждый говорит на языке своего класса, партии, организации, союза, совета или комитета» 2. Особенно же большое беспокойство вызывали у сектантов большевистские комитеты и советы. Большевиков сектанты называли «партийными фанатиками», толкающими страну в пучину «анархии».

«Германские полчища,— говорилось в передовице «Слова истины»,—взяв Ригу, ломятся через Двину, угрожают Петрограду. Всевозможные партийные фанатики штурмуют устои существующей ныне власти и грозят ввергнуть страну в пучину гражданской войны и анархии... Там и сям вспыхивает зловещее пламя разнузданных страстей, растаскивается имущество, льется человеческая кровь. Кому-то нужно натравлять... солдат на командный состав и всех друг против друга»2.

Так под предлогом борьбы с немцами хотели сектанты приостановить развивавшуюся гражданскую войну, причем борьбу крестьянства с помещиками они подводили под разряд бандитских самосудов и погромов, с которыми нужно бороться. С болью в сердце переживали сектантские вожаки все удары, которые сыпались против власти Керенского. «Все эти удары, — говорили сектанты. — удары по власти, по свободе, по русской республике — больно отзываются в сердце нашем. Хотелось бы верить, что действительно, как сказал на последнем совещании Керенский, «в момент опасности все придут и спасут страну, спасут жизнь народа, достойного светлого, лучшего будущего»4.

Сектанты хотели верить и не верили в прочность власти

1 «Утренняя звезда» № 12 за 1917 г. и «Слово истины» № 8 за 1917 г. Речь И. С. Проханова на государственном совещании.

г «Слово истины» № 9—10, за сентябрь 1917 г. Передовая статья «Вавилонское столпотворение наших дней».

3 «Слово истины» № 8, за август 1917 г., передовая статья

* Там же.

15!

Керенского, который по их мнению, слишком мало обращал внимания на такое могучее средство господства, как религия.

Причину падения самодержавия, правительства Керенского и всех белых правительств сектанты потом объяснили именно недостатком религиозности этих правительств.

«Строили они на песке,— писал баптист Г. В. Григорьев про Керенского и про (всех белых,— без бога и против воли бога, и в результате, вполне естественно, катастрофа, «ибо никто ие может положить другого основания, кроме положенного, которое есть Иисус Христос» 1.

Во-первых, белые, правительства были очень религиозны, а, во-вторых, сами же вожаки сект уверяли, что власть белых от бога и ее нужно слушаться. Не ясно ли, что дело тут не в боге, а в том, что советское правительство опиралось на массы и отстаивало интересы масс, а белые шли против интересов трудящихся масс и не были поддержаны массами? : Сектанты, объяснив падение белых правительств волей бо-жией, хотели оказать, что та же самая судьба ждет и советскую власть, как безбожную власть. Падение белых правительств, по мнению сектантов, — «это большой урок для всех нас и особенно для всех тех современных реформаторов и созидателей новой жизни, которые пренебрегают старым испытанным путем, указанным богом, и предпоии-тают «пути каиновы»2.

Советская власть не только пренебрегла путями «божи-ими», т. е. капиталистическими, но и всячески с ними боролась, благодаря чему окрепла и завоевала симпатии масс, как ни одна другая власть в мире. Все пророчества сектантов о гибели советской власти потерпели таким образом, крах. Теперь сектантские проповедники уже не говорят так открыто и смело о гибели советской власти, они изменили свою тактику, объявив себя для вида друзьями советской власти. Наша задача — на примерах прежних высказываний сектантов показать их действительное лицо. Сектантские журналы в этом отношении дают богатейший материал, который нужно использовать в нашей пропаганде. '

ОТНОШЕНИЕ СЕКТ К КОНТРРЕВОЛЮЦИОННЫМ ПАРТИЯМ

Без руководства большевистской партии, без изоляции; соглашательских партий меньшевиков"4 и эсеров, без широ-

1   Журнал Петроградской общины батистов «Источник из камня» 1920 г., № 11—14.

2  Там же, стр. 2.

чайшего опыта самих масс, без использования советов как государственной формы диктатуры пролетариата Октябрьская революция не победила бы. Вожаки сект не хотели изо-яяции соглашательских партий и всячески их расхваливали и помогали им в их контрреволюционной политике. В тех случаях, когда не удавалось склонить симпатии обманутых ими групп населения на сторону эсеров и меньшевиков, проповедники объявляли все партии греховными, стремясь этим отпугнуть массы от большевиков. Проповедники боялись, что массы на своем собственном опыте научатся узнавать врагов и друзей, поэтому звали массы прочь от политики. Для того чтобы обмануть массы, сектантские вожаки объявляли свои реакционные организации не больше и не меньше, как пролетарскими организациями. Чтобы доказать «пролетарский» характер сект, проповедники стремились объявить пролетарским раньше всего первоначальное христианство, прямыми последователями которого они себя считают. Например проповедник Арвид, ссылаясь на писателей Гюго и Лакруа, заявляет, что «христианство в Риме, как и в Палестине, было движением почти исключительно пролетарским»1. Журнал «Баптист» утверждает, что «эмблемой истины и правды является пролетарский плащ, но не пышные ризы и облачения»2.

Проповедники не жалеют сил, чтобы изобразить секты пролетарскими, поэтому не мешает посмотреть, что же в них собственно «пролетарского». Пролетариями в Риме называли паразитическую городскую бедноту. Не могло быть хотя бы' поэтому и «пролетарского» христианства. Христианство вообще никогда не возглавлялось пролетариатом и не руководилось пролетарскими программами. Все религии всегда служили угнетению трудящихся. Что касается современного сектантства, то и здесь не видим ничего пролетарского, хотя некоторые пролетарии капиталистических стран попали в сети сект. Сектанты всюду отстаивают сотрудничество классов; они (против «деления» людей на классы и партии, т. е. против вскрытия классовых антагонизмов. Они против потому, что, видите ли, бог завещал любить и прощать врагов, т. е. буржуазию. Но пролетариат, мы знаем, силен своей организованностью в борьбе, своей партией, своей ненавистью к врагам. Без партии и ее руковод-

I «Слово истины> № 5—6 за 1918 г.

R 2 «Баптист» № 1 за 1925 г., стр. 6, статья по случаю похорон °- 1Павлова.

153

ства, без железной дисциплины, сплоченности и последовательной, беспощадной борьбы с классовыми врагами пролетариат никогда не смог бы добиться победы над эксплоа-таторами. Понимают ли это сектантские вожаки? Да, понимают, но тем злее выступают против партии и всех пролетарских организаций. Арвид в № 4 «Слова истины» за 1917 г. напечатал статью под названием «Современные союзы, федерации и всевозможные соединения с христианской точки зрения», где отмечает «небывалый и невиданный еще доселе рост всевозможных союзов и соединений пролетариата». Арвид соглашается, что для того... «чтобы низшему сословию одержать верх над высшим, ему надо было сорганизоваться и соединиться». Тем не менее Арвид осуждает все пролетарские организации за их классовый принцип построения, за их борьбу с врагами трудящихся. Осуждая для вида все организации и партии, Арвид в действительности осуждает только пролетарские организации за их открытый принцип классовой, «человеконенавистнической» борьбы против врагов. Вех люди — братья, рассуждает Арвид, и ненависть «греховна», а всякий «ненавидящий брата есть человекоубийца». Вот с целью подорвать хотя бы у части рабочих доверие к партии и начал доказывать Арвид «греховность» партий и общественных организаций. Как увидим дальше, отношение к буржуазным партиям у сектантских вожаков было другое, нежели к большевикам.

Допустим однако на минуту, что Арвид и другие сектанты одинаково отрицательно или безразлично относились ко всем партиям. Из этого опять-таки следует, что Арвид и все его единомышленники были сознательными или бессознательными сторонниками буржуазного строя, потому что беспартийность в буржуазном обществе означает поддержку буржуазии. Быть партийным в широком смысле этого слова означает быть явным сторонником линии определенной партии или группы в политике, философии и т. п.

...«Беспартийность, — писал Ленин, — есть равнодушие к борьбе партий. Но это равнодушие не равняется нейтралитету, воздержанию от борьбы, ибо в классовой борьбе не может быть нейтральных, «воздержаться» нельзя в капиталистическом обществе от участия в обмене продуктов или рабочей силы. А обмен неминуемо порождает экономическую борьбу, а вслед за ней и борьбу политическую. Равнодушие к" борьбе отнюдь не является, поэтому, на деле отстранением от борьбы, воздержанием от нее или нейтралитетом. Равнодушие есть молчаливая поддержка того, кто силен, того, кто господствует... Беспартийность в буржуазном обществе есть лишь

154

лицемерное, прикрытое, пассивное выражение щжяадлежнТйгти к партии сытых, к партии господствующих, к партии эксплоататоро©> '.

Выступая против партийности в советских условиях, Арвид определенно имел в виду коммунистическую партию и руководимые ею пролетарские организации.

Задача проповедников состояла з том, чтобы опорочить в глазах трудящихся пролетарские организации, а для этого объявить классовую ненависть грехом.

«Кто говорит, что он во свете, а ненавидит брата своего, тот еще во тьме» (I, Иоанн, 2, 9).

Быть во свете, а не во тьме, по-сектантски означает любить милого братца во христе, капиталиста. Для того чтобы разъединить трудящихся, внушить им мысль о бесполезности и вредности борьбы с капиталистом, проповедники пугали сказкой о боге, который хочет иметь дело только с отдельными душами, но не с группами и не с объединениями душ. Проповедники внушали, что всякие союзы, кроме союза с богом, бог людям запретил еще в библии, поэтому: «Библия считается только с отдельной душой, но никак не с группами душ» 2. Отсюда сектантский вывод: все, что препятствует и не способствует спасению души, откинь. Нужны ли, к примеру, профсоюзы для спасения души? Ответ: не нужны. А не вредны ли они? Ответ: вредны. «Ведь, в сущности говоря, — писал Арвид, — все образовавшиеся и образующиеся еще соединения и союзы существуют лишь для того, чтобы объединению в своих некоторых общих интересах противостать другой группе соединившихся, общих своими противоположными интересами. Из боязни еще большей эксплоатации труда капиталистами пролетариат соединяется в профессиональные союзы, и из боязни еще больших требований пролетариата соединяется в свою очередь капитал. Таким образом один союз рождает другой, противоположный себе, и в результате получается ряд взаимно-противоположных соединений» 3.

Цель сект — примирить классы за счет трудящихся, а коммунисты и красные профсоюзы разоблачают вред и обман этого. Социал-предательские партии, как известно, тоже хотят примирить классы, поэтому баптистский журнал «Слово истины» сделал для них исключение и в свое время поместил в их пользу целый ряд статей. Вожди сектантов

1 Л е н и н, т. VIII, стр. 415—416. «Слово истины» № 4 за 1917 г., ст. Аренда Там же.

155

определенно симпатизировали контрреволюционным партиям— эсеров и меньшевиков, называли их «левыми», чем конечно хотели обмануть массы.

Разницы между «левыми» и правыми партиями в момент гражданской войны не было, потому что все они были контрреволюционны и боролись против большевиков. Этим как-раз и объясняется, что вожаки сект почти одинаково сочувственно рекомендовали рядовым сектантам все партии, кроме, конечно, большевистской.

Разрешая верующим вступление и участие в партиях социалистов-революционеров (эсеров) и социал-демократов (меньшевиков), сектантские вожди делали ту единственную оговорку, что партии есть учреждения человеческие, а потому несовершенные.

«Но,— пишет баптист А. Ф.,— если левые партии и не могут дать народу то благоденствие, которое поставлено целью, это еще не значит, что они никогда ни в чем не могут быть полезными, и поэтому нет также никакого основания считать, что верующие не могут быть членами этих партий. Могут быть различные обстановки, рекомендующие верующему участвовать в социалистических партиях, как вообще во всяком честном мирском деле, хотя это дело и не заключает в себе все спасение, потому что не знает нашего господа. Для устранения некоторых несправедливостей, для установления некоторой безопасности и пр. могут быть употреблены господом и политические организации. Вообще взаимоотношения в жизни бывают столь многоразличны, что ни в одной области, кроме конечно явно греховных, нельзя установить для всех одинаково «можно» или «нельзя». О делах, как участие в политических партиях, в страховании, в пении солдатских песен, как езда на велосипеде и подобные занятия,— о таких вещах решать посредством «можно» или «нельзя» — это приводит к осмеянию самой жизнью. Установление такими решениями талмуда для верующих может только привести их к законности, от которой освободил нас Христос. Правые политические партии, у которых «без бога ни до порога», не стремятся к свободе, братству и равенству людей, и они еще отвратительны своим лицемерным упоминанием бога с корыстной целью, но и тут я не хотел бы определенно говорить «нельзя»— ведь душу свою верующий не вложит ни в какую политическую пар' тийную деятельность. Поэтому я считаю, что не грех быть членом партий социалистов-революционеров, социал-демократов и т. п., но блажен, блажен, кто этим не отягчен и всецело служит своему прямому назначению» *.

Баптисты в своем журнале «Слово истины» провели дискуссию о том, могут ли верующие вступать в какие-либо политические партии. Большинство высказалось в том смысле, что быть членом какой-либо партии не обязательно и

1 «Слово истдаы» № П, за октябрь 1917 г. Статья А. Ф. ■- «Христианство и политические партии».

156

даже не желательно, но помощь политическим партиям, пытающимся установить политику соглашательства, т. е. подчинения пролетариата буржуазии, необходима. Известный баптистский деятель Белоусов, писавший в журнале «Слово истины» под именем «Baptist», высказался очень решительно против вступления сектантов в партии, но рекомендовал помогать партиям и общественным организациям.

«Вне всякого сомнения,— писал Белоусов, — детям божиим не место в рядах политических партий, не потому, что это грешно, нет, а потому лишь, что мы, состоя членами общины, уже являемся членами христианской партии. Ясно, что верующему нельзя быть одновременно членом двух партий. Но это еще не значит, что мы совершенно не должны принимать участие в общественных организациях, как например: быть гласными думы, депутатом какого-либо собрания, быть членом комитета и т. п. Напротив, мы должны стремиться входить в эти организации и, насколько возможно, оказывать влияние на среду, участвовать в разрешении тех или иных вопросов. Опыт переживаемой революции доказал нам это. Наши братья-солдаты, участвуя в солдатских комитетах, неоднократно удерживали товарищей от пагубных шагов. Братья рабочие, участвуя в рабочих комитетах, также не раз оказывали свое влияние в разрешении тех или иных вопросов»г.

Какое влияние оказывали сектанты-солдаты во время керенщины, можно судить по тем патриотическим статьям и передовицам, которые помещались в журнале «Слово истины». Сектанты призывали солдатские массы к послушанию офицерам и клеймили именем провокаторов и шпионов всех, кто смел поднимать свой голос против офицерства. В рабочих комитетах сектанты отстаивали под флагом защиты свободы, равенства и братства интересы капиталистов. Правые партии среди трудящихся успехом не пользовались. Главной социальной' опорой буржуазии были эсеры и меньшевики. Поэтому основной 'стратегический удар большевиков был направлен против меньшевиков и эсеров. Подорвать авторитет эсеров и меньшевиков в массах, изолировать их от масс — это значило подорвать главную опору империалистской буржуазии. Секты в борьбе с нараставшим влиянием большевиков пытались укрепить именно эту меньшевист-ско-эсеровскую агентуру буржуазии. Сектантские вожаки видели, что правые партии в массах не имеют никакого доверия, поэтому делали ставку на «левые» партии.

К числу «левых» партий сектанты относили эсеров и меньшевиков, но никак не большевиков. Большевиков сектантские вожаки считали не партией, а какой-то бандой.

1 «Слово истины» № 9—12, за май-июнь 1918 г. статья Вар Us t'a «Отношение верующего к политическим партиям».

157

Даже после Октябрьской революции и разгона Учредительного собрания баптистский журнал «Слово истины» продолжал уговаривать верующих голосовать за партии, имеющие приставку «социал». Например Белоусов писал, что

«среди верующих можно встретить много и таких лиц, которые отрицательно относятся к партиям, имеющим приставку «социал». «Раз эта приставка есть, то, мол, эта партия антихристианская и т. д.». И они часто утверждают, что можно быть членом какой угодно партии, только не социалистом. Можно ли, допустимо ли, что наши братья, искренно любящие господа, будучи мастеровыми, рабочими или крестьянами, пошли за теми, чьи духовные интересы противоположны ихним? Ясно, они не примут участие в их делах, но голоса на выборах отдадут им» ».

Сказав несколько таких приятных слов по адресу «братьев» мастеровых, рабочих и крестьян, Белоусов спешит успокоить «состоятельных братьев» уверением в том, что

«состоятельные братья никогда не отдадут своих голосов партиям, имеющим приставку «социал» г.

Белоусов ничуть не был обеспокоен тем, что «состоятельные братья» будут голосовать за правых, в то время как он сам будет голосовать за «левых». Белоусов знал, что в конечном счете и правые и «левые>> служат одному и тому же хозяину — капиталу. Капиталу же хотела служить начавшая организовываться после Февральской революции 1917 г. сектантская «Христианско-демократическая партия «Воскресение» 3. Основателями ее были вожаки секты еван-гелистоз: Проханов (руководивший союзом евангелистов и являвшийся председателем временного ЦК партии «Воскресения»), Добрынин, Жидкова, Суханов, Матвеев, Кошелев, Мокшанов и др. В 1905 г. Проханов и другие руководители сект уже опубликовали одну платформу кадетского порядка. Новая программа, 1917 г., требовала вознаграждения за «отчуждение в пользу народа удельных, монастырских и майоратных земель». Частная собственность на фабрики, заводы и помещичью землю, судя по программе, должна была остаться. Трудящимся партия «Воскресения» готова была дать: свободу печати, но без типографий; свободу собраний, но без зданий; республику, но без власти Советов; «свобод' ный труд», но не на себя, а на капиталиста; земельный надел, но за деньги ('то-есть, фактически, только кулакам). Партия

' «Слово истины» № 9—12 за 1918 г., статья В а р t i s t'a. 2 Там же.

' Программа данной партии была опубликована а «Утреняей звезде» № 1 за 1917 г., стр. 6.

158

была рассчитана на «всех свободно верующих людей в России», и в первую очередь на сектантов, но успеха у трудящихся не имела. Потерпев крах с партией «Воскресения», Проханов не унывал — он продолжал усиленно поддерживать лживые лозунги и тактику других контрреволюционных партий. Посмотрим, с .помощью каких лозунгов пытались такие, как Проханов, обманывать массы.

ЛОЗУНГ СВОБОДЫ, РАВЕНСТВА И БРАТСТВА ВО

ХРИСТЕ

«Мы живем не в пустыне, мы вращаемся среди этого мира и имеем свою политическую физиономию. У нас есть и лозунги, провозглашенные самим господом».

Так писал видный баптистский деятель С. В. Белоусов в № 9—12 журнала «Слово истины» за 1918 г. О каких же политических лозунгах, «провозглашенных самим господом», толковал Белоусов? Таким лозунгом сектантские вожди объявили лозунг «свободы, равенства и братства». Лозунг этот был провозглашен буржуазией, боровшейся против феодализма, ,а потом против пролетариата. Под свободой буржуазия разумела свободу торговли и грабежа, под равенством—свое политическое равенство с аристократами, под братством — мирное сотрудничество всех классов на пользу буржуазии. В дни. Февральской революции и керенщины в противовес большевистскому лозунгу диктатуры пролетариата и беднейшего крестьянства меньшевики и эсеры выдвинули лозунг братства всех классов. Вожаки сект, как верные лакеи буржуазии, поспешили объявить меньше-вистско-эсеровский лозунг божьим. «Наше время, — .писал вождь евангелистов Проханов, — есть время величайших испытаний и потрясений, цель которых — выплавить из грубых элементов русской жизни народ, особенно ревностный к Добрым делам и подвигам, народ, который должен осуществить великие начала свободы, братства, равенства и любви. И эта счастливая, великая роль возложена рукой всемогущего на молодое поколение, на христианскую молодежь» 1. Так продолжал Проханов поучать сектантскую молодежь в 1922 г.

В трудах Ленина и, в частности, в его знаменитой речи «Об обмане народа лозунгами свободы и равенства» был прекрасно вскрыт обман и вред подобных лозунгов. Буржуазные писаки старались уверить всех, что классы и могут

'Журнал ВСЕХ «Утренняя звезда» № 1—2 за 1922 г.

2910                                                                   '                                          159

и должньг заключить союз свободы, равенства и братства. Ленин же показал, что свобода «для всех» есть прежде всего свобода для эксплоататоров. Трудящиеся не могут быть свободны, пока свободны эксплоататоры. Экспло-ататоры свое право собственности на фабрики, заводы, землю, типографии, газеты, деньги и т. д. использовали в самых «свободных» республиках для угнетения рабочих. В дни керенщины эсеры и меньшевики всюду кричали, что ими введены свобода и равенство для всех, но на самом деле свобода существовала только для капиталистов, потому что хозяевами богатств и власти были они. Сделать трудящихся свободными можно только путем установления диктатуры пролетариата, которая ведет к уничтожению классов, а уничтожение классов означает величайшее развитие демократии и действительное равенство. Ленин о понятии равенства говорил следующее:

«Энгельс был тысячу раз прав, когда писал: понятие равенства есть глупейший и. вздорный предрассудок помимо уничтожения классов. Буржуазные профессора за понятие равенства пытались нас изобличить в том, будто мы хотим одного человека сделать равным другим. В этой бессмыслице, которую они сами придумали, они пытались обвинить социалистов. Но они не знали по своему невежеству, что социалисты— и именно основатели современного научного социализма Маркс и Энгельс — говорили: Равенство есть пустая фраза, если под равенством не понимать уничтожения классов. Классы мы хотим уничтожить, в этом отношении мы стоим за равенство. Но претендовать на то, что мы сделаем всех людей равными друг другу, это пустейшая фраза и глупая выдумка интеллигента»...1

Меньшевики и эсеры, а также все религиозные, в том числе сектантские, организации, боролись против установления диктатуры пролетариата, т. е. против единственно правильного пути к свободе и равенству трудящихся. Они пугали отсталую часть трудящихся «дележкой», уравниловкой. Они лживо обещали oтcтaлымi группам населения установить свободу, равенство и братство без борьбы и уничтожения классов, без отобрания собственности у помещиков и капиталистов, без установления власти рабочих.

Вожаки сект звали осуществить свободу, равенство! и братство, но одновременно высказывались за сохранение частной собственности на орудия и средства производства.-

1 Ленин, т. XXIV, стр. 293—294. 160

«Нет греха в том,— писал умерший основоположник баптизма ь России В. Павлов,— чтобы наживать богатства; нет греха в том, чтобы владеть богатствами; но грех, от которого цепенеет благородство, как от прикосновения торпеды, грех, отравляющий всю духовную часть души, подобно змеиному жалу, это грех — поклонение богатству, уповать на богатство, страстно желать богатства. Богатства могут умножаться и могут быть истинною благодатью, если мы будем употреблять их подобно мудрецам, которые подносили Христу свое золото, ладон и смирну; если мы будем употреблять их подобно Иоанне, жене Хузы (Лук. 13, 3), чтобы служить господу и помогать его людям» К

Итак, богатство допустимо, если капиталист производит щедрые пожертвования на бедных, сирот и особенно на распространение выгодного буржуазии учения баптистов. Когда деньги распылены, они приносят согласно сектантским понятиям мало добра. Вот когда «добрый» капиталист, зроде Рокфеллера, соберет распыленные деньги в одной собственной кассе, они представляют из себя силу, способную творить много добра. Вот почему:

«Баптисты ничего не имеют против капиталов их брата американского миллиардера Рокфеллера, ибо знают, что они приобретены для великих дел, которые уже известны всему миру, и последнее из его дел — помощь целым польским и бельгийским округам, пострадавшим от войны. И, распыленные, те же деньги никогда бы не сделали столько добра. Баптисты стремятся к социализму, но не к захватному, построенному на объявлении чужой собственности своей, но учат тому, что нужно достигнуть такого нравственного совершенства, чтобы ничего (земного не считать своим в смысле готовности разделить все со своим ближним, если он в чем-либо нуждается» г.

Рабочие нефтяных промыслов, принадлежащих Рокфеллеру, не раз обращались к Рокфеллеру и с просьбами и с требованиями о повышении нищенской заработной ллаты. Рокфеллер не только не подумал с ними «разделить все», но даже не хотел выслушивать рабочих делегатов, приходивших к нему для переговоров об изменении заработной платы. В ответ на забастовку рабочих-нефтяников в 1927 г. Рокфеллер ответил залпами полицейских ружей. Палатки забастовщиков были окружены полицейской и наемной охраной и по приказу Рокфеллера подожжены. Было много среди рабочих расстреляно, сожжено и предано суду. И этого наиболее хищного и кровожадного капиталиста баптисты не стесняются называть человеком, достигшим «нравственного совершенства». Рокфеллер своими богатыми пожертвовани-

1   «Слово истины» № 13—14, за ноябрь 1917 г., статья В. Па в-i о в а —. «Идеалы народов».

2  «Слово истины» № 1, за май 1917 г., ст- гья П. В. Павлова

^шдитические требования баптистов».

И -2910                                                                                                                     161

ями купил расположение баптистов. Рокфеллер жертвовал, правда, не только на баптистов, но также и на пострадавших от войны, но жертвовал он исключительно из коммерческих соображений. Рокфеллер наживал на войне с Германией огромные барыши, а для того, чтобы хоть сколько-нибудь прикрыть спекулятивный характер своего патриотизма, он производил в шумливой форме пожертвования на пострадавших от «нашествия немецких варваров». Русские сектанты, будучи во время империалистической войны патриотами, не замедлили расхвалить своего брата во христе— баптиста Рокфеллера. Но не только Рокфеллера хвалили и приветствовали во время империалистической войны русские сектанты, они приветствовали всех выдающихся вдохновителей империалистической войны, и в первую очередь своего брата во христе — баптиста Ллойд-Джорджа.

«Мы,—-писал видный баптист П. В. Павлов,— ничего не имеем против нахождения у власти последователей учения Христа и от всей души желаем дальнейшего успеха нашему брату во Христе, баптисту, английскому премьер-министру Ллойд-Джорджу, который так много сделал для исцеления социальных ран и стоит на страже свободы европейских народов от посягательств германского милитаризма» 1.

Итак баптисты стремятся к «социализму», но отстаивают порядки, угодные Рокфеллеру и Ллойд-Джорджу. Баптисты стремятся к «социализму», но богатства оставляют в руках Рокфеллеров, а власть—в руках империалистических зубров Ллойд-Джорджей. Все люди братья, .но немцы — «канальи», и их надо перебить, потому что, видите ли, немцы стремятся к завоеваниям и нападают на владения близких русским баптистам «ангелов мира», как Ллойд-Джордж. Такими речами хотели «братцы» обмануть массы и помочь русским империалистам довести войну «до победного конца». Вот что скрывалось за сектантскими лозунгами свободы, равенства и братства народов. Это они теперь стараются» отрицать.

Империалистическая война привела к невиданному угнетению колониальных и зависимых стран, к зверской экспло-j атации трудящихся. Вожаки сект лишь повторяли на религиозный лад империалистические лозунги Керенского. Политические идеалы вожаков сект также не шли дальше идеалов Керенского и оказались на деле идеалами империалистической буржуазии.

Вскоре после Февральской революции, в мае 1917 г., вид-

1 «Слово истины» № 1, за май 1917 г., статья П. В. Павлова -«Политические требования баптистов».

162

ный баптистский проповедник и главный издатель журнала «Слово истины» П. В. Павлов опубликовал статью под названием «Политические требования баптистов». 3 апреля того же года Павлов выступал с этой темой в Политехническом музее. "Статья Павлова выражала политические взгляды и настроения не одного Павлова, а широких руководящих кругов баптизма, по ней также можно судить, чему учили и куда звали рядовых сектантов их проповедники.

«Социально-экономические проблемы также близки сердцу бапти-СТОВ;—.писал он,— но разрешение их, согласно евангельского учения, должно пройти через предварительную стадию — революцию духа. Ищите прежде всего царства божия, остальное вам приложится» 1.

По уверениям сектантов, они уже нашли царство божие

и все бесплатные приложения к нему.

«В баптистских общинах,—писал Павлов, — примирена теперешняя классовая рознь — бедные и богатые считают себя братьями.... для баптистов и сродных им организаций, отличающихся только по названиям, как-то: евангельских христиан, пресвитериан и т. п., достигнуты уже теперь выставленные лозунги: «свобода, равенство и братство». Братство не на словах, а в действительности, ибо нет в мире баптиста, который бы протягивал руку за милостыней, и нет в мире баптиста, который не был бы готов принять к себе и разделить последнее с верующим любой части света и любой страны, невзирая на цвет .кожи» -.

В качестве страны, последовавшей в своей государственной и всей общественной жизни примеру сектантских общин, сектанты указывают США. Как в баптистской церкви, так и в'США, по уверениям сектантов:

«заложены все начала демократизации управления. Конституция Соединенных штатов Америки есть не что иное как точная копия устройства баптистских общин, которые так распространены в Америке и играют серьезную роль в общественной жизни страны» 3.

Да, всевозможные секты в Америке играют немаловажную и, добавим, вредную роль. Эксплоатация трудящихся в Америке освящается прежде всего сектами. Павлов пишет, что в баптистских общинах царят мир да любовь. Да, баптистские общины берут на себя обязанность успокаивать трудящихся и распределять среди безработных подачки Рокфеллера, но, несмотря на все старания сектантов, в Америке, как и в других капиталистических странах, классовая борьба все более ожесточается. Среди безработных есть немало и

1  «Слово истины № 1, за май 1917 г., статья П. В. Павлов;1.

2  Там же.

3  Там же

1!*                                                                                                      163

сектантов, протягивающих руки за помощью. А баптисты вроде Рокфеллера и не думали «раздавать своих имений». Демократизм американских братцев таков, что он нимало не стесняет свободы действий капиталистов. Рокфеллер расстрелял у себя на копях забастовщиков, и никто из баптистских проповедников ни единой проповеди не произнес ; осуждением поступков Рокфеллера, а напротив, проповедники во всем винили расстрелянных рабоних.

Сектантские проповедники всех стран на все лады доказывали, что рабочие и крестьяне, прежде чем получить свободу, должны до нее культурно дорасти, культурно созреть для нее. Империалисты и их агенты социал-патриоты использовали эту теорию для оправдания колониального грабежа и закабаления, пытаясь доказать, что империалисты несут в колонии свет христианской цивилизации и культуры.

Так же рассуждали русские меньшевики, эсеры и сектантские «теоретики» в отношении трудящихся России. Созрел ли «народ» для свободы? Не злоупотребит ли он свободой, будучи культурно и политически неразвит?

Разница лишь в том, что меньшевики и эсеры толковали о кедостатке культуры и политического развития трудящихся масс, а сектанты прибавляли сюда еще вопрос о недостаточности религиозной подготовки масс. В октябре 1917 г., ' когда пролетариат с оружием в руках добывал себе свободу: от капиталистических порядков, когда массы на собственном опыте убедились, куда ведут социал-предатели, сек- ; тантский журнал «Слово истины» выступил с оправданием «несовершенств» социал-империалистических порядков. В «несовершенствах», оказывается, были виноваты не социал-империалисты, а сами массы, вследствие своего нравственно-, го несовершенства. «Слово истины» говорило о «бесчинствах; темных масс», которые-де не знают, чего хотят, и не умеют, будучи рабами греха, использовать свободу для добрых дел. Идеально свободный строй — это не для «грешников». Для «грешников» даже и строй Керенского был слишком свободен. Бог потому не всем народам дает политическую свободу, что народы эти по своей греховности могут использовать свободу во зло.

«Неужели, — пишет баптист А. Ф., — господь не желает всем наро-" дам политической свободы? Причина в том, что идеально свободный строй, на который указывает Христос, возможен только в среде идеальных, совершенных людей, которыми должны и могут являться только ученики христовы... Поскольку же люди отдалены от истины, от праведности, от добра, а ходят во тьме, живут в неправде и злг

164

постольку и общественный строй у них будет далек от идеальной свободы»1-

Итак, по мнению сектантов, во всем виноваты не капитализм и его защитники — эсеры, меньшевики, сектантские проповедники, попы, раввины, ксендзы, муллы и т. д., — а сами трудящиеся. Поэтому в Октябре нужно было не свободу завоевывать, а души спасать. Пока души не спасены, сам бог не в состоянии помочь установить свободный строй. Слушайте, что писали и что говорят по этому поводу сектанты:

«Как бы господь ни желал видеть народы в полной политической свободе, и если он даже подарит им ее, они ее на деле иметь не будут, пока служат греху и злу» 2.

Якобы поэтому баптисты накануне Октябрьской революции просили бога не делать людям слишком щедрых подарков. «Грешников» же сектанты предупреждали, о том, что

«свободные порядки могут служить погибелью в обществе несовершенных людей, как это нам нагляднее всего представляется в теперешних самосудах, и тут власть, которая носит меч, так называемая «твердая власть» (т. е. власть штыка и розги Ф. П.), может являться даже истинным божиим благодеянием. Поэтому и говорится в писании: «Нет власти не от бога; существующие же власти от бога установлены. Начальник (т. е. власть) — божий слуга, тебе на добро. Если же делаешь зло, бойся; ибо «е напрасно носит меч, он божий слуга, отомститель в наказание делающе-му злое» 3.

Под «твердой властью» вожаки сектантов подразумевали власть кнута и виселицы. «Твердую власть» они считали «истинным божиим благодеянием». Бог, стало-быть, согласно сектантскому учению одной рукой «дарит свободу», а другой — устанавливает «твердую власть», чтобы эту «свободу» отбирать у «грешников» по мере надобности. Другими словами, в одной руке у бога пряник, а в другой — дубинка. Дубинка по учению библии всегда служила воспитательной мерой. Увидев, что власть Кереьского ненавистна массам, сектанты начали тосковать о более «твердой власти» и более решительных «воспитательных» мерах.

«Как бы господь ни желал видеть всякий народ в полной политической свободе, он для воспитания народа и предотвращения большого вреда должен установить, смотря по состоянию народа, разные

1 «Слово истины» № 11, за октябрь 1917 г., статья А. Ф.~ «Христианство и политические партии», * Там же. "' Там же.

принуждающие власти, хотя они сами по себе и не соответствуют его золе»'.

«Твердая власть» сектам нужна была для борьбы с победившим пролетариатом, с советской властью, для поддержки контрреволюционеров. р)то видно из следующего контрреволюционного заявления почетного баптиста В. Павлова:

«За последнее время,— писал злобно в ноябре 1917 г. В. Павлов,— наши идейные вожди, а за ними рабочие, солдаты и крестьяне составили себе ложное представление о свободе, и под флагом ее мы испытали ужасы разорения Москвы и братоубийстменную, междоусобную войну. Хотели свободы, а одна партия (большевики), склонив на свою сторону штыки, продолжает творить насилия и ужасы... Словом повторяется Парижская коммуна, ведущая к погибели России» 2.

Итак, вожакам сект не удалось изобразить из себя лн> дей «вне политики», они открыто выступили против большевиков. Сказки про «ужасы» Парижской коммуны пона добились Павлову для запугивания верующих.

РОЛЬ И КРУШЕНИЕ СЕКТАНТСКОЙ ТАКТИКИ

Выше мы показали, что политические взгляды, лозунги и требования руководителей и проповедников сект в 1917 г! ничем существенным не отличались от политических взглядов и лозунгов эсеров и меньшевиков. Разница была лишь в том, что вожаки сект облекали общие буржуазные лозунги и установки в другие, религиозные формы. Содержание лозунгов и политических платформ тут и там было контррево- \ люционным. Те и другие стояли за войну до победного конца, за поддержку министров-капиталистов, за неприкосновенность помещичьей земли, за установление «твердой власти», за разгром большевистского восстания. Особенно старательно помогали вожаки сект эсерам. Они во всем оправдывали и проводили в жизнь практику эсеров и меньшевиков. Для того чтобы понять всю гнусную роль сектантских вожаков в период подготовки Октября, нужно знать, в чем; состояла роль и тактика партий, которым сочувствовали и: помогали сектантские организации. Эсеры и меньшевики в 1917 г. играли самую вредную, самую предательскую роль. Главный удар большевистской партии был поэтому направлен в 1917 г. против меньшевиков и эсеров.

1  «Слово истины» № 11, за октябрь 1917 г., статья А. Ф «Христианство и политические партии».

2  «Слово истины» № 13—14, за ноябрь 1917 г., ст. В. П а и л и ■а

После свержения самодержавия кадеты (партия соглашения с царизмом) стали у власти, а роль партий соглашения при кадетах стали играть эсеры и меньшевики.

В задачу эсеров и меньшевиков входило уговаривать и обманывать массы, вести их по пути соглашения и уступок в пользу кадетов, т. е. в пользу империалистской буржуазии. Как при царизме, чтобы его свергнуть, нужно было бить по его соглашательской агентуре — по кадетам, так и при кадетах, чтобы их свергнуть, нужно было бить по их соглашательской агентуре — по эсерам и меньшевикам. В этом выражалось основное стратегическое правило ленинизма.

«В чем, — говорит Сталин, — состоит основное стратегическое правило ленинизма? Оно состоит в признании того, что: 1) наиболее опасной социальной опорой врагов революции в период приближающейся революционной оазвязки являются соглашательские партия; 2) свергнуть врага (царизм или буржуазию) невозможно без изоляции эгих партий; 3) главные стрелы в период подготовки революции должны быть ввиду этого направлены на Изоляцию этих партий, на отрыв от них широких масс трудящихся» 1.

В момент, когда у власти стоял царь и роль партии соглашения при нем играли кадеты, сектантские вожаки сочувствовали кадетам и проводили в политических вопросах кадетскую линию соглашения с царизмом. После Февральской революции сектантские вожаки в большинстве своем сочувствовали эсерам и меньшевикам и проводили их линию соглашения с кадетами. Вся тактика сектантов построена на учении о любви к врагам, и поэтому каждый раз сектанты оказывались в лагере соглашателей.

Но до 1905 г. сектантство являлось в некоторых своих проявлениях буржуазно-демократическим движением, направленным против существовавшего порядка вещей, поэтому оно было гонимым. Многих сектантов попы и полицейские травили. Большевики выступали против всякого угнетения, и в том числе против травли сектантов. После же революции 1905 г. сектантство перестало быть разновидностью умеренной буржуазно-демократической оппозиции. В феврале 1917 г. царизм был свергнут, а у власти оказались ге самые буржуазные партии, под влиянием которых сектантские вожаки находились и раньше. Опозиционными по отношению к этим партиям сектанты не могли быть. Сектантские вожаки и руководимые ими организации могли стать и стали

'И. Сталин — Вопросы ленинизма. Гл. «О некоторых особен-

-ТЯХ T3KTMVM fin^...-.»-..— - -----------

■ - _ . « .1 г. п — ииприсы ленинизма. Гл. «О некоторых ностях тактики большевиков в период подготовки Октября».

167

оппозицией к пролетарским организациям. Никаких соглашений в отношении последних проповедники конечно не предлагали, являясь их врагами.

Сектантские вожаки старались говорить всегда от имени «бога», который-де повелел повиноваться властям предержащим. «Линия» бога всегда оказывалась таким образом линией соглашательской, а воля бога — волей соглашателя. Никакой, стало-быть, особой, существенно отличной политической линии у сектантов по сравнению с партиями соглашательскими не было. Разница лишь в том, что соглашательские партии воздействовали по преимуществу лживыми доводами земного порядка, а сектанты •— доводами «небесного» порядка. Но те и другие опирались на политическую неразвитость и доверчивость масс, на мелкособственнические чувства обывателей и мещан, на крестьянскую забитость. Опереться на политическую заскорузлость и доверчивость, чтобы вызвать недоверчивость ко всему действительно революционному—таков метод соглашателей и сектантов. Опереться на религиозность, на отсталость, чтобы отстоять все реакционное,— такова тактика сектантских вождей. Большевики, разоблачая соглашательскую тактику эсеров и меньшевиков, развенчивали тем самым политический смысл и сек-тантской тактики. Товарищи, желающие понять роль и смысл сектантской тактики в 1917 г., должны прежде всего вдуматься в роль и смысл соглашательских партий, которым сочувствовали и помогали вожаки сект. О роли соглашательских партий в 1917 г. т. Сталин говорит следующее:

... «Не стало царя. Партия кадетов из силы соглашательской превратилась в силу правящую, в господствующую силу империализма. Борьба шла уже не между царизмом и народом, а между буржуазией и* пролетариатом. В этот период наиболее опасной социальной опорой'; империализма являлись мелкобуржуазные демократические партия,* нартии эсеров и меньшевиков. Почему? Потому, что эти партии были тогда партиями соглашательскими, партиями соглашения между империализмом и трудящимися ■массами. Естественно, что главные удары большевиков направлялись тогда против этих партий, ибо без изоляции этих партий нельзя было рассчитывать на разрыв трудящихся масс с империализмом, без обеспечения же это|го разрыва нельзя было рассчитывать на победу советской революции* 1.

Массы нужно было избавить от патриотического угара и повернуть их против буржуазии. Соглашатели играли на националистических чувствах, они хотели революционную; ярость просыпавшихся масс обрушить на немцев, объявив;

1 И. Сталин — Вопросы леннизма. Гл. «О некоторых особен»: ностях тактики большевиков в период подготовки Октября»,

И8

Россию оплотом свободы, братства и равенства, а немцев — врагами всего свободного и демократического. Для того чтобы свергнуть империализм в России и выйти из войны, нужно было разоблачить обман соглашателей. Война была самым слабым, уязвимым местом империалистской буржуазии и ее лакеев. Избавить массы от тяготившей их войны без свержения империалистского правительства было нельзя, а свергнуть это правительство можно было только разоблачив и отстранив защищавших его соглашателей. Успех предпринятой большевиками борьбы зависел от умения расположить силы и направить удар. Какова была цель борьбы, как были расположены силы и против кого был направлен основной удар, обо всем этом т. Сталин говорит следующее:

«Март 1917 )г. — октябрь 1917 г. Цель — свалить империализм в России и выйти из империалистической войны. Основная сила револю-. цИИ — пролетариат. Ближайший резерв—беднейшее крестьянство. Пролетариат соседних стран, как вероятный резерв. Затянувшаяся война и кризис империализма, как благоприятный момент. Направление основного, удара: изоляция мелкобуржуазной демократии (меньшевики, эсеры), старающейся овладеть трудовыми массами крестьянства и кончить революцию путем соглашения с империализмом. План расположения сил: союз пролетариата с беднейшим крестьянством»1.

Сектантские вожаки своей патриотической агитацией в пользу продолжения империалистической войны укрепляли империалистов и мешали развитию сил революции. Своей поддержкой политики эсеров и меньшевиков они пытались ослабить основной стратегический удар большевиков. Они помогали эсерам обманывать крестьян лозунгами свободы, равенства и братства. Они помогали эсерам и меньшевикам в их стремлении кончить революцию путем соглашения с империалистами за счет трудящихся. Они пытались натравить все слои населения на рабочих и бедняков, как на воров и захватчиков чужой собственности, понимая под чужой собственностью капиталистические фабрики и заводы, помещичью землю. Они пытались разорвать союз рабочего класса с беднейшим крестьянством путем восхваления всего отсталого в крестьянстве и путем опорочивания всего^ что исходило от городских рабочих. Однако из всех этих попыток сектантских вожаков в конечной счете ничего не вышло.

Почему же соглашательские партии, а также все религиозные организации потерпели крах в своих попытках повести за собою массы? Потому, что гегемоном трех революций У нас был пролетариат, во главе которого стояла партия но-

И. С Га л и в — Вопросы ленинизма, Гл, «Стратегия и тактика».

169

вого типа, обогащенная всем опытом русского и мирового рабочего движения. Потому, что трудящееся крестьянство прошло, начиная с 1905 г., богатейшую политическую школу и стало самым передовым в мире. Потому, что буржуазная революция произошла в России в новую эпоху, когда рабочий класс силен, а буржуазия труслива и контрреволюционна. Буржуазные революции на Западе происходили под руководством буржуазии и усилили буржуазию, дав ей в руки власть. Там крестьянство было во время революции резервом буржуазии; пролетариат был еще сл,аб и не способен на руководство крестьянством. Там крестьянство получило освобождение от крепостнических порядков «ё из рук пролетариата, а из рук буржуазии. Там борьба буржуазии с феодальной церковью носила исключительно антипоповский характер и способствовала росту части беспоповских сект. У нас же борьба с помещиками и церковью протекала под руководством пролетариата и поэтому не только не усилила буржуазию и возглавлявшиеся ею секты, а, наоборот, ослабила их. Буржуазия и буржуазное руководство сект были контрреволюционны, поэтому они могли рассчитывать только на поддержку, с одной стороны, явно реакционных, кулацких элементов, а. с другой стороны, на поддержку самых отсталых элементов, обманутых первыми.

Вожакам сектантов удалось обмануть лишь самых отсталых и забитых. Рабочие и беднейшее крестьянство повернули штыки против буржуазии. Даже многие сектанты не хотели к осени 1917 г. продолжать участвовать в империалистической войне. Сектантским вожакам пришлось вследствие таких настроений сектантов менять тактику и изобретать новый способ обмана. Сектантские вожаки, являвшиеся до Октября 1917 г. сторонниками вооруженной борьбы, «вдруг» оказались ее ярыми противниками. Дело объясняется просто. До Октября 1917 г. вооруженная борьба велась в интересах империалистской буржуазии, а после Октября — в интересах защиты и укрепления диктатуры пролетариата. Там, где нельзя было поднять обманутых сектантов на вооруженное выступление против советов, сектантские вожаки пытались организовать кулацкий саботаж всех хозяйственных мероприятий, имеющих оборонное значение. Наша задача — и дальше укреплять диктатуру пролетариата, как базу мировой революции, а цель всех сектантских организаций— всемерно мешать нам в этом, прикрывась в целях обмана масс хитрыми теориями «полезности сект». Отсталым группам верующих проповедники втолковывают, что до ре-

170

волюции секты своей пропагандой любви смягчали жестокости самодержавия, а теперь устраняют ненависть и вредительство антисоветских элементов своими призывами к всепрощению. Выходит по словам проповедников, что и прежде, и теперь секты были полезны трудящимся. В действительности же сектанты хотели смягчить острые углы самодержавия, чтобы сделать царизм терпимым и прочным. Они хотели подчистить и укрепить царизм для того, чтобы он дольше жил. Сектантская религия, как и всякая другая, до революции призывала массы любить самодержавие и буржуазию, а после Октябрьской революции стала учить всепрощению и любви к кулакам, вредителям, ворам, растратчикам и т. д. Ясно, что всякая религия враждебна нам. По сектантской же теории выходит, что не советская власть борется с вредителями, а сектанты, оправдывающие вредителей и призывающие любить их. Нужно в массах воспитывать не любовь, как делают сектанты, а ненависть к классовым врагам.

Проповедь «любви ко всем» — это есть прежде всего про-. поведь любви к врагам, чего и не скрывают проповедники. Но для того чтобы не оттолкнуть трудящихся от паразитоз, проповедники сочиняют сказки о том, что богатый может богатеть, не только никого не эксплоатируя, но даже принося всем пользу. Сектантские проповедники сочиняют лживые теории трудового дохода капиталистов. В качестве же идеала гражданского общества они берут такие капиталистические страны, как Голландия, Дания и Соединенные штаты Америки. Все это вместе взятое преследует одну и ту же цель — борьбу против строящегося социализма. Посмотрим, как эту борьбу секты вели и ведут.

СЕКТАНТСКАЯ ТАКТИКА ЛОБОВОЙ АТАКИ ПРОТИВ СТРОИТЕЛЬСТВА СОЦИАЛИЗМА

СЕКТАНТСКИЙ ИДЕАЛ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА

Идеалом государства для сектантских верхов является не советское государство, а «Голландия и Дания, которые поражают нас своим благоустройством, порядков чистотой жизни, потому что христианство в виде реформистского, движения легло в основу государственной жизни» (журнал союза евангелистов «Христианин»).

«Благоустройство» Дании мы можем видеть из следующей таблицы:

21,3% (карликовых) хозяйств  имеют 2,5%, всей посевной площади

31,6% (мелких) ,             , 12,1%

12,ч% (срелних) „             „ 9,7% „ „

32, % (кулацких) „             „ 56,7% „ „

2,С% (помещичьих) .                     19 %

Итак, в «благоустроенному) датском государстве одна треть всех хозяйств и три четверти всей посевной площади принадлежат кулакам и помещикам (см. книгу Э. Варьяша—-«Кооперативная Дания», изд. 1925 г.) Таков идеал сектантов. Такой была «счастливая» кооперативная Дания в 1925 г., когда ее порядки расхваливались в журнале «Христианин».

5а прошедшее десятилетие положение трудящихся Дании, как и всех других капиталистических стран, еще более ухудшилось. На фоне общего кризиса капиталистической системы особенно отрицательно отразился на положении трудящихся и хозяйстве Дании экономический кризис, J72

«Кризис катастрофически ударил по датскому сельскому хозяйству'. Коров, масла, сала — всего оказалось «слишком много». И прежде всего слишком много рабочих рук... 300 тысяч голов рогатого скота за последние годы пошло на удобрение! Фермеры послабее разорились, посильнее — рассчитали наемных рабочих. 140 тысяч официально зарегистрированных безработных числится сейчас в Дании, т. е. одна треть рабочего класса. Безработные возмущены. Они не хотят голодать, они протестуют против политики банков, против массового уничтожения скота и продуктов. В 1934 г. впервые в истории страны на улицах Копенгагена выросли баррикады... В стране катастрофически упало деторождение, растут преступность, самоубийства... 9 депутатов консервативной партии (в том числе три попа) внесли 20 января в парламент предложение восстановить смертную казнь» Ч

Датские газеты всерьез пишут о «пользе» телесных наказаний для заключенных «бунтовщиков», предполагая этим запугать революционных рабочих. Так выглядит «благоустроенная» кооперативная Дания, о которой с умилением писали и говорили кулацки настроенные верхи сект.

Есть только одна страна, не знающая кризиса и безработицы, нищеты и бесправия, —- это СССР. Но именно успехами СССР больше всего обеспокоены и недовольны вожаки сект, ибо эти успехи несут окончательную гибель их организациям.

Открыто о своем недовольстве проповедники сект не говорят. Они хитрят. Внимательно просматривая сектантскую периодическую литературу за 1917—28 гг., в ней можно найти советы: уничтожать клопов, устраивать палисадники вокруг домов, не пить сырой воды, украшать комнаты «лозунгами» из евангелия, но сочувствия государственной политике в области международных отношений, промышленности, сельского хозяйства, торговли, налогов в ней нельзя встретить. И это не случайно. В «Манифесте всемирного союза баптистов» от 1923 г. они достаточно ясно высказали свой взгляд на государство, семью и собственность, на международные отношения и промышленность. Взгляд этот в корне буржуазный.

В области брака — никаких разводов. Аборты — «греховны». Муж — глава дому и жене. Удел женщины — домашний очаг, а ее идеал — библейская Руфь. Воспитание детей и вся семья вверяются «личности», т. е. маленькому царьку. О влиянии общества, об общественном воспитании детей и раскрепощении женщин — ни слова.

В области собственности: богатеть, иначе сказать, экспло-атировать, можно, но помня о боге, благотворительности и,

«Правда, 2 февраля 1935 г. «Письмо из Дании*.

173

самое главное, о десятине (о десятой части доходов) в пользу «бога», т. е. в пользу сектантских попов и их проповеднических дел. Получается товарищество на паях. Проповедники сект получают процентики (10%, десятину) с эксплоа-таторских дел своих хозяев — богачей.

В отношении правительства и государства: властям предержащим повинуйся, любой, даже фашистской власти, — несть бо власти, аще не от бога, существующие же власти богом установлены суть. Более беспринципного отношения к государству нельзя и представить. Для крепостников и фашистов слепое повиновение масс самодержавию было всегда' выгодно. У нас же правительство может быть сильно только сознательным отношением к своим обязанностям каждого трудящегося.

Власти советской повинуйтесь, но ее с винтовкой в руках не защищайте—эта установка сект, от которой они не совсем еще отказались, имеет контрреволюционный смысл. Не лучший смысл заключается в баптистском манифесте и по другим вопросам. Публикуя манифест в № 3 журнала «Баптист» за 1925 г., баптисты никаких оговорок к манифесту не сделали. По их мнению, очевидно, разницы между Советским союзом и капиталистическими странами не существует. Например баптисты на своем Стокгольмском конгрессе в 1923 г. вынесли постановление о том, что «в промышленности более соответствует кооперативная деятельность». В постановлении не указывается, в какой стране и какой промышленности больше «соответствует кооперативная деятельность. Между тем существует неизмеримая разница между капиталистической и советской государственной промышленностью, между крупной и кустарной промышленностью. Если имеется в виду СССР, то в СССР нуждаются в кооперации только мелкие кустарные промыслы. Крупная же промышленность в СССР принадлежит государству, и пытаться передать ее в руки кооперации было бы реакционной затеей. Если же речь идет о кооперировании промышленности капиталистических государств, тогда нужно напомнить, что кооперация при капитализме, как правило, является лишь одним из способов овладения мелким хозяйством и потребительской массой со стороны капитала. Кооперировать крупную промышленность при существовании капитализма невозможно. Сектанты не предлагают национализировать промышленность, так как национализация означает революционный способ овладевания командными высотами, а они против всяких революционных действий. Они

174

предлагают «бескровный», мирный «кооперативный социализм». Деникин, Колчак, Врангель — все они ни мало не боялись «кооперативного социализма», так как он состоит в мирном постепенном расширении кооперации и только. рудет расширяться кооперация, но будет расширяться и частный капитал, являющийся в капиталистических государствах хозяином командных высот и даже самой кооперации. В Дании эта зависимость кооперации от капитала хорошо заметна. Кооперация в капиталистических условиях, в условиях конкуренции, вынуждена в способах и приемах ведения своих дел быть капиталистической, а не социалистической. Кооперативной промышленности ни в одной стране не существует, так как она требует большого основного капитала, и, кроме того, капиталисты на своей стороне имеют послушное им государство, с помощью которого они делают свое экономическое положение более прочным, чем кооперации. Преувеличивать значение кооперации в капиталистических условиях, отказываться от политических средств борьбы, как учат делать баптисты, значит сознательно или бессознательно служить интересам капиталистов. Оно на самом деле так и есть.

Раз все богатства, а в том числе и промышленность, в капиталистических странах можно кооперировать, значит не нужны революции—таков вывод из баптистского лозунга кооперирования промышленности в капиталистических странах. Вывод этот определенно реакционный, вредный для пролетариата. Тов. Ленин подобное строительство социализма через кооперацию в капиталистических условиях называл фантазией, пошлостью, мещанством, романтикой... «В мечтаниях старых кооператоров,—говорил т. Ленин, — много фантазии. Они смешны часто своей фантастичностью. Но в чем состоит их фантастичность? В том, что люди не понимают основного, коренного значения политической борьбы рабочего класса за свержение господства эксплоататоров» *. Только при советской власти и в сочетании с социалистической промышленностью кооперация могла служить и служит столбовой дорогой к социализму. Да, у нас кооперация играет огромную роль, но зачем пытались секты создавать свою особую кооперацию, когда у нас есть общегражданская кооперация?

Общегражданская кооперация сектантам не нравилась Потому, что была и является одним из рычагов и приводных ремней диктатуры пролетариата, т. е., по сектантским поня-

Ленин, т. XXVII, стр. 391 (подчеркивания наши. Ф. П.).

175

тиям,— орудием «греховного» насилия. Общегражданская кооперация и все социалистическое строительство, по уверениям сектантов, должно было потерпеть крах именно из-за диктатуры пролетариата как аппарата насилия.

В противовес советской кооперации и всему социалистическому строительству проповедники расхваливали и расхваливают грошовую взаимопомощь сектантских общин, в ко-

Молотьба хлеба в хозяйстве кулака-толстовца Буянова в толстовской колонии «Всемирное братство» в 1ъ2Ъ г. (около Большой Глушииы, б. Самарской губ.). Поденщиков Буяновы нанимали в Большой Глушице. До раскулачивания Буяновы имели большое поливное хозяйство, неф|яной «движок», молотилку, веялку и т. д. У Буяновых постоянно батрачил их со

сед толстовец Бабин.

торых, по их уверениям, нет и не было неравенства. Цель расхваливания сектантских общин состояла в том, чтобы приукрасить дореволюционные порядки и отвлечь внимание и силы трудящихся от строительства социализма. Дореволюционные порядки, по словам проповедников, были настолько хороши, а сила сектантской взаимопомощи настолько велика, что всякий вступавший в секту мог достигнуть и

достигал материального благополучия, даже не стремясь »

нему. Посмотрим, верно ли это.

1713

СИЛА СЕКТАНТСКОЙ ВЗАИМОПОМОЩИ И ЛЮБВИ НА СЛОВАХ И НА ДЕЛЕ

Проповедники с упорством фанатиков и горячностью обиженных революцией людей звали и зовут сектантов прочь от строительства социализма. Они обещали силой любви и взаимопомощи, без всякого насилия над врагами устранить нищету и неравенство людей.

«Несбыточная мечта, — писал баптист Красев, — мечта неосуществившаяся о равенстве людей различного развития, образования, профессий, общественного положения, эта мечта превращается в действительность, при этом не силой ими насилием, но лишь одной любовью» '.

Еще дальше пошел проповедник П. Павлов.

По словам проповедника Красева, баптистское равенство в 1922 г. только еще «превращалось в действительность», а вот проповедник Павел Павлов еще в мае 1917 г. писал, что

«для баптистов и сродных им организаций достигнуты уже теперь выставленные лозунги «свобода, равенство и братство». Братство не)на словах, а в действительности, ибо нет в мире баптиста, который бы протягивал руку за милостынью»...2

Удивительнее всего во всем этом, то, что подобного материального благополучия сектанты, по их словам, достигли, совсем не думая о завтрашнем дне! Материальное благополучие пришло к сектантам в виде бесплатного приложения к духу святому. Сектанты нашли царствие божие, а в нем кошелек с. деньгами, поэтому всем, желающим разбогатеть, сектанты рекомендуют отправиться в царство божие. «Ищите,— говорится в евангелии,— прежде всего царствия божия и правды его, и остальное все приложится вам».

«Эти слова Иисуса Христа,—писал «благовестник» Иванов-Клышни-коз,— в полной мере оправдались в истории общин верующих в России. Наши общины живым примером доказали ту истину, что общество людей, объединившихся не во имя улучшения своего материального положения, а во имя высших целей — целей духовного возрастания и спасения души, под водительством Христа Иисуса, — такое общество, совершенно непринужденно и без специальных усилий, как бы мимоходом, именно в качестве приложения, достигает целей высокого материального благополучия и обеспечения» 3.

Далее от автора статьи (б. эсера) мы узнаем, что

«если взять конец XIX столетия, типичной баптистской общиной является крестьянская малоземельная община, члены которой, наравне со

' «Утренняя звезда» № 1—2, за январь — февраль 1922 г. 2 «Слово истины» № 1, за май 1917 г., стр. 3. " «Баптист» № 1, за январь 1925 г.. стр. 13, статья П. В.Иванова-"■ л ы ш н и к о в а.

тист» № л ы ш н и к о в а.

29:о

177

всеми своими односельчанами, ведут частное крестьянское хозяйство, ибо в ту эпоху сурового полицейского режима ни о каком виде коллективного труда или иного объединения нельзя было и говорить»'. Как же, спрашивается, достигали материального благополучия члены баптистской малоземельной общины, занимавшиеся частным крестьянским хозяйством? По словам указанного автора

«внимательное изучение такой общины верующих с точки зрения-' социально-экономических взаимоотношений между членами ее приводит к выводу, что мы имеем пред собою несомненный трудовой коллектив, с чрезвычайно тонкой и эластичной организацией, не связанной никаким затвердевшим уставом, но вполне успешно достигающий при всякой данной политической и экономической обстановке цели сотрудничества и взаимопомощи... В чем это выражалось? На загон маломощного крестьянина соазу въезжает три-четыре плуга уже закончивших свою пахоту более сильных братьев, в один-два дня вспахивается поле, которое без такой своевременной помощи осталось бы необработанным. Таким лее образом оказывается быстрая и дружная помощь при уборке урожая. Хозяйство осиротевшей семьи, лишившейся главы, не терпит ущерба, так как оно подхватывается на руки ---------„,„„ "n-nPKTHRa. Тяжкая и продолжительная болезнь или инва-

шеися главы, п^ ,^v..... .,-, . . так как оно подхва юта^.^,, ..„ г......

молчаливого коллектива. Тяжкая и продолжительная болезнь или инва------- „,-,„„,„„ ,НР виелгает семью в нужду и нищету, так как

— ~„- ~лгчтл питеи ЛЛЯ НОД-

молчаливоцо jumui,,,........_

лидность члена общины не ввергает семью в нужду n m.u,^,, ___ ___

и подвергшейся испытанию семье протягивает свои руки для поддержки и помощи община. Пожар, падеж скота или какое бы то ни было иное бедствие не выбивает у семьи ее хозяйственного базиса, ибо он быстро восстанавливается»2.

Из всего вышесказанного Ивановым-Клышниковым получается, что все крестьяне, если бы они записались в секту баптистов, могли бы очень хорошо жить и при царизме. Речь у Иванова-Клышникова идет именно о дореволюционном времени. Иванов-Клышников считает нужным особо указать, что «вышеуказанные черты коллективизма в его лучших проявлениях обнаружились и упрочились в наших общинах еще в старое время, т. е. в то время, когда государственная власть относилась враждебно к подобным идеям» 3.

Да, подобные идеи при царизме кое-кем пропагандировались и кроме сектантов. Так называемые народники и их последыши — эсеры говорили тоже о возможности мирного построения хорошей жизни через сохранение и укрепление крестьянской поземельной общины. Они тоже много распинались о полезности взаимопомощи и сотрудничестве среди крестьян. Разница лишь в том, что народники и эсеры рато-

1  «Баптист» № 1, за январь 1925 г., статья Ив а н о в а-К л ы ш ни-к о в а — «Наши общины, как естественные коллективы».

2  Там же.

3  Там же.

178

вали за всякую поземельную крестьянскую общину, а сектанты — только за религиозную общину. Но и народническая и сектантская общины были вредной мечтой и обманом. В условиях, когда власть, земля, фабрики, заводы, банки культура — все принадлежало помещикам и капиталистам, говорить о возможности мирного построения хорошей жизни для трудящихся через поземельные и религиозные общины и товарищества значит обманывать. Капитализм рос, расслаивая и разоряя крестьян все быстрее. Никакие «преграды» вроде общин, товариществ и артелей не могли остановить роста капитализма. Товарищества и кооперации, как это великолепно показал Ленин, не мешали, а помогали росту капитализма, потому что безлошадному и бескоровному крестьянину бесполезны были товарищества по дешевой закупке плугов, аренде лугов и пахотной земли. Иванов-Клышников, разрисовывая столь приятно дореволюционную жизнь баптистов, «забыл» сказать, что у крестьянских общин очень часто не было ни достаточного количества пахотной и сенокосной земли, ни выгона, ни хорошего водопоя, ни своего леса, ни хорошего инвентаря, ни достаточных оборотных средств. Крестьяне были у помещика в долгу, как в шелку, да плюс к тому многочисленные недоимки. И после всего этого Иванов-Клышников смеет утверждать, что жизнь могла быть хорошей «при всякой данной политической и экономической обстановке»!

Сам же Иванов-Клышников пишет, что

«по социальному составу члены общин были в подавляющем числе случаев крестьяне с несомненным преобладанием крестьянской бедноты» '.

Если верить первому заявлению Иванова-Клышникова о том, что сектантская община «совершенно непринужденно и без специальных усилий, как бы мимоходом, именно в качестве приложения, достигает целей высокого материального благополучия и обеспечения», то бедноты в сектах не могло быть, и исчезла она в силу высокого материального благополучия. Если же верить второму заявлению Иванова-Клышникова о том, что в сектах преобладала беднота, то, значит, неверно первое его заявление о чудесах «совершенно непринужденного» обогащения сектантов. Вернее же неверны оба заявления Иванова-Клышникова. Высокого материального благополучия «совершенно непринужденно», т. е. За чужой счет, чужими руками, достигали сектанты-капи-

«Слово истины» № 1, за январь 1925 г., стр. 13.

12*

г                                                                                                                 179

талисты, а не все сектанты. В сектах преобладали разорявшиеся середняки, а не бедняки, уже все потерявшие. Разорение середняков, и в том числе середняков-сектантов, шло все быстрее. В этом разорении были повинны и сектанты-капиталисты. Кулаки-сектанты и капиталисты-сектанты помогали своим «братьям во христе» на копейку, а разоряли их на рубль. Никто конечно не мог запретить богатым сектантам наживаться за счет бедных. Богатство сектантами не осуждалось и не осуждается.

В целях обмана масс вожаки сект учат, что можно нажить при капитализме богатство «праведными» путями, т. е. без эксплоатации. Но, согласно евангелиям (евангелие от Луки, глава 16, стих 9), можно попасть в рай и с помощью «неправедного богатства». Для этого нужно приобрести «богатством неправедным» друзей, которые примут «вас в вечные обители». Таким образом, помощь бедным служила в глазах сектантов оправданием существования эксплоатации самих же бедняков. Помощь бедным была со стороны богатых сектантов ничтожной, а эксплоатация — жестокой.

Проповедник Тимошенко, или, как его называли баптисты, «душа» журнала «Истинное слово», в одной из своих статей пишет о богатых баптистах следующее:

«Это не секрет, что в рядах верующих были довольно состоятельные люди, из которых некоторые, обладая солидными средствами, играли видную роль в общинном и союзном деле... Да, можно отметить возникновение около 10 молитвенных домов при ближайшем участии богатых членов местных общин. Но мы также помним, что еще больше таких построек было обещано и не исполнено в свое время по личным причинам обещавших. К ссовый приход Всероссийского союза в течение целого ряда лет выражался в .мизерной сумме, и это — при участии членов, звенящих в своих карманах десятками тысяч золотых монет. Духовно-нравственная литература ограничивалась выпуском десятка брошюр и небольшого журнала. Все пожелания годовых съездов о поднятии издательского дела Союза неизменно разбивались о подводный риф, носивший звучное наименование:

— Нет средств!

Разъездные благовестники буквально отдавали себя в жертву, не считаяеь с нуждой и заботами о насущном хлебе для семьи. Дело помощи инвалидам, часто страдальцам за веру и сиротам, хромало на оба колена и т. д. и т. д. Конечно нам могут быть поставлены на вид трудные условия работы, гонения, тюрьмы, ссылки. Да, все эти прелести верующие испытывали при царизме, но только не богатые. А с 1905 г. трудно найти оправдание скупости, трусости и бездеятельности имущих верующих, которым было много дано и должно быть много спрошено. Тогда уже был первый раскат надвигающейся народной грозы, но это не было учтено... Мы много слышали недовольства и ропота от бедны^ верующих, которые в жизни и действиях своих богатых едя-

180

новерцев не видели братского отношения. Существовало мнение, что недостаток в средствах на дело божие был по вине богатых, ибо бедные плохо воспитанные члены возлагали надежды на богатых, а сии мужи никак не могли очистить свое сердце от идолов» *.

Богатые сектанты не помогали бедным сектантам, имея «идолов» в сердце, а бедняк бедняка не мог своей помощью сделать богаче, потому что сам не имел ни лошади, ни земли, ни инвентаря. Стало-быть, разглагольствования Ивано-ва-Клышникова о дореволюционном благополучии всех поголовно сектантов представляют обман. Уж если богатые сектанты плохо помогали своим слугам-проповедникам, спасавшим их души и карманы, то какая могла быть от них помощь беднякам! Но, с другой стороны, ничего не стоит и проповедь самого Тимошенко, если он не сумел уговорить ни одного богача разориться. Ведь, по словам разных Тимошенко, с помощью «любви» можно делать чудеса, из толстосума веревки вить. Однако ни «возрождение- свыше», ни покаяние, ни водное крещение, ни молитвы, ни вечери любви — одним словом, никакие сильнодействующие снотворные средства баптизма не могли усыпить жадность и скупость богачей. Революция без всяких молитв «освободила» всех этих богачей от их «грехов» — денег. Но не хотели богатые сектанты расставаться со своими <лдолами>. За «идолов» и их хозяев вступились прежде всего сектантские проповедники, не исключая самого Тимошенко. В одном из своих очерков Тимошенко описывает спор баптистов с «политическим», который когда-то ходил на баптистские , собрания и пел даже в хоре, но потом разочаровался. «Политический» рассказал сначала про фабриканта-баптиста, который давил рабочих, как и все капиталисты, а потом сделал из этого вывод, что «богачи-баптисты не особенно-то отказываются от своего имущества» 2.                                                       ч

В ответ на это Тимошенко и сопровождавшие его единомышленники пытались оправдать социальное неравенство между людьми следующим образом:

«...Богатый впадает во многие искушения. Это все так, но отказаться решительно от всего — это слишком растяжимо и туманно. Самый жалкий нищий хоть что-нибудь да имеет. И если все начнут от-

1  «Слово истины» № 3—4 за 1921 г., стр. 23 и 24, статья Тимо-ш е н к о «Наши бедные богачи».

2  «Слово истины» № 7, за август 1917 г., стр. 98.

давать, то кто же будет брать? Затем является вопрос: действительно ли грешно «меть что-мибудь? Посмотрите на Христа: некоторые веру, ющие женщины служили ему имением своим; у его учеников был денежный ящик и даже кассир Иуда Искариот. Снятый с распятого Христа хитон воины не пожелали портить, а бросили о нем жребий, как о ценной вещи, и мы видим, что Христос не отказался носить его» >.

Мелких собственников, и в особенности крестьян, проповедники запугивали подобными сказками о «политических», которые-де собираются делить поровну и рубахи, и штаны, и даже сумки у нищих. Если же, по мнению проповедников, нельзя отбирать имущества у нищих, то нельзя отбирать имущества и у богатого сектанта, который

«если имеет таковое, то является лишь управителем не своего имущества для доброго» 2.

Имущество принадлежит не богачу, а богу, который дал его сектанту для добрых дел. Всякий покушающийся на чужое покушается на имущество бога, поэтому и будет наказан богом. Таково учение сектантов. Бог понадобился капиталистам,, чтоб объявить и сделать частную собственность неприкосновенной. Отобрав у «господа бога», т. е. у капитала, все богатства, большевики, по мнению проповедников, сделали соучастниками своего «греха» и сектантов, предоставив им часть отобранной помещичьей земли и кулацкого имущества. Сами сектанты участвовать в отобрании помещичьей земли и кулацкого имущества отказались, потому что они против насилия, но в дележе земли, будучи единоличниками, они участвовали и даже с излишним азартом. Был например случай (в б. Брасовской вол., б. Брянской губ.) убийства евангелиста евангелистами же во время дележа помещичьей земли.

"Случай в Брасове в жизни сектантов все же исключительный случай. Обычно сектанты стараются вести себя кротко. Главной добродетелью и заповедью своей сектанты считают всепрощение и любовь ко воем людям, и в том числе к врагам. На отсталые группы трудящихся очень большое впечатление производило, когда тот или другой искренне верующий сектант прощал обиды своему обидчику или оказывал какому-либо чужому по крови человеку помощь. Помощь эта была редкой, от случая к случаю (болезнь, пожар), но в условиях единоличного хозяйства она производила впечатление и вызывала сочувственные похвалы по адресу сектан-

' «Слово истины» № 2 Там же.

за август 1917 г., стр. 98.

182

тов. В условиях колхозного строя, когда колхоз может помочь и больному, и погорельцу, сектантские добродетели уже не производят прежнего впечатления. Прежде, когда не бы-' ло колхозов, каждый крестьянин в беде чувствовал себя беспомощным и одиноким, чем как-раз и пользовались сектанты. Помощь они оказывали не всем нуждающимся, а только близко стоящим к секте, да и то по выбору. Цель сектантской взаимопомощи состояла в том, чтобы посеять обманчивые надежды, предотвратить недовольство бедноты и угрозу революции. «Если люди будут помогать друг другу, то не будет бедных, а раз не будет бедных, то зачем революция?» Так примерно успокаивали бедноту руководящие, буржуазные круги сект. Буржуазным кругам сект революция несла разорение. У одного только Гаврилы Ивановича Маза-ева революция отняла и передала бедноте несколько тысяч десятин пахотной земли да несколько тысяч десятин земли сенокосной и пастбищной. Сам Гаврила Мазаев о своих собственных богатствах говорил следующее:

«— Чем вы занимаетесь, Гавриил Иванович? — спросил командир.

—  Овцеводством.

—  А сколько у вас овец?

—  Пять тысяч штук.

—  Сколько земли арендуете?

—    Пять тысяч десятин.

—  Почем платите?

—  По два рубля.

—  А сколько выручаете за шерсть с овцы?

—  По 2 рубля 50 копеек.

—  Это выходит 121А> тысяч. Чем же вы живете?

—  Я еще сею десятин 200—300 хлеба.

—  А за хлеб сколько выручаете?

— По пятьдесят рублей с десятины» '.

Этот разговор происходил у Мазаева в 1886 г. с сотенным командиром в станице Незамаевской. Позднее Мазаев стал еще богаче и охранял свои богатства с помощью нанятых вооруженных чеченцев. В годы крестьянских «беспорядков» в имениях Мазаева была размещена казачья сотня. Всего Ма-заевых было четыре брата: двое молокан и двое баптистов. Каждый из них имел по нескольку имений. У Гаврилы Мазаева имения были на Северном Кавказе и в Зап. Сибири (Петропавловский уезд)|

При Колчаке двое крестьян было насмерть запорото ми-

1 «Обращение на истинный путь и воспоминания баптиста Г. И. М.» Эта брошюра о Мазаеве написана с его слое и издана в Омске бап-пистским союзом в ноябре 1919 г.

183

лицией за самовольную косьбу сена и рубку леса в имении Мазаева. Вот этот-то «добрый» баптист вместе с Деем Мазае-вым долгое время были руководителями баптистского союза и примером христианской отзывчивости на нужды бедняков. В действительности же Мазаевы и им подобные сектантские вожаки являются образцами хитрых" и жадных эксплоатато-ров бедняцкого труда. Показная^ доброта и отзывчивость Мазаевых лишь прикрывали оборотную сторону медали, имя которой: каждый за себя, а бог за всех. Мазаевы служили примером того, каким должен быть каждый баптист и чего' может ждать любящий бога в награду за свое кроткое, смиренное поведение. Мазаевых восхваляли, выбирали все время в центральный совет баптистов, писали о них книги. Копейки и рубли раздавали Мазаевы нуждающимся, а сотни тысяч рублей приобретали эксплоатацией, узаконенным грабежом. Это не мешало им называть большевиков насильниками и грабителями!.Революция взяла у Мазаевых и дала трудящимся не копейки и рубли, а все их богатство. Сектантская взаимопомощь — это большой обман через маленькие копейки. Революция—это конец обмана и эксплоатации, это — смерть для Мазаевых, это путь к культурной и зажиточной жизни для трудящихся. Тысячи лет существовали религиозные организации с их взаимопомощью и благотворительностью, но они лишь прикрывали эксплоатацию и смягчали гнев эксплоатируемых. Религия не только не восставала против эксплоататбрского способа производства, но всячески поддерживала и освящала его. Революция уничтожила старый, капиталистический, эксплоататорский способ производства.

Индустриализация подвела техническую базу под колхозы. Рабочее государство дало колхознику машины. Под руководством партии рабочий класс разгромил кулачество как класс. Сейчас рабочее государство помогает колхозникам овладеть техникой и наукой. Бывший бедняк и батрак становятся благодаря правильному руководству партии, благодаря большевистским колхозам культурными' и зажиточными. Всего этого не было бы и не. могло бы быть, если бы беднота и середняки слушались кулацко-сектантских проповедников. Проповедники всегда осуждали бедноту и батраков за их заботы о земном. Отсталых рабочих и батраков буржуазное руководство сект учило не заниматься политикой.

...«Политика в представлении буржуазного миросозерцания была как бы оторвана от экономики. Буржуазия говорила: работайте,, крестьяне, чтобы получить возможность существования, работайте,

18*

рабочие, чтобы получить на рынке все необходимое, чтобы жить, а политику хозяйственную ведут ваши хозяева. А между тем это не так политика должна быть делом народа, делом пролетариата» '.

Сектантские вожаки избегали открытой постановки политических вопросов, потому что боялись раскола сект, боялись, что беднота тогда скорее прозреет. Самыми больными вопросами у бедняков были материальная нужда и бесправие, безземелие, безлошадность и недоедание. Эти насущные материальные нужды бедняков проповедники старались за-хушевать, умалить, осудить, объявляя их «греховными», «мирскими», суетными. Помогая беднякам на копейки, кулацкое руководство сект хотело выжать из них рубли. Такова оборотная сторона сектантской взаимопомощи.

Проповедникам и кулацко-зажиточной части сектантства не нравились конечно слишком горячие заботы сектантской бедноты о земле и прочих материальных благах. Всякого, кто заботится о земном, проповедники объявили в момент гражданской войны врагом креста христова. Вражда людей из-за земного, «суетного» усиленно подчеркивается в проповедях в это время как признак вражды к богу. После чревоугодия и стремления к славе забота о земном стоит, как признак врагов креста христова, на третьем месте. «И третий признак врагов креста христова следующий: «Они мыслят о земном» 2.

Проповедники хотели бы, чтобы трудящиеся совсем не думали о земном, тогда проповедникам легче было бы обирать своих овец в пользу хозяина-капиталиста. Для того чтобы трудящиеся согласились жить в бедности и страдать ради удовольствия капиталистов, проповедники сочиняют всевозможные сказки о пользе бедности и страданий для души. Если верить проповедникам, то счастье людей как-раз и заключается в их собственных несчастьях, потому что несчастия облагораживают душу и доставляют ее прямым сообщением в «рай». Сказка о пользе бедности и страдания свидетельствует о том, что все сектантские обещания достичь материального благополучия через веру в бога потерпели крах. Сказка о пользе бедности и страдания должна была утешать рабов капитала в их бедности и несчастиях. Утешая рабов в их несчастиях, сектанты помогали и помогают в капиталистических странах рабству, потому что раб

I Л е н и н, т. XXV, стр. 454. В R <<(^Л0В0 истины» № 9—12, за май — июнь 1918 г., стр. 94, ст.

°- Иванова — «Как враги креста христова».

188

остается рабом до тех пор, пока он ,не осознал ужаса своего рабства. Раб; осознавший свое рабство, наполовину уже перестает быть рабом, потому что начинает бороться, начинает ненавидеть капиталистов и рабство.

В советских условиях уже нет рабов, но сектантские проповедники пропагандируют идеологию добровольного рабства: любовь и всепрощение к врагам и т. д. Они проповедуют также, что без обуздания плоти нет спасения душе. Эта установка проповедников направлена против поднятия материального и культурного уровня трудящихся в целях ослабления материальной заинтересованности трудящихся в строительстве социализма. Все сектантские теории добра и зла, счастия и несчастия имеют именно такой характер.

ЭКСПЛОАТАТОРСКИЙ СМЫСЛ СЕКТАНТСКИХ РЕЦЕПТОВ СЧАСТЬЯ

Строительство социализма без помощи бога, согласно сектантским теориям, вредно для души, потому что, уничтожая социальное неравенство людей, вместе с тем уничтожает экономические источники всех лучших ^человеческих «добродетелей». Богатство воспитывает и дает4возможность людям проявлять такие добродетели, как сострадание, благотворительность, щедрость и т. д. Бедность воспитывает в людях терпение, смирение, кротость, надежду на бога и людей, трудолюбие и т. д. Даже печаль, которую приносит с собой бедность, очень полезна, по мнению сектантов, для людей. Печаль полезнее радости, так как она «облагораживает» душу людей через страдание. Без страданий и печали, человеческая душа сделается, мол, сытой, грубой, покроется1 толстым слоем себялюбия («сала»), «запотеет», как стекло в сыром и теплом помещении. По мнению сектантов «бедность, лишения и земные горести являются для нашего духовного роста условиями, гораздо более благоприятными, нежели радость, блаженство и веселие... печаль полезней радости... страдания воспитывают душу»1. Чем больше страданий, тем лучше для души. Поскольку при капитализме больше страданий, постольку легче душе попасть в небесный рай. Проще сказать, печаль трудящихся множит радость эксплоа-таторов, поэтому они ее считают необходимой для быта трудящихся. Без печали бедняка нет радости для капиталиста,

1 Настольный календарь евангелистов «Евангельский сборник 3' 1928 г.», стр. 59,

а социализм убивает эксплоатацию и нищету, т. е., одним словом, портит все удовольствие эксплоататорам.

«Земная жизнь человека,— проповедуют евангельские христиане,— есть ряд непрестанно сменяющихся контрастов. Зима и лето, день и ночь, тепло и холод, печаль и радость непрерывно следуют одно за другим, и их смена и составляет картину земной жизни. Печаль в ней так же необходима, как и радость, потому что свет перестает производить впечатление света, если нет теней и мрака» *.

Если не будет эксплоататоров, тюрем, фашистского террора, то не будет и никакой радости жить трудящимся ■— «помрут» со скуки, обленятся, разжиреют, потеряют благородство души. Такими ужасами пугают сектанты. Выходит, что великую и благородную роль выполняют теперь фашистские палачи, так как они в своих застенках «облагораживают» и спасают души через 'страдания от греховных материальных помыслов. Не печалиться, а радоваться своей нищете должны рабочие капиталистических стран — таков вывод из всех рассуждений сектантов.

«И не будем роптать, -~ поучал рабочих Америки баптистский проповедник Ф. Кулен, — если мало у нас материальных благ: мало их меньше и искушений» 2.                 i

Далее из сектантской литературы мы узнаем о трудной, но благородной роли капиталистов, которые, подвергаясь постоянно искушениям, в то же время накопляют и распределяют между бедными божий дар — богатство. Если послушать сектантов, то капиталист совсем не эксплоатирует рабочих — никакой прибавочной стоимости из них не выжимает, а богатством своим обязан своему уму и богу. По уверениям основателя баптизма В. Павлова, рабочий получает в виде заработной платы полную стоимость своего мускульного труда и нисколько не обогащает своего хозяина.

«Я не намерен, — писал Павлов, — делать каких-либо определений с точки зрения политика-экономиста. У меня свое определение, которое помогает мне, может быть поможет и вам, несколько уяснить себе важное значение денег и их полезность. Мое определение денег для моей цели просто такое: деньгиэто я сам. Положим, что я рабочий и могу владеть киркой, и я нанимаюсь работать на неделю по 2 рубля в день, По истечении недели я получаю 12 рублей и кладу их себе в карман. Что это такое: 12 рублей? Это стоимость моего мускульного недельного труда, превращенного в кредитки и положенная

1  «Слово истины» № 3—4 за 1921 г., стр. 21 — «Отрывки истины».

2  Журнал евангелистов «Христианин» № 4 за 1927 г., стр. 34.

187

в карман; это значит, что я положил в карман недельную стоимость самого себя»'.

Будучи редактором журнала «Слово истины», В. Павлов печатал статьи и других авторов, которые тоже доказывали «трудовое» происхождение капиталистической собственности.

Теория прибавочной стоимости Маркса не удовлетворила Павлова, он искал такую теорию, которая помогла бы ему обманывать рабочих и оправдывать капиталистов. В конце-коецов Павлов изобрел якобы «гаовую», собственную теорию. Как Павлов изображает причину увеличения богатств,' скажем, купцов?

«...Положим,—писал Павлов,—что я купец (В. Павлов действительно когда-то был торговцем.— Ф. П.) и веду большие дела. У меня под рукой много приказчиков, и мне необходимо тратить больше силы, нежели простому рабочему. В конце недели я свожу свои счеты и нахожу, что я заработал 1 000 руб. Это недельная стоимость более способного купца; Но вот — моя фамилия Эдиссон, и я работаю необыкновенно сильными мозгами и оканчиваю изобретение, которое и продаю за 100 000 рублей, и кладу их в карман. Это недельная стоимость самого высшего изобретательного мозга, какой только есть на свете»2.

Здесь не без умысла эксплоататорские доходы купца приравнены по своим источникам к вымышленным доходам Эдиссона. Большинство великих изобретателей и ученых умерло в бедности, а вот капиталисты, не тратящие никакого труда, часто не имеющие никакого ума, богатеют. Павлов уверяет, что рабочие глупее своих хозяев, поэтому меньше и получают доходов. Если бы люди богатели через знания и работу, то ученые и рабочие были бы самыми богатыми людьми. В действительности мы видим среди богачей больше всего бездельников и тупиц. Основой капиталистической собственности является эксплоатация наемного труда, а не «труд» и «смекалка» капиталистов. Сектантские проповедники обманывали трудящихся, уверяя, что деньги и все богатства капиталистов есть результат труда их хозяев.

«ДенЫги,— писал баптистский деятель Р. Д. Хомяк,— это символ труда, предприимчивости и.мудрости. Часто они являются благословением от бога за прилежный труд» :t.

1  «Слово истины» № 8, за август 1917 г., стр. 116—118, статья В. П. — «Христианское употребление денег».

2  Там же.

'Там же, стр. 111, статья X о м я к а — «Отношение христиан к деньгам».

185 N,

Не так на роль денег смотрел Ленин.

«Деньги, — говорил Ленин,—ведь это сгусток общественного богатства, сгусток общественного труда, деньги — свидетельство на получение дани со всех трудящихся, деньги — это остаток вчерашней эксплоатации. Вот что такое деньги»'.

Только у нас, в СССР, где корни эксплоатации уничтожены, роль денег изменилась. Изменить роль денег в капиталистическом обществе нельзя. Деньги — это не «благословение от бога», а «сгусток общественного труда».

Керенский в свое время подобно сектантам много распинался о равенстве в демократической республике. Ленин все заявления эсеров и меньшевиков о возможности равенства в демократической республике называл обманом.

«Мы говорим, — заявлял Ленин, — что демократическая республика с современным равенством—это ложь, обман, что равенство там не соблюдается и его там быть не может, и то, что мешает пользоваться этим равенством—это есть собственность на средства производства, на деньги, на капитал»2.

Сектанты же говорили, что равенство не осуществилось при Керенском потому, что слишком была велика еще греховность людей. Сектанты мешали уничтожению частной собственности на орудия и средства производства, мешали и мешают уничтожению классов и классовых различий, т. е. мешают установлению равенства в его правильном значении. На словах сектанты стояли и стоят за равенство, но за равенство липовое, за равенство перед бргом. Когда дело доходило до отобрания орудий и средств, денег и всего имущества у капиталистов, сектанты находили тысячи отговорок и возражений против этого. Их «доводы» в пользу существования богатства и бедности мы видели выше — они не новы. Еще во времена крепостного права архиереи на подобных «доводах» воспитывали детей. Например в конце XVIII века в России начал издаваться первый детский журнал под названием «Детское чтение для сердца и разума». В этом журнале очень много рассуждений в религиозном духе о богатстве и бедности. Рассуждения эти, как две капли воды, похожи на рассуждения 'сектантов. Для доказательства, сходства между рассуждениями крепостников и сектантов 'Приведем выдержку из русского журнала XVIII века.

«С ы н. Батюшка! Для чего иные люди бывают очень бедны?

1 Ленин—Речь на 1 всероссийском съезде по внешк, образ., •919 г., т. XXIV, стр. 293.

г Там же.                                                    ;

189

О т е ц. Для того, чтобы другие были богаты.

Сын. Как это? Я не разумею.

Отец. Когда бы всякий человек имел столько, сколько надобно, то никто бы не мог иметь больше, нежели ему надобно; и для того-то одному надобно терпеть ■ недостаток, чтобы другой мог иметь

лишнее.

С ы н. Для чего же другие лишнее имеют?

Отец. Отвечай мне сперва «а мои вопросы: сожаление и Щедрость— не прекрасные ли добродетели?

Сын. Конечно: делать добро очень приятно.

Отец. Не жалко ли было бы, ес.ти бы люди не имели этих добродетелей?

С ы н. Очень жалко.

Отец. Но могли ли бы люди быть милосердными и щедрыми, если бы все они были в равном состоянии, если бы одни не были в худых обстоятельствах, а другие в лучших?

С ы н. Нет, тогда не о ком бы сожалеть, и не было бы случая добро делать.

Отец. Можно ли привыкнуть к какой-нибудь добродетели и в ней упражняться, если никогда не будешь иметь случая исполнять ее? С ы н. Не можно.

Отец. Итак, ты видишь, что не было бы прекрасных добродетелей милосердия и сожаления к бедным, если бы не было таких людей, которые терпели бы нужду. Для того-то и бывают в свете бедные и богатые люди, чтобы могли в нем быть щедрость и милосердие. С ы н. Однако для этого не нужно бы иным быть очень богатыми? Отец. Очень богатые люди должны делать очень много добра своим богатством; они должны делать такие заведения в пользу бедных, каких с меньшим достатком делать нельзя. С ы н. Всегда ли же они это делают?

Отец. Тем хуже для них, если они не исполняют своей должности: бог для того только и дал им столько богатства, чтобы они делали больше добра своим братьям.

С ы н. Но бедным, какая же польза от того, что они бедны? Отец. На этот вопрос должен я отвечать тебе также вопросами. Почитаешь ли ты терпеливость* надежду на бога и благодарность к тем, которые нам добро делают, похвальными добродетелями и желаешь ли, чтобы они были в свете? Сын. О! Конечно так.

Отец. Когда же имеем мы больше случаев исполнять эти похвальные добродетели, тогда ли, когда живем спокойно в изобилии или когда терпим недостаток во многих нужных вещах? С ы н. Тогда, когда недостаток терпим.

Отец. Бог хотел, чтобы эти добродетели были в свете, однако

он по всеведению своему предвидел, что некоторые люди не имели бы

их, если бы не претерпевали бедности. Что же надлежало ему сделать?

С ы н. Попустить, чтобы такие люди были.                                    -^

Отец. Теперь понимаешь ли, какая польза бедным от того, что

они бедны? Сверх того, веришь ли ты, что есть много таких людей.

которые не могли бы сносить спокойной жизни и сделались бы злыми

людьми, если бы не должны были претерпевать недостаток и нищету»1-

1 «Детское чтение для с рдца и разума», часть III, гл. XXIV, изд-2-е, Москва, 1819 г., стр. 150, «Разговор о том, для чего в свете одни бедны, а другие богаты». 190

Итак, голодная жизнь способствует якобы развитию одних «добродетелей», а сытая — других, поэтому для мракобесов желательно существование и бедности и особенно богатства. Но теперь даже дети знают, что источником большинства преступлений в капиталистическом обществе является частная собственность. Что же касается «спокойной жизни», которую якобы приносит нищета трудящимся капиталистических стран, то о ней можно судить по голодным «бунтам» и походам, по стачкам и забастовкам, по уличным столкновениям с полицией и фашистами, по ежедневным сообщениям печати о самоубийствах безработных, по разгромам продовольственных магазинов и т. д. Понимая, что сказка о полезных свойствах печали и бедности не особенно может понравиться трудящимся, сектанты возлагают вину за бедность на самих трудящихся, которые, мол, терпят лишения исключительно из-за своих «грехов» и ради исправления. Пока трудящиеся не покаются и не исправятся перед богом, до тех пор будут бедны. Причина бедности и социального неравенства — это, по сектантскому ученик), всеобщая «греховность».

«До тех пор поэтому, пока не будет уничтожена всеобщая греховность, пока наклонность ко злу вообще и всяким порокам будет господствовать среди людей, никакое абсолютное уничтожение современного социального неравенства неосуществимо. Все, попытки и опыты в этом направлении будут лишь новыми заплатами на старые мехи. Абсолютное уничтожение социального зла, с христианской точки зрения, осуществимо лишь вместе с окончательным искоренением и уничтожением вообще всякого зла и порока»'.

Одним словом, согласно учению сектантских умников, сначала должно исчезнуть следствие (зло), а потом — причина (социальное неравенство), но не наоборот и не вместе то и другое. Поскольку грешить, по учению самих же сектантов, люди всегда будут, то неравенство никогда не исчезнет, поэтому можно обещать даже «абсолютное» равенство (без ручательства за успех). Пока же сектанты могут дать только рецепт от греха:

«Рецепт от греха. Один монах насмешливо спросил лекаря, не знает ли он лекарства от греха?

— Знаю,— ответил лекарь,— пойди в свой монастырь, в сад забвения и заблуждения, накопай там побольше кореньев смирения и нарви листьев терпения, собери плоды нелицемерия, иссуши на солнце примирения, изрежь обоюдоострым мечом слова божия; все это истолки в ступе испытания, толкачом безмолвия и доверия, просей решетом

1 «Слово истины» № 9—12, за май—июнь 1918 г., стр. 84—85.

191

рассуждения, положи порошок сей в кастрюлю добрых дел, добавь туда воды от слез раскаяния, положи еще соли братолюбия, кипяти огнем любви и милосердия, мешай веслом радости, наконец остуди миром и кротостью и принимай со страхом божиим по три ложки в день, тогда только избавишься от греха»1.

«Грех» мешает счастию людей. Стоит победить «грех», и люди будут счастливы. Преодолеть свои «грехи» (классовую ненависть к врагам) может, по учению молокан, даже неверующий, поэтому счастие людей возможно в любых условиях. Стало быть, для устройства счастливой жизни не нужно строить социализма, потому что счастливая жизнь должна основываться не обязательно на материальном благополучии, а скорее всего на одном только духовном возрождении людей, которое'Для капиталистов, кстати сказать, и дешевле обходится, нежели выплата зарплаты рабочим.

«Нельзя же считать, — говорится в молоканском журнале, — действительными основами счастья то, что может быть недоступно для многих, может быть неосуществимо в силу неблагоприятных условий и что может быть каждую минуту утрачено. За истинные же основы счастья можно считать только то, что доступно для всех и каждого из людей, независимо от их веры или безверия, материального состояния, от их природных способностей, от их образования и т. д., и то, что давало бы возможность человеку быть счастливым в любых условиях, в любом положении. Такими основами счастья и могут быть только саморазвитие и служение другим. В самом деле, ведь самосовершенствоваться и служить другим человек может и верующий и неверующий, и образованный и необразованный, и богато одаренный разными талантами и умом, и бедно ими одаренный и т. д. Самосовершенствование и служение возможно осуществлять и в тюрьме, и будучи здоровым, и будучи больным и т. д., конечно в разной степени, но дело не в количестве, а в качестве. Итак, самосовершенствование и служение — вот действительные, истинные основы счастья человека»2.

Если бы можно было строить здания из воздуха, то это был бы самый доступный и дешевый материал — ни покупать, ни возить, ни менять формы не нужно — бери и строй, сколько хочешь. Так же дело обстоит и с тем строительным материалом, который придумали для счастья сектанты: каждый может самосовершенствоваться и служить капиталистам сколько угодно — отказу не будет. Вся беда, что еще ни одному шарлатану и фанатику не удалось сделать людей счастливыми при голодных желудках и той жестокой эксплоатации, которой подвергаются трудящиеся в капмта диетических странах. Рецепт сектантского счастья прост:

«Для тою, чтобы наверное быть счастливым, надо только одно: люби, люби всех всех добрых и злых, люби не переставая, и, не переставая, будешь счастлив»>.

Рецепт довольно старый, но тем не менее негодный. Любить, любить, не переставая, всех, и в том числе фашистов, и быть, не переставая, счастливым, даже сидя в фашистской тюрьме, — это не больше как издевательство над трудящимися капиталистических стран, это расчет на слишком уж забитых и наивных людей, которых с каждым днем становится к ужасу сектантов все меньше. Рецепт христианской любви известен многим и давно, но что-то мы не видим счастливчиков, которые были бы сыты «духом святым».

Наоборот, мы можем указать на отдельных бывших сектантов, которые до 1905 г. писали о своем разочаровании в сектантских рецептах счастья. Например, бывший сектант Иванов, уже начавший в 1902 году рвать свою связь с сектантством, в письме к Чертковым более или менее ясно указывал на непригодность христианских способов борьбы со злом. В борьбе с царским правительством Иванов считал пригодными революционные способы борьбы. В качестве намека на непригодность мирных, толстовских способов борьбы со злом Иванов приводил случай безуспешности безоружной борьбы крестьян с волками.

...«все мы,—писал Иванов, - стремимся к одной цели: чтобы разоблачать злые поступки русского правительства, которые оно старается скрывать от людей, и мы стараемся найти средства, чтобы можно бороться с этим злом и победить его, вот в этих средствах мы и расходимся; одни думают, что нужно непрестанно молиться за этих озверевших людей, так как они «божий служители», «не напрасно меч носят», а вот бог помилует их, и они обратятся и т. д. Другие говорят — это не божий служители, бог есть любовь, не в силе бог, а в правде и т. д., но они. служители дьявола, их нужно обличать! и говорить народу, кто они, не противиться им, если они будут за то терзать людей. Третьи также говорят, что они слуги дьявола и с ними нужно всевозможными средствами бороться, не жалея себя, и нужно победить их. Цель у всех одна, как бы избавиться от этих служителей, средства разные, ради средств яе будем спорить. Я помню, когда еще был небольшой, жил в деревне. В одно время у нас появилось много волков. Они иагнали страх на жителей. Много делали вреда жителям, уничтожали гусей, овец, телят, даже коров и лошадей. Народ не знал, что делать и как освободиться от них. Старухи ставили свечи святителю Власу (бог животных), мужики по ночам звонили в косы (оыли разговоры между людьми, что волки боятся, если услышат звон

1  «Слобо истины» № 13 за 1918 г., стр. 100.

2  «Вестник духовных христиан молокан» № 9 за 1927 г.

192

1 «Вестник духовных христиан молокан» JV» 9 за 1927 г.

PJ3

косы). Но волки делали свое, не обращали внимания ,на звон, пока не пришли охотники, сделали несколько- облав, и волки исчезли» 1.

Иванов не порвал еще в то время связи с сектами, поэтому уклонялся от споров о способах борьбы и, похоже, призывал не к вооружению, а к ожиданию «охотников», т. е. к пассивному сочувствию революционерам. В другом письме, полгода спустя, он более решительно говорил о борьбе со «зверями»:

«Здесь, — писал Иванов, — терзает, когда голодный, а у этих от жира глаза вылазят, и они продолжают хищничать и никогда не насытятся. Избавление от них единственно то: когда люди поймут их обман, соединятся вместе и сотрут их с лица земли, тогда можно будет говорить о любви, когда люди будут равные» 2.

Неправ Иванов, ..что все сектанты стремились к одной цели. Неправ он в том, ч.хо после свержения самодержавия можно говорить о сектантской любви. Дальше буржуазной революции в своих мечтах он, очевидно, не шел. Сектантская любовь для трудящихся вредна и до и после революции. Но письмо Иванова все же показательно для настроения тех отдельных сектантов, которых заели «волки». На практике, на горьком своем опыте такие сектанты убеждались, что молитвами и кротостью от царских опричников не избавиться. О безуспешности всех человеческих попыток в прошлые века устроить счастливую человеческую жизнь писали охотно и сектантские вожаки, но причину их безуспешности они видели не в том, что не было пролетариата и соответствующим образом развитых производительных сил, не в отсутствии достаточного политического развития и организованности масс, а... в безбожии. Все беды и все несчастия, все плохое и вредное проповедники всегда объясняли и объясняют недостатком веры — это для них самый легкий способ скрыть истинные источники существования в капиталистическом обществе классовых противоречий, нищеты, бесправия, безработицы, эксплоатации. Многие из них и сами не догадываются об истинных корнях социального зла, тем искреннее и упорнее их проповедь. Большинство же руководящих сектантских вожаков и проповедников в прошлом было связано с капитализмом материальными выгодами и отстаивало капиталистические порядки сознательно. Винить во всем неверие было безопасно и выгодно. Ни один жандарм не мог возражать против усиления веры. Плохо жилось трудящим-

1  Письмо Иванова к Чертковым от 30 января 1902 г., в музее Толстого в Москве.

2  Письмо Иванова от 29 июля 1902 г.

ся, по объяснению проповедников, Не Потому, что во все нека в классовом обществе существовала эксплоатация, а потому, что люди не верили в бога и не любили друг друга. Но сектанты сами вынуждены писать о безуспешности христианских попыток возродить человечество на основе любви. По словам сектантов,

«еще во времена ветхозаветные, слово божие, через пророков, звало человечество... изгнать из своего обихода вражду, всякую злобу насилие, убийства себе подобных, войны и т. п.» 1.

Но «люди отвергли бога, масса отвергла Христа как своего спасителя и в прельщении гордого ума своего, без Христа и без бога, взялась за переустройство общественной жизни» -.

Неверно конечно, что масса была всегда безбожной. Массы верили в бога, но не могли построить лучшей жизни, потому что не было для этого ни достаточно развитой промышленности, ни передового пролетариата, который мог бы взять в свои'руки власть и промышленность. Неверно также утверждение сектантов, что

«слово божие провозглашает великий принцип братства народов, равенства людей задолго до того, как появились Карл Маркс, Лассаль, Бебель, Либкнехт, Ленин и др.» "К

Неверно, что

«во христе нет ни эллина, ни иудея, ни раба ни свободного, ни богатого ни бедного»4.

В «слове божьем» прямо сказано, что избранный народ— это народ израильский. Что касается рабов, то они, согласно посланию «апостолов», должны повиноваться своим господам не за страх, а за совесть.

Прошли века, в течение которых попы всех религий учили людей внутреннему религиозному обновлению. Ничего кроме вреда из этого «обновления» для трудящихся не получилось и не могло получиться. Теперь проповедники хотели бы уверить трудящихся, что для строительства счастливой жизни нужно прежде всего вот это самое «внутреннее» религиозное «обновление» человека, что

«без такого внутреннего обновления никакое новое строительство невозможно, ибо принуждением человека, не переродить» :>.

1  Журнал петроградской общины баптистов «Источник из камня» •Nv 11—14, за июнь июль 1920 г., стр. 2.

2  Там же, стр. 3.

3  Там же.

4  Там же. ■"' Там же.

*                                                                                      .                          195

Во-первых, в Советском союзе даже карательные меры ноздействин помогают перевоспитывать людей. На Веломо;;-строе органы ОГПУ немалое количество преступников перевоспитали. В СССР уничтожен капитализм, являвшийся источником большинства преступлений. В СССР созданы такие условия, при которых меры карательные сочетаются с воспитательными и сплошь и ;рядом исправляют людей. Во-вторых же, ниоткуда не следует, что диктатура пролетариата основана только на принуждении и представляет только насилие! Без насилия над врагами народа диктатура пролетариата существовать, конечно, не может, но понятие диктатуры пролетариата не исчерпывается понятием насилия. Диктатура пролетариата сочетает в себе самые разнообразные формы борьбы за социализм.

... «Диктатура пролетариата, говорит Сталин, есть не только насилие, но и руководство трудящимися массами непролетарских классов, но и строительство социалистического хозяйства, высшего по типу, чем хозяйство капиталистическое, с большей производительностью труда, чем хозяйство капиталистическое. Диктатура пролетариата есть: ]) не ограниченное законом насилие в отношении капиталистов и помещиков, 2) руководство пролетариата в отношении крестьянства и 3) строительство социализма в отношении всего общества. Ни одна ив этих трех сторон диктатуры не может быть исключена без ущерба исказить понятие диктатуры пролетариата»'.

Сектантские вожаки все время намеренно искажали и искажают понятие диктатуры пролетариата, изображая диктатуру пролетариата как 'оплошное насилие по отношению ко всем классам.

Зачем проповедникам понадобилось искажать понятие: диктатуры пролетариата? Затем, чтобы возбудить разговорами о насилии недовольство среди темных сектантов-крестьян и отпугнуть их от строительства социализма. Рядовым, темным сектантам проповедники обещают социализм тихий, мирный, без диктатуры пролетариата. Что же касается социализма, победоносно осуществляемого через диктатуру пролетариата в СССР, то еще в конце гражданской войны и в начале нэпа проповедники злорадно предсказывали скорую неудачу. Сектантская проповедь о невозможности построения социализма «обоснована» на том, что плохие люди ничего хорошего построить без бога не могут, а люди плохи потому, что опять-таки не верят в бога. Вот и вся суть сектантской теории. Однако ввиду вредности Подобных проповедей разберем их подробнее.

1 И. Сталин —- Вопросы ленинизма. «Вопросы и ответы» — речь в Свердловском университете 9 июня 1925 г.

196

СЕКТАНТСКИЕ ПРОПОВЕДИ О НЕВОЗМОЖНОСТИ ПОСТРОЕНИЯ СОЦИАЛИЗМА БЕЗ БОГА

Главное в учении Маркса—Энгельса—Ленина—Сталина — это учение о диктатуре пролетариата. Завоевание и укрепление власти пролетариатом составляют основное содержание пролетарской революции. Только захватив власть в свои руки, пролетариат может строить социализм. Все теории построения социализма без диктатуры пролетариата являются не больше как обманом со стороны лакеев буржуазии. Сектантские вожди, расхваливавшие мирный «социализм» и порицавшие «насильнический» социализм, были и являются именно такими лакеями буржуазии. Отсталым сектантским массам проповедники внушали мысль, что

«обновление человечества, государства, общества, семьи необходимо начинается с обновления отдельных личностей, составляющих эту семью, общество, государство или все человечество»'.

Нужно, выходит, ждать, когда сначала все люди поодиночке обновятся. Но обновиться при капитализме они не могут, потому что капитализм ежедневно и ежечасно калечит людей духовно и физически. Для подлинной переделки людей и общества нужно было сначала свергнуть власть помещиков и капиталистов, предоставив трудящимся материальные и политические возможности развития. Только в процессе классовой борьбы люди могут очиститься от грязи старого общества. Только на основе завоевания власти, материальных и культурных богатств может рабочий класс строить новую культуру и нового человека, очищаясь сам от родимых пятен старого общества. Опыт диктатуры пролетариата в СССР, наши успехи во всех областях дают блестящее подтверждение правильности этого марксистско-ленинского положения.

Сектантские вожди болтают о чудесном возрождении всех людей от святого духа.

«Только тогда,— пишет Арвид, -когда взаимные отношения людей друг к другу будут построены на началах любовного христианского союза, когда чистота и святость будут видны во всех делах и поступках их и когда наконец все мысли и чувства их будут далеки от всякого греха, порока или зла, только тогда возможно будет действительное, не призрачное осуществление социализма» -.

Социализм, стало-быть, может быть построен только после того, как все люди станут святыми. Но святых людей,

1 «Слово истины» № 4 за 1917 г., стр. 50.

8 «Слово истины» № 9—12 за 1918 г., стр. 85.

197

по собственному заявлению сектантов, несмотря на тысячи сект, днем с огнем не сыщешь.

«Один греческий мудрец, — рассказывает бывший руководитель секты евангелистов Проханов, — среди дня взял горящую свечу и пошел по городу. Когда его спросили, что он делает, то он ответил: я ищу человека. Он искал человека, который был бы достоин этого звания, который был бы нравственно чистым существом. В наше время надо взять не только простую свечу, но громадный электрический фонарь, чтобы найти, но и при этом приспособлении нам вряд ли удастся найти человека в смысле храма, дома божия, так как он разрушен и представляет жалкие осколки и мусор» К

По мнению самих сектантов, нравственно совершенных людей стало и становится все меньше. Выходит, что время наступления социализма не приближается к нам, а отдаляется. Осуществление же социализма среди «грешников» и руками «грешников» невозможно. На этот счет Арвид прямо и категорически заявляет, что

«как бы высоки и идеальны ни были стремления и чаяния отдельных личностей, осуществление 'социализма среди грех-оиного и порочного человечества невозможно. Слишком высоки, слишком святы для этого заложенные в идею социализма основы любим, 'свободы, равенства и братства» 2.

Сектантские проповедники боялись и боятся прямо выступить против социализма, поэтому они объявили его недоступным для «грешных» людей. Но Россия нэповская уже превращена в Россию социалистическую, причем превращена усилиями рабочих и всех передовых трудящихся, т. е. усилиями «грешников», а не святых ханжей и лицемеров, мешающих нам.

.Строить социализм с богом нельзя, потому что бог — это символ рабства. «Святые» люди бесполезны и вредны для дела социализма, ибо учат любить врагов. Они называют «грехом» революционное насилие и классовую ненависть, без которых нельзя добить остатки классовых врагов. Они для вида желают нам успеха, но возможность его отрицают.

«Мы переживаем, — говорил в 1921 г. • при открытии VIII съезда евангелистов Проханов, — эпоху великого строительства и видим, как совершается строительство — экономическое, политическое, промышленное,— и наше горячее желание, чтобы все отрасли этого строительства увенчались успехом, чтобы получилось сильное государство, прочный строй и цветущая промышленность. Среди шума этого строитель-

1 «Утренняя звезда» № 1—2 за 1922 г., стр. 2. - «Слово истины» № 9—12 за 1918 г., стр. 85.

ства мы хотим указать, что есть — божие строительство, что все строительства без этого строительства не могут иметь успеха» *.

Начал, как видим, Проханов словами за .здравие социалистического строительства, а кончил за упокой. С «божьим строительством», это всякому видно, у нас в СССР дело обстояло всегда плохо, а отсюда проповедники делали вывод, что построение социализма в нашей стране невозможно. Жизнь опрокинула все сектантские пророчества о невозможности построения социализма в нашей стране. Теперь, когда уже построен фундамент социалистической экономики и принцип социализма победил во всех отраслях народного хозяйства, проповедникам трудно выступать с подобными теориями и пророчествами. В момент же разрухи и голода речи проповедников сеяли среди верующих неуверенность в успехе строительства социализма. Своими речами проповедники пытались посеять среди строителей социализма панику и дезертирство. Сколько-нибудь особенно серьезных успехов в этом подлом «деле» сектантским вожакам не удалось достичь. Однако среди сектантов, веривших речам проповедников, была очень распространенной теория о невозможности построения социализма.

Сектантов, и особенно малограмотных крестьян-сектантов, обманывала лживая форма проповедей. Если бы Проханов и другие руководители сект выступали открыто против советской власти, то они многих сектантов оттолкнули бы от себя. Поэтому проповедники выступали и особенно теперь выступают против всего нового под видом друзей и доброжелателей советской власти. Например Проханов, .являвшийся на протяжении десятилетий руководителем секты евангелистов, не раз заявлял, что он друг и доброжелатель советской власти, но каждый раз добавлял, что без бога советская власть ничего хорошего построить не сможет.

«Государственные люди, — клеветал Проханов на советских деятелей и трудящихся при открытии VIII съезда евангелистов, — жалуются на то, что нет людей для строительства. И вполне понятно, что тот материал, который человек из себя представляет, из которого надо строить, до того разрушен и нравственно неустойчив, что современный человек не понимает своего долга и часто действует вопреки общему и своему благу. Вы отовсюду слышите вопли, что все кругом рушится, но спрашивается — почему? Да только потому, что государство должно строиться на честном человеке-гражданине; но этого человека нет... И мы говорим всем: милые друзья, мы желаем успеха вам во всех отраслях нашего строительства, но мы должны указать, что все ваши реформы разрушились на наших глазах и будут рушиться дальше, пока вы не подведете настоящего фундамента—человека, ко-

«Утревняя звезда» № 1—2 за 1922 г., стр. 2, речь Проханова.

198

199

торый носит образ и подобие божие. Здесь нужно евангелие — учение Христа, без него вы ничего не сможете сделать»'.

Из месяца в месяц, из года в год сектантские проповедники подбирали факты мелких и крупных неполадок в различных отраслях нашего хозяйства, радовались трудностям, которые встречало на своем пути социалистическое строительство, сочиняли клеветнические слухи и сплетни о партийных и советских работниках, изображали рабочих как сплошную массу тунеядцев и лодырей, и все это они делали для того, чтобы доказать невозможность построения социализма в нашей стране. В передовых статьях и в особом отделе, который назывался «По России^ Штрихи жизни», из номера в номер в журнале «Слово истины» говорилось про убийства и грабежи, которым «нет конца» (№ 1 за 1918 г.), про «бесчинства темных масс» (№ 11 за 1917 г.). Пороки, по уверениям сектантов, выросли ужасающим образом, потому что выросло безбожие, а «безбожие наших дней осуждает само себя, ибо оно — начало всех пороков» 2.

По уверениям сектантов, землю стальным кольцом охватила скорбь, которая «является естественным последствием неверия в бога, отвержения вечной жизни» 3.

В действительности же скорбь охватила лишь гибнущие паразитические элементы, а не их победителей.

Скорбь охватила самих сектантских вожаков, когда страна сумела под руководством безбожной партии не только справиться с разрухой и восстановить хозяйство, но и обогнать многие капиталистические хозяйства, заняв по неко-. торым видам производства первое место в мире. Те же! страны, где во главе правительств стоят слуги бога и капи-] тала, не могут выйти из кризиса. У нас подъем культуры и-материального благосостояния трудящихся, а в странах ка-1 питала — среди трудящихся безработица и нищета.              i

В нашей стране, по мнению проповедников, происходи! не строительство социализма, а борьба... духа с плотью! Ha^j проповедники предсказывали два и оба плохих пути.

«Эта борьба духа с плотью, — писали сектанты, —■ толкает невер ющих на два, при их скорби, естественных пути: 1) уйти от себя, з„ быться в угаре порока и 2) порвать с жизнью, покончить самоубийств вом. Пьянство, разврат, бесшабашный разгул — это средства, к кого; рым прибегают жалкие жертвы неверия, чтобы заглушить в себе голо1

1  «Утренняя звезда» № 1—2 за 1922 г., стр. 2, речь Проханова.

2  «Слово истины» № 5—6 за 1920 г., передовица «Самообман неверия».

3  «Слово истины» № 3 за 1920 г., передовица «Мировая скорбь*'

200

мировой скорби, чувство неудовлетворенности души, скованной грехом. Но более решительные прибегают к другому средству—к прекращению этого ненормального положения. Смерть неизбежна, тогда лучше скорей! Самоубийство считается единственным выходом из духовного тупика и является идеалом будущего» '.

Подобные же сказочки сочиняли о советской действительности белоэмигранты и буржуазные писаки, ждавшие падения советской власти через каждые две недели. Все предсказания врагов советов 'потерпели крах, а буржуазные журналисты, побывавшие в СССР, вынуждены были заявить о победах советов, о жизнерадостности советских граждан, о бурном'росте населения, о небывалых успехах советской науки и техники, о героизме советских моряков и летчиков и т. д. Что же касается самоубийств и разврата, то они как-раз процветают в капиталистических странах, культура которых гниет и отравляет людей ядом мистики и религии.

После 1920 г. прошло много лет, а «идеал будущего», предсказанный сектантами, никак не исполняется. Миллионы колхозников уверенно и радостно смотрят на завтрашний день. Растет материальный и культурный уровень колхозников, растут их запросы. Не такое будущее им предсказывали проповедники, презрительно смотревшие на всех, кто радовался, улыбался, хорошо себя чувствовал при советской власти. Таких людей вожаки сект сравнивали с животными и почти-что считали животными. По мнению вожаков сект,

«если встречаются люди, которые здесь, в юдоли страдания и смерти, чувствуют себя хорошо, как дома, то этим они показывают, что они опустились до уровня животного мира и не имеют никаких духовных запросов» 2.

Духовные запросы, по уверениям проповедников, наши граждане начали терять еще при Керенском, когда большевики стали «соблазнять» трудящихся землей и прочими «плотоугодиями». В области духовных запросов

«апатия, сонливость, усталость все сильнее и сильнее сковывают сознание российских граждан» :!, но вместе с тем «жадность наживы на революции и животное плотоутодие пляшут свой бесстыдный танец, и каждый новый день несет нам новые вести о безобразиях масс»,..4

* «Слово истины» № 3 за 1920 г., передовица.

2  Там же.

3  «Слово истины» № 5—6, за август 1917 г., передовица «На рас-путьи».

4  Там же.

201

Общему настроению «плотоугодия» поддались почти все повально, не исключая многих «бедных братьев» из среды сектантов.

«Как много ныне христиан и у нас, — писал В. В. Иванов, — которые постоянно с большим интересом говорят о земном. Один говорит о посевах, другой о торговых своих делах, третий о мельницах и машинах и т. д. Но как мало таких, которые углублялись бы в слово бо-жие. В особенности в настоящее время, как многие увлеклись социализмом и только о земле говорят. Они, подобно куропатке, хотят сесть на яйца, которых не несли. И что особенно страшно, то это то, что многие бедные братья хотят получить землю и все счастье из рук социалистов, которые не признают бога и с гордостью говорят: никто другой, а только мы сами создадим новую жизнь в России»1.

Такого счастья, которое проповедуют сектанты, социалисты конечно не дали и не собираются давать массам. Социалисты вообще не сочиняют из головы никаких рецептов счастья, не ведают раздачей счастья. Счастье массы строят сами, но под руководством конечно рабочего класса и его коммунистической партии. Счастье, которое строят массы, совсем не похоже на то счастье, которое обещали и обещают сектанты. Что представляет собою счастье, которое обещали сектанты. Это — счастье ibo хриете, в общении с богом, счастье-пустышка. В мартовском номере журнала «Слово истины» за 1918г. напечатана сказка под названием «В чем счастье людей?» Сказку эту написала баронесса С. Таубе. Баронесса С. Таубе сравнивает два счастья: счастье без бога и счастье с богом. Счастье без бога оказалось конечно непрочным, а счастье с богом очень прочным. Счастье без бога, судя по всему, пытались создать большевики, а счастье с богом создал вышедший навстречу ходокам за счастьем «из лесу старик седой». Социализм начали строить в сказочке баронессы Таубе после появления правителя, который «собирал вокруг себя множество разных советов» и произнес следующую речь:

«Вся беда в том, — говорил он,—что люди не равны между собою, отниму я все у всех людей, а потом разделю все поровну; образованных людей нам не надо, сами во всем справимся, судов тоже никаких не надо, сами друг друга судить будем» *.

После такой «речи» все шло как по-писанному: «Образованные люди ушли, кто в чужие края искать заработков, кто, не выдержав всех обид и оскорблений, сам покончил с собою, а остальных народ убил, считая их виновниками пережитого дурного

времени. И стал, по совету нового правителя, сам царствовать народ, сам заведывать железными дорогами, фабриками, шахтами, заводами, а землю и деньги поровну между собою поделил. Но недолго длилось торжество. В неумелых руках все скоро попортилось, и осталась страна без железных дорог, фабрик, заводов и шахт» Л.

Далее баронесса С. Таубе рассказывает, что все за исключением немногих крестьян перестали работать. Все смотрели как бы что украсть у тех, кто еще пахал и сеял. Воров ловили и наказывали, а воры мстили убийствами и поджогами. От воровства, поджогов и убийств никому житья не стало. Вот тогда-то и выбрали ходоков за счастьем. На третий день своего пути ходоки повстречали доброго старика, который подарил им евангелие.

«Радостно вернулись они домой, стали изучать евангелие, и, чем больше они его изучали, тем яснее им становилось, как они до этого времени заблуждались. И пошли они проповедывать измученным людям спасение и радость. И не прошло и нескольких лет, как вся страна преобразилась,— дурные люди, если не хотели каяться, сами уходили в другие края. Чудный свет господний засветил над измученной страной, царство божие воцарилось в ней, и тогда только люди поняли, что такое истинное счастье»2.

Сказка баронессы Таубе — неумная и насквозь лживая сказка, проникнутая ядом ненависти бессильного в своей ярости взбесившегося врага. Но сказочка эта типична для-сектантских журналов и вообще для печати наших врагов. Сказка была написана в момент разрухи и была рассчитана на то, чтобы отсталые группы трудящихся поверили в вечность этой разрухи, в неспособность советов восстановить хозяйство и дисциплину, во всесилие советских врагов, и в том числе воров, в гибель людей науки и техники и т. д. Как всегда, пророчество сектантов блестяще провалилось.

Баптисты и другие сектанты распространили за годы революции сотни тысяч евангелий, своих брошюр и журналов, а сектантское «счастье» так и не наступило. А вот социалистическое строительство, гибель которому сектанты пророчили, одержало решающие победы. Страна не только не осталась «без железных дорог, фабрик, заводов и шахт», но заняла по уровню развития промышленности и всего хозяйства одно из первых мест в мире. Образованных людей тоже ^стало не меньше, а больше. Никто людей с образованием (и без образования) у нас самосудом или иначе как не избивал. Подготовлены громадные кадры новой, пролетарской

^Оюво истины» № 9—12 за 1918 г., стр. 94. «Слово истины, № 5-6 за 1918 г., стр. 52 и 53.

1 «Слово истины» № 5—6 за 1918 г., стр. 23. г Там же,

202

203

интеллигенции.. Старая интеллигенция в своем подавляющем большинстве изменила свои взгляды в пользу строительства социализма. В данный момент мы видим многие тысячи старых специалистов, охваченных горячим желанием строить. Интеллигенция не перебита и не разбежалась, как того хотели проповедники, она количественно и качественно необычайно выросла. Выросли вместе с тем в культурном и политическом отношении трудящиеся массы, давшие десятки тысяч новых, молодых пролетарских специалистов. И все это сделано вопреки нашептываниям сектантских проповедников, которые пытались всегда внушать массам, что наука мало полезна, а заводы, мол, и шахты для спасения души совсем не нужны. Сектанты пугали ворами, хулиганами, лодырями. Да, воровства и всяких преступлений и безобразий было и осталось немало. Воровство — это сейчас главная форма деятельности наших классовых врагов, и среди расхитителей общественной собственности немало сектантов. Что же касается времен, гражданской войны, то здесь были тоже причины воровства и преступлений, кото-4 рые сразу устранить не удавалось. Ленин весной 1918 г. в статье «Очередные задачи советской власти» писал, что

...«элементы разложения старого общества, неизбежно весьма многочисленные, связанные преимущественно с мелкой буржуазией (ибо ее всякая война и всякий кризис разоряет и губит прежде всего), не могут не «показать себя» при таком глубоком перевороте. А «показать себя» элементы разложения не могут иначе, как увеличением преступлений, хулиганства, подкупа, спекуляций, безобразий всякого рода. Чтобы сладить с этим, нужно время и нужна железная рука» 1.

Этой железной рукой могла быть только диктатура пролетариата, но именно против диктатуры пролетариата возражали сектанты, заявлявшие, что всякое насилие, хотя'бы и над вором, есть грех. Стало-быть, сектанты не только не помогали бороться с воровством и преступлениями, но способствовали их процветанию. Только диктатура пролетариата могла и может очистить среду трудящихся от всех «хранящих наследство капитализма», «соблюдающих традиции капитализма» (Ленин), т. е. от лодырей, тунеядцев и т. д. По мнению сектантов, социализм должен погибнуть от воров и особенно лодырей. Лодырь ничего не делает, а потом ворует. Все люди, согласно сектантской сказке, превращаются сначала в лодырей, а потом в воров. Почему, спрашивается, все должны стать лодырями? Лодырями людей должен сделать

1 Ленин, т. XXII, стр. 459. «Очередные задачи советской власти», Март—апрель 1918 г, 201

социализм, потому что социализм уничтожает, согласно сектантским сказкам, всякую заинтересованность в труде. Все разделят, все проедят, а потом лодырями и ворами станут— вот смысл сказки, Таубе. На самом же деле не большевики, а такие враги советской власти, как баронесса Таубе, пытались и пытаются насадить у нас через своих ставленников кулацкую уравниловку, которая помогла бы им подорвать материальную заинтересованность трудящихся в труде. Во вредительских, злостных целях сектантские проповедники нарочно, намеренно неправильно изображают социалистическое равенство. Что под равенством понимали и понимаем мы, ученики и последователи учения Маркса — Энгельса — Ленина — Сталина ?

...«Под равенством, говори.! на XVII партсъезде т. Сталин,— марксизм понимает не уравниловку в области личных, потребностей и быта, а уничтожение классов, т. е. а), равное освобождение /всех трудящихся от эксплоатации после того, как капиталисты свергнуты и экспроприированы, б) равную отмену для всех частной собственности на средства производства после того, как они переданы в. собственность всего общества, в) равную обязанность всех трудиться по своим способностям и равное право всех трудящихся получать за это по их труду (социалистическое общество), г) равную обязанность всех трудиться по своим способностям и равное право всех трудящихся получать за это по их потребностям (коммунистическое общество). При этом марксизм исходит из того, что вкусы и потребности людей не бывают и не могут быть одинаковыми и равными по качеству или количеству ни в период социализма, ни в период коммунизма» '.

Неверно, стало-быть, сектанты изображают социализм, когда они пишут «уравнение всех и каждого и составляет основную мысль социализма» 2. Не лично-бытовое уравнение всех и каждого, а уничтожение классов —вот что составляет сущность социализма. Но уничтожить классы можно только через укрепление диктатуры пролетариата, а диктатуру пролетариата можно установить только путем пролетарской революции. Сектанты под предлогом недопущения насилия возражали против Октябрьского переворота и диктатуры пролетариата. Они возражали против подавления эксплоа-таторских классов и элементов. Они возражали против ликвидации кулачества как класса. Другими словами, они выступали против подавления и уничтожения врагов народа, против главнейших путей и мероприятий пролетариата, без которых строительство социализма немыслимо.

,. 'И. Сталин — отчетный доклад XVII съезду партии о работе Ц^ ВКП(б), раздел III.

" «Слово истины» ,№ 1, за январь 191S г., стр. 7, статья Арвид -социализм и христианство».

205

СЕКТАНТСКИЕ МЕЧТЫ О «СОЦИАЛИЗМЕ С БОГОМ»

В противовес единственно правильной, марксистско-ленинской теории о возможности построения социализма в одной стране сектанты выставили лозунг мирного, «истинного» социализма, причем предостерегали верующих от «лжепророков» и от участия в «вавилонском столпотворении». Под «вавилонским столпотворением» вожаки сект подразумевали классовую борьбу, а под лжепророками — большевиков. За два признака вавилонского столпотворения сектанты считали: 1) утерю «единого, общего, всем понятного языка любви христовой» и 2) «смешение языков, ведущее к ужасам безумия и зла» *. «Смешение языков» якобы выразилось в том, что каждый заговорил на языке своего класса.                                                                            ',

Однако есть социализм и «социализм». Для «социализма» социал-соглашателей сектанты делали исключение. Про «социализм», объявлявший религию частным делом, в том оппортунистическом толковании этого лозунга, что религия --частное дело не только для буржуазного государства, но н для совести каждого социалиста, сектанты писали как про «истинный» социализм. По словам Арвида, «истинный, основной социализм далек от отрицания религии» 2.

Баптисту Арвиду очень нравился «социализм», изложенный в пошлой книге буржуазного и верующего социалиста Э. де-Амичис. Арвид приводит из книги дворянина Амичиса целый ряд выдержек в доказательство совместимости мирного социализма с христианством. Особенно понравилось Арвиду то, что сказано Амичисом про религию, семью, брак-и пути установления социализма.

«Религия -■ дело совести, — говорит де-Амичис,--в которое общество не имеет права вмешиваться... Мы говорим каждой матери: воспитывай своего сына в своей вере, вложи ему в сердце твою святую надежду, скрести его руки перед образом того, кто умер за идеал справедливости, мира и братства среди людей».

«Нет,— говорит далее де-Амичис,— мы не хотим создавать сто* ронников насилия, потому что они — наша слабость, а не наша сила; мы хотим Создавать убежденных, решительных, устойчивых сподвижников. Нет, мы не сеяли вражды! Мы несем человечеству слова брат-

1  «Слово истины» № 9—10, за сентябрь 1917 г., статья А. В о д л и н-г ер — «Вавилонское столпотворение наших дней».

2  «Слово истины» № 7.....8 1918 г., статья Арвид — «Социализм и

христианство».

206

ва и любви. Сила наша не в Ненависти и Не в гневе; сила наш*а ri разуме, в воле, в вере, в энтуйиазме. в любви»...1.

Энтузиазма и любви у де-Амичиса действительно много, но по отношению к капиталистам. Сила у таких «социалистов», как де-Амичис, тоже есть, но основана она на обмане и подкупе, на застращивании и посулах, на темноте и отсталости некоторых все уменьшающихся групп трудящихся. А вот сила пролетариата — в его сознательности и организованности, в дисциплине, в ненависти к буржуазии. «Социализм» де-Амичиса — это поповский, предательский социализм, стремящийся «примирить» трудящихся с капиталистами. Недаром баптист Арвид так ухватился за книгу де-Амичиса и расхвалил ее.

«Да, — пишет Арвид, — с таким социализмом христианству по дороге. Социализм, который не отрицает ни религию, ни семью, ни брак, который против насилия, ненависти и злобы, но который за свободу, за равенство, за братство, основанные на любовном союзе,—такой социализм не противоречит христианству, и такому социализму в свою очередь не противоречит и истинное христианство. Социализм же, создаваемый партийной узостью, отрицающий религию, брак, семью и пр. христианские святыни, разжигающий классовую ненависть и призывающий к насилию и мести, — такой социализм действительно несовместим с христианством» 2.

Да, двери большевистского социализма достаточно узки, чтобы не пропустить в идейный багаж социализма религию и буржуазные представления о семье и браке. Да, большевистский социализм воспитывал в массах классовую ненависть к буржуазии и призывал к насильственному свержению ее господства. Да, большевистский социализм действительно несовместим ни с христианством, ни с другими религиями. У религии и социализма разные пути, цели и средства. Религиозный путь — это путь капиталистического рабства. Рассуждения о мирном, о религиозном «социализме» проповедникам понадобились лишь для того, чтобы отвлечь внимание трудящихся от единственно правильного и возможного социализма — социализма большевиков. Дальше мы увидим, что сектантский «социализм» вполне уживается с капитализмом. Мирный «социализм», зовущий наподобие религии к любви и всепрощению, — это путь к капиталистической каторге. Есть только один путь к лучшей жизни — это научный социализм, учение о котором разра-

' Цит. ст. Арвид.

2 «Слово истины» № 7—8 за 1918 г.

207

погано Марксом, Энгельсом, Лениным и Сталиным.'Сектанты пытались и пытаются уверить верующих, с одной стороны, в том, что строительство социализма без бога не может дать счастья людям, а с другой стороны, в том, что любое капиталистическое учреждение и даже Лига наций может дать, если будет больше обращаться к богу, счастье и мир всему человечеству.

«Человечеству, — пишет баптист Григорьев, — производящему сейчас опыты социального реформирования, переустройства государственного общежития и международных отношений (коммуна Советской России, Лига наций на Западе и т. п.), необходимо прежде всего очиститься от всех накопившихся в нем ядовитых и нездоровых наслоений. Лишь только по очищении и исцелении от духовной проказы и .настанут условия возможности устроения царства божия на земле. Если же очищения и освобождения от своего «ветхого» человека не последует, то как бы. хороши ни были все человеческие программы, как бы ни были заманчивы провозглашаемые лозунги,, осуществить их не будет дано. Мало того, всех реформаторов указанного направления ожидает участь вавилонских строителей» 1.

Поскольку Лига наций состоит в своем большинстве из верующих в бога представителей государств, а советское правительство из неверующих в своем большинстве представителей народа, постольку, выходит, Лига наций имеет больше возможностей на успех в деле завоевания счастья и мира для народов. Между тем без советской делегации Лига наций могла бы быть только орудием вооружений и обмана. Если Лига наций и сможет стать каким-то маленьким препятствием на пути империалистов к войнам, то прежде всего -благодаря Советскому союзу и советской делегации.

Сектантским проповедникам понадобилось приравнять Советский союз к Лиге наций для умаления Советского союза и возвеличения капиталистических организаций и принципов лживого пацифизма.

Сектантские проповедники находятся в затруднительном положении: капиталисты в бога верят, а у них кризисы и безработица; большевики в бога не верят,'а у них нет кризисов и безработицы. Выходит, что безбожники правы в своем отрицании существования бога. Не желая признавать правоту безбожников, проповедники объявили виновником всех капиталистических зол не капиталистический строй, а недостаток веры в бога. «Строительство» без бога, по мнению Григорьева, продолжает существовать уже много веков и тысячелетий. Григорьев в 1920 г. писал следующее:

1 «Источник из камня» № 11—14, за июнь—июль 1920 г.. статья Г. Б. Григорьева «Вавилонские строители». 208

...«Обращаясь к современной жизни, наблюдая совершающиеся кру-, ом нас печальные факты вражды людей, полного падения нравственности и, как последствия всего этого, страшные мучения народа от голода, болезней и прочих неисчислимых бедствий, мы должны сознаться, что -как ,мы далеки еще от царствия божия»... «Уже много веков, — по мнению Григорьева, — продолжается это строительство без бога... Две тысячи лет почти тому назад человечество отвергло «камень» (Христа), про которого пророк Йсайя говорит, что «камень этот испытанный, краеугольный, драгоценный, крепко утвержденный: верующий в него не постыдится»'.

Для чего Григорьев хочет изобразить человеческое общество на всех ступенях его развития безбожным? Для того, чтобы оправдать капитализм и обвинить во всех несчастиях безбожие. По мнению Григорьева, менять капитализм на социализм не надо, так как капитализм плох только из-за недостатка веры. Люди могут быть счастливы и при капитализме, если будут верить в бога. Но мы знаем, что трудящиеся всегда были несчастны при капитализме, хотя многие верили в бога. Вера в бога помогала капиталистам экс-плоатировать и держать в повиновении массы. Капиталистическое «строительство» в противоположность социалистическому велось всегда без плана, стихийно, на-авось, «с богом».

Капиталистическое «строительство» было основано на эксплоатации, неизбежным духовным отражением и ароматом которой являлась и является религия. Капиталистическая система терпит крах сейчас не потому, что капиталисты мало молились, а потому, что могущественные производительные силы, и в первую очередь рабочий класс, переросли эту систему. Сейчас наступила возможность и необходимость замены изжившей себя капиталистической системы другой, единственно совершенной системой, а именно советской. И как бы Григорьев ни пугал нас участью вавилонских ■сторителей, социалистическая система уже победила в такой обширной и могущественной стране, как СССР, и она победит во всем мире. Россия нэповская уже стала Россией социалистической. Контрреволюционные пророчества Григорьева потерпели полный крах.

«Пока постройка не велика,—-писал Григорьев, —работа как-. °УДто кипит, сооружение как-будто растет, но до известного предела, а потом все должно окончиться своим естественным концом, т. е. сначала приостановкой постройки, а потом и разрушением, и разрушение будет великое. Строители же, п-о слову божию. будут рассеяны. Вот участь безбожных строителей—рассеяние, а участь их С9_оружения_.— развалины, разрушение» г...

' «Источник из камня» № 11—14, за июнь — июль 1920 г., стр. 2. 2 Там же.

Ц~Ш)                                       '                                                       20J

Как за признак приостановки и разрушения социалистического строительства сектанты хватались за каждый недочет и за каждую трудность в нашем строительстве. Годами сектантские проповедники пугали своих слушателей голодом, мором и т. д. Но уже в 1921 г. сектантские проповедники увидели, что они такими проповедями лишь отталкивают слушателей. Голод в 1921 г. действительно был, но когда проповедники начинали в нем винить советскую власть и предрекать еще большие бедствия и даже «кончину мира», слушатели поворачивались и уходили прочь от таких проповедей.

«В последнее время мне пришлось слышать проповеди наших братьев, и должен сказать, за малым исключением, я вынес неважное впечатление. В большинстве случаев тон напыщенный, искусственный, приподнятый, с некоторым напевом. А жестикуляция? Не нужно думать, что после пары произнесенных слов непременно нужно махнуть бесцельно рукой или сжать их в кулаки, то поднять вверх, то опустит и,' а то и ударить по кафедре. Наконец подбор слов, фраз и предложений. У всех почти является желание коснуться текущего момента, обязательно указать на несовершенства и упущения, спугнуть публику голодом или мором. Нужно ли это делать в проповеди? Ведь к нам идут послушать евангельскую речь, идут услышать то, что успокаивает больную душу. Конечно опытные братья вскользь могут коснуться и этого вопроса, но так, что эта речь не раздражает, не элаавля-ет слушателя ерзать на месте и поглядывать на дверь к выходу» К

Итак, голодом пугать можно, но осторожно, чтобы не «спугнуть»! Уход слушателей, как видим, заставил баптистов перестроить свои проповеди на более осторожный лад.

Рост трясунства за счет баптизма также заставил баптистов быть осторожнее в своих методах воздействия на массы. Прежде, запугивая голодом и «кончиной мира» своих слушателей, баптисты и другие сектанты доводили своих слушателей до исступления. Исступленным состоянием баптистов пользовались трясунские проповедники и вели вербовку. Религиозный фанатизм баптистские проповедники разжигали в антисоветских целях: играя на религиозных чувствах верующих, проповедникам было легче вести антисоветскую агитацию. Однако резкость неосторожных проповедников отпугивала слушателей. Отсюда призывы к осторожности. Всероссийским съездом баптистов в 1921 г.. было

«обращено серьезное внимание на то, что в... общины заносятся часто людьми, имеющими вид ангелов света, учения, напоенные духом ааблуждения, в результате разрушительно действующие. Поэтому

«Слово истины» № 5-6 за 1921 г., стр. 46.

постановлено, чтобы нигде и никакие приезжие проповедники не допускались бы до выступлений, если они не снабжены мандатом Всероссийского союза баптистов, причем срок полномочий не может быть далее 5 месяцев со дня выдачи это тем более необходимо потому, что под видом проповедников могут выступать и агитаторы противоправительственной партии. К нетерпимым в общинах явлениям относятся приемы воздействия на нервы слушателей, выражающиеся в выкрикиваниях, падениях на пол, сотрясении всего тела и т. п., объясняемых действием духа божьего. Плоды же духа нам известны. Этих остерегаться» '.

Напрасно только Павлов свалил всю вину за противоправительственные выступления на неизвестных приезжих проповедников. Выше мы достаточно видели, как все вожаки сект, и в том числе сам Павлов и его отец, а не только местные проповедники, произносили речи и писали антисоветские статьи о «вавилонских строителях».

На примерах последних лет можно ясно видеть, что хотя секты теперь и в новой коже, но жало у них все то же. На словах проповедники (да и то не все) отказались от борьбы со строительством социализма, но на деле все время вели и ведут против него борьбу. «Без бога ни до порога» — эту пословицу сектанты повторяли и повторяют до сих пор. К наукам, к искусствам, ко всей пролетарской культуре главари сект подходят и подходили с религиозно-кулацкой меркой. В первые годы нэпа появилась «левая» тактика сект, но она служила лишь прикрытием преобладавшей в сектах тактики лобовой атаки. «Левая» тактика, тактика «тихой сапы» с момента победы колхозного строя стала преобладающей в сектах, но содержание, реакционное существо сектантских проповедей осталось все то же. Разница лишь в том, что раньше в своей антисоветской агитации проповедники прибегали к более грубым и откровенным выпадам против строительства социалистической культуры, а теперь— к более скрытым и утонченным. Знакомясь, стало-быть, с сущностью прежних сектантских выпадов против пролетарской культуры, мы узнаем тем самым сущность и теперешних скрытых выступлений проповедников против безбожия. Под предлогом борьбы с безбожием проповедники проводят прежнюю свою вредительскую деятельность против всего советского. Борьба с безбожием — это только на вывеске у сектантов, а в действительности — борьба против всего советского, борьба против всего пролетарского.

' «Слово истины» № 13—14, за ноябрь 1917 г., стр. 179. а «Краткий отчет о Всероссийском съезде баптистов, состоявшемся в Москве с 30 октября до 8 ноября 1921 г.». 14*

211

210

ФОРМЫ СЕКТАНТСКОГО САБОТАЖА ВО ВРЕМЯ ХЛЕБОЗАГОТОВОК В ПРОШЛЫЕ ГОДЫ

В 1921 г. представители разных сектантских толков на всероссийском съезде кооперативных объединений и артелей пытались под предлогом несогласия с насилием отказаться от мясной разверстки. Сектанты вроде молокан, никогда не признававших грехом резать скот и есть мясо, вдруг объявили себя сторонниками вегетарианства и стали . ходатайствовать о снятии с них мясной .разверстки!

Еще много было у сектантов предлогов к отказу как от продразверсток, так потом и от продналогов. Чаще всего сектанты отказывались от выполнения продразверстки и продналога под тем предлогом, что собранный государством хлеб идет на армию и на содержание государственного аппарата насилия, противниками-де которого сектанты являются. В действительности же сектантами при отказах от продразверстки и от продналога руководило не чувство любви к людям, которые в то время, и особенно в 1921 г., голодали и нуждались в государственной помощи, а чувство собственности. В 1925 и 1926 гг. сектантские съезды признали обязательность военной службы, и открытые отказы от государственных повинностей стали встречаться среди сектантов гораздо реже, но скрытое противодействие хлебозаготовкам было все еще довольно частым явлением. Иначе и не могло быть, потому что проповедники играли на собственнических чувствах сектантов. Представителям власти проповедники говорили, что сектанты вытравили собственнические чувства и хотят жить в колхозах, а своей пастве говорили, что из коллективизации и из всего социалистического строительства ничего не выйдет, так как оно задумано без бога, поэтому нужно крепче держаться за свою собственность. Рядовой сектант под влиянием проповедников проникался неверной мыслью, что все налоги и все усилия идут впустую. В этой мысли он находил оправдание своим собственническим чувствам и спекуляции хлебом, который он придержал и спрятал от государства. В спекуляции сектанты не видели никакого «гре.ха» — они были за «честную торговлю», которую считали идеалом христианской жизни. Не кто иной, как основатель баптизма в России — В. Павлов! являвшийся некоторое время сам торговцем, писал о хрй* стианском идеале и «честной торговле» следующее:

«Какой                                                               " —.......•■"■ "чвя

желающего 212

смеются легкомысленные и неверующие люди, все же существует только один подобный идеал: это долг, справедливость, это закон Синая, эТо закон1 Христа, это чистота в жизни, это честность в торговле, это верное сохранение истины, это святая неприкосновенность таинства брака» *.

Если весы верные и деньги не фальшивые, товар не гнилой, то все в порядке — в этом «честная торговля». Что же касается спекулятивных цен и перепродаж, то это выше разумения сектантских апостолов. Сектанты не понимали, как это можно через «честную» свободную торговлю стать эксплоататором голодного, о чем в свое время писал Ленин. Раз хлеб свой, то могу его продать по любой цене, — так рассуждали сектанты даже в момент голода 1921 г. На хлебные излишки, предназначенные к сдаче государству в качестве налога, сектанты тоже смотрели как на свое добро, которым они вправе распорядиться, ка! хотят. Они не понимали и не хотели понять, что, утаивая хлеб от государства, они тем самым воровали его у тех миллионов трудящихся, которых снабжало хлебом государство. Государственный хлеб шел на содержание школ, больниц, на покрытие расходов по ремонту дорог, на выдачу семенной ссуды нуждающимся крестьянам, на питание рабочих, служащих и красноармейцев, на покупку машин за границей и т. д. Утаивая хлеб, сектанты обманывали всех и вредили всем трудящимся.

В доказательство того, что сектанты действительно утаивали от государства подлежащие сдаче продукты (хлеб, мясо и т. д.), мы можем привести очень много фактов. Ради экономии места мы дадим факты, рисующие противогосударственные поступки сектантов, в виде таблицы.

Михайловский В с. Вторая Михайловна сектанты- „Б-ик"3за 1932 район, УССР, стригуны Лиходед, Шпирный Т. и Ка- год, № 6, общее села Вторая Ми- чала М. спрятали в 1932 г. 57 ц хле- сменное изд., за-хайловка и Тре- ба. Баптист Долженко Тихон (с. Тре- метка С. К. тья Михайловка. тья Михайловна) около 20 ц причитающегося с него хлеба отвез для спекуляции в Ялту. Кулак-сектант Шершнев Василий причитающийся государству хлеб свез на базар.

На Любарщи- Сектанты Сергийко, Хоменко, Ги- „Б-ик"за1932 "е> в с. В. Де- ляш О и Ярута все свои хлебные из- год, № 6. Ревичи, УССР. лишки в 1932 г. скрывали в ямах, а сельсовету говорили, что хлеба нет.

л„ быть единственный истинный идеал нар^            2 еловс.истины» № 13-14, за ноябрь 1917 г., сто. 179

бьгтГпоЙинГр^мным и просвещенным народом i П> ,Иц? ,-^оожник» для краткости будем обозначать в

этой таб-

Село Конствн-тиновка, Мелитопольского р-на, УССР.

Село Кизляр, Мелитопольского р-на, УССР.

Село Южное, Михайловского р-на, УССР.

Село Шевченко, Михайловского района, УССР.

Пайгорский и Подворский сельсоветы, Гря-знинского р-на, ЦЧО.

Сельсовет Первомайский, Шумяческого р-на, Зап. обл., был на черной доске за невыполнение карто-фелезаготовок.

Село Калинов-ка, Хомутовского р-на, ЦЧО.

Село Токмак, УССР.

Сектантский проповедник Василий Чайко спрятал в 1932 г. тонну хлеб-пых излишков в солому, а себя объявил голодающим.

Количество спрятанных хлебных излишков у отдельных сектантов в 1932г. дох дило до 120 ц, а количество ям — до 23.

Член секты трясунов-пятидесятников М.Чернова хранит в 1932 г. в тайниках кулацкий хлеб в количестве 55 ч.

Сектанты Отрощко, Чулочек П.,Ва-сильчиков, Малик, Мостовой, Поляк, Винниченко и др. зарезали в 1932 г. 20 свиней и даже не сняли с них шкур, чтобы повредить мясозаготовкам. Председатель колхоза „Червонный фронт" сектант Руй зарезал к .рождеству* свиноматку.

Сектанты В. Е. Коротаев, Абрамов и другие не сдали причитавшегося с них хлеба и зарыли его в ямах. Кулак Абрамов из-за угла напал на безбожника И. С Некрасова, когорый разоблачал проделки сектантов.

В ямах у сектантов обнаружено много спрятанного и погниншего картофеля. Агитацию за несдачу картофеля вела сектантская община под руководством твердозаданца Нехаева (из дер. Новоселье).

„Б-ик" за1932 год, № 6.

.Б-ик" за 1932 год, №6.

„Б-ик" за 1932 год, № 7, общая сменная полоса, заметка П.Ганс.

„Б-ик" за 1932 года, № 1, общая сменная полоса, заметка Ганс.

„Б-ик" за 7 октября 1933 г., заметка И. Бедного.

„Б-ик° за /февраля 1933 г., заметка Ар. Валю-женич.

Твердозаданец сектант Яков Коров-кин имел в прошлом 27 десятин земли, 3 лошадей и нанимал батраков. В 1931 г. спекулировал хлебом, а в 1932 г. хлебные излишки зарыл в яму.

Баптист Саковский тайно убил в 1932 г. свиноматку, не осмолил туши и не снял с нее шкуры. Так же поступили сектанты Репуненко и Зозуля Ив.

.Б-ик' за 1932 год, заметка селькора .Безбожника"

„Б-ик" за 1932 год. № 8, заметка Ж. Октябри-ка и В. Зеленого.

Село Петровка, Генического р.На, УССР.

Села Михайлов-ка и Тихоновка, Днепропетровской обл.,УССР.

Деревня Белые Пруды.

Село Рождественка, Генического района, УССР.

Село Петровка, Ново-Троицкого района, УССР.

Баптист Говоренко договора по контрактации в 1932 г. не выполнил, а излишки пшеницы в количестве 4 ц зарыл в яму под молельной.

Сектант Дивизов А. спрятал в 1Р32 году 10 ц кулацкого хлеба, а баптистка В. Тишенко сгноила несколько центнеров хлеба в погребе и на чердаке. Кулачка-сектантка Ф. Касьянова пыталась спрятать в яме 32 ц хлебных излишков.

Активный сектант Сапланков хранил в 1932 г. в тайнике 17 ч хлебных излишков.

У сектанта кулака Сачка Панаса обнаружено в 1932 г. в яме 5ti ц хлебных излишков. Там же у другого сектанта— 6,5 ц.

Сектант Жутов прятал в 1932 г. хлеб всюду и даже в „запасенном" гробу.

„Б-ик" sa 1932 год, № 8, Сапро-иов.

.Б-ик" за 1932 год, № 11, общ, изд.

„Б-ик" ?а 1932 год, № 36, общ. изд.

„Б-ик" за 1932 год, Кг 2, общ. изд.

„Б-ик°за 1932 год, № 2, общ. изд.

Павловский         У сектантов обнаружено в 1930 г. „Б-ик"за 1930

сельсовет, Лео-     много ям с излишками хлеба, у не- год, № 72.

но-Калитвенско-     которых — до 6 ям. го р-на.

Часто даже в тех случаях, когда сектанты заключали с государственными организациями контракт (договор) на поставку продукции с определенной посевной площади, они обманывали государство и не выполняли своего обещания. Когда начиналась выдача авансов—денежных, семян и удобрений по контрактации, сектанты все получали часто первыми, но совсем не для того, чтобы первыми выполнить свои обязательства.

Например евангелист Зюзин *из деревни Починок, Смоленского района, законтрактовал 2 та, получил по договору денежный беспроцентный аванс в 60 руб., суперфосфату в кредит на 5 р. 32 -к. и за наличный расчет дешевой ржи 240 кг. Когда наступил момент сдачи Урожая по договору, Зюзин всю свою продукцию свез на базар. Так же поступил руководитель Майкопской общины баптистов, продавший Два раза один и тот же хлеб (и государству и спекулянтам). Спекуляция очевидно у сектантских проповедников и пресвитеров сидит в кРови, и они спекулируют не только «своим> хлебом, но и перекупленным. Московская газета «Постройка» от 25 декабря 1928 г, сообщает,

215'

чгз сектанты многих общин по Тверскому району получили весной семена от государства, а хлеб продали спекулянтам.

Кулак и организатор .группы адвентистов в селе Н.-Ненинке, Бий-■ского района, занимался каждый год иплоть до момента ликвидации кулачества в этом районе, агитацией против хлебозаготовок и спекуляцией перекупленного хлеба.

Руководитель общины евангельских христиан-пятидесятников («трясунов») в селе Патриаршем, Елецкого района, Князев Р. А. путем спекуляции хлебом и жульнического надувательства крестьян нажил крепкое хозяйство. В засушливые годы Князев выменял За 16 кг картошки у беднячки Чесноковой ее мужнин суконный костюм. На хлеб по дешевке выменял Княйев усадебную землю и камень для хаты. От хлебозаготовок Князев всячески старался уклониться, заявляя, что у него излишков хлеба нет. Для государства, для рабочих фабрик и заводов, для армии и больниц, для хлопкоробов и скотоводов, для звероловов и рыбаков хлеба у евангельских христиан нет, а вот для спекуляции хлеб есть. Ради чего, если не для спекуляции, «братья во христе» прятали и гноили хлеб в ямах... Ведь хлеб для еды у сектантов, как и у всех других граждан, хранился открыто, в амбарах. Так для чего же, если не для спекуляции, прятали хлеб в ямы.

В Боковском сельсовете. Сорочинского района, Средневолжского края, план хлебозаготовок выполнялся при большом сопротивлении местных баптистов. Баптисты не сдавали излишков хлеба и в категорической форме заявляли:

— Хлеба у нас нет, верьте нам, ибо мы говорим устами Христа.

У баптистов, говоривших «устами Христа», было обнаружено восемь ям с 62 ц пшеницы.

Отмечая яростную противоколхозную агитацию сектантов поселка Скотовадского, б. Папкрушинской волости, Каменского района, корреспондент газеты «Безбожник» т. А. Пономарев пишет, что «на хлебозаготовительном фронте они (сектанты) также вели упорную борьбу. Сектант Киода Федот спрятал в прошлую заготовительную кампанию хлеб. Руководителя секты Куликова Тимофея крестьяне бойкотировали за несдачу хлебных излишков».

В селе Дубровном, б. Акмолинской области, у баптиста Нелюбина было обнаружено 33 с лишним ц хлебных излишков. Казакстанские сек| танты вообще отличались по линии срыва хлебозаготовок.

Тов. Дмитриев, член ревкомиссии ЦК МОПР, будучи мо билизован ленинградской парторганизацией на хлебозаго товки в Казакстан, писал про сектантские села Казакстана i их отношение к хлебозаготовкам следующее:

...«А теперь несколько слов вообще о здешней жизни де ревни: 1) от железной дороги я нахожусь в 130 километрах! телеграфа нет, телефонов нет, телеграф лишь на железной дороге и на реке Иртыш, 2) в деревнях культработы ника кой, учительство себя не проявляет, 3) в поселках клубов ij красных уголков нет, зато без малого в каждой деревн^ имеется молитвенный дом баптистов, молокан или субботни" ков, а поэтому здесь не только взрослые, но даже молодежи втянута в сектантство, а поэтому даже много колхозов на ходятся в руках сектантства. Председатель колхоза «Доб 216

рый путь» в поселке Благовещенск гр. Яценко своих детей не пускает в школу по воскресеньям, так как это противоречит их учению, а пресвитер Фидкевич не только своих детей не пускает, но даже воспрещает другим родителям пускать своих детей в школы по воскресеньям. Это сектантство держит в своих руках все село и тормозит развитие проведения нашего' социалистического строительства, а в особенности здесь плохо идут хлебозаготовки».

Далее т. Дмитриев пишет, что несдатчиков-кулаков судили, но получить от них хлебных излишков сполна не могли, «так как они организованно свои хозяйства свернули, скот и прочее имущество большинство передало кочевым киргизам на хранение, хлеб при обмолоте зарыли в землю, на полях отыскать невозможно. В пос. Славяновка также хозяйство свернули и хлеб не сдают. Колхоз «Мирное начало» также хлеба не сдавал, так как состоит из баптистов» \

С тех пор как писал это письмо т. Дмитриев, многое изменилось в сектантских селах Казакстана. Прошла сплошная коллективизация сельского хозяйства в этих районах, и на ее основе ликвидировано кулачество как класс, но изрядное количество всякой кулацко-сектантской шелухи и накипи еще осталось в тех селах и колхозах, где есть сектанты, и особенно там, где еще недавно было кулацко-сектантское руководство. Кулацкие подголоски — пресвитеры протаскивали в сельсоветы, в правления кооперативов и колхозов, в другие органы своих ставленников для того, чтобы легче было вредить советской власти и срывать ее мероприятия. Там, где в советском аппарате сидели оппортунисты и головотяпы, это сектантским проповедникам вполне удавалось сделать. Например Брожский сельсовет, Валуйского района, заменил бедняков — членов комиссии содействия хлебозаготовкам— евангелистами, мотивировав это тем, что «евангелисты религиозные, а потому верные власти».

В деревне Ашкаул, Канского района, сектанты провели в сельсовет Нефедову, но она стала активисткой-колхозницей и не оправдала надежд выбиравших ее сектантов. Тогда евангелистка Ранцева после собрания по коллективизации набросилась на Нефедову с упреками и руганью: «Мы тебя избирали в совет как добрую, а ты предала всю деревню». «Братцы во христе и кулаки, — сообщает т. Н. Лагунов,—

1 Из письма т. Дмитриева от 17 декабря 1929 г. в Центральный совет Союза воинствующих безбожников.

217

не.раз доводили Нефедову до слез. Это было и во время хлебозаготовок, это и сейчас—в момент сплошной коллективизации» *.                       ,

Случаи перехода сектантов на сторону советской власти и партии, на сторону безбожников бывали всегда, и, чем дальше, тем этих случаев становится все больше, поэтому сектантские проповедники старались всегда отгородить рядовых сектантов от не-сектантов и безбожников. В этих целях они выдвигали свои особые списки во время перевыборов советов и создавали свои особые сектантские кооперативы, колхозы, уголки-читальни, столовые и т. д. Основная цель создания особых сектантских хозяйственно-кооперативных объединений была в том, чтобы прикрыть частника, противопоставить свои организации партийным и советским организациям, расколоть массы, идущие за партией и советской властью, нажить на трезвости, вегетарианстве и т. п. политический капиталец; создать мощные орудия влияния на массы и в конечном счете спасти капитализм, затормозив стремительный ход социалистического строительства. Срыв хлебозаготовок — только один из моментов этой общей линии в деятельности сектантских организаций. Но почему, спрашивается, были возможны такие срывы хлебозаготовок в сектантских поселках и хуторах? Кулацкий саботаж усиливался в сектантских хуторах и поселках благодаря их культурной и политической отсталости, благодаря очень частому в этих поселках отсутствию антирелигиозной и общей воспитательной работы, а самое главное — благодаря влиянию сект, пользующихся еще кое-где и сейчас отсутст? вием партийных и комсомольских ячеек и крепкого боль-j шевистского руководства в колхозах.                                     '

Посмотрим, что же собой представляют сектантские ху» тора и поселки в культурном и политическом отношении,

КУЛЬТУРНАЯ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ ОТСТАЛОСТЬ СЕКТАНТСКИХ ХУТОРОВ И ПОСЕЛКОВ

Царское правительство ссылало сектантов целыми деревнями и селами. Много сектантов бежало в тайгу, степи и гск ры по доброй воле. В дремучих лесах, в диких горах и бескрайних степях не было ни попов, ни урядников, ни сотских. Сектанты оседали на новых местах пачками и располагались первое время, как хотели. Рубили скиты, рыли землянки, ставили мазанки. Духоборы строились к духоборам, моло-

1 «Власть советов», Канск, Сибирский край, б феврали 1930 г-218

кане к молоканам, субботники к субботникам. Образовывались улицы, а иногда и целые хутора и села из сектантов какого-либо одного определенного вероисповедания. Есть например в городе Рассказове (ЦЧО) довольно большая улица, заселенная с давних времен кожевенниками, принадлежащими к секте субботников. Есть ряд сектантских сел в Закавказье, заселенных сначала сосланными в XIX в. сектантами. Появились сектантские села например на Сев. Кавказе и при советской власти, после переселения молокан, духоборов и новО'Израильтян из Турции, Канады и Южной Америки. Очень много сектантских заимок, скитов и хуторов сохранилось в лесах Урала и Сибири. Немало вкраплено сектантских поселков и меннонитских колоний в гущу населения национальных республик и областей. Много есть таких сел на Украине, в Белоруссии, Горьковском крае, в Заволжье и в ЦЧО, в которых имеется до десятка различных сектантских направлений. В православном селе или хуторе свивали, к примеру сказать, прочное гнездо молокане и израильтяне. От молокан и непосредственно от православных в дальнейшем отпочковывались баптисты, сухие баптисты, евангелисты, субботники, прыгуны и т. д. Израильтяне делились тоже не меньше как на пять ответвлений (старый, новый, духовный, свободный и бескровный израиль). Так получались дюжины толков, живших в одном и том же селе.

Стало быть, когда мы говорим о сектантских хуторах, селах, мы прежде всего имеем в виду вот эти старые сектантские гнезда. За время революции сектанты успели свить немало новых гнезд. Посмотрим, в каких местах и почему удалось сектантам свить за время революции свои новые гнезда, чем отличаются и отличаются ли сектантские хутора и села от других сел и хуторов, нет ли какого-нибудь общего признака и общей черты для сектантских сел и хуторов, что говорят о своих поселениях сами сектанты.

Сектантские проповедники любят расхваливать быт и порядки сектантских хуторов. «У нас, — говорят они, — нет ни бедных, ни богатых, нет ни пьянства, ни хулиганства — все по-братски».

В действительности у сект всегда были развиты эксплоа-тация, отсталость и косность. Поселившись первыми на свободных землях Сибири, Казакстана, Дальнего Востока и т. д., сектанты захватили лучшие земельные участки, обжились и стали эксплоататорами дешевого труда более поздних переселенцев. Замкнувшись в религиозную скорлупу, сектанты не Допускали никаких новшеств, особенно революционных, со-

219

ветских. Они отстали из-за своей замкнутости от остального населения в культурном и политическом развитии. Даже при самом беглом знакомстве с бытом сектантских хуторов и поселков резко бросается в глаза эта общая культурная отсталость. Можно считать почти правилом, что там или нет совсем партийных и комсомольских организаций, благодаря отсутствию которых появились на этих хуторах и в поселках

■,4V, ■-. ". ■ '■...-„.

■*-*

..1!t

Вожаки сект любят говорить о том, lto в сектах всегда были все равны и не было эксплоатации. На снимке заснята молотьба хлеба кулацкой молотилкой на молоканском хуторе «Сестры», б. Самарской губ., в 1925 г.

сектанты, или (в тех случаях, когда есть) они не ведут серьезной, систематической антирелигиозной пропаганды, чем опять-таки пользуются проповедники.

Например в Хомутовском р-не (ЦЧО) есть 21 сектантская община, а в ней взрослых сектантов 3 500 чел. В с. Дубовицах у сектантов расположена основная районная община, во главе которой до 1932 г. стоял пресвитер-кулак Маслов. Вторым опорным пунктом Хомутовские сектанты считают Гниловскую общину, во главе которой до 1932 г. был б. офицер Диденков. Существовали под видом музыкальных и хоровых кружков группы христомольцев. Руководила ими дочь б. кулака-арендатора Масалова. Руководящими сектантскими активистами являются также бывший стражник Зайцев и б. мельник-торговец, осужденный за убийство отца, Клягин. Весь этот кулацкий букет вплоть до 1932 г. не был разоблачен и имел все возможности для вредительства.

220

Сектанты до сих пор препятствуют проведению хозяйственно-политических кампаний и, проникая внутрь колхозов, пытаются их разложить. Например в с. Ветках сектанты развалили колхоз и препятствуют вновь его организовать

■Почему сектанты еще не потеряли влияние в Хомутовском районе? На этот вопрос можно ответить словами корреспондентов «Безбожника» Ф. Филиппова и Ф. Духановой:

«В селах мало изб-читален и красных уголков. Район сплошь сельскохозяйственный. Партийных и комсомольских ячеек в районе мало Плохо работают общественные организации, в том числе и беТбожньш

Сектанты пользуются отдаленностью и заброшенностью некоторых сел и хуторов. Заметки и очерки быта сектантов очень часто начинаются именно описанием таежности и глуши в которой гнездятся и вредят сектантские организации

Например очерк И. Ломакина о поездке безбожной бригады к уральским сектантам начинается так:

— Дичь, глушь. Деревня Олеховка Кинешемского района

"ГатНаН"МеТИ °К°Л° К°НТ°РЫ ^сопР™хоза. Кряжистый

ацедиг Безбожники?

—  Они самые.

—  М-да.

—  А что?

—  Ничего, так.

К равнодушным встречам в этих медвежьих урочищах мы привыкли, но тут чувствовалась враждебность.                                         '

—  Партийцы есть?

—  Нету-ка. Был один, да уехал.

—  А культпросветчики?

—  Нету.

—  Ну проф-то уполномоченный должен быть?

—  Ничего такого тут нет

кого"РничаебгоенеТаСТКа"ВЬЮГИН 'no*TBeP^aeT' ч™ Действительно «та-

Свой очерк т. Ломакин заканчивает следующим выводом: «Странники, странницы и спекулянты-пройдохи доживают последние дни. Они держатся исключительно недооценкой важности культурно-просветительной, и в частности антирелигиозной, работы в деревне со сторон* Кинешемского района» («Безбожник», 1932 г. Уральское изд № 7)

Указывая на большие достижения Кинешемского района в целом, т. Ломакин вместе с тем приводил факты разложения некоторых местных !работников:

^ТеЛЬ ЧеРняеве!<°го сельсовета Утин пьянствует. Десятники пьют и укрывают имущество раскулаченных. Лесорубные

221

бригады Семенова, Пудова, Бахарева и др. на рождество прогуляли 10 дней. Счетовод Соколов лил три дня на рождество. Задержал зарплату. Уполномоченный по колхозно-со;вхозному строительству Смирнов (канд. ВКП(б)), председатель Кичигин. заведующий льяопунктом и зав. чайной Осипов пьют. Культработа не ведется».

Культработы при таких «работниках» и не может быть. В тех сектантских селах и хуторах, где были «работники»,

На снимке толпа и сгоревший дом безбожника-общественника. Дом был

подожжен членами контрреволюционной секты федоровцев. Секта была

распространена в южных районах б. Воронежский губ. в 1925—32 гг.

подобные только-что описанным, вожаки сект могли достичь даже некоторого, правда, недолгого, успеха.

Только пользуясь отсутствием бдительности и антирелигиозной пропаганды, могли кое-где сектанты иметь временный успех у отдельных отсталых трудящихся. Передовой, мало-мальски сознательный колхозник конечно не идет и не пойдет за сектантами, потому что слишком нелепо звучит сектантская проповедь всепрощения, опрощения и отказа например от культуры. Как, с какими доводами против науки и культуры выступают проповедники? Приведем примеры.

222

«Сын мой, почему ты не читаешь библию?! Неужели ты думаешь, что бог сказал в ней не все или забыл что-нибудь сказать необходимое и полезное человеку!? Неужели ты думаешь, что Пушкин писал красивее, а Маркс был умнее, чем Моисей и пророки?! Мудрость и красоту неизреченную нужно искать не у писателей и мудрецов сего суетного мира, а в божьих творениях и писаниях. Отдавая предпочтение светским книгам перед священным писанием, ты оскорбляешь самого господа бога!»

Так примерно рассуждают сектантские начетчики и проповедники, выступая против советской и вообще светской литературы. Советская литература плоха, по их мнению, уже по одному тому, что не учит почитать бога. Все книги за исключением библии «греховны».

Романы и повести, — говорят они, — разжигают похоть, учат человеконенавистничеству 1 и зависти. В советских школах, клубах и избах-читальнях будто бы учат плохому, а лоэтому-де не нужно пускать детей в школу или в читальню. Кое-где вожакам сект в этом верят. Вожаки играют на самолюбии стариков и отсталых родителей, запугивая тем, что в школе учат «непочтению» к старшим. Главным же козырем вожаков являются такие пережитки прошлого в сознании людей, как религиозность и собственнические настроения. Вожаки уверяют, что в школах учат воровству и хулиганству, что все школы и книги существуют с единственной целью — бороться против бога в пользу «антихриста». Наиболее отсталые трудящиеся поддаются на удочку кулацких начетчиков. В целом ряде местностей еще в 1932 г. сектанты не пускали детей в школу, а если дети не слушались и шли в школу, от них фанатичные родители отказывались. Например на хуторе Труфаниха (Лаптевский сельсовет, Пестовский р-н, Ленингр. обл.) чуриковцы под влиянием руководителей кулаков Иванова и Веселова отказались от своих детей-школьников и выгнали их из дому. Детей дошкольного возраста чуриковцы взяли с собой в избу кулака-проповедника Иванова, который вместе с Веселовым готовил верующих к полету на небо. Колхозник Хрусталев из дер. Лаптево, напрасно прождав жену и ребенка восемь дней, пошел разыскивать их у чуриковцев. В избе Иванова он нашел в полуобморочном состоянии и жену, и ребенка. Через некоторое время жена Хрусталева вместе с ребенком исчезла. На этот

1 Под человеконенавистничеством кулацкие проповедники сект понимают классовую- борьбу.

223

раз он нашел их в лесном овраге. Еле живого ребенка Хру-аталев доставил домой, а чуриковгкого главаря Иванова привлек к судебной ответственности. Вместо «неба» кулак Иванов попал в исправдом («Безбожник», № 8, 1932 г.).

Ненавидят советскую школу и жены раскулаченных кулаков-проповедников. Например в с. Горное Веретье (Новгородский р-н, Лен. обл.) жены двух сосланных за контрреволюцию вожаков секты «макарьевцев» отказались пускать' детей (от 8 до 12 лет) в школу. Суд постановил поместить детей в детский дом, а деньги на расходы взыскать с родителей («Безбожник», № 6, 1932 г.).

Зачинщиками бойкота советской школы являются конечно проповедники. Например привлечены к суду за систематический срыв всеобуча баптистские проповедники Андрей Эрес и Давид Реймер в Молочанском р-не (УССР). Эрес имо до революции 170 га земли («Безбожник», № 23, 1932 г.).

Из ненависти сектанты поджигали школы. За поджог школы в колхозе Сталино (Томаковский р-н, УССР) привлечен к судебной ответственности сектант Омель, а вместе с ним другой сектант, Вебоба, спрятавший все огнетушители в это время в молитвенный дом («Безбожник», № 3, 1932 г.). В деревнях, хуторах и колхозах, зараженных сектантством, проповедники агитируют не только против школы и культсборов, но и против таких, казалось бы, безобидных и до очевидности необходимых мер, как оспопрививание. Оказывается, даже его сумели проповедники истолковать, как «козни антихриста». Тов. Зарин сообщает об отказе многих сектантов от оспопрививания в деревнях ЦЧО.

В с. Красные холмы (Панинский р-н) половина населения состоит из сектантов-самаритян. Под их влиянием отказались прививать оспу и православные. В с. Борщеве (Л.-Россошанский р-н) школьники, напуганные взрослыми сектантами, тоже отказались от прививки, а некоторые побоялись итти в школу. В с. Н.-Савинском (Щигровский р-н) от прививки отказались 70 чел., в с. Мойды (Анненский р-н) отказалась даже часть школьников I ступ., в с. Чекнаревке (Обо-янский р-н) — больше 100 семей, а в с. Садовая роща (Обо-янский р-н) — все взрослые и дети («Безбожник», 1932 г.). Есть секты, по учению которых оспопрививание и лечение при всяких условиях «греховны». Например члены коммуны «Бич» («братца Ивана Чурикова») почти все были рябыми. Коммуну эту окружающие в насмешку так и называли рябой. Чуриковцы говорили, что все болезни от бога и что лечить болезни — это значит противиться божьему наказа-

224

. Однако сам Чуриков посылал тайно за врачами, когда болел. Члены коммуны считали возможным только лечение молитвой.

Таких же реакционных взглядов придерживаются члены контрреволюционной секты федоровцев. Корреспонденты газеты «Безбожник» сообщают, что в с. Терновке (Н.-Калит-вянский р-н, ЦЧО) все федоровцы отказались от прививки оспы («Безбожник», № 18, 1932 г.).

С дореволюционных, давних времен существуют секты, которые не только грамоты и прививки оспы не признают, но даже мебель и самовары считают дьявольскими, греховными выдумками. Есть например в Андрейковском сельсовете (Лю-бимский р-н, Иван, обл.) два брата-дырники Хитровы. Дыр-никами их называют за то, что они не признают икон, а молятся «духу чистому» и смотрят в это время на небо сквозь специально сделанную в избе дыру. Мебели, самоваров, машин, лекарств и т. д. Хитровы по обычаям своей секты не признавали, чай пили из чугуна. Ненавистную им «антихристову» радиоустановку в деревне Разбугино дырники сломали.

Иван и Матвей Хитровы были кулаками. Помимо крепкого хозяйства они имели две ветрянки, где обвешивали крестьян и брали по 2 кило с 16 кило помола. Перед раскулачиванием Хитровы продали свое имущество и проникли в колхоз. Оттуда их за вредительство вскоре исключили. Не желая платить налога, Матвей Хитров решил «самораскулачиться» и сжег свой двор вместе с запертой в хлеву коровой. После этого односельчане окончательно поняли, что Хитровы — не просто чудаки, как о них думали, а злейшие и хитрейшие враги советской власти («Безбожник», 1932 г.).

Взгляд на сектантов как на чудаков вообще неправилен. Под сектантским «чудачеством» скрывается упорное" кулацкое сопротивление. Своими «чудачествами» сектанты срывают сев, уборку, хлебозаготовки, заем и т. д. Например, чтобы сорвать картофелезаготовки, они объявили картофель в некоторых местах «чортовым яблоком» и призывали не садить его; чтобы сорвать заготовки лука, говорили, что он произошел от «лукавого», и призывали отказаться от ухода за ним, свинью на основании библии объявляют нечистой и агитируют против ее разведения (молокане, субботники, адвентисты, малеванцы и др.). Бывших кулаков вдруг обуревает «вегетарианство», и они, вступая в секты, придерживающиеся вегетарианства, начинают агитировать против животноводства. 15—Й

Кролика тоже подводят под «нечистое» животное и встречают организацию крольчатников злобным воем («Безбожник», № 27, 1932 г.).

Если верить сектантским проповедникам, нужно от всего отказаться: и от науки, и от техники, и от искусства, и вообще от всяких попыток улучшить свою жизнь. На словах сами проповедники готовы отказаться от всех рацистей жизни. Правильнее же оказать, проповедники такие советы дают другим ради собственного благополучия. Сейчас, видя ги-

Костюм сектанта-федоровца. Передник сшит из знамени, на котором надпись со словами «боже, царя храни». Секта ввиду обнаружившейся ее связи с контрреволюционерами потеряла доверие большинства членов секты и распалась на малочисленные группы.

бель своего, личного счастья, проповедники злобно шипят, 1пытаясь заразить своей тоской и злобой других. Пользуясь кое-где отсутствием антирелигиозной и вообще массовой воспитательной работы, сектантские проповедники пытаются'заразить своим злобным фанатизмом наиболее отсталых колхозниц и колхозников. Например скопцам удалось уговорить оскопиться колхозницу М. Алешину из колхоза им. Буденного в Апальковском сельсовете, Урицкого р-на (ЦЧО). Уговорил ее руководитель апальковских скопцов, кулак Здрабов («Безбожник», № 34, 1932 г.).

Те доводы, которые приводят сектантские проповедники против советских мероприятий, могут дать людям, мала знакомым с сектантскими уловками, основание видеть в-сек-

226

тантах действительно только чудаков. Например на хуторе Некрасов (около ст. Мечетинской, Сев. Кавказ) из 105" дворов сектантов-некрасовцев долгое время только один принадлежал колхознику. На вопрос, почему некрасовцы не вступают в колхоз, обычно следовал такой ответ:

«В колхозе нарушаются религиозные праздники. Там курят, делают многое не по-нашему, вот религия нам и не позволяет итти в колхоз» («Безбожник» № 19, 1932 г.)

На вопрос, почему некрасовцы отказываются служить в Красной армии, они опять отвечали в том духе, что в Крас-

Член секты федоровцев на молитве. Кресты федоровцы ставили всюду: на рубахах, шапках, избах, телегах и т. д.

ной армии курят, а им нельзя, что в Красной армии бороды бреют, а им — «грех» и т. д. Ясное дело, что все эти ответы заучены со слов проповедников. Действительная причина в том, что сектанты были запуганы проповедниками, игравшими на собственнических, шкурных настроениях некрасовцев. лутор был заброшен, культурных сил в нем не было. Некоторые районные работники смотрели на всех некрасозцев как на безобидных чудаков и не считали нужным вести среди «их работу. Всем этим пользовались проповедники, прикидывающиеся добродушными простаками ««чудаками

4>еди сектантов есть действительно немало простаков и чтплК°В' Н° ПР°СТОТОЙ их пользуются кулацкие элементы, и' ы ТВ0Рить далеко не безобидные «чудачества». В дан-время потому сектантским вожакам приходится прики-1а*                                                                                                                           7

дываться чудаками и пользоваться услугами простаков, что все их пророчества о невозможности построения социализма без бога потерпели крах. Победоносное строительство социализма разбило все пророчества и теории о невозможности построения социализма. Поэтому тактику борьбы с социализмом нашим врагам пришлось перестроить, приняв вид простаков, чудаков и друзей социалистического строительства. Однако, хотя и в прикрытом виде, остались прежние принципиальные основы учения религиозников о том, что

«переустройство жизни — похвально, добрая вещь, но переустройство во Христе, новое строительство со Христом и новая жизнь во Христе» 1.

Необходимо эти принципиальные установки религиозников выявлять и разоблачать. Необходимо на примерах сегодняшних и более откровенных прежних высказываний показать сущность сектантской тактики и причины ее изменения. Особенно же большое внимание нужно уделить так называемой «левой», наиболее опасной и лживой тактике сект. Посмотрим, когда и почему стала усиленно развиваться рядом с тактикой лобовой атаки тактика «левая», превратившаяся в дальнейшем в современную главную тактику сект — тактику «тихой сапы».

«Источник из камня» за

1920 г., Хо 11—14, стр. %

VI

ПОЯВЛЕНИЕ «ЛЕВОЙ» ТАКТИКИ СЕКТ В ПЕРВЫЕ ГОДЫ НЭПА

ИЗМЕНЕНИЯ В ТАКТИКЕ И В СОСТАВЕ СЕКТАНТСКИХ

ВОЖАКОВ

Часть сектантских вожаков пыталась играть в «левизну» еще при Керенском, но эта «левизна» дальше контрреволюционной платформы Керенского не шла. По окончании гражданской войны эта часть сектантских вожаков не преминула объявить себя революционерами и даже коммунистами. Революционерами и коммунистами объявила себя часть сектантских главарей потому, что разверстка, война, разруха и голод кончились, и потому, что обывательское, мещанское мнение о коммунистах переменилось. Значит ли это, что сектантские вожаки действительно примирились с существованием советской власти? Нет, это означает лишь то, что рабочему классу под руководством партии удалось в значительной степени вырвать из-под влияния проповедников даже и эти, наиболее отсталые в политическом отношении, сектантские массы. Не желая целиком терять сектантские массы, проповедники были вынуждены переменить свою тактику и приспосабливаться к советским условиям. Однако сектантская рядовая «масса», как мы видели выше, неоднородна. Был еще сектантский «актив», которому было выгоднее скрываться под видом сектантской рядовой «массы». «Актив» вставляли в первую очередь кулаки и торговцы, а также находившиеся под их влиянием наиболее отсталые и фана-

229

Многие сектантские проповедники занимались в первые годы нэпа торговлей. На снимке заснята мелочная лавка баптистского проповедника Осипова в селе Песках в 1928 г. в б. Тамбовском округе.

первую очередь «актив». Истинным вождем сект был именно этот кулацкий актив в общинах. Сейчас почти повсюду! сектанты переизбрали своих вожаков сверху донизу и объявили виновниками контрреволюционных выступлений своих прошлых вожаков. Но ведь сектанты гордятся демократией, а как же при демократии мог один вожак сам по себе, без ведома общины, организовать контрреволюционные выступления целой группы сектантов?! «Вождей» переизбрали, но «актив» не переизберешь, общину не переизберешь-

230

Да и чем отличаются, разве еще большей хитростью, новые сектантские вожаки?

Враг теперь сплошь и рядом надевает личину колхозника и рабочего. Вожаки сект тоже выступают под маской трудящихся. Сектанты, у которых короткая память, заявляют даже, что у них в общинах никогда и не было ни кулаков, ни торговцев.

Ввиду этого напомним сектантам их недавнее прошлое. Для примера возьмем социальный состав украинских общин.

Количество кулаков и торговцев среди сектантов украинских и вообще южных районов выросло особенно сильно в годы нэпа. Например в бывшем Одесском округе в 1925— 27 гг. кулаки и торговцы составляли 35—40% всего состава сектантских общин, т. е. из каждых двух-трех сектантов один был или торговцем, или кулаком. В бывшем Полтавском округе процент кулаков в эти же годы был среди евангелистов— 14, субботников — 8, хлыстов—'12, постников — 18, иоаннитов — 13.

Процент буржуазии доходил например в городах Ромны и Лихвиц, б. Полтавского округа, среди евангелистов до 13. Буржуазной интеллигенции было в те же годы в Полтаве у адвентистов — 10%, а баптистов 14,5%.

Сектантские организации — это кулацкие организации, поэтому нет ничего удивительного в том, что кое-где среди вожаков и активистов сект оказалось немало бывших эсеров. Например в Ивановском и Хомутовском районах (ныне Курская область) в момент сплошной коллективизации обнаружилось, что актив баптистских общин, препятствовавших сплошной коллективизации, почти сплошь состоял из кулаков и перекрасившихся эсеров, пытавшихся под видом баптистских общин создать свои контрреволюционные группы.

Контрреволюционная деятельность сект отталкивала массы, но вместо уходивших бедняков и середняков в секты вливалось с каждым годом все больше кулаков. Ликвидация кулачества как класса изменила коренным образом социальный состав сельских сектантских общин. Теперь во многих из них лишенцы встречаются лишь единицами, но и они часто не заносятся в регистрационные списки. Сектанты избегали заносить лишенцев в свои списки и раньше, а если и заносили, то как трудящихся, поэтому у многих рядовых сектантов создалось такое впечатление, что в сектах и во главе их всегда были трудящиеся, которые, мол, ничему пло-

т

у учить не могли. Некоторые общины наполовину, а иногда целиком состоят из сектантов, вступивших в секты сравнительно недавно. Сектанты эти не знают контрреволюционного прошлого своих сект и вожаков. Между тем некоторые вожаки сект получили специальную подготовку в капиталистических странах и были командированы оттуда «для спасения России». Например в годы борьбы с белыми, а затем в 1924—1925 гг. белогвардейские журналы («Друг России», «Гость» и др.) провели за границей широкую вербовку проповедников.

Но было бы неверно думать, что секты подпали под влияние буржуазных вожаков только в эти годы. Буржуазный и дворянский состав руководства сект наблюдался со дня основания сект. Возьмем для примера учредителей секты евангелистского союза—В. С. Е. X. (всеросс. союз еванг. христиан). 16 мая 1908 г. был утвержден царским правительством устав Русского союза евангелистов. Проект устава был составлен И. С. Прохановым и подписан следующими учредителями: сын купца И. С. Проханов, тайный советник А. М. Максимовский, дочь генерал-от-инфантерии В. М. Мак-симовская, барон П. Н. Николаи, вдова потомственного почетного гражданина О. М. Масленникова, миссионер И. В. Каргель, крестьянин И. И. Раков, крестьянин Н. А. Ромашов, мещанин В. И. Долгополов, крестьянин С. А. Алексеев, жена инженера-технолога А. И. Проханова, дочь действительного статского советника Н. Н. фон-Краузе, купец А. Д. Петереен, дочь подпоручика С. П. Остафьева, жена статского советника А. К. Ивкова, дочь статского советника А. И. Пейкер, действительный статский советник Ф. К. Пи-столькорс, финляндский уроженец Т. Ф. Странберг (из правления т-ва нефтяных произв. братьев Нобель), дочь генерал-майора Е. К. Пистолвкорс, германский подданный Ф. А. Арндс, ■миссионер И. А. Юганов, 'крестьянин Вышневолоцкого уезда И. С. Громов, барон Ф. А. Штакельберг, А. Г. Нейман, прусский подданный И. Ф. Гроте, жена полковника Д. К. Оффен-берг.

Таков состав учредителей и первого «учредительного собрания» секты евангелистов. Сын богатого владикавказского купца И. С. Проханов до последних лет являлся главным заправилой секты евангелистов. Дворянка Пейкер была редакторшей евангелистского журнала «Русский рабочий». До Проханова руководителями евангелизма были: лорд Редсток и помещик-капиталист полковник Пашков (отсюда название «пашковцы» и «пашковщина»), 232

Руководящее участие подобных элементов в сектантском движении наблюдается на протяжении десятков лет. Русская либеральная буржуазия относилась к сектантству довольно благосклонно. А сейчас мы видим, что иностранная буржуазия тратит миллионы на сектантскую проповедническую деятельность. Баптист-миллиардер Рокфеллер пожертвовал около двух миллионов рублей на распространение баптизма. Часть этих средств была дана и русским сектантским организациям. Для Рокфеллера и всей буржуазии было

Ив. Чуриков, бывший купец, глава секты трезвенников-чу риковцев. В годы гражданской войны встречал белых с хлебом-солью. Под Ленинградом, около станции Вырицэ, была «рябая» чуриковская коммуна («рябая» потому, что отказывались прививать оспу). На тракторе был поставлен крест, а по радио передавали проповеди. За бесхозяйственность и кулацкие художества коммуна распущена и реорганизована.

бы в высшей степени желательно насадить баптизм в большевистской России.

Нет сомнения, что если бы сектантские массы находились исключительно под влиянием бывших кулаков-торговцев и тому подобных лиц, то иностранные денежки и литература возымели бы давным-давно свое действие на всех сектантов, и мы имели бы определенное политическое движение в виде полного отказа от военной службы всех сектантов. Но революция и в особенности хозяйственные успехи советской власти заметным образом отразились на сектантском движении. Уже в 1925—26 гг. мы наблюдали признание военной службы всеми сектами. Беднота с трудом, но все же стала выходить из-под влияния кулацких элементов. Сектантские вожди изменили свою тактику. Постановления сектантских ъездов о признании военной службы являются в этом от-'°Шении показательными. Нашлись конечно и на этих съез-

233

дах проповедники, возражавшие против признания службы

в Красной армии.

Например в Тифлисе в сентябре 1925 г. на закавказском съезде молокан были выступления против решения о необходимости службы в Красной армии и поддержки советской власти как подлинной власти трудящихся. Ути решения не понравились трем старикам-молоканам: Гусеву, Жабову и Томилину. Все трое выступали на съезде против решений съезда. В особенности им не понравилась резолюция о признании военной службы. Говорить прямо, почему им не нравится эта резолюция, они не говорили, а ссылались на так называемое святое писание. Один из молокан-делегатов в своем выступлении разоблачил этих «старцев». Оказалось, что старцы во времена царизма и империалистической войны тоже были молоканами, да еще вожаками, знали тексты «св. писания» не хуже, чем теперь, и все-таки не протестовали против службы своих сыновей в армии. Своих сыновей в' царскую армию они отдавали вполне добровольно и даже ходатайствовали через закавказские власти перед «царем-батюшкой» о «возможности разрешения производства верноподданных сыновей в офицеры». При Керенском они стояли за войну «до победного конца».

На съезде, не желая того, Гусев проболтался. Он старался оттягать отрезанную у него и других воронцовцев (из Во-ронцовки) землю. Право на отрезанную землю Гусев объяснил тем, что он, Гусев, и другие воронцовцы кров»ю полили эту землю, когда подвозили снаряды на быках и участвовали в борьбе против турок. Теперь же, видите ли, они против военной службы, потому что «убивать грех».

«Священное писание» в руках таких Гусевых, что дышло: куда повернул, туда и вышло.

СЕКТАНТСКАЯ ТАКТИКА ПРИСВОЕНИЯ РЕВОЛЮЦИОННЫХ ЗАСЛУГ

Часть фактов, описанных в данной книге, была опубликована автором в виде статей в газете «Безбожник» за 1925 г-В ответ на эти статьи Трегубов, за подписью вожаков нескольких сект, опубликовал в том же году свое заявление-письмо под названием «Социально-революционная роль сектантства». Что 'представляет собой это письмо, мы увиди*1 ниже. Следует лишь добавить, что это письмо написано было Трегубовым примерно в 1924 г.. и посылалось им во ВШ^ и в Сельскосоюз на предмет получения всякого рода льгот

234

для 'Сектантов, так .мак Трегубов имел мандат от различных сект, уполномочивавших его быть ходатаем перед органами власти по всем вопросам их хозяйства, культа и быта. Под заявлением Трегубова находятся следующие подписи:

В подтверждение правдивости этой статьи и ,в знак своей солидарности с ней подписываемся и мы — сектанты.

(Евангельский христианин И. Беляев, баптист II. Павлов, адвентист

седьмого дня И. Янцен, духобор С. Голубов, адвентист седьмого дня

Г. Лебсак, духовный христианин-молоканин А. И. Желтое).

Подписавшиеся главари сект пользуются большим влиянием среди членов сект; поэтому мы уделяем ниже достаточно места разбору заявления этих «левых» вождей сектантства. Эти «левые» вожди сектантства, как мы увидим ниже, были не всегда «левыми». Но дело в данном случае не столько в лицах, сколько в тех способах, к которым вынуждены прибегать в данное время сектантские вожди, чтобы вернее одурачивать темную массу.

Покойный И. М. Трегубов являлся толстовцем, но состоял в оппозиции к теперешнему руководителю толстовства — Черткову. Теперь, по выражению Трегубова, под видом толстовства существует чертковщина. Трегубов умер. довольно уже дряхлым стариком, когда-то был хорошо знаком с Л. Н. Толстым и находился с ним в переписке. Воспитывался Трегубов у иезуитов, и это отразилось на нем и его помещаемом ниже заявлении. И. Беляев был членом коллегии всеросс. союза евангельских христиан и уполномоченным евангельских коммун Тверской губ. П. Павлов ■— б. редактор журнала «Баптист» — являлся одним из главных руководителей союза баптистов. Лебсак — многие годы председатель, а Янцен — секретарь союза адвентистов (адвентистов з СССР насчитывается 11 тыс., всего же во всех странах — 200 тысяч). Голубов приезжал в Москву из Сальского округа °т духоборов и хлопотал об отводе новых земельных участков для переселяющихся из Америки духоборов,— являлся,

235

стало-быть, доверенным и влиятельным членом секты духоборов. А. И. Желтое являлся влиятельным старцем-писателем

среди молокан.

Опубликование нижепечатаемого письма за подписью всех этих лиц, да еще в газете «Безбожник», вызвало среди сектантов не мало толков и споров. Обратимся к рассмотрению самого письма.

«Всем известно, — писал гражданин Трегубов, — что наша революция 1905 года не удалась, главным образом, потому, что была расстреляна Семеновским полком. Но этот Семеновский полк, который расстрелял революционеров в Москве 1905 г., совсем иначе поступил с революционерами в Петрограде в 1917 г. Когда к казармам Семеновского полка подошли революционные рабочие, то начальство Семеновского полка приказало солдатам расстрелять этих рабочих, причем предварительно были расставлены пушки и пулеметы вокруг казарм. К счастью, в это время в казармах на гауптвахте сидели сектанты за отказ от военной службы, сидели несколько лет и вели пропаганду в этом Семеновском полку. Я был на свободе и, посещая этих сектантов в казарме, помогал им вести пропаганду. Там, в канцелярии, у меня был знакомый офицер, и я через него и через сектантов распространял соответствующую литературу среди солдат полка. Можно сказать, что за это время мы распропагандировали весь Семеновский полк в том смысле, что внушили солдатам, что убивать своих братьев очень грешно. Когда началась революция и военное начальство приказало солдатам стрелять в рабочих, то сектанты, сидевшие в этом полку на гауптвахте, бросились на колени перед солдатами и, рискуя своей жизнью, стали умолять их не стрелять, а выйти из казарм и побрататься с рабочими. И солдаты поклялись сектантам так поступить. Когда революционные рабочие подошли к казармам, солдаты не сделали ни одного залпа. Они раскрыли ворота казарм и с музыкой и пением «Марсельезы» побратались с рабочими. Вот одна революционная заслуга сектантов настоящего времени».

«Всем известно,— рассказывает Трегубов,— что наша революция 1905 г. не удалась, главным образом, потому, что была расстреляна Семеновским полком». Откуда гр. Трегубов взял, что это всем известно? Никакой полк не мог бы расстрелять революцию 1905 г., если бы рабочий класс был более организован и своевременно поддержан крестьянами и армией. Одной из главнейших причин поражения революции 1905—1907 гг. Ленин считал как-раз толстовские пережитки в настроениях патриархальной части крестьян.

«Но этот Семеновский полк,— продолжают дальше разглагольствовать сектантские главари,— совсем иначе поступил с революционерами в Петрограде в 1917 г.». Совершен но верно. Семеновский полк поступил в 1917 г. совершение иначе, чем в 1905 г. Но причиной этому являются совсем не сектанты. В 1917 г. рабочий класс был более организован, чем в 1905 г.; в 1917 г. он имел опыт революции 1905 г., был

236

поддержан в первых же своих выступлениях армией и крестьянством, чего не было в 1905 г. При чем же тут сектанты?! Почему они не уговорили семеновцев в 1905 г., а уговорили в 1917 г.? Если бы один только Семеновский полк отказался подавлять революцию 1917 г., если бы этот полк отказался стрелять и в революционеров, и контрреволюционеров, тогда еще можно было бы поверить словам гр. Трегубова о его

Молитвенное собрание евангелистов на хуторе Горином, б .Самарской губ., в 1925 г. Крестов, икон, попов, крестного знамения и мощей евангелисты и баптисты не признают. Молитвенные собрания под предлогом летней жаркой погоды сектанты устраивали на открытом воздухе с целью привлечь побольше слушателей.

влиянии на семеновцев. На самом же деле все полки, даже казачьи, отказались стрелять в революционеров. В этих полках сектантской агитации и в помине не было. Семеновский полк не послушался толстовской агитации гр. Трегубова о непротивлении злу и хорошо сделал, когда стрелял в контрреволюционеров. Если бы семеновцы и вообще солдаты и рабочие в 1917 г. послушались вожаков сект, то не боролись бы с контрреволюционерами с помощью оружия. Семеновцы пели «Марсельезу». Значит, не сектанты их ;распропагандиро-вали. Случай с Семеновским полком, если даже он сколько-

237

нибудь верен, говорит не за Трегубова и сектантов, а против них. Посмотрим, в чем заключается вторая «революционная заслуга» сектантов ото словам того же Трегубова.

«Укажу на другой факт. Когда возникла мировая война и большевики, еще живя за границей, стали призывать к братанию тех несчастных рабочих и крестьян, которые во имя интересов буржуазии убивали друг друга, то и мы, сектанты, находясь здесь, в России, тоже стали призывать их к братанию, подвергаясь за это гонениям со стороны царизма. А когда наступило время керенщины и когда можно было печатать все что угодно, то мы, сектанты, стали печатать многочисленные воззвания о прекращении войны и целыми мешками посылать их на фронт солдатам, от которых потом мы получали письма с благодарностью. В этих письмах солдаты писали нам: «Мы получили ваше воззвание о прекращении войны, мы прочли его перед всем полком, и весь полк решил не воевать, а разойтись по домам», что, как-известно, и произошло. Вот вторая революционная заслуга сектантов».

Трегубов умалчивает об одном очень важном, но прискорбном для него факте, а именно, что сектантские журналы и проповедники призывали к войне до победного конца вплоть до осени 1917 г. Затем, что значат слова: можно было' печатать «все что угодно?» Совсем не «все что угодно»; Буржуазия при Керенском разрешила печатать некоторым сектантам «все что угодно» потому, что многие из них призывали к войне «до победного конца» и не препятствовали буржуазии громить большевистскую «Правду». Английские же, французские и другие сектанты никаких братаний с немцами не устраивали. Баптист Ллойд-Джордж был вдохновителем войны. Никаких протестов со стороны русских сектантов против империалистической политики и патриотического поведения сектантов иностранных держав не было. Когда большевики вели агитацию против империалистической войны, но за гражданскую, — ни одна секта и ни один сектантский главарь не поддержали большевиков. Если бы все солдаты бросили оружие, как этому учили их сектанты, и не стали бы воевать с белогвардейцами, считая это «грехом», то Октябрьская революция погибла бы.

Помимо всего этого, данное заявление Трегубова и К0 фактически неверно, лицемерно. В предыдущей главе мы уже говорили, как молокане, баптисты и евангелисты призывали воевать до победного конца, как они добивались офицерских чинов и хвалились георгиевскими крестами, как Лебсак посылал верноподданнические телеграммы царю и хвалил раненых на войне адвентистов, которые из патриотических мувств отказались увольняться из армии и зачислились добровольно в нестроевые команды. Позднее, во время рево-

ции, Лебсак и Павлов писали .контрреволюционные статьи. Теперь они, подписываясь под заявлением Трегубова, хотят разыграть роль «левых» вождей сектантства и обмануть бдительность пролетариата. Трегубов знает политическое прошлое Лебсака и Павлова, но молчит, укрывает, выдавая себя и К0 за революционера.

«Вот еще один факт,—■ продолжает гражданин Трегубов.— Когда в царствование Керенского, в дни гонений на большевизм, московские печатники отказались набирать большевистский журнал «Спартак», то редакционная коллегия последнего обратилась в типографию сектантов-баптистов «Слово истины», где он и был напечатан, о чем говорится и в журнале «Московский печатник» от 22 января 1924 г., № 16. В этой типографии печаталась тогда и другая большевистская литература, в том числе и воззвания большевиков против мировой войны. Вся эта большевистская литература печаталась в этой типографии с разрешения баптиста П. В. Павлова».

Рассмотрим и этот «третий факт». Заключается он в том, что сектантская типография «Слово истины» не отказывалась печатать большевистскую литературу в то время, когда другие типографии отказывались это делать. Этот факт говорит якобы об идейности и революционности баптистов и их вождя П. Павлова. Так ли это? Во-первых, часть совладельцев и часть рабочих типографии не были сектантами. Во-вторых, во главе этой типографии стояли такие приказчики сектантов, как бывший расценщик (калькулятор) типографии гр. Коломейц, которые за хорошую плату печатали всякую литературу. Например в 1923 г. типография «Слово истины» напечатала бандитам проездные железнодорожные документы (литеры), и дело разбиралось в суде. До 1917 г. эта типография не отказывалась печатать патриотическую литературу. В 1917 г. эта типография печатает большевистскую литературу. В последние годы своего сектантского бытия эта же типография печатала антирелигиозную и , авиахимовскую литературу, явно противоречащую учению сектантов. В этой же типографии исполнялись когда-то заказы анархистов. Говорить поэтому об идейности сектанткой типографии не приходится.

Выше мы достаточно привели фактов, рисующих контрреволюционное лицо журнала «Слово истины», открыто "Ризывавшего к расправе с большевиками. И после всего ЭрОг° У Трегубова повернулся язык говорить о заслугах <<(~дова истины».

,. ^Следует напомнить, — пишет дальше гражданин Трегубов,—

тра И такои Факт. Когда в начале 1919 г. четырнадцать союзных ино-

нных государств совместно с дикими, им подчиненными, народами,

9.4Q

с тысячами пушек, пулеметов, !анкив, аэропланов, с удушливыми ias ми и другим истребительными средствами собирались к походу ш, Россию для уничтожения советской власти, то против этой грозной военной интервенции немедленно выступили сектанты-«трезвенникиз> с воззванием, которое тотчас же было передано по радио наркоминде-лом Чичериным на английском, французском и немецком языках «всем всем, всем» и которое затем было напечатано во многих европейских газетах и доставлено американскому президенту Вильсону, участвовавшему в заседаниях мирной конференции в Париже, его другом американцем Херрояом (Неггоп), признавшим это воззвание очень важным. И вскоре после этого эти государства отказались от своей чудо.

вищной интервенции.

Я далек от мысли объяснять все эти факты исключительно влия--нием сектантов, но несомненно, что и они сыграли известную роль во всем этом. И если наши враги вздумают вновь предпринять интервенцию или другой какой поход против нас, то сектанты будут вести борьбу и с этой интервенцией и с этим походом согласно своим убеждениям».

Что же касается этого четвертого факта, то он столько же говорит в пользу сектантов, сколько и против них. Тре-губов заявляет, что в 1919 г. трезвенники выступили с воззванием ко всем капиталистическим странам против интервенции (захватнического похода) в Советскую Россию. Где же были остальные секты? Почему они молчали? Секта трезвенников по своему количеству — самая ничтожная из сект. Кроме того, в своем воззвании трезвенники не столь стремились дать отпор капиталистическим государствам, сколько усовестить и уговорить их. Раз капиталистов можно усовестить и уговорить, то, значит, незачем было устраивать революцию и создавать Красную армию, ярыми противниками которой всегда были трезвенники. Защищать Советскую Россию с оружием в руках они отказывались и вели проповедь за отказ от службы в Красной армии. Какие же после этого они «революционеры»?! Соглашатели — это верно. Своим воззванием они хотели «примирить» капиталистов .и большевиков, чтобы не было вооруженной борьбы. Как только дело доходит до вооруженных действий, сектантских главарей и сектантов никого не найдешь, они бегут в кусты. В приведенных Трегубовым примерах это довольно хорошо видно-«Уговаривали» семеновцев, «уговаривали» солдат к братанию, «уговаривали» капиталистов против интервенции, когда же развернулась гражданская война, сектанты не брали оружия и не шли бороться с капиталистами и белогвардейцами-Если бы все были такими «борцами», как сектанты-соглаша-тели, то у нас попрежнему царствовали бы кнут и виселии3-Трегубов обещает бороться с интервенцией «согласно свой»' убеждениям», т. е. опять-таки не с оружием в руках, а путе*

уговариваний. Иного подхода к вопросам революции от сектантских вождей конечно нечего ждать.                  <

КТО БЫЛИ ВОЖДИ РУССКИХ СЕКТАНТОВ В ПРОШЛОМ

Были в России небольшие сектантские течения, которые отрицательно относились к царской власти и называли царя антихристом, но они не были революционными, так как выхода из своего тяжелого положения искали не в революции, а в религии (в мистике). Что же касается сектантских верхов, то они были контрреволюционны, ибо контрреволюционной была буржуазия. Сектантские верхи состояли именно из буржуазии, которая в эпоху империализма может быть только контрреволюционной. Было в сектах немало и дворян. Например основателями и распространителями сектантства были:

1)  Евангелизма — полковник помещик Пашков, лорд Редсток, граф Корф, сенатор Ушаков («приближенный», сочувствующий), граф Бобринский, фон-Крузе, графиня Шувалова, дворянка-редакторша евангелиетского «Русского рабочего» Пейкер, княгиня Гагарина, генеральша Черткова, княгиня Ливен, графиня Голенищева-Кутузова и др.

2)  Толстовства — граф Толстой, известные распространители толстовского учения — дворяне: Чертков, Ратнев, Хромова (урожденная княжна Дундук-Сокольская) и др.

3)   Старообрядчества — друзья и покровители Аввакума, бояре: Стрешневы, Соковнины, Урусовы, Морозовы, Потемкины, Хованский, князья Мышецкие и князья Денисовы *.

Буржуазный характер сектантских руководящих верхов ярче всего выступает в старообрядчестве, скопчестве и баптизме. Буржуазными руководителями сектантства были:

1)  Баптизма — миллионеры Мазаевы, купцы и землевладельцы Балашевского уезда Смирновы (позднейшие руководители баптизма — Голяев и Одинцов — приходятся зятьями Смирновым), торговец-проповедник В. Павлов (отец теперешнего модного среди баптистов проповедника П. Пав-лова), скупщик Савельев Иван и пр.

2)  Скопчества — московские купцы: Жигарев, Тимофеев, Колесников, Петров; петербургские купцы: братья Ненасть-

евы, Красников, Артамонов, Васильев; московский фабрикант

1 К расколу в начале его принадлежали: князья Львов и Барятинский, бояре — Милославские, Воротынский, Ргищев, Нарышкин и Члещееч. При Петре I: жена и сын Петра I, а также бояре—Сто-говы, Шереметьев, Нееловы, Елагияы, Полонские, генералы Корсаков Аргамаков, Нарышкин и др.

162                                                                                                     241-

Казарцев, тульский фабрикант Лучинин, моршанские богачи' братья Плотицыны, алатырские фабриканты шелка Милю-тины и многие другие содержатели «кораблей спасения» * Из купцов в Костроме, Самаре, Саратове, Томске и других городах.

3) Старообрядчества — знаменитые капиталисты Морозовы, капиталист Рахманов, екатеринбургский миллионер Щербаков, помещик и фабрикант Рябушинский, Сироткин и другие, менее известные купцы и фабриканты.

Буржуазно-капиталистический характер сектантского движения в его верхах виден хотя бы из того, что некого-рые из наиболее ранних прядильных мануфактур в Гуслиц-кой волости, Богородского у., Московской губ., в Орехово-Зуеве, в Клинцах (ныне Западная обл.), Павлове, Лыскове, Самаре принадлежали старообрядцам; многие из уральских заводов принадлежали также старообрядцам; судостроение и торговля по Волге очень сильно зависели от старообрядческого капитала; на Нижегородской (Макарьевской) ярмарке хозяевами положения были старообрядцы; рогожские, таганские и Преображенские торговые и транспортные дела в Москве зависели весьма сильно от старообрядцев. По сведениям старообрядческого писателя Любопытного, среди известнейших учителей, так сказать, апостолов, старообрядчества восемнадцать человек были по своему происхождению и занятиям купцами.

Могли ли быть... коммунистами все эти бояре, князья, графы, фабриканты и купцы? Конечно нет. Более лютых врагов коммунизма нельзя и представить. Между тем характер сектантского движения в значительной степени зависел именно от этих .господ. Опальные бояре в свое время пытались использовать раскол конечно не в целях освобождения крестьян, а ради личных интересов. Для капиталистов, которые трусливо добивались от царского правительства прав и буржуазных порядков, сектантская форма протеста царскому строю была тоже вполне приемлемой.

Использовать пролетарское движение в своих целях капиталисты не могли, так как пролетариат был для них опасным врагом. Сектантство же было удобно для буржуазии, но оно не могло сыграть для русского капитализма такую большую роль, какую сыграл протестантизм для западноевропейского капитализма, потому что иными были соотно-

«Корабль спасения» — молитвенное собрание.

шения классов и условия, особенно В эпоху империализма. Пролетариат стал сильным, поэтому буржуазия в острые революционные моменты стояла против революции, за реформы за мирные переговоры с самодержавным правительством, за всепрощение и любовь к самодержавию. Никакого примера коммунизма в истории русского сектантства мы не видим, в особенности в его верхах.

Если в отдельных редких случаях сектанты участвовали в движении крестьян против помещиков, то ведь не потому они участвовали, что они — сектанты, а потому, что они противополагали свои интересы помещикам как крестьяне. Религия сектантов, как и всякая другая религия, с ее соглашательскими лозунгами непротивленчества и братания с экс-плоататорами, не только не могла способствовать оппозиционности сектантских масс, но всячески тормозила проявление их классового самосознания, а следовательно и возможность участия их в революционном движении.

Сектантство до 1905 г., хотя и носило характер несколько оппозиционного движения, поскольку выражало пассивный протест части отсталых крестьян против остатков крепостничества, но в то же время оно являлось реакционной формой массового движения, которое от социализма было не только далеким, но и враждебным ему.

Враждебная и реакционная сущность сектантства в отношении социализма лучше всего обнаружилась в наши дни. Руководящая сектантская верхушка сейчас играет определенно контрреволюционную роль. Сектантские вожди любят поговорить о своих прошлых «революционных» заслугах, любят поратовать на словах «за» советскую власть, но не любят они, чтобы разоблачали их политическое антисоветское лицо.

Сектант-кулак так ловко умел надеть личину, что бедняк и середняк во многих местах не могли раскусить кулацкий «демократизм» и шли за этим демократизмом. «Уважение» к кулаку, вытекавшее из экономической зависимости от него, насквозь пропитывало секты. В сектантстве, где все и вся направлено на уничтожение и замазывание классовой розни, где кулаки и городская буржуазия голытьбе и бедноте под видом взаимопомощи бросали подачки, где по крайней мере на словах братались,— там высвобождение из-под влияния кулаков происходило труднее и медленнее, чем где бы то ни было. Хозяином сектантства был кулак. Сектантство было и осталось противосоциалистическим движением.

^                                                                                                                               243

949

СЕКТАНТСКИЕ ПОПЫТКИ ИЗВРАТИТЬ СМЫСЛ НЭПА И СОЗДАТЬ СВОЮ СОБСТВЕННУЮ КООПЕРАЦИЮ

«Левая» тактика сект была всего лишь тонко сработанной ширмой, под прикрытием которой сектантские вожаки хотели сохранить и укрепить кулацкое хозяйство и для этого создавали христомолы, свои кооперативы, колхозы и т. д. В своих выступлениях они раньше доказывали, что нэп можно проводить в жизнь только с помощью таких хороших людей, как сектанты. При этом они, не стесняясь, извращали смысл ленинских положений о нэпэ, смычке, кооперации, коммунистическом обществе, крестьянстве и т. д. Особенно большие усилия сектантские вожаки потратили на создание и оправдание особых сектантских кооперативных организаций. Для вступления в кооператив, учили проповедники, требуется меньше нравственного совершенства, он поэтому доступнее, с него надо и начинать. Из этих якобы соображений проповедники считали даже для своих же сектантов колхоз малодоступной формой кооперации. Как переходную ступень к «евангельскому коммунизму» проповедники рекомендовали своим единомышленникам простую сельскохозяй! ственную кооперацию. Например баптист Павел Павло| в 1921 г. писал, что

«вопрос о сельскохозяйственных коллективах прекрасно разрешав!, вновь изданный правительством декрет о сельскохозяйственной коопе^ рации, который дает возможность братьям, не доросшим до евангельского коммунизма, первой ступенью к нему избрать эту наиболее приемлемую при невыдохшемся еще эгоизме (себялюбии) форму братского совместного труда» *.

Павлов умалчивает в данном случае о самом важном, а именно о том, что дорогой к социализму кооперация стала лишь благодаря диктатуре пролетариата. В капиталистическом обществе кооперация носит капиталистический характер и дорогой к социализму не является. Попытку эсеров объявить кооперацию в дореволюционных условиях ключом к социализму Ленин называл обманом и культурничеством.

«Все собственники, вся буржуазия старается привлечь среднего крестьянина на свою сторону тем, что обещает ему всякие меры для улучшения хозяйства (дешевые плуги, сельские банки, введение посева трав, дешевую продажу скота и удобрений и т. п.), а также тем, что делает крестьянина участником всяких сельскохозяйственных.; союзов (коопераций, как их называют в книжках), союзов междУ всякими хозяевами с целью улучшения хозяйства. Таким путем

«Слово истины» № 5—6 за 1921 г., стр. 45,

, ж,,азия старается отвлечь от союза с рабочими среднего и даже еткого крестьянина, даже полупролетария, старается побудить их м " ть за богатых... Рабочие-социалдемократы отвечают на это: мгучшение хозяйства — вещь хорошая. Ничего в том дурного нет, чтобы дешевле покупать плуги; теперь даже всякий неглупый купец старается дешевле продавать, чтобы покупателей привлечь. Но когда бедному и среднему крестьянину говорят, что улучшение хозяйства и удешевление плугов поможет им всем из нужды выбиться и на ноги встать, не трогая вовсе богатых людей, то это обман. От всех этих улучшений, удешевлений и коопераций (союзов для продажи и закупки товаров) гораздо больше выигрывают богатые»...1

Сектанты до революции тоже организовывали товарищества и мирские союзы для выкупа помещичьей земли, аренды помещичьих лугов, удешевленной покупки плугов и т. д. От всех этих сектантских затей выгадывали кулаки и зажиточные сектанты. Помочь безлошадному и бескоровному крестьянину эти товарищества не могли. Сектантские проповедники обманывали крестьян, когда говорили о возможности построения хорошей жизни без борьбы с богатыми.

Они обманывали бедноту и при советской власти, когда говорили, что кооперация без классовой борьбы способна привести к социализму. Нэп они поняли как уступку со стороны советской власти аппетитам буржуазии. Они не понимали того, как это нэп может привести к уничтожению нэпманов и кулаков. Они надеялись, что благодаря нэпу советская власть переродится и придет к другим результатам, поэтому решили ухватиться за нэп и предложили свои услуги. Трегубов, Павлов, Лебсак и К0 очень хитро ссылаются в своем заявлении на заветы Ленина о необходимости укреплять смычку между городом и деревней. Как на средство укрепления смычки они указывают на сектантскую кооперацию, которая в первые годы нэпа начала было зарождаться. Сектанты, по словам заявления, «вытравили из своей души собственническую психологию» и годятся в качестве проводников коммунизма в деревне.

«Для успеха социальной революции, — писал Трегубов, — и распространения и укрепления советско-коммунистического строя не только

' нас, но и во всем мире, необходима, как говорил В. И. Ленин, «смыч-;а>>, сотрудничество рабочих и крестьян.

Так как крестьянство живет еще собственнической психологией, 10 В. И. Ленин, который хорошо изучил крестьянский вопрос, принужден был для установления «смычки» с крестьянством сделать неко-

°Рую ему уступку: вместо требуемого коммунизмом полного отрицания частной собственности он предложил советской власти признать

астную собственность мелких крестьян и установить «надолго и

Л

244

Нин, т. V, стр. 285.

всерьез» новую экономическую политику, так называемый нэп, что и было сделано. А так как нэп по своей природе противоположен ком-муниаму, то установленная при его помощи «смычка» с крестьянством все еще мало способствует развитию социальной революции, особенно в ее коммунистическом направлении, почему, по совету т. Ленина, в последнее время и предлагается крестьянству кооперация, полагая, что она мало-по-малу будет приготовлять его к коммунизму.

Но, изучая крестьянство и устанавливая нэп, т. Ленин в то же время заметил, что среди крестьян есть и такие, которые в больше} или меньшей степени уже вытравили из своей души собственническук психологию и потому живут коммунами, артелями и другими коллек тивами.. Это, главным образом, сектанты, число которых доходит д( нескольких миллионов и психология которых располагает их к воспри нятию коммунизма».

Нэп Трегубое называет противоположностью коммунизму, т. е. он считает, что нэп не ведет к социализму. Смычка между рабочими и крестьянами, по мнению Трегубова, непрочна и не способствует развитию революции в коммунистическом направлении по вине нэпа и пока есть нэп. Единственное средство, которое способно исправить несколько нэп и смычку, основанную на нэпе, это, по мнению Трегубова, кооперация. Другими словами, Трегубов представлял нэп и смычку сначала без кооперации. Иначе сказать, Трегубов ничего в нэпе и смычке не понял, вернее — умышленно не хотел понять. Нэп и смычку Ленин никогда без кооперации и не мыслил. В нэпе согласно учению Ленина и Сталина, две, а не одна сторона Одна сторона нэпа — это допущение на известных условиях свободной торговля, а другая сторона — это обеспечение регулирующей роли государства, приведшей уже к победе принципа социализма во всех отраслях народного хозяйства. Ленин и Сталин соединяли кооперацию с социалистическим сектором хозяйства как решающим и ведущим сектором. Что же касается Трегубова, то он понял нэп как полную свободу торговли, к которой прибавил кооперацию. Но кооперация сама по себе в соединении с полной свободой торговли ничего кроме капитализма дать не может. Свободная торговля и кооперация существовали задолго до революций и к социализму не привели. Только в соединении с советской властью, когда власть, земля и все богатства принадлежат трудящимся, кооперация оборачивается против эксплоатато-ров и ведет к социализму. Если бы в руках пролетариата не было власти и командных экономических высот, кооперация не вела бы к социализму. Кооперация, чего так не хотят сектантские проповедники, есть один из рычагов и привод-ных ремней диктатуры пролетариата. Кооперация есть столбовая, наиболее доступная и понятная для трудящихся Д°'

рога к социализму. Было бы плохо, если бы эту дорогу к социализму видели только отдельные кучки сектантов, якобы вытравивших уже, по уверениям Трегубова, собственническую психологию. Нет, кооперативный план Ленина рассчитан не на избранные кучки сектантов, а на вовлечение з строительство социализма всех трудящихся крестьян.

Сектантские организации хотели, чтобы советская власть предоставила какие-то особые льготы сектантам, в числе которых была добрая половина кулацких элементов. Видя, что сектантам даются особые льготы, крестьяне записывались бы, чтобы получить эти льготы, в сектантские организации. Вместо строительства социализма у нас получилось бы сплошное сектантское, т. е. кулацкое, строительство. Бывшие кулаки, торговцы и т. п. элементы, обиженные советской властью, записываются в секты, где их любят и уважают. Проповедники хотят нас уверить, что эти бывшие кулаки и торговцы вытравили уже собственническую психологию, полюбили советскую власть и являются наилучшим материалом для построения социализма. Если рабочие и колхозники не верят в бога, то они, по сектантским понятиям, порочные люди и строить социализма не могут, а вот кулаки и торговцы, уверовавшие в сектантского бога,— это в высшей степени нравственные и для социализма ценные люди. Где же это чудо духовного «возрождения» с кулаками и торговцами происходит? Оказывается, в сектантских общинах, напоминающих, по словам проповедников, первоначальные древнехристианские общины.

Сектанты любят рассказывать, что в первоначальных христианских общинах все было общее, и когда, вступая в христианскую общину, Анания утаил часть имущества, то дух божий тут же умертвил его за жадность и обман. Если бы дух божий существовал, он наверное половину или даже всех сектантов давно бы умертвил, потому что сектанты почти все в момент сплошной коллективизации утаивали и распродавали часть имущества перед вступлением в колхозы. Факты утайки многими сектантами посеянных площадей и несдачи налогов тоже показывают, что собственнические привязанности в душе сектантов свили довольно прочное гнездо. Павлов сам себе противоречит, когда, с одной стороны, признает наличие в сектантстве невыдохшегося себялюбия, т. е. собственничества, а с другой стороны, подписывает заявление Трегубова, в котором сказано, что сектанты давно вытравили из своей души чувство собственности и являются, так сказать, природными коммунистами. Трегу-

?47

бов, Андреев и другие сектантские вожди сектантства обманывали ВЦИК и Сельскосоюз, подавая в 1923—24 гг, списки сектантских коммун, артелей и кооперативов, многие из которых оказались не существующими. С помощью этих ду. тых списков сектантские главари хотели добиться разреше-: ния раздробить нашу единую кооперативную сеть по вероисповеданиям: на евангельские, баптистские, меннонитские и другого вероисповедания кооперативы и колхозы.

Вывод ясен: они хотели извратить смысл нэпа и кооперации, внушая отсталым массам, что нэп и кооперация не ведут к социализму, что смычка не прочна и т. д.

Добиваясь учреждения особой, вероисповедной, сектантской кооперации, они старались припугнуть советскую власть нэпом и предлагали свои услуги в качестве посредников между городом и деревней. Но вопреки их воле и пророчествам Россия нэповская уже стала Россией социалистической. В своих намерениях и обещаниях сектанты доходили до абсурда. Например евангелисты в своих журналах писали, что . «евангелические коровы, лошади, гуси, овцы, а также овощи, фрукты должны быть самыми лучшими в мире». Свиньи и капуста здесь делятся не по породам и сортам, а по вероисповеданию — на евангелистские и неевангелистские. Кто стал бы выращивать этих свиней, в каком хозяйстве, кто получил бы выгоду от их продажи,— кулак, бедняк или колхозник,—все это вожаков сект якобы не интересовало. В области кооперации и политики они хотели бы вместо классового деления на пролетарское и непролетарское вести деление на сектантское и несектантское. Сектантом же, а следовательно и членом сектантской кооперации, мог быть кто угодно: бывший жандарм, белогвардеец, помещик, кулак и т. д. Таким способом через сектантскую кооперацию они хотели классово-пролетарские принципы подменить эксплоа-таторско-«бесклассовыми», религиозными принципами. Посмотрим, какова была в самом деле роль сектантских хозяйственно-кооперативных объедиьений и кто управлял этими объединениями, пока они существовали.

КУЛАЦКАЯ РОЛЬ СЕКТАНТСКИХ ХОЗЯЙСТВЕННО-КООПЕРАТИВНЫХ ОБЪЕДИНЕНИЙ

Сектантские кооперативы перестали существовать в 1926—27 годах. Старые русские секты, вроде старообрядцев, никаких кооперативов и артелей с религиозными задз-

548

чами до революции не знали. У старообрядцев всегда было очень много частных торговцев-сектантов, но совсем не было религиозных кооперативов. Что же касается православных и других вероисповеданий, то среди них тоже не было никаких кооперативов, которые перед собой ставили бы религиозные задачи.

Не то мы видим после революции, когда кулаку и нэпману понадобилась благовидная вывеска. Среди сектантов появились кооперативы и артели, правления которых поставили перед собой задачу экономической поддержки сектантского движения. Для кулацко-нэпманских элементов эти кооперативы и артели являлись опорными пунктами в их жульнических спекуляциях и антисоветской религиозной пропаганде.

Своими артелями и кооперативами секты пытались замас-киоовывать частный капитал и эксплоатацию, т. е. шли против рабочей политики нашего государства и помогали нэпманам. Например на Северном Кавказе руководители меннонитов: Реймер Яков Корнильевич, имевший 300 десятин земли, Реймер Корнилий Корнильевич, состоявший членом Краевой рады пои белых и являвшийся крупным собственником, Фризен Александр Иванович, крупный землевладелец, жестоко расправлявшийся с беднотой, "будучи волостным старшиной при белых,— все эти «братья во христе» гр. Трегубова, потеряв земельку и другую крупную собственность, не замедлили сделаться, на манер гр. Трегубова, патриотами сектантской кооперации. Им удалось даже организовать специальные меннонитские кооперативные с.-х. организации. Но эти организации не были настоящими с.-х. кооперативными организациями, потому что вошли в них волки в овечьей шкуре. Например в состав центрального правления союза менно-нитской с.-х. кооперации на Украине вошли такие липа, как бывший помещик П. Дик и сын бывшего заводчика Пейфольд. Стали хлопотать' они в первую очередь за материально пострадавших во время революции своих собратьев, насадили в сельские кооперативы бывших лавочников, начали добиваться изменения некоторых советских законов, пытались достигнуть увеличения и без того больших, в сравнении с украинцами, земельных норм надела. Поступали они так не спроста. Во-первых, для того, чтобы за счет общего увеличения земельного надела избежать внутреннего пепедела. Внутреннего передела боялись в первую очередь те 3 000 меннонитов, которые имели от 300 до 100 000 десятин земли. Во-вторых, предъявляя невыполнимые требования к советской власти, °ни тем самым пытались озлобить меннонитскую бедноту

V                                                   249

против политики партии. Достичь своих целей менновитские заправилы никак не могли, но часть наиболее отсталой бедноты к выезду за границу уговорили, причем опять-таки получили для себя от этого выгоду, так как за каждого из эмигрантов брали проценты от Атлантической и Тихоокеанской компаний.

Таков пример «заслуг» перед революцией сектантского кооперативного строительства. Это не мешало Трегубову хвалиться сектантской кооперацией и сектантскими лжеколхозами, например на всесоюзном совещании сельскохозяйственных коллективов Трегубов заявил:

«...Возьмем Донскую область, Сальский округ. Там существует грандиозная коллективная организация, такая, которой среди вас нет... Это молоканская организация — грандиознейшая. Я просил бы вас указать — где у вас есть такой коллектив в 10 тысяч? Такой коллектив вряд ли имеется»...

Как видите, у гр. Трегубова существуют «мы» и «они»; он бросает вызов не-сектантской кооперации, хвастается сектантскими кооперативами. Вслед за кооперативами сектанты пытались организовать и противопоставить: свой союз молодежи, свои женские и детские кружки, свои читальни, школы, столовые, курсы, комитеты взаимопомощи, журналы и т. д. Кооперативы им были нужны как экономическая опора.

В свои кооперативы и артели они принимали преимущественно сектантов, чтобы легче было распоряжаться «братскими» суммами. В 1925—1928 п\ существовали довольно большие кустарно-промысловые предприятия типа «Бетонпром-строя», который брал значительные подряды по ремонту и надстройкам многоэтажных зданий в Москве. После разоблачения в печати спекулянтов, засевших в сектантских столовых, а также деятельности «Бетонпромстроя» (плохой ремонт, обсчет рабочих, антисоветские действия и т. д.) число сектантских кустарных артелей, мастерских и столовых стало сходить на-нет. Кулаки и городские хозяйчики-предприниматели что хотели, то и делали со своими членами артели. Они, эти предприниматели и кулаки, нарочно иногда не регистрировали своих артелей и кооперативов, чтобы не платить налогов, агитировали против 8-часового рабочего дня, скупали у своих единоверцев по самым дешевым ценам продукты и вещи и т. д. Зачисляли в свои артели и кооперативы как можно больше бедноты, чтобы получить разрешение и кредит от государства, а потом под разными религиозными и прочими предлогами исключали лишних и неугодных.

•— Блудишь с бабами, и нет тебе места в нашей общине 250

и артели, — говорили они какому-нибудь разоблачавшему их

бедняку.                                                                                       \

В конце-концов мельница, кооператив или артель попадали в руки наиболее зажиточных сектантов, которые ее продавали, а денежки пускали на новое прибыльное дело. Так полопалось несколько отделений сектам:ского кооператива «Братская помощь», причем зажиточные сектанты в накладе не остались: с бедноты взносы собирали, а товаров не было видно.

Эти кровососы умели прикидываться и медово говорить. Послушать его, так выходит — ангел во плоти. Ему доверяли, его выбирали. Думали верующие, что раз баптист, так, значит, не пропьет и не надует, а он так обертывал дело, что деньги его, а долги за него обязаны платить пайщики кооператива. Возьмем для примера омский баптистский кооператив.

«В 1922 г. на омский баптистский съезд приехали из Минусинска два благочестивых делегата — братья Патковские — и предложили съезду организовать в Омске баптистский кооператив. Выбрали председателя, секретаря, служащих и приказчиков. Сняли на 4-й линии помещение под склады, магазины и квартиры. Послали по дерев-ням агитаторов, которые всем объясняли, что в Омске открывается «братский кооператив».

Говорили: «Этот кооператив будет иметь дело с Америкой. Оттуда мы будем получать обувь, одежду, мануфактуру, с.-х. машины, одним словом, все, что нам потребуется. Дело, братья, только за вами, везите больше пшеницы, и скоро получим из Америки первую партию товаров».

В те годы крестьяне сильно нуждались в этих предметах. Охотники вступить в кооператив нашлись. Обложили баптисты каждого члена, который вступал в кооператив, по 8 пудов муки. Набралось 1 000 членов с членским взносом в 8 тыс. пуд. муки.

А эти дельцы, братья Патковские, назначили для себя и всего кооперативного штата приличное жалованье, только не деньгами, а мукой. Деньги тогда падали в курсе, и самый маленький работник у баптистов получил по 20 пудов муки в месяц.

За несколько месяцев кончили христовы подвижники весь хлеб, который собрали.

На том кооператив и ликвидировался.

Мужики награду на небесах ожидают, а святые кооператоры на их хлебушек настроили домов, завели коров и оделись в хорошие костюмы» 1.                                                                                            .

Трудящаяся часть сектантов — честные люди, но темные и безграмотные, которыми распоряжаются более «грамотные» люди, бывшие кулаки или присланные из Ленинграда, из Москвы проповедники. Спросите этих проповедников,

'Г. Р о м анен к о в — Святые кооператоры. «Безбожник v станка» № 7 за 1927 г.

251

зачем им понадобились не советские, а особые, сектантские кооперативы. Разве советские кооперативы хуже сектантских? Или у советской власти честных людей нет? Разве честные люди только среди сектантов, а прохвосты — среди несектантов? На эти простые вопросы никакой сектантский проповедник не даст прямых ответов. Не может же проповедник сказать правду, если правда состоит в том, что сектантские проповедники хотели помочь торгашам и кулакам в их борьбе с советами, а также и сами кое-что урзать. На одни доброхотные даяния не проживешь. Просить назначить жалование от общины неудобно — получится новый поп! Значит, нужно организовать прибыльное дело, которое бы дало доход и в пользу сектантских проповедников. И если самому лезть в кассу за деньгами неудобно, то эти деньги могут поступить в виде пожертвований в вышестоящие сектантские организации, а оттуда уже назначают жалованье проповедникам, причем главная тяжесть содержания сектантского проповедника ложится на рядовых сектантов. Есть тут еще одно обстоятельство, о котором совсем уже неудобно говорить сектантским проповедникам, это — связь с заграничными капиталистами, которые всеми мерами помогают русским сектам, вплоть до отпуска денег. Капиталисты надеялись через сектантов насадить в СССР частный капитал и захватить кооперацию. Но это осталось их мечтами. Такой же жестокий крах потерпели и все сектантские попытки создать свои прочные обособленные колхозы, под флагом которых думали спрятаться кулаки и проповедники.

VII

ПРИЧИНЫ ПОЯВЛЕНИЯ И РАЗВАЛА 1 СЕКТАНТСКИХ ЛЖЕКОЛХОЗОВ

БЕЗУСПЕШНЫЕ ПОПЫТКИ СЕКТАНТОВ ПОСТРОИТЬ КОММУНЫ С БОГОМ

Враг коммунизма Туган-Барановский пытался доказать еще до революции невозможность построения коммун социалистами. Для доказательства своей мысли Туган-Барановский приводил в пример непрочность дореволюционных коммун. Исключение Туган-Барановский делал только для религиозных коммун. После революции сектанты перепечатали «доказательства» Туган-Барановского в журнале «Баптист» *. Но напрасно они трудились, так как никто из последовательных марксистов не пытался защищать прочность дореволюционных коммун. Сектантские коммуны тоже не были и не могли быть в условиях капитализма прочными. Ссылка сектантов на Туган-Барановского понадобилась им для того, чтобы доказать, что

«люди верующие, имеющие своей высшей целью спасение души Для вечной жизни, успешно и, быть может, даже успешнее других могут вести свое хозяйство на началах общности имущества, яе отступая от заветов Христа» -.

Коллективизация без бога невозможна — вот что постоянно заявляли все прошлые годы сектанты. Всем, кто хотел

* «Баптист» № Там же.

за 1925 г., стр. 14.

253

жить в колхозах, сектанты советовали сначала уверовать в сектантского бога. С богом, по уверениям сектантов, строить колхозы гораздо легче. В действительности же религия всегда только мешала коллективной жизни. Энгельс относился неодобрительно к дореволюционным коммунам. Когда заходила речь о том, помогает или нет религия устройству этих коммун, Энгельс отвечал: нет. В одной из своих статей Энгельс по этому поводу сказал следующее:

«Ведь, очевидно, безразлично, верят ли лица, доказывающие делом осуществимость коммунизма, в одного бога, в двадцать богов или совсем не верят в бога. Если они придерживаются нелепой религии, то это — только препятствие на пути к жизни в коммуне, и если тем не менее последняя осуществлена ими в жизни, то насколько легче это должно происходить у людей, свободных от подобных бессмысленных взглядов» *.

Стало-быть, с богом не легче, а труднее строить колхозы. Своими уверениями, что без бога нельзя строить колхозы, сектанты хотели, с одной стороны, создать рост сект. В са мом деле, если бы крестьяне, желавшие вступить в колхозы поверили сектантам, то они сначала все вступили бы в сек ты, а потом уже в колхозы. С другой стороны, своими пророчествами о развале безбожных колхозов сектанты хотели уменьшить рост безбожия и безбожных колхозов.

Проповедники боялись растущего влияния безбожников, поэтому старались отгородить наиболее советски настроенных сектантов от безбожников в обособленные сектантские колхозы. Обособленные сектантские колхозы давали и дают возможность проповедникам и бывшим кулакам создать для себя такие условия, чтобы им можно было жить не работая, но в то же самое время, чтобы ни один из одураченных сектантов не сказал, что его эксплоатируют сектантские проповедники и кулаки.

Для этого кулацко-сектантские теории чаще всего облекаются в стр-р-рашно ррреволюционные и «левые» одежды, а именно в одежды кулацко-сектантской уравниловки. Ку-лацко-сектанТская уравниловка дает возможность кулакам и проповедникам, пробравшимся в колхоз, ничего не делать и наравне со всеми участвовать в уравниловской дележке. Ку-лацко-сектантская уравниловка дает возможность кулакам и проповедникам разваливать колхозы под самыми благовидными и «левыми» предлогами. В свое время под предлогом установления равенства и братства в сектантских колхозах 1 «К. Маркс и Ф. Энгельс о религии и борьбе с нею», изд. 1933 Г" т. I, стр. 162.

отрицалась польза сдельщины, вводилась подушная раскладка налогов, принимались в члены колхозов кулаки, проповедники и другие явные и скрытые враги советской власти. В результате из сектантских колхозов уходили бедняки и середняки, а все колхозное имущество и земля поступали в дележку кулаков и К0. Государственные льготы и ссуды тоже попадали в руки кулаков, проповедников и К0. Ссуды государству не возвращались. Колхоз в конечном счете ликвидировался, а виновником всего этого объявлялась советская власть, якобы устраивающая на сектантов гонения.

На самом же деле следовало поставить в вину некоторым местным советским хозяйственным организациям их ничем не оправдываемую широкую материальную заботу о сектантских лжеколхозах. Познакомившись с целым рядом примеров, мы увидим, что некоторые наши низовые советские органы, случалось, заблуждались в отношении сектантских лжеколхозов, не замечали их кулацкой сущности и не видели их вредной политической роли. Для доказательства этого положения мы возьмем целый ряд газетных вырезок, подтверждающих отсутствие классовой бдительности у некоторых низовых Организаций.

Недалеко от с. Б. Добринка, Токаревского р., ЦЧО, существовал много лет баптистский лжеколхоз под названием «Щученское товарищество по совместной обработке земли». Лжеколхозом заправлял кулак-баптист по прозвищу «Копыл». Бедняков в лжеколхоз не принимали. От вступавших в колхоз требовали уплаты паевого взноса в сумме до 2 000 pv6., под тем предлогом, что усадьба для' «колхоза» была куплена за наличные деньги у немецких колонистов, купивших ее в свою очередь вместе с землей у помещика. Короче говоря, в «колхоз» принимались только зажиточные, и состоял он только из зажиточных. Вывеска колхоза Копылу и его компании была нужна только для получения государственных льгот и сс>д. Копыл ухитрился получить для себя и своих компаньонов денежный кредит у Мордовского кредитного товарищества и у Токаревского кредитного товарищества. Районный финансовый отдел применил к копыловцам льготы по сельхозналогу, а окружное земельное управление снабдило их лесом, трактором и сложными сельхозмашинами. Единственный в районе лесной Участок, площадью до 80 га, был отдан под хищническую охрану ко-.пыловцев. Старые сараи и постройки, оставшиеся от немцев, копыловцы растащили на хаты, а для новых общественных построек потребовали леса от казны. Ссуду Токаревскому кредитному товариществу в размере 769 руб. 38 к. копыловцы не вернули. Молотилку и трактор использовали для наживы вне колхоза, отказавшись даже от уплаты Установленных Токаревским райисполкомом отчислений с молотильного сбора. Излишки хлеба под разными предлогами (то тары нет, то плохой урожай, то еще что-нибудь) старачись не сдавать государству. Окрестным бедняцко-середняцким хозяйствам не помогали. На пред-Г?Жение сельсовета вспахать 16 га бедняцких земель копыловцы отве-"ли согласием, но не выполнили своего обещания под предлогом

2R5

Общая молитва перед обеюм в кулацкой коммуне еноховцев в селе Зап-лавном, б. Сталинградской губ. Снимок сделан в 1925 г. Коммуна давала возможность кулацкой верхушке спасаться от налогов и под видом колхозников получать льготы. Коммуна давала возможность использовать любое собрание еноховцев, а также завтрак, обет и ужин для религиозных проповедей и молитв.

нехватки времени и сил. От вступления в комитет взаимопомощи отказались, заявив, что они колхозники, а не единоличники, и помощь им ККОВ не нужна. Когда ККОВ попросил их помочь вспахать фондовую землю, они опять отказались, обнаружив тем самым, что они являются сторонниками взаимопомощи только на словах. Но и свою землю они не хотели пахать своими руками— весной 1928 г. за них вспахали землю наемные рабочие из местных крестьян, так что было бы правильнее говорить не «Щученское товарищество по совместной обработке земли», а «Щученское товарищество по совместной эксплоатации чужого труда». Руководитель лжетоварищества Копыл нанимал наемных рабочих таже длл уборки подсолнуха, причем платил за рабочий день еще ниже той мизерной платы, которую установили на рабочую силу местные кулаки. Под предлогом установления братства и равенства копыловцы установили подушную раскладку самообложения, приняли в «колхоз» 3 лишенцев, причем всех троих постарались защитить от индивидуального обложения сельхозналогом.

Весной 1929 г. приняли еще одного лишенца в колхоз, заявив, что он умеет очень хорошо читать и разъяснять евангелие. Пять бедняцких хозяйств весной того же года не приняли. Когда их колхоз стала проверять комиссия, они объявили своих лишенцев бедняками, хотя эти

25о

«бедняки» платили по 900 руб. и дороже за свои усадьбы и по 500— 800 руб. в счет пая.

Комиссия, ограничившись беседой с сектантами и не расспросив про копыловцев местных крестьян и партийцев, поверила правооппор-тунистическому утверждению председателя окрколхозсекции Трусова о том, что Щученский колхоз якобы лучший в районе. Поверхностно ознакомившись с делами и порядками «колхоза», комиссия записала: «Союз здоров и классово выдержан». Только упорной работой и при поддержке борисоглебскои газеты «Голос пахаря» удалось местным безбожникам и активистам-общественникам доказать кулацкий характер копыловского лжеколхоза.

1 декабря 1929 г. «Голос пахаря» поместил большую разоблачающую копыловцев статью, после которой копыловцами всерьез занялись авторитетные партийно-советские органы, установившие лжеколхозный, кулацкий характер Щученского «товарищества». Впрочем Щученское «товарищество» не единственное сектантское «товарищество», для проверки разоблачения которого пришлось создавать комиссии и проводить газетные кампании. Такой же чести удостоилось Крюковское баптистское лжетоварищество по совместной обработке земли. «Товарищество» переселилось в 1928 г. из Белоруссии и поселилось в 6 км от д. Крюкова и в 36 км от районного села Балахты. С самого начала «товарищество» было лжетовариществом и сорганизовалось, по откровенному признанию председателя товарищества Савченко, вследствие того, что Белорусское переселенческое управление «не соглашалось предоставить льготы по переселению единоличникам». Сразу же по приезде в район Ьалахты, когда оалтистам-лжеколхозникам предложили перейти на нормальный устав сельскохозяйственной артели, из лжетоварищества выписалось 12 семейств. Остальные в целях получения дальнейших льгот и кредитов согласились перейти на устав с.-х. артели. За один только 1928 29 хозяйственный год крюковцы-лжеколхозники сумели получить 7 тыс. руб. кредитов. Часть кредитов, отпущенных на хозяйственно-производственные нужды артели, крюковцы поделили по дворам, причем и маломощным и зажиточным правление товарищества во главе с баптистом Савченко решило выдать поровну, «по-братски», заявив, что у них нет^и не может быть бедняков, иоо они друг другу помогают. Бедняков и батраков в товариществе было действительно мало, но не потому, что им помогали более зажиточные, а потому, что бедняков и батраков, в особенности батраков и бедняков, не принадлежащих к секте баптистов, крюковцы всеми силами старались не принимать, чем вызвали к себе с самого начала неприязненное отношение всего окружающего населения, за исключением кулаков. Кулаки к крюковцам относились хорошо и вступали в секту. Хорошо относились к крюковцам бывшие жандармы, торговцы и прочие антисоветские элементы. Крюковцы хорошо относились в свою очередь ко всем «бывшим» людям и к кулакам, принявшим их учение. Отказываясь принять в товарищество бедняков и батраков, крюковцы с распростертыми объятиями приняли к себе в товарищество бывшего жандарма С. Ку-Рунцева и бывшего пароходовладельца и крупного садовода баптиста Моисея Качанова. Савченко был помощником пресвитера, и ему было «некогда» следить за хозяйством, а его друзья Курунцев и Качанов ничего в хозяйстве не понимали, поэтому в товариществе царила полнейшая бесхозяйственность. Тот, кто не работал, а распевал только псалмы и гимны, — получал столько же и даже больше по сравнению с теми, кто пахал и сеял, поэтому у остальных членов товарищества Не было заинтересованности. В результате получилось так, что низко-17

сортные семена весной 1929 г. протравили и засеяли, а высокосортную пшеницу «Китченер», в количестве 14 ц «.не успели» протравить и засеять; сеялки в совершенно исправном состоянии из-за нераспорядительности правленцев стояли без дела, а целых 18 га земли из-за «недостатка» сеялок засеяли вручную, часть засеянной земли не забороновали, считая ее незасеянной, а 1 га незасеянной земли забороновали, считая ее засеянной. Когда наступила осень, хлеб вышел плешинами и с травой. Хлеб сразу весь покосили и, оставив его не убранным, приступили к дележке урожая и переругались. Пока ругались и спорили— часть хлеба сгнила. Так хозяйничали «братья во Христе» — баптисты. Приехавшая комиссия по осмотру колхоза поинтересовалась отзывами местных работников и окружающих крестьян о колхозе и получила такие ответы:

«Плохо колхоз работает, мы, крестьяне, досыта наработаемся, а колхозники только выезжают в поле» (из выступления крестьянина Владимирова).

«Нужно было дать подводы для подвозки песку для школы, а колхозники из-за приезда пресвитера не приехали — промолились» (из выступления Парамонова).

«Батраки просились к вам в колхоз, но вы их не приняли, потому что они были не баптисты» (из выступления однофамильца Савченко).

Комиссия постановила исключить из колхоза предправления Савченко П., б. жандарма Курунцева С, б. пароходовладельца Качанова М., а также баптистов Куруленко Е. и братьев Афанасия и Никиту Чербе-левых, как неоднократно выступавших против общественных и советских мероприятий и тормозивших дело сплошной коллективизации. Остальные баптисты — члены колхоза дали торжественное обязательство исправить хозяйственные упущения и поднять колхоз на должную

высоту.

Но этим вынужденным и слишком общим обещаниям верить особенно нельзя.

Мы знаем случаи, когда сектанты-колхозники, дав обещания советским органам, потом их не выполняли. Например специальная комиссия, выделенная для проверки жалоб и заявлений на баптистский колхоз «Успех крестьянина» (село Воронцовка, Терского района, Северокавказского края), установила, что в «Успехе крестьянина» нет самых основных признаков и начал коллективного хозяйства, а именно нет обобществления инвентаря и рабочего скота, нет общественной обработки земли. Между тем от государства лжеколхозники успели уже получить кое-какие льготы. Цель организаторов лжеколхоза в этом очевидно и состояла, чтобы получить льготы и кредиты. Когда начались заседания комиссии, баптисты стали отрицать шкурные мотивы организации колхоза, они стали уверять, что не успели и не знали, как следует провести коллективизацию, что они с выводами комиссии согласны и постараются выполнить их в самый короткий срок. Тут же в присутствии комиссии были вынесены решения о необходимости обобществления рабочего скота и инвентаря. Но стоило уехать комиссии, как все пошло по-старому, и все обещания остались на бумаге. Да иначе оно не могло быть, потому что цель организаторов колхоза была иная. Организаторы сектантских колхозов заинтересованы только в колхозной вывеске и в государственных льготах, предоставляемых колхозам. Зачем нужна сектантским кулакам и проповедникам колхозная вывеска, видно из следующих газетных сообщений.

Газета «Коллективист», издающаяся в г. Камышине, Нижневолжской области, в номере от 14 февраля 1930 г. сообщает, что «в районе быв-258

Коммуна-монастырь еноховцев во главе с кулаком Шишковым. Коммуна помещалась в Шашковой балке около села Пришиба (ныне Ленинска), Сталинградской губ. Снимок сделан в 1925 г. В просторечьи еноховцев называли летунами, потому что они собирались лететь на небо, как библейский

Енох.

шей Кайсацкой волости кулаки-сектанты решили скрыться под вывеской колхоза. Идет вербовка «подходящих» членов и единомышленников'по секте. Агитация имеет успех. Беднота, организованная в артели им. Калинина, обгоняя друг друга, ходатайствует о приеме ее в сектантский колхоз, организованный субботниками-молоканами». Бедняков, и притом с большим разбором, сектантские главари сманивали к себе исключительно в целях их эксйлоатации и прикрытия бедняцким званием своего богатства. Например «а хуторе Андреевском, Терского района, кулацко-зажиточные слои баптистов и евангелистов сорганизовали «колхоз» под названием «Советский пахарь». Бедняков в этот «колхоз» принимали «смирных», близких по вере. Цель организации колхоза состояла в прикрытии кулаков, их богатства и в получении кредитов и льгот. «До сих пор, — сообщает московская газета «Кооперативная жизнь» от 7 сентября 1929 г., — в районе эти «колхозники» считались кулаками, но после объединения считать их кулаками местная власть перестала». Лжеколхозникам не отказали в кредите, им Дали лучшие земли при землеустройстве, предоставили скидку - по с-х. налогу и т. д. А эти «колхозники» ничего не обобщили: ни 17*                                                                                                                                                        259

Кулацкая лжекоммуна еноховцев-шашковцев. В годы гражданской .войны многие еноховиы активно помогали белым. Кулак Шашков изображал воплотившегося Христа и был окружен .целым гаремом женщин. Отрицая «хлыстовский» разврат, выдуманный попами, мы должны сказать, ч.о в кулацких замкнутых группах раз<рат вожаков был частым явлением.

рабочего скота, ни инвентаря, ни пахотной земли. Далее «Кооперативная жизнь» сообщает, что руководитель «колхоза». Надедов имел к моменту чистки «колхоза» 7 лошадей, 2 веялки, дискоборону, сноповязалку, 2 дома, а раньше имел 100 га земли, молотилку и держал постоянно батраков. Другой Надедов — казначей колхоза — имел к моменту чистки колхоза 4 лошади, 2 коровы, веялку и каменный дом. Раньше этот Надедов имел до 200 га земли. Третий по счету Надедов имел к моменту ликвидации кулачества *:тадо баранов больше чем в 100 голов. Раньше он имел около 300 га земли.

Такова была верхушка «Советского пахаря», объединявшего 106 членов секты. В других сектантских лжеколхозах социальный состав руководящей верхушки был не лучше. Например в Кужорском Ново-Израильском «колхозе» (станция Кужорская, Майкопского района, Северокавказского края) в качестве руководителей «колхоза» состояли до последнего времени «христос», он же бывший торговец Остащенко и бывший участник банды Хвостикова — Мамаев. В селе Тяглое Озеро, Самарского района, руководителем сектантского колхоза состоял до чистки колхоза кулак Молочков, имевший к моменту чистки колхоза мельницу, 2 сложных молотилки, двигатель в 32 л. с. и крепкое

260

крестьянское хозяйство. Его помощниками по колхозу числились пресвитер Развезев и председатель баптистской общины Кусунин.

«Не успели мы оглянуться, — рассказывают бедняки-колхозники,— как сделались должниками Молочкова. Только и знаем, что работаем на Молочкова, точно крепостные». Оно и понятно, как это могло произойти, если принять во внимание, что мельница, молотилки, двигатель и сложные с.-х. машины остались в собственности Молочкова, который за обмолот и помол хлеба, за пользование с.-х. машинами и его денежным кредитом брал кабальные отчисления и проценты. Без процентов у «братьев во христе» вообще ничего не делается. Проценты согласно кулацко-сектантской арифметике так быстро нарастают, что к моменту уборки урожая беднякам и получать нечего. Например в деревне Алиске, Студенецкого района, был случай, когда из-за начислений и процентов бедняки и бывшие батраки — ньше колхозники — ничего не получили из урожая от своих руководителей-сектантов. Малоимущие колхозники вследствие этого разбежались из «колхоза», и «колхоз» развалился. Уход и отсев бедняков из сектантских «колхозов, нужно сказать, был неизбежным следствием того, что всем в сектантских лжеколхозах заправляли пресвитеры, перекрасившиеся кулаки и подкулачники, которые нарочно старались выкурить из «колхоза» неугодную им бедноту. Например в поселке Борковке, Муров-ского района, сорганизовался «колхоз» из 16 хозяйств, в числе которых было только 2 маломощных хозяйства. Во главе «колхоза» стояли баптисты с темным прошлым: Афонин — содержатель мельницы, лишенный за спекуляцию избирательных поав; лишенец-кулак — Маслихин; бывший ударник лишенец Прошин. Компания в общем «теплая». Эта теплая компания старалась всячески выжить из «колхоза» маломощных. Орехова, инвалида войны, с семьей в 6 чел., они ненавидели за его протесты и смелый язык. Жене Орехова, когда сам Орехов был болен, они заявили в момент сенокоса, что помочь убрать сено у них нет времени, но если она во-время не уберет сено сама, то они поделят скошенную траву и уберут каждый для себя. Орехов, зная, что оя живет не в капиталистической стране, а ,в СССР, пожаловался на лжеколхозников и рассказал, кто руководит «колхозом» и что «колхоз» представляет собой. Орехов был взят под защиту, а вся кулацкая верхушка была вычищена из колхоза и раскулачена. Так же было поступ-лено с кулацко-сектантской верхушкой лжеколхоза «Любовь к труду». Любовь к чужому труду у этой кулацко-сектантской верхушки существовала давно, но эксплоатировать чужой труд с момента революции становилось все труднее и труднее. Кулакам хотелось спрятаться от индивидуального обложения и кстати скрыть под личиной колхозников свое белогвардейское прошлое. Из членов израильской общины существующей давно в с. Ширяеве (Калачевский р-н, ЦЧО), была оога-низована кулаками и проповедниками артель «Любовь к труду». В Израильской лжеартели батракам и беднякам жить было плохо, -поэтому они постепенно стали перекочевывать в артель им. Ленина, сорганизованную бывшими партизанами. Вслед за бедняками и батраками двинулись середняки. К февралю 1930 г. в несектантских колхозах было 90 проц. селян из Ширяева. Проведенное :на базе сплошной коллективизации раскулачивание лишило общину израильтян и лжеартель «Любовь к труду» руководящей кулацкой головки. В сектантский лжеколхоз кулаки пошли именно рассчитывая спастись от раскулачивания и индивидуального налита.

261

СОЗДАНИЕ СЕКТАНТСКИХ ЛЖЕКОЛХОЗОВ С ЦЕЛЬЮ СРЫВА ХЛЕБОПОСТАВОК

Ширяевский кулацко-сектантский лжеколхоз не единственный пример, когда кулаки-сектанты объединялись вместе в «колхоз» с целью избежать индивидуального обложения. Если не все, то, во всяком случае, многие сектантские колхозы были созданы кулаками с явной целью срыва всех советских хозяйственно-политических и культурных мероприятий, и в особенности в целях уклонения от хлебопоставок.

Например о сектантах хутора Сибаровского, Георгиевского района, пятигорская газета «Терек» в номере от 14 июля 1929 г. сообщает следующее:

«Услышав о хлебозаготовке, баптисты-кулаки в Сибаровке создали коллектив и не сдают хлеба. Павловский, имевший еще недавно работника и много инвентаря (молотилка, жатка и др.), продал инвентарь и купил себе мотоцикл. Сидюк Яков имел двигатель, и была у него мельница. До вступления в колхоз все это он продал. Многие из этих колхозников получали деньги по контрактации озимых посевов. У Си-дюка М. имеется и сейчас молотилка в разобранном виде на хуторе Бойковском у тещи. На Сибаровском создана комиссия по хлебозаготовке яз спекулянтов и пьяниц. Хлебозаготовка ведется неправильно.. Предсельсовета хутора Орловского ничего не сделал по этому делу. Уполномоченный хутора Сибаровского Полуянов тоже вступил в баптистский коллектив».

Одной из главных причин «урожая» на сектантские «колхозы» в 1929—30 гг. являлось именно только-что отме-, ченное стремление кулаков укрыться от индивидуального обложения и раскулачивания. Кулак «исчез» в сектантских селениях, кулака правые оппортунисты «не замечали», а он при помощи защищавших его правых оппортунистов преспокойно устроился в сектантском лжеколхозе.

Жил-был, допустим, на белом свете кулак, и он же баптистский проповедник Симкин. Видит Симкин, пришел кулакам конец. Подумав, поразмыслив, Симкин организует из нескольких хозяйств карликовую сельскохозяйственную «артель» и устраивается председателем этой липовой артели. На счастье Симкина в волисполкоме сидели головотяпы и оппортунисты, которых классовый состав артели и ее руководства нимало не интересовал. Получив от вика беспрепятственные права гражданства, артель начинает охоту на государственные кредиты, ради более верного успеха которой переименовывается из артели в коммуну «Путь правды». Районный центр, помещавшийся в селе Башмакове (б. Пензенского округа), не проверив состава «коммуны», выдал «коммуне» на покупку рабочего скота 600 руб., кредитное товарищество выдало «коммуне» со своей стороны 302 руб. Была оказана материальная помощь «коммуне» и со стороны других советских организаций. В результате пронырливости Симкина и головотяпства советских работников несколько кулаков спаслось от индивидуального обложения, и кроме того проповедники целого округа получили в лице

262

лжекоммуны «Путь правды» еще один лишний дом отдыха для себя и еще одну материальную опорную единицу для всей сектантской организации. Многополье и агроминимум Симкина конечно не интересовали. От подписки на 3-й заем индустриализации лжекоммунары отказались; часть хлебных излишков спрятали и потом продали на частный рынок. Районный центр и вик опять «не заметили» этих «подвигов» Симкина, потому что, как заявил представитель вика, коммуна маленькая и незаметная. Только после газетных заметок и вмешательства в это дело партийных организаций была должным образом разоблачена и ликвидирована лжекоммуна Симкина. Но Симкин, к сожалению, был не один, Симкиных было много, и достаточного отпора им во многих случаях не было. Например козловская «Наша правда» указала по своему округу целый список карликовых кулацко-сектантских лжеколхозов, которые систематически выкачивали государственные кредиты из советской казны, причем во главе всех этих карликовых «колхозов» стояли непременно какие-нибудь бывшие жандармы, помещики или кулаки. Для иллюстрации приведем одну наиболее сочную выдержку из «Нашей правды» от 27 августа 1929 г.:

«Коммуна «Сеятель», Шехманского района, состоит из 28 хозяйств субботников, которые имеют: 300 га земли, механическую мельницу, два трактора, полусложную молотилку, 17 рабочих лошадей. От государства получен кредит на 6 500 руб. Верховодит в коммуне бывший жандарм Проскурин. Артель братьев Сухановых (Избердеевский район) — четыре домохозяина, все зажиточные. Товарищество Горшковых (Хворостянский район) — баптисты, кулаки, имеют 30 га арендуемой земле и 8 га сада,— живут, как помещики.

В Добровском районе распались две сектантских артели: «Солнце» в с. Борисовка — субботники, где были три кулака, четыре зажиточных и один только бедняк, и «Прогресс» в с. Кривец, где заправлял бывший помещик Ряховский».

Далее газета дает характеристики отдельных руководителей только-что перечисленных сектантских лжеколхозов, и в том числе характеристики Проскурина и одного из Горшковых. «Проскурин,— сообщает «Наша правда», —вел в нынешнем году активную агитацию против хлебозаготовок, вел агитацию за неуплату коммуной просроченных ссуд. Члены коммуны посылали его во главе делегации во ВЦИК ходатайствовать о сложении этих просроченных ссуд. Проскурин агитировал среди членов коммуны не ходить на перевыборные собрания советов, говоря:

—  Нам там делать нечего. Это не наша власть.

—  Ни одного фунта хлеба, — кричал Горшков, — не дам государству, продам на рынке...

Ясное дело, если Проскурины и Горшковы не считают советскую власть своей властью, то и не продают ей хлеба. Лучше сгноить в ямах хлеб, чем отдавать его советскому государству — таково мнение ■ко«трреволюционной части сектантства. Со дня на день ждали сектантские проповедники и кулаки падения или перерождения советской власти, поэтому запасали впрок, на случай вооруженной борьбы с советской властью, не только хлеб, но и оружие. Например в Можайском Районе на Днепропетровщине в лжеартели последовательницы Иоанна Кронштадтского — Анны Карагачевой были обнаружены в 1928 г. в ямах с хлебом винтовки, гранаты, револьверы, патроны и т. д. Лжеартель Анны Карагачевой состояла наполовину из кулаков и подготовляла вооруженное восстание местного кулачества против советской власти. Вывеска артели Карагачевой была нужна лишь для того, чтобы

263

легче было скрывать свои намерения и легче было собирать для заговора единомышленников. Для той же цели нужны лжеколхозы и другим сектантским проповедникам и проповедницам. Например корреспондент газеты «Советский пахарь», отмечая рост и оживление сектантских групп в селе Томувловском, б. Терского округа, пишет, что «кулаки и проходимцы — Грядинский, Бутусов, Чернов Карп и другие наперебой друг перед другом сколачивают общины сектантов—баптистов, староизраильтян, меннонитов и прочих. В последние месяцы сектанты с особым упорством стали перекрашиваться в советский цвет. Староизраильтяне например объединились в колхоз, назвав его громким именем «Колхоз 1 Мая»». В этот колхоз сбилось кулачье. Из колхоза кулаки-сектанты сделали штаб своей секты. Они откровенно говорят:

— Отсюда нам удобнее забирать силу.

Мало того, что эти липовые колхозники, спрятавшись под колхозную крышу, затягивают в свои сектантские сети темных бедняков и середняков (доступ в колхоз несектантам закрыт, поэтому всякий, желающий вступить в колхоз, должен вступить в секту.— Ф. П.), они открыто вредят социалистической перестройке села. Сектанты-колхозники не платили сельхозналога и страховки до тех пор, пока им не пригрозили описью имущества. А хлебный план «колхозники» не выполнили до сих пор» '.

Думаем, что все вышеприведенные факты достаточно красноречиво показали антигосударственные, кулацкие цели организаторов особых сектантских «колхозов». В дальнейшем, когда мы будем знакомиться с тактикой сект в их отношении к сплошной коллективизации, мы увидим, что у кулачества появилась в момент сплошной коллективизации еще более побудительная причина создавать особые сектантские колхозы, а именно желание укрыться от раскулачивания, но об этом подробнее дальше. Сейчас же нас интересуют причины организации и краха сектантских колхозов до момента сплошной коллективизации. Мы установили, что организаторами особых сектантских колхозов являлись кулаки, а причиной развала этих колхозов — кулацкие порядки в них. Сами организаторы этих лжеколхозов во всем винят конечно безбожников и советские порядки, заявляя, что советы we выполняют решений XIII партсъезда. Посмотрим, как толкуют решения XIII партсъезда сектанты и каковы причины развала зарубежных и дореволюционных сектантских коммун, которые организовались и существовали при капиталистических условиях. Это тем более интересно и важно, что зарубежные и дореволюционные коммуны сектантов, по их же собственному уверению, были и являются образцами совершенства.

1 «Советский пахарь», Ростов я/Дону, 17 декабря 1929 г.

264

ЛЖИВОЕ ТОЛКОВАНИЕ СЕКТАНТАМИ ЗАВЕТОВ ЛЕНИНА И РЕШЕНИЙ XIII ПАРТСЪЕЗДА

О сектантских коммунах гр. Трегубов пишет так: «Ознакомился ...с сектантством т. Ленин тогда, когда жил у т. Бонч-Бруевича в Финляндии, где тот изучал сектантские материалы. Перечитывая эти материалы, т. Ленин, к своему удивлению и радости, нашел среди крестьян и таких, которые, б"дучи сектантами, давно уже стремятся к коммунизму, и предложил т. Бонч-Бруевичу написать от имени Наркомзема воззвание к сектантам о привлечении их к сотрудничеству для устройства образцовых колхозов. Тов. Бонч-Бруевич написал такое воззвание и дал его прочесть т. Ленину. Тов. Ленин прочел и одобрил его и предложил Наркомзему опубликовать это воззвание в газетах, в которых оно и было напечатано в 1921 г., и, кроме того, оно было тогда же издано Наркомземом отдельным листком в количестве 50 000 экземпляров.

Так как это воззвание, будучи составлено и опубликовано по предложению В. И. Ленина, является одним из его заветов, обязательность которых усугубилась после его смерти, то я считаю нужным привести его здесь, тем более что оно почти забыто и многим совершенно не известно. За недостатком места я приведу только следующие слова:

«В России имеется много сект, приверженцы которых, согласно их учению, издавна стремятся к общинной, коммунистической жизни. В основу этого своего стремления они кладут обыкновенно слова, взятые из «Деяний апостолов»: «никто ничего из имения своего не называл своим, но все у них было общее». Многие сектанты строго проводили эти заветы в жизнь и жили общинами, коммунами. Все правительства, все власти, все законы во всем мире, во все времена всегда шли против такой жизни, и сектантов за это во всех странах, в том числе и в России, жгли на кострах, убивали, мучили, гноили в тюрьмах, разрывали их общины и рассылали в ссылки по разным углам земли и всячески преследовали, но они оставались твердыми в своих убеждениях и, умирая, завещали своим братьям' продолжать ту же борьбу, ту же общинную жизнь... Наркомзем, зорко присматриваясь к этим народным группировкам и внимательно прислушиваясь к голосу совести этих народных масс, нашел настоящее время наиболее подходящим для того, чтобы призвать к творческой земледельческой работе эти народные, по преимуществу крестьянские и ремесленные, так называемые сектантские и старообрядческие массы, уже организованные в свои общины, прекрасно друг друга знающие, слитные и объединенные каждая в своем течении единым стремлением, зарекомендовавшие себя выдающейся трудоспособностью, честностью, исполнительностью, прямотой и искренностью..»

В конце этого воззвания предлагается образовать при Наркомземе особую комиссию для устройства образцовых колхозов из числа сектантов. Эта комиссия была названа «Комиссией по заселению совхозов, свободных земель и бывших имений сектантами и старообрядцами» — сокращенно «ОРГАМСЕКТ».

Вот завет В. И. Ленина о сектантах, и его надо исполнить. К сожалению, на этот завет почему-то,— вероятно, потому, что он связан с религией, — обращается очень мало внимания, несмотря на то, что в прошлом году даже XIII съезд РКП как бы напомнил об этом завете. Этот съезд постановил следующее: «Особенно внимательное отношение необходимо к сектантам, из которых многие подвергались

265

жесточайшим преследованиям со стороны царизма и в среде которых замечается много активности. Умелым подходом надо добиться того, чтобы направить в русло советской работы имеющиеся среди сектантов значительные хозяйственно-культурные элементы. Ввиду многочисленности сектантов работа эта имеет большое значение».

В постановлении XIII партсъезда говорилось об использовании хозяйственно-культурных элементов, но не кулаков, как понял Трегубов, который в 1928 г. от имени «культурного хозяина»— толстовца Новикова предложил высшим пра-

Христы израильтян («хлыстов»). Слева — покойный вождь израильтян Ката-сонов, сппавя Мокшин, а в средине современный Христос секты новоизраиль-тян Василий Лубков, бывш й ростовский домовладелрц. Секта была гонима, как «хлыстовская», поэтому новоизраильтяне жили в Южн й Америке, в Ура-гвае. В 1922 г. большая группа новоизраильтян переселялась из Урагвая на реку Маныч, б. Сев.-Кагкчзского края. Здесь было ими основано племенное коннозаводческое товарищество, но Лубков во глтве с кулачкой группой помыкал беднотой и эксплоатировал ее. Присвоив 13 тыс. руб. денег, Христос скрылся.

вительственным и партийным органам кулацкий проект поднятия урожайности. Кулак Новиков предлагал: распустить колхозы, ввести свободу внешней и внутренней торговли, отменить «оскорбительные клички» кулаков и уклонистов, поощрять большие посевы в единоличных хозяйствах, не препятствовать аренде земли и найму батраков. Воззвание же

266

Наркомзема звало сектантские массы к колхозной жизни, т. е. к борьбе с кулацкими хозяйствами и кулацкими теориями вожаков сект. Воззвание Наркомзема было составлено с целью показать массам, что советская власть смотрит на сектантов иначе, чем смотрело царское правительство, что советская власть готова помогать всем трудящимся независимо от их вероисповедания. Сказать об этом в особом воззвании и постановлении было необходимо потому, что в царской России сектанты всегда были гонимы властью. Нар-комзем совсем не задавался целью восхвалять или рекомендовать реакционное сектантское учение о нравственности. Воззвание Наркомзема точно так же не означало, что стремление к колхозам существовало только среди сектантов. Если бы к колхозам крестьяне не стремились и не были способны в них жить, как утверждали сектанты, то не было бы сплошной коллективизации. Сектантские коммуны в воззвании Наркомзема явились только средством «призвать к творческой земледельческой работе» сектантские массы, вовлечь их в «русло советской работы». В отношении оценки достоинств сектантских коммун представители власти ничуть не заблуждались и не переоценивали их. В своей речи о коммунах, еще в начале первой пятилетки, т. Калинин наиболее крупным недостатком советских коммун назвал «сектантский уклон» в замкнутость, аскетизм и отсталые в техническом отношении формы ведения хозяйства. Так что сектантские коммуны, поголовно все страдающие этим сектантским уклоном, образцовыми коммунами, хотя бы по этому одному, не могут быть. Сектантские коммуны похожи больше на монастыри. Подобные «коммуны» монастырского типа как-раз и строились при царском режиме. Они могли быть и монархического направления. В коммунах, принадлежавших иоанни-там, во время революции находили пачками контрреволюционную литературу и царские портреты (например в Новгороде).

Виновниками подобных политических настроений в сектантских колхозах нужно считать их антисоветские сектантские правления, состоящие из «уважаемых» старых «братьев». Даже Трегубов вынужден был признать в одной из своих статей, что в сектах верховодят «враги коммунизма». Так например в газете «Сальский пахарь» за 30 сентября 1925 г. он поместил свою статью под названием «Среди сектантов нашего округа». В этой статье гр. Трегубов о сектантах б. Сальского округа писал следующее:

267

«Недавно здесь, в молоканском поселке Петровке, состоялось ^ва знаменательных собрания: реакционное — из пожилых сектантов, главным образом из так называемых «постоянных молокан», и прогрессивное — из сектантской молодежи разных сект».

Старики на своем собрании не дали говорить молодежи, женщинам и самому Трегубову. Трегубов в конце собрания не удержался обозвать их попами и врагами коммунизма.

«Надо заметить,— пишет Трегубов,— что сектантские старцы, желая уберечь от «коммунистической заразы» свою молодежь, в последнее время постановили отлучать от своих общин, не венчать и не хоронить

Малограмотный Христос-кулак Михаил Шашкоя. От секты ено-ховцев он отдоился и ^ел свою особую группу. Православные июны и обряды пришавял, но придавал главное значению не букве, а «духу и истине». «Дух и истина» у I Пашкова были явно кулацкого порядка. Секта распалась, пещера у Шашк 'ва обвалилась, а сам он скрылся.

тех, которые не исполняют религиозных обрядов, не посещают молитвенных собраний, употребляют музыкальные инструменты, устраивают театральные представления, допускают новую прическу и стрижку волос и делаются даже «партийными» коммунистами».

В руках сектантских «старцев» и подкулачников сектан-ские коммуны, артели и кооперации являлись иичем иным, как орудием борьбы против «коммунистической заразы»-Например у меннонитов одновременно отлучали заразив-

268

шихся коммунизмом и от общины, и от с.-х. меннонитской кооперации. Вожаки сект требовали от верующих, чтобы они »е разговаривали и не имели с отлученным «еретиком» никаких дел. Поэтому многие сектанты из числа бедняцкой молодежи боялись раньше открыто заявить о своем сочувствии комсомолу и партии, так как это им грозило бы полным отлучением (бойкотом) со стороны экономически и религиозно руководивших кулаков-начетчиков. Следовательно цифры, приводимые гр. Трегубовым, еще ничего не говорят о том, кто и как руководил этими с.-х. товариществами. Некоторые бедняки были в экономической зависимости от кулаков-начетчиков вплоть до момента сплошной коллективизации. Сектантские лжеколхозы не могли избавить их от за-силия кулацки настроенных «старцев» и проповедников, разваливших много сектантских коммун и артелей. Низкая техника, кулацкая уравниловка и деспотизм «старцев» приводили сектантские коммуны к плохой продуктивности, служившей в руках вожаков сект орудием насаждения религиозного аскетизма и противоколхозных настроений. Кулацкая уравниловка, обрядность, замкнутость, аскетизм, самодержавие старцев, отсутствие материальной заинтересованности и соревнования, бесконтрольность заправил создавали в сектантских колхозах очень тяжелые, подчас невыносимые условия жизни для рядовой, особенно бедняцкой, части сектантов. На примере «самого блестящего сектантского колхоза»— канадской коммуны духоборов можно видеть наглядно все указанные пороки сектантского «коммунизма».

КРАХ ЗАРУБЕЖНЫХ СЕКТАНТСКИХ КОММУН

«...Самый блестящий сектантский колхоз, — писал гр. Трегубов, — представляет собою коммуна духоборов в Канаде, куда они, по причине гонений со стороны царизма, принуждены были переселиться из России в 1899 г. в количестве 8 000 человек. В настоящее время число всех духоборов в Канаде доходит до 14 000. Половину из них составляют так называемые «независимые» духоборы, отделившиеся °т духоборческого вождя Веригина и живущие отдельными фермами. Другую половину, в 7 000 человек, представляет эта самая коммуна, которая в 1917 г. была зарегистрирована канадским правительством под названием: «Христианская община-коммуна всемирного братства». °се имущество этой коммуны оценивается в 7 миллионов долларов. О мощности и блестящем состоянии Этой коммуны свидетельствуют и канадские сельскохозяйственные выставки, на которых этой коммуне присуждаются первые премии».

Раскол между духоборами в Канаде на независимых и веригинцев уже не говорит в пользу веригинской коммуны.

269

Перед духоборами стоял вопрос — кого признать: канадское правительство и его законы или своего вождя Вери-гина и его законы. Канадское правительство в 1901 г., в 1906 г. и в 1925 г. предлагало духоборам принять канадское подданство. Взамен этого правительство давало землю и позволяло на обычных условиях вести каждому духобору свое единоличное хозяйство. Веригин же записал всю купленную землю на свое имя и распоряжался всем имуществом, как хотел.

Бесконтрольное самодержавие Веригина и его преступно расточительная жизнь заставили половину духоборов отколоться от веригинской общины, признать, вопреки своим религиозным убеждениям, частную собственность на землю и подчиниться всем распоряжениям канадского правительства. Трения между отколовшимися и Веригиным доходили до того, что дела отдельных духоборов не раз разбирались в суде. Суд признавал правым Веригина и постановлял ничего не давать уходившим из общины и коммуны, так как все имущество было записано на Веригина. Если б каждый духобор имел право получать при своем уходе из коммуны часть имущества, возможно, давным-давно количество ее членов сократилось бы до мизерной цифры, потому что недовольство Веригиным и веригинскими порядками было большое. Во всяком случае, в веригинской коммуне не все было благополучно. Почти открыто из мести был подожжен дом Веригина. Сам Веригин (отец) был убит при очень загадочных обстоятельствах бомбой в вагоне. При П. П. Веригин е (сыне) положение рядовых духоборов-бедняков, судя по сообщениям газеты «Канадский гудок», стало не лучше, а

еще хуже *.

Таково положение «самого блестящего сектантского колхоза» со стороны внутреннего порядка. Что касается внешней стороны коммуны и ее с.-х. техники, то и здесь не все «показательно». Система хозяйства переложная, никакого правильного севооборота и удобрений нет. Тракторы, по словам духоборов, иногда себя не оправдывают и поэтому применяются не всегда.

«х'акие же сектантские коллективы,— продолжает гр. Трегубов,— имеются и в других странах. Особенно их много в Североамериканских соединенных штатах, которые и сами созданы сектантами.

Поэтому, если завет т. Ленина и постановление Х111 съезда РКП о привлечении сектантов к советско-коммунистическому строительству

___________                                    i

1 См. обзор материалов газеты «Канадский гудок» за 193334 гг. в ст. т. Зарина, журна. «Безбожник* № 5 за 1935 год. •270

будут твердо проводить в жизнь, то это строительство пойдет еще успешнее не только <у нас, но и за границей, благодаря тому, что сектанты находятся во всех странах мира и многие из них, как мне хорошо известно, хотят помочь нам как своим трудом, так и своим имуществом, независимо от того правительства, которое мешает им войти в союз с нами.

Не даром уже и в настоящее время в протестантских странах, изобилующих сектантами и самих по себе почти сектантских, коммунизм или, по крайней мере, сочувственное отношение к нему и к советской власти развивается успешнее, нежели в странах католических, в которых почти не имеется сектантов. Напротив, в католических странах с большим успехом развивается фашизм — заклятый враг коммунизма, потому что католичество, будучи враждебно сектантству, вместе с тем враждебно и коммунизму.

Поэтому нынешний римский рапа поддерживает главу фашистов — Муссолини и, по примеру средневековых пап, боровшихся крестовыми походами с тогдашними сектантами-революционерами, собирается и с нами, коммунистами, бороться крестовым походом, и для этого он велел обучить русскому языку 15 000 католических монахов и объявил этот год священным для подготовки католиков к этому походу.

И у нас самое враждебное отношение к коммунизму замечается среди церковников, особенно среди православных, тихоновцев, приверженцев патриаршества, этого своего рода царизма. Когда я в одной своей беседе с бывшим патриархом Тихоном сказал ему, что я приветствую признание им советской власти, но что ему следует сделать еще шаг вперед и признать коммунизм, то ол энергично замахал руками и сказал: «Нет, нет, нет». И его поклонники также не признают коммунизма и потому все еще мечтают о возврате царизма. Да иначе и быть не может, потому что православие, как и католичество, также враждебно коммунизму, о чем, как и о борьбе с ним, то и другое откровенно и заявляют за пределами СССР.

Поэтому замечаемое в последнее время усиленное развитие сектантства за счет всякого рода церковников заслуживает со стороны советской власти и коммунистической партии если не поощрения, то, по крайней мере, воздержания от всякого рода стеснений».

Эпоха империализма означает усиление реакции во всех империалистических странах, а не только католических. Рост революционных настроений и симпатий к СССР показывает не рост влияния той или иной религии, а отход от нее. Реакция растет и в хваленой Канаде.

Канадским властям не нравился духоборческий «коммунизм» даже в его веригинском виде. Когда же духоборы вздумали не подчиниться некоторым канадским правительственным распоряжениям, на них был наложен штраф, и под предлогом взыскания штрафа канадцы-патриоты (их духоборы называют фашистами) устроили разгром коммуны. Были забраны, несмотря на мольбы женщин, все ценные запасы из складов. Был произведен взлом замков складов. Разгром был произведен в отсутствии духоборов-мужчин. Сделано это было в стране, основателями которой были именно

271

Сектанты. Никто из американцев-сектантов не привлек к судебной отзетственности погромщиков. Объясняется это тем, что во главе управления стоит сектантская буржуазия, с подозрением относящаяся даже к сектантским коммунам. История этой сектантской буржуазии берет свое начало от английских сектантов. После английской революции

«наиболее непримиримые уходили массами с родины и положила основание свободной Америке... Там нашла себе выход воинственность пуритан, которые принялись истреблять краснокожих туземцев... Остаток крайнего индепендентства1 противники прозвали в насмешу квекерами, т. е. шарлатанами... иные из них открыли большие фабрик! и банкирские дома в самой Англии, другие завели предприятия в Аме рике, в числе последних Уильям Пеня, в честь которого одна из круп ных областей (теперь штат) названа Пенсильванией (леса Пенна)»2

Говорить о коммунистических настроениях сектантов i протестантов довольно наивно уже по тому одному, что сек танты принадлежат к разным классам и составляют десятю миллионов населения в одной только Америке.

Сектантское движение в Америке, как и в других странах не только не революционно, но оно реакционно. Кто не зна ет теперь, что в наиоолее баптистском штате Америки, i Тенесси, был устроен знаменитый «обезьяний процесса Профессора Скопса благочестивые баптисты, католики i протестанты судили за преподавание теории Дарвина. Бояа что эта теория может стать революционной, может повер нуться против библии и буржуазии, они вздумали ее последователей судить. Трегубое сам себя бьет, когда берется защищать таких господ. Никогда советская власть не судила о характере и намерениях иностранных государств по религии. Ьсли бы наше экономическое положение было не

прочно, Никакая религия нас в равные отношения с капиталистическими странами не поставила бы.

Теперь Советский союз находится в лучших дипломатических отношениях с католическими (Франция, Италия) стра-

1 «Обновленцы» англиканской церкви в XVII веке носили название «пуритан», то-есть «опрощенцев», «очищенцев». Пуритане были последователями религиозного реформатора Кальвина и делились на умеренных («пресвитерианцев») и крайних («индепендентов»), Индепенденты стояли за оощины, совершенно ни от кого не зависимые (отсюда название крайних — индепемденты). Пресвитериане выбирали светских старейшин—пресвитеров и посылали их вместе с проповедниками в го» сударственный синод (отсюда и название умеренных — пресвитериане). Пресвитериан и индепендентов было в XV11 в. больше всего в богатой, густо населенной части юго-восточной половины Англии. Большинство аристократов и землевладельцев-дворян северо-западной части Англии были членами англиканской или католической церкви. Политическая борьба буржуазии с дворянством носила характер религиозной войны пуритан против англикан и католиков.

2 Проф. Р. Виппер—Новая история. 1919 г., стр. 157—158.

272

Старшие, руководящие «братья» союза баптистов: сидит второй слева — б. балашовский купец и он же б. председатель центр, совета союза баптистов, Илья Андр. Голяев; рядом, правее, сидит бывший миллионер Гаврила Мазаев; стоит второй справа—Пав. Вас. Иванов-Клышников, долго за-ведывавший в центр, совете союза баптистов отделомчблаговестия, т. е. отделом баптистской агитации и пропаганды. В прошлом Иванов-Клышни-ков был эсером. Снимок сделан в Москве 18 мая 1926 г. во время съезда

пресвитеров.

нами, чем с протестантскими (Германия). Несколько лет назад было обратное положение: с Германией у нас были лучше отношения, нежели с Францией. При чем же тут религия? Все дело в изменившейся международной обстановке. С Турцией хорошие отношения не из-за религии.

Точно так же и основные причины развала сектантских коммун нужно искать не в «греховности» людской, а в том, что при капитализме никакие коммуны не могут быть жизненными.

ПРИЧИНЫ РАЗВАЛА СЕКТАНТСКИХ КОММУН

24 мая 1,924 г. гр. Трегубовым были составлены, подписаны и поданы в Сельскосоюз и во ВЦИК следующие сведения О' коммунах молокан и духоборов Сальского округа.

«Коммуны духоборов, переселившихся в 1921 году из Тифлисской, Карской и Елисаветпольской губерний в Сальский округ, Донской области, в количестве 4 000 человек. В каждой коммуне по 200 человек».

«Коммуны молокан, переселившихся из-за Кавказа в 1921 г. :В Сальский округ, Донской области, в количестве 8 000 человек. В каждой коммуне по 2 000 человек».

13 февраля 1925 г. тот же самый Трегубов, касаясь тех же самых молокан, писал в «Известиях ЦИК» уже не о коммунах, а о с.-х. кредитных товариществах.

«Переселившись в 1922 г. с Кавказа, из Карской области, в Сальский округ Донской области, 10 000 молокан успели за 2 года совершенно пустую степь в 50 000 дес. покрыть 39 селами-общинами но 200—400 душ в каждой, которые год тому назад объединились в один кооператив под названием «Сельскохозяйствеаное кредитное товарищество объединенных гиолоканских общин «Серп и молот».

В данном заявлении гр. Трегубов пишет тоже о с.-х. товариществах, а не о коммунах.

«Главная социально-революционная заслуга сектантов заключаете; в том, что они строят образцовые колхозы,— говорит гр. Трегубов.

— Вот например сектантский коллектив в Сальском округе, Северокавказского края, с.-х. товарищество «Серп и молот». Там на 50 000 дес. земли два года назад поселились 10 000 молокан, и за эти два года они достигли таких блестящих результатов, что когда их представители, приехав в Москву в декабре 1924 г. привезли с собою фотографические снимки с этого коллектива и показали их представителям советской власти, то все они пришли в восторг. Подробно об этом коллективе я писал в «Известиях» от 13 февраля с. г. и в первом номере молоканского журнала. Такой же благоустроенный, но несколько меньший, колхоз представляет собой и духоборческий коллектив, с.-х. ■товарищество «Труд и мир», находящийся в том же Сальском округе и состоящий из 4 000 человек на 20 000 дес земли.

Но главная социально-революционная заслуга сектантов заключается в их творческой мирной работе на пользу коммунизма, в их строительстве образцовых колхозов, каковы например: кооперативное товарищество «Серп и молот» из 10 000 молокан в Сальском округе, Северокавказского края, кооперативное товарищество «Труд и мир»

247

из 4 000 духоборов там же и особенно — блестящая «Христианская община-коммуна всемирного братства» из 7 000 духоборов в Канаде, получающая на канадских с.-х. выставках первые премии».

Куда же девались коммуны? Почему Трегубов пишет о канадской коммуне и умалчивает о сектантских коммунах Сальского района? Может быть, из скромности?! Почему вместо коммун появились с.-х. товарищества? Оказывается, никаких в Сальском районе у молокан и духоборов в то время коммун и не было.

Список сектантских коммун гр. Трегубовым составлен «в сметном порядке». Он хотел, чтобы на бумаге перед советскими органами было как можно больше сектантских коммун, и поэтому записал всех сальских- духоборов и молокан в коммуны по 200 человек в каждой. На самом же деле среди них были только кредитные с.-х. товарищества. Трегубов летом 1925 г. ездил в Сальский округ и убедился в этом сам, поэтому он пишет только о с.-х. кооперативных товариществах. В эти товарищества он записал членами даже всех грудных детей. Если бы гр. Трегубов сам лично проверил свои сведения и по другим районам и отказался записывать в члены с.-х. товарищества грудных детей, то у него получилось бы гораздо меньше и сектантских коммун, и членов сектантских кооперативных товариществ.

В одних случаях сектантские коммуны были, но развалились, а в других случаях — числились, но не существовали. Таким образом утверждение Трегубова, Павлова, Лебсака и К0 о том, что сектантские коммуны лучше и крепче несектантских коммун, ни на чем не основано. Советскому государству сектантские колхозы не стремились помогать и даже отказывались от обороны Советского союза. Один из подписавшихся под заявлением Трегубова, а именно проповедник П. В. Павлов, в 1921 г. писал, что сектантские с.-х. коллективы защищать СССР не должны.

«...Что касается сельскохозяйственных коллективов,— писал Павлов,— го пункт о защите родины с оружием в руках для нас недействителен» К

Лживы поэтому заявления Трегубова и К0 о том, что «главная социально-революционная заслуга сектантов заключается в том, что они строят колхозы». Какая же в этом революционная заслуга?! Ведь строили колхозы они не ради революционных целей, а из-за хозяйственных соображений. Строить колхозы никакого убытка нет, и никаких жертв

18*

«Слово истины» № 5—6 за 1921 г., стр. 45.

275

в пользу революции не требуется. Строить колхозы хозяйственно выгодно. Если бы колхозы были убыточны, крестьяне не стали бы в них вступать. Правда, особые сектантские колхозы оказались убыточными, но по вине самих сектантов, доверивших руководство ими кулацким элементам.

Нужно говорить не «главная социально-революционная заслуга сектантов заключается в том, что они строят колхозы», а «главная хозяйственная выгода для сектантов от революции заключается в том, что они живут в колхозах». Благодаря революции сектанты Получили некоторые помещичьи имения, часть инвентаря и построек. Колхозный строй избавил их от нищеты и кулацкой кабалы. Кто все это для них завоевал, отобрал от помещиков и каким путем? Участвовали ли в этом отобрании сами сектанты? Нет. В отобрании земель у помещиков и фабрик и заводов от капиталистов сектанты не участвовали. Они считали это «грехом». Но отобранным воспользовались — в этом некоторые из них усмотрели корень «греха» и гибели своих лжеколхозов.

Проповедники и другие кулацкие элементы объяснили происшедший в дальнейшем развал сектантских коммун наказанием божиим за участие сектантов в разделе «чужого». По мнению проповедников, основывать коммуны можно и нужно только в целях спасения души, но не в целях материального благополучия, причем приводят в пример дореволюционные сектантские коммуны, которые якобы были основаны исключительно в религиозных целях, поэтому были прочны. Но мы знаем, что дореволюционные сектантские коммуны организовывались не ради спасения души, а ради спасения имущества ссыльных сектантов, причем прочностью не отличались.

До революции коммуны сектанты основывали при недостатке материальных средств, в наиболее трудных условиях, когда царское правительство сектантов разоряло, гнало, переселяло. С помощью артельных форм хозяйства надеялись выжить сектанты в новых для них, суровых условиях на Северном Кавказе, в Закавказье, Канаде и других местах изгнания. Коммуны, которые они основывали при царском режиме внутри России, вызывались тоже условиями ссылки и

- переселения.

Во время царизма при заточениях и ссылках на несколько лет в Сибирь, в Закавказье и прочие «не столь отдаленные места» сектанты принуждены были перечислять свое имущество на других лиц, на коммуну. По возвращении из ссылки сектанты не оставались нищими, а вступали в комму-276                                                                                                                    ;

ну и таким путем берегли имущество других сосланных сектантов своей общины. Так например было с козловской коммуной еноховцев. Организация канадской коммуны духоборов вызвана была в значительной степени трудностями переселения. Пожертвования от Толстого и других доброжелателей поступали в общую кассу духоборов, и это также объединяло духоборов. Были конечно сектантские коммуны, организованные и вне связи со ссылкою и переселениями, но они были еще менее прочными.

Наиболее известными до революции были коммуны: у толстовцев — коммуна «Криница» на берегу Черного моря, у еноховцев — на Козло'Вском хуторе, по реке Ахтубе, у но-воизраильтян — в Урагвае, у мормонов — около Соленого озера, в Сев. Америке и др. Из всех этих коммун ничего не вышло — они развалились. Развалились и послереволюционные, знаменитые среди сектантов коммуны: «Вифания», «Гефсимания», «Утренняя звезда», «Всемирное братство» и др. Развал сектантских коммун был использован буржуазией и сектантскими проповедниками против коммунистического учения. Раз сектантам — этим трудолюбивым и незлобивым людям — не удалось создать прочных коммун, то, значит, никто и никогда не сможет их создать. Люди пови-димому не способны быть коммунарами, а могут быть только собственниками! Таков вывод буржуазных писателей и сектантских проповедников из факта развала сектантских коммун. Коммуны, которые строились несектантами, до революции, тоже развалились и как бы лишний раз подтвердили своим развалом сектантские и буржуазные разглагольствования о нежизненности коммунистического учения. Так например французский утопист-коммунист Этьенн Кабэ с 6В своими сторонниками переехал в 1848 г. в Техас (Америка) для устройства образцовой земледельческой коммуны, где и организовал ее, но коммуна распалась. Жить коммунами, — говорят сектанты, — учили Маркс, Энгельс и Ленин. На практике коммуны оказались нежизненными. Стало-быть, учение Маркса—Энгельса—Ленина неверно. Вот недалекая мудрость сектантских вожаков. Сектантам невдомек, что Маркс и Энгельс предостерегали рабочих от фантазий Кабэ. Маркс и Энгельс считали организацию коммун возможной не при всяких, а только при определенных социально-экономических и политических условиях. Вот как например разъяснялась неосуществимость затеи Кабэ в «Коммунистическом журнале», основателями и редакторами которого были Маркс и Энгельс;

277

«Для коммунистов, признающих принцип личной свободы, — а его признают несомненно и икарийцы,— общность имуществ без переходного периода, демократического переходного периода, когда личная собственность лишь постепенно будет преобразовываться в общественную, точно так же невозможна, «ак невозможен для сельского хозяина урожай без посева»1.

Перейти к колхозам, не имея земли и машин, нельзя, а для того, чтобы их иметь, нужна диктатура пролетариата. Диктатура пролетариата нужна и для захвата помещичьей земли, и для развития техники, и для перевоспитания мелких собственников в колхозников. Кабэ и сектанты строили свои коммуны без всякого расчета на переходный период. Они строили коммуны во враждебном окружении, в недрах капиталистического общества — получился поэтому конфуз. Единомышленники Маркса и Энгельса предостерегали в «Коммунистическом журнале» последователей Кабэ о тех

«преследованиях, которым по всей вероятности, даже почти наверно, подвергнутся икарийцы в Америке, если они захотят поддерживать сношения с окружающим обществом» 2.

Окружало икарийцев капиталистическое общество, ждать от которого1 коммунарам ничего кроме преследования было нельзя. Только порвав всякие связи с окружающим обществом, замкнувшись, превратившись в секту отшельников, можно было хоть как-нибудь продержаться некоторое время членам коммуны в таком обществе. Но какой смысл в коммуне, если она замкнется и перестанет вести борьбу с капитализмом?! Смысла в такой коммуне не будет, она будет сектой, монастырем, но не коммуной. Создать прочную и незамкнутую коммуну при капитализме нельзя,

«потому что вообще нельзя ввести и поддерживать общность имуществ нескольким сотням или тысячам лиц, не придав коммуне исключительного, сектоподобного характера, как это случилось напр. с коммунистической колонией Раппа в Америке и т. п. Но основывать такую коммуну не входит в наши планы; это, надеемся, не входит и в намерения икарийцев» 3.

Даже сектантские коммуны, не ставившие перед собой никаких политических задач, подвергались в наиболее сектантской стране, Америке, упорным преследованиям.

«Пусть, — говорится в «Коммунистическом журнале»,— каждый, кто собирается в Америку вместе с Кабэ, почитает сначала какой-нибудь

1  «KommtMiiiistisdie Zeitsdvrift» № 1, London, iim September 1847, S. 7. 1847, s. 7.

2  Там же.

3  Там же,

отчет о преследованиях, какие испытали и каким еще подвергаются там мормоны»... *.

Нерелигиозные коммуны подвергались еще большим преследованиям, чем религиозные. Последние распадались не столько в силу преследований, сколько вследствие разлагающего влияния религии. Религия есть орудие буржуазной реакции. Через религию буржуазная реакция проникала в сектантские коммуны и разлагала их.

Опыт показал непрочность как дореволюционных, так и послереволюционных сектантских коммун. Сами сектанты объясняют непрочность (своих коммун слабостью веры у коммунаров в бога. Например некто «брат Стахий» в декабре 1911 г. писал о том, что в одном месте «соединились для совместной жизни 6 семейств, но они не были достаточно осторожны, впустили двух слабых членов, не вполне верующих. Из-за этого жили они вместе недолго, скоро разошлись» 2.

Что предлагал баптист Стахий для укрепления сектантских коммун?

«Думаю, — писал Стахий, — что необходимо для общей жизни: 1) сердце, отданное совсем господ}', 2) единомыслие семейных и 3) желание хотя бы всем пожертвовать для общей пользы» 3. Однако вера в бога для строительства коммун оказалась не только бесполезной, но и вредной. Своими коммунами сектанты приносили лишь вред, потому что сеяли сначала вредную мечту о мирном построении «царства божия» внутри капиталистического общества, а затем в случае развала коммун уверяли всех, что люди, не имеющие веры в бога, коммунами жить ни при каком строе не будут в силу нравственного несовершенства. Сектанты призывали поэтому сначала нравственно самоусовершенствоваться, а потом уже думать об организации коммун. Из факта развала сектантских коммун можно заключить, что или у сектантов слишком мало нравственного совершенства, или же причина развала сектантских коммун коренится не в нравственности. Гибель коллективизации и всего социалистического строительства сектанты предрекали именно исходя из нравственного несовершенства людей.

' «KomiBuintistisohe Zeitsdirif.t» № 1, London, tai September 1847 ёлмаТ—ЛВенНи°наП0 экземплярУ' мнящемуся в Институте Маркса - «Гость» № 2 за 1911 г. 3 Там же.

В действительности главная причина сектантских неудач с устройством коммун в условиях капитализма лежит в самих капиталистических условиях. Колхозы могут существовать -только в советских условиях, при поддержке советов, под руководством рабочего класса и его партии. Сектантские лжеколхозы, организованные кулачеством во вред советскому государству и трудящимся, прочными быть конечно не могут; их государство поддерживать не будет, и они обречены на гибель.

Желая спасти кулацко-сектантские кооперативы и лжеколхозы, Трегубов и К° все время 'ссылались на авторитет Энгельса и Ленина в подтверждение своей мнимой революционной родословной. Посмотрим подробнее, каковы взгляды Энгельса и Ленина на сектантов и что Трегубов выдает за взгляды Ленина.

VIII

ЛЖИВЫЕ ССЫЛКИ ПРОПОВЕДНИКОВ НА АВТОРИТЕТ ЭНГЕЛЬСА И ЛЕНИНА

ЛИЦЕМЕРНЫЕ ССЫЛКИ СЕКТАНТОВ НА АВТОРИТЕТ

ЭНГЕЛЬСА

«А что действительно были,— говорит гражданин Трегубов,— и есть такие сектанты, которые проводили и проводят революционные задачи и жили и живут коммунистически или, по крайней мере, коллективно,— об этом свидетельствуют вся их история и современная жизнь.

Прежде всего надо сказать, что древние христиане, будучи еще сектантами, а не церковниками, так как христианских церквей с их попами тогда еще не было, признавали такого Христа, который, как верили они, пришел «низложить сильных с престолов», т. е. уничтожить царей и других правителей—■ угнетателей народа, и «вознести смиренных», т. е. угнетаемых (Луки I, 52) и отнять власть от угнетателей и передать ее угнетенному народу (Матф. XXI, 43), т. е. эти христиане признали Христа революционером, а потому и сами они были революционерами, совершая такие акты, как сожжение царского дворца в Никомидии, отказ от признания царей высшей, божеской властью, от почитания царских статуй и изображений и пр.

Кроме того, как видно из «Деяний апостолов», древние христиане были в то же время и коммунистами, так как они «ничего из имения своего не называли своим, но все у них было общее и каждому давалось, в чем кто имел нужду» (гл. IV, ст. 32—35).

На этом основании Энгельс в своем введении к книге Маркса «Классовая борьба во Франции» говорит о древних христианах следующее: «Почти 1 600 лет тому назад в римском государстве развивала свою деятельность опасная партия переворота. Она подкапыва-лась под религию и все основы государства. Она как-раз отрицала, что императорская власть представляет высший закон. У нее не было отечества. Она была интернациональна. Она простирала свое влияние на все земли империи, от Галлии до Азии, и даже за пределы империи, '"а долго занималась подземной, тайной работой, пока не почувство-

вала себя достаточной сильной, чтобы выступить совершенно открыто. Эта партия известна под именем христиан». Из этих слов видно, что Энгельс называет древних христиан-сектантов партией переворота, т. е. революционной партией, а несколько ниже и «социалистами».

И в дальнейшей своей истории сектанты играли такую же революционную роль, особенно после того, как между ними появились попы, которые, соединившись с царями и богачами, стали пропове-дывать не Христа-революционера, друга угнетаемых и врага угнетателей, а Христа-соглашателя, друга угнетателей и врага угнетаемых, не коммунизм, а священную собственность, не «низложение сильных», а повиновение им, как божеской власти, и стали беспощадно гнать и прямо поголовно истреблять сектантов, как еретиков, революционеров и коммунистов. Особенно жестоко гнала их католическая церковь, основав для этого специальную организацию — «инквизицию», при помощи которой и так называмых «крестовых походов» ей удалось почти уничтожить сектантов в своей среде. Тогда более горячие сектанты взялись даже за оружие и подняли целый ряд восстаний (альбигойцы, гуситы, табориты, анабаптисты и др.) и даже в семнадцатом столетии приняли горячее участие в Великой английской революции, в которой главную революционную роль играли сектанты-пуритане со своим вождем, генералом Кромвелем, и которая первая провозгласила и установила гражданскую, политическую и религиозную свободу в Англии, хотя однако неполную.

Часть английских сектантов в это время переселилась в Северную Америку и образовала там Североамериканские соединенные штаты с несколько большей свободой».

Историю христианских сект Трегубов начинает с древнего христианства. Древних христиан Трегубов называет сектантами, революционерами и коммунистами. В доказательство своего заявления он ссылается на евангелие и Энгельса. Далее, он указывает на движения сектантов: альбигойцев, гуситов, таборитоз, анабаптистов и пуритан. Верно ли, что указанные сектанты и древние христиане были революционерами и даже коммунистами в современном смысле этих слов? Нет, не верно уже потому, что их деятельность на сотни лет предшествовала современному революционному, коммунистическому движению и вся социальная обстановка была тогда совершенно иной, В те времена рабочего класса не было. Христиане в конце III века были опасной партией переворота, но не против рабства, а против преследовавших их. «языческих» императоров. Боясь переворота и видя, что христианство своим учением поддерживает рабство и монархию, императоры признали христианство господствующей религией. Были в христианстве элементы, которые ждали социального переустройства, но они ждали его наступления не в этом мире, а в «тысячелетнем царстве». Христиан Энгельс сравнивал, с современными 'Социалистами, но называл христианство «социализмом», ;в кавычках». Про первоначальное христианство Энгельс писал, что

«этот «социализм», поскольку он тогда был возможен, существовал в действительности и добился господства в лице христианства. Только христианство это, как это и не могло быть иначе ввиду исторических предпосылок, хотело осуществить социальное переустройство не в этом мире, а в «потустороннем», на небе, в вечной жизни после смерти, в предстоящем в недалеком будущем «тысячелетнем царстве»! 1.

Что касается перечисленных Трегубовым сект, то они также не были пролетарскими. Энгельс различает секты (ереси) трех родов: плебейские, бюргерские и крестьянские. По своей религиозной идеологии секты были реакционными. Но в этой религиозной форме выражался протест крестьянско-плебейских масс. В своих мечтах плебейская часть сектантов «должна была выйти за пределы едва зарождавшегося тогда современного буржуазного общества» 2. Но на деле, в действительности мечты эти явились не больше, как «предвосхищением современных буржуазных отношений»3. Борьба сект за буржуазные порядки против феодализма была в то время прогрессивной. Буржуазия, возглавившая реформацию и большинство сект, была в то время прогрессивной, а буржуазия, возглавляющая секты в эпоху империализма, может быть только контрреволюционной. Вот почему так не похожа роль прежних сектантов на роль сектантов эпохи империализма. Русская буржуазия была монархической. Вожаки русских сектантов старались уверить попов и царских чиновников в своих верноподданнических чувствах к царю. Каждая секта старалась быть как можно более преданной царю и обвиняла другие секты в недостатке этой преданности, причем некоторые заявления вожаков сект были доносом, оправдывавшим гонения. Например баптистские вожаки, стараясь отгородиться от штундистов, которых попы считали чуть ли не социалистами, обвиняли штундистов в отсутствии! преданности царю. В своем письме на имя таврического и симферопольского епископа Николая главари секты баптистов в качестве уполномоченых трех старейших баптистских общин написали 21 октября 1899 г. следующее хорошо из!вестаюе Трегубову заявление:

«Его преосвященству преосвященнейшему Николаю, епископу Тав-Рическому и Симферопольскому, представителей баптистских общин сел Ново-Васильевки, Астраханки и Ново-Спасского, Бердянского Уезда, прошение.

1  «К. Маркс и Ф. Энгельс о религии

2  Там же. Т. I, стр. 259.

Т. И, 1933 стр. 547.

Там же.

283

гтебокой скорби узнали наши общины из протоколом

нййии

Лаяьше излагается учение баптистов, и следуют просьбы „е шТшГать баптистов" со штувдистами, не менять названия баптистской секты. Прошение подписано: миллионером Гав-

Не надеясь на тактику лобовой атаки, разбитый враг прикидывается тихим, святым, добрым. Под видом юродивых, пророков и пророчиц, полупомешанных целителей враг ведет тактику «тихой сапы». Андр. Андр. Молодцыгин, объявивший себя спасителем всех народов, является проводником именно такой тактики. Данная фотография представляет попытку Молодцыгина изобразить собэй икону, а именно «нерукотворный» образ «спасителя» на «плате». Но все фокусы Мо-лодныгина не имели никакого успеха.

риилом Ив. Мазаевым, кулаком Федором Прохоровичем Ба-лихиным, кулаком Вас. Ром. Колодиным.

До революции вожаки сект «открещивались» не только от штундистов, но и от своих предков (анабаптистов, гуси^ то», таборитов и т. д.), которые с оружием в руках боролись с феодалами. Теперь сектанты всячески восхваляют своих «предков». Но «предки» нынешних сектантов играли прогрессивную роль не в силу своего сектантства, а вследствие определенных исторических условий.

В то время не было самостоятельного пролетариата, не

"Копия данного заявления хранится V Музее Толстого (Москва)-

было развитых политических партий и учений, доступных массам. «Чувства массы вскормлены были исключительно религиозной пищей; поэтому, чтобы вызвать бурное движение, ее собственные интересы должны были представляться ей в религиозной одежде» 1.

Современные сектанты хотят дело изобразить так, что раньше под видом сект и «ересей» скрывалось революционное движение масс и теперь тоже, причем хотят изобразить Энгельса своим единомышленником. Нет, теперь революционное движение не может нигде скрываться под религиозной оболочкой. Энгельс указал, что революционное движение могло принимать религиозную окраску только с XIII до XVH века включительно, но не позже.

Сектанты изображают теперь все религиозные «ереси», секты и войны как коммунистические. Энгельс ни в какой мере их за коммунистические не принимал и считал зависимыми от развития буржуазии. В XIII—XVII вв. буржуазия еще складывалась и не имела своей собственной идеологии, поэтому она старалась использовать религиозную идеологию. Возможность окрашивания революционных движений в религиозные цвета Энгельс видел, в трех религиях: буддизме и особенно в христианстве и исламе. Но, по словам Энгельса,

«даже у христианских народов революции, действительно имевшие общее значение, принимают эту окраску лишь на первых ступенях борьбы буржуазии за свое освобождение: от XIII до XYII века включительно. И эта окраска объясняется не свойствами человеческого сердца и не религиозной его потребностью, как думает Фейербах, но всей предыдущей историей средних веков, знавших только одну форму идеологии: религию и богословие»2.

В доказательство революционно-коммунистического духа сектантства Трегубов ссылается на альбигойцев и пуритан. Но Энгельс и движение альбигойцев, и движение пуритан, и все религиозное протестантство связывает прежде всего с ростом городской буржуазии, которая к коммунизму конечно не стремилась. Энгельс писал, что «когда окрепла городская буржуазия, в противоположность феодальному католицизму развилась протестанежая ересь, сначала у альбигойцев в Южной Франции, в эпоху высшего расцвета тамошних городов»3.

Трегубов расхваливал протестантизм, а баптисты вслед за Максимом Ковалевским уверяли всех, что Россию ожидает

1  «К. Маркс и Ф. Энгельс о религии», стр. 508.

2  Там же, стр. 504.

Там. же, 508.

284

285

«не революция по типу французской, а реформация по типу германской» г. Крупная русская буржуазия была, во-первых, зависимой от казенных заказов и протекционной политики-самодержавия, поэтому очень робкой в «ересях». Во-вторых, империалистская буржуазия всюду боится пролетариата и поддерживает не только^ секты, но и любую церковь и все средневековое. Уже в эпоху реформации буржуазия боялась того полупролетариата, который был предшественником позднейшего пролетариата. .                                                         :

«Городская буржуазия, — писал Энгельс, — с самого начала создала себе придаток в виде неимущих городских плебеев, поденщиков и всякого рода прислужников — предшественников позднейшего пролетариата, — не принадлежащих ни к какому определенному сословию. В совершенном соответствии с этим и религиозная ересь уже очень рано разделилась на два вида: буржуазно-умеренный и плебейско-революционный, ненавистный даже буржуазным еретикам»2.

Решающую роль в реформации играли буржуазные еретики.

«Неистребимость,— писал Энгельс,—протестантской ереси соответствовала непобедимости усилившейся городской буржуазии. Когда эта буржуазия достаточно окрепла, ее борьба с феодальным дворянством, имевшая до тех пор местный характер, начала принимать национальные размеры. Первый акт борьбы были сыгран в Германии: так называемая реформация»".

Реформацию поддерживали в Германии низшие дворяне и крестьяне, но их восстания были вследствие нерешительности городской буржуазии подавлены. Лютеранство усилило закабаление крестьян, став орудием монархии.

«Но,— пишет Энгельс,— кроме немца Лютера был еще француз Кальвин. С чисто французской резкостью выдвинул он на первый план буржуазный характер реформации, придав церкви республиканский, демократический характер. Между тем как лютеранская реформация опошлялась в Германии, ведя эту страну к гибели, под знаменем кальвинистской реформации соединились республиканцы в Женеве, в Шотландии и в Голландии и велась голландцами борьба за свое освобождение от испанского владычества и от Германской империи. Та же кальвинистская реформация доставила идеологические костюмы для второго акта буржуазной революции, имевшего место в Англии» 4.

Английская революция, как известно, кончилась компромиссом (взаимной уступкой) между буржуазией и дворянством, как в области политики, так и в области религии.

1  «Слово истины» № 5—6 за 1920 (г., стр. 36.

2  «К. Маркс и Ф, Энгельс о религии», Т. И, стр. 509.

3  Там же.

4  Там же.

286

Не будем еще более подробно останавливаться на характере и на истории реформации. Для нас совершенно ясно, что Энгельс считал реформацию и протестантизм буржуазными движениями. Плебейски-революционные ереси объективно играли тоже буржуазную роль, так как помогали победе буржуазного строя. Подвести под коммунистические движения эти ереси нельзя, потому что не могло в то время быть правильных коммунистических представлений и способов борьбы и не было промышленного пролетариата.

Когда же появился промышленный пролетариат, секты не могли быть коммунистическими потому, что пролетариат шел в политические партии и профсоюзы, но не в секты. Чем сознательнее и организованнее становился пролетариат, тем реакционнее становилась роль сект, мешавших пролетариату, отвлекавших внимание отсталых масс от политических вопросов и раскалывавших отсталых трудящихся на многочисленные взаимовраждующие религиозные группы ,и «толки».

В корне неправ был т. Луначарский, видевший в сектантском движении передовое крестьянское движение. Тов. Луначарский писал про Толстого в предисловии к собранию сочинений Толстого, что Толстой

«гениально прозревает то, что мы сейчас видим — это колоссальное распространение евангелизма, баптизма среди передового крестьянства. И он мог видеть к концу своей жизни распространившихся духоборов, несмотря на страшное гонение со стороны правительства. Это была настоящая мужицкая религия без бога. Это была попытка крестьянства создать свою социальную правду».

Да, крестьян в сектах было много, но секты не выражали интересов трудящегося крестьянства. «Социальная правда» сектантства создавалась кулаком. «Свою социальную правду» без помощи и руководства пролетариата трудящееся крестьянство не могло бы найти. Религия без попов не лучше религии с попами. Представители либеральной русской буржуазии увидели, что массы «обезвериваются», они стали хлопотать о создании самоуправляющихся православных приходов по образу и подобию сектантских общин. Отдельные царские губернаторы и даже некоторые попы стали выступать за свободу совести для сектантов, когда увидели рост безбожных, революционных настроений среди пролетариата и передового крестьянства. Тем более неправильно и вредно мнение т. Луначарского о сегодняшних сектантах как передовых крестьянах. В наши дни, в условиях диктатуры пролетариата, в сектах наряду с антисоветскими элементами оста-

28 7

клея лишь самые темные и духовно изуродованные из трудовых крестьян. Вывеска передовых, революционных антисоветским вожакам сект очень выгодна, чтобы удерживать отсталые массы в сектах и лучше маскировать свою вредительскую деятельность. Слова т. Рыкова о «революционности» сектантов были использованы Трегубовым и К0 против безбожной печати еще более десяти лет назад. Трегубов в доказательство «революционности» сектантов приводил слова т. Рыкова, сказанные им на XIII партсъезде.

«Спаситель всех народов» Мо-лодцыгин в Ростове, Ивановской области, изображает Адама в раю с ключами от врат ада и врат рая. Трудящиеся отходят от религии, и поэтому проповедники идут на американские трюки, чтобы хотя таким путем привлечь внимание к себе и к «новой» символической религии.

«... т. Рыков, — писал Трегубов, — при обсуждении вопроса о сектантах на XIII съезде РКП, сказал следующее: «Мне кажется, что по вопросу о сектантах нет достаточного понимания того, что сектантство наше в высшей степени разнообразно*. Мы знаем, что на почве религиозного движения имели место и революционные движения, проникнутые в большой степени коллективизмом. Мы знаем сектантское движение, которое в дореволюционный период иногда сотрудничало с нами. Мы знаем, что в период заграничной «Искры» мы издавали специальный орган (журнал «Рассвет», который издавался в Женеве под редакцией т. Бонч-Бруевича), чтобы использовать те сектантские движения, которые идут по революционному руслу. Поэтому есть сектантство и сектантство, и те сектантские течения, которые под религиозным соусом проводят революционные задачи и которые иногда близки к отрицанию частной собственности, нужно использовать всячески и целиком», 288

Неверно, что сектантство было и, может быть вплоть до наших дней почвой для революционных движений. Лишь с ХШ по XVlI в. сектантство было (не все) орудием прогрессивных классов. После XVII в. христианство

«уже не в состоянии было поставлять религиозную одежду для стремлений какого-нибудь прогрессивного класса»'.

Тов. Рыков, думающий, что даже в советских условиях есть сектанты, «которые под религиозным соусом проводят революционные задачи», противоречит Энгельсу. Журнал «Рассвет» в 1904 г. издавался для усиления и использования оппозиционных настроений, имевшихся среди демократических элементов сект. По словам же т. Рыкова выходит, что журнал издавался для сектантов, которые якобы уже шли по революционному руслу, причем т. Рыков считает революционными целые сектантские движения и течения, вне зависимости от классового расслоения внутри сект. Ленин же указывал, что солидарность сектантов по вопросу борьбы с абсолютизмом гораздо слабее, чем классовые противоречия внутри сект. Ленин говорил о демократических проявлениях сектантства, но не о его революционности. Ленин подходил к сектантству исторически, делая ударение на том, что время борьбы демократии и пролетариата в религиозной форме давно прошло.                                            у

Религия звала любить врагов и тем самым притупляла классовую ненависть масс. Религиозная оболочка сковывала массовые движения XIII—XVII веков. Идея бога препятствовала будить и организовывать революционные чувства масс.

«Неверно,— писал Ленин,— что бог есть комплекс идей, будящих и организующих социальные чувства. Это — богдановский идеализм, затушевывающий материальное происхождение идей. Бог есть (исторически и житейски) прежде всего комплекс идей, порожденных тупой придавленностью человека и внешней природой и классовым гнетом,--идей, закрепляющих эту придавленность, усыпляющих классовую борьбу. Было время в истории, когда, несмотря на такое происхождение и такое действительное значение идеи бога, борьба демократии и пролетариата шла в форме борьбы одной религиозной идеи против другой.                 

Но и это время давно прошло.

Теперь и в Европе и в России всякая, даже самая утонченная, самая благонамеренная защита или оправдание идеи бага есть оправдание реакции» -.

1 «К. Маркс и Ф. Энгельс о религии», т. II стр. 510 * Ленин, т. XVII, стр. 85.

19-2910

289

Религиозные идеи не помогали, а мешали революционному движению масс, и чем меньше было религиозных настроений у масс, втянутых в революционные движения, тем лучше было для движения масс. Трегубое любит ссылаться для доказательства революционности сектантов на Мюнцера, но пантеизм Мюнцера близко примыкает к атеизму.

«Его теологическое и философское учение, — писал Энгельс про Мюнцера, — нападает на основные пункты не только католицизма, но и христианства вообще. Под христианскими формами он проповедует пантеизм, обнаруживающий замечательное сходство с современными спекулятивными воззрениями и местами соприкасающийся даже с атеизмом» 1.

Трегубое, Павлов и К0 изображают своих предшественников как сторонников «низложения сильных с престола», как защитников равенства и общности имущества. На деле левые учения сектантов вели не больше, как к установлению буржуазного общества. Энгельс по этому поводу писал следующее:

...«Нападки на частную собственность, требование общности иму щества неизбежно должны были выродиться в грубую организации благотворительности; неопределенное христианское равенство могло самое большее, вылиться в форму гражданского равенства перед за коном; упразднение всякой власти превратилось в конце-концов в уста новление избираемых народом республиканских правительств» 2.

Стало-быть, Энгельс был весьма невысокого мнения о мнимом коммунизме сектантов. Относительно же равенства и общности имущества, имевших якобы большое распространение среди первоначальных христиан, Энгельс сделал в «Анти-Дюринге» следующее едкое замечание:

«Христианство знало только одно равенство всех людей, равенство первородного греха, вполне соответствовавшее его -характеру религии рабов и угнетенных. Наряду с этим оно знало еще может быть равенство избранных, которое однако выдвигалось только в самом начальном периоде христианства. Следы общности имущества, встречающиеся тоже на первых шагах новой религии, являются скорее результатом необходимости для гонимых жить сплоченной жизнью, чем признаком высоких представлений о равенстве. Но вскоре установление противоположности между клиром и мирянами уничтожило и этот зачаток христианского равенства» 3.

Из этих слов Энгельса видно, что следы общности имущества были только в самом раннем периоде христианства,

1  «К. Маркс и Ф. Энгельс о религии и борьбе с нею». Изд. 1933 г-,

стр. 265.

2  Там же, стр. 259.

3  Ф. Энгельс — Анти-Дюрин1г. Гл. «Нравственность и право. Равенство». Партиздат, 1932, стр. 73.

290

причем эта общность имущества была непрочной, времен-, той и лишь результатом гонений. Гонимые христиане жили подаяниями и пожертвованиями от тайных богатых доброжелателей. Пожертвования и доходы от случайных заработков поступали в общую кассу. Это была совсем не коммуна. С исчезновением гонений исчезли постепенно и общие христианские трапезы. Ни о каком социальном равенстве в смысле уничтожения классов в христианстве и речи не могло быть. Христианство знало лишь одно равенство — равенство первородного греха. Против рабства христианская религия не возражала, она учила рабовладельцев бережно обращаться с рабами, а рабов — повиноваться своим господам не за страх, а за совесть. В дальнейшем христианство оправдывало средневековое крепостничество и все гнусности капиталистического строя.

«Социальные принципы христианства, — писал Маркс, — оправдывали античное рабство, превозносили средневековое крепостничество и умеют также в случае нужды защитить, хотя и с жалкой гримасой, современное угнетение пролетариата.

Социальные принципы христианства проповедуют необходимость существования классов—господствующего и порабощаемого, — и для последнего у них находится лишь благочестивое пожелание, чтобы первый ему благодетельствовал» 1.

Отдельные представители соглашательских партий, желая опереться на сектантов, старались доказать совместимость принципов своего лжесоциализма с эксплоататорскими принципами христианства. Среди сектантов они нашли благоприятный отклик. Но были среди проповедников и такие, которые считали партии социал-примиренцев слишком, «левыми». Эти проповедники с возмущением разъясняли несовместимость религии и «социализма» следующим образом:

«Если социалисты, по недомыслию, по незнанию учения Христа, считают его революционером, анархистом, борцом за свободу, равенство и братство в том смысле, как это они понимают, то верующие по Христа как сына божия, как личного спасителя во всяком случае должны знать цену всему этому, дабы «льстивые слова», обольщая слух, не обольстили сердца их... Разве наша свобода от греха, свобода внутреннего, исцеленного человека, свобода духа — та же самая свобода, к какой призывают революционеры,— свобода гражданская, свобода внешнего человека, раба греха? Разве наше равенство... основанное на любви и смирении, похоже на равенство наружное, основание на правах и обязанностях по гражданским законам, похоже на равноправие всякого гражданина? Разве «братство», красующееся на знаменах рево-

2 «К. Маркс и Ф. Энгельс о религии и борьбе с нею». Изд. 1933 г., стр. 231.

19*                                                                                                                 291

•шщионерои, братство без любви, без отца, братство вымышленное, тождественно нашему братству во Христе? Мы братья потому, что у нас есть отец, а где и кто их отец? Разве могли бы быть мы братьями без отца?»1

Теперь сектанты были бы не прочь «доказать» совместимость религии и социализма, но им никогда не удастся этого сделать. Они объявляют себя мирными, религиозными коммунистами, но Маркс и Энгельс уже давно показали ненаучный и вредный характер всех и всяких теорий мирного коммунизма. Еще в 1847 г. в первом же пробном номере «Коммунистического журнала», редакторами которого были Маркс и Энгельс, была коммунистами дана критика теорий мирного коммунизма:

«Мы не из тех коммунистов, которые всего хотят достигнуть любовью. Мы не проливаем горьких слез при лунном свете над несчастиями человечества и не приходим в состояние наивысшего восторга при мысли о золотом будущем. Мы знаем, наше время серьезно, мы знаем, оно требует от каждого напряжения всех его сил, и мы знаем, что эти грезы о любви не что иное, как своего рода духовное самоослабление, лишающее каждого, кто предается им, всякой дееспособности.

Мы не из тех коммунистов, которые уже теперь проповедуют вечный мир, в то время как наши враги повсюду готовятся к бою» 2.

Слова о любви целиком можно отнести к сектантам. Сектанты стараются навеять слушателям грезы о любви, но если бы трудящиеся стали предаваться сектантским грезам о любви, то они ослабили бы себя в классовой борьбе и лишились бы всякой дееспособности. Сектантское учение о любви особенно вредно и лицемерно сейчас, когда определенные империалистические страны готовятся к войне против СССР-ЛЕНИН О СЕКТАНТАХ

Ленинские высказывания о современном ■сектантства нельзя рассматривать вне ленинского учения об империализме.

«Империализм есть особая историческая стадия капитализма. Особенность эта троякая: империализм есть (1)—монополистический капитализм;..-(2)—паразитический или загнивающий капитализм; (3) — умирающий капитализм. Смена свободной конкуренции монополией есть коренная экономическая черта1, суть империализма»3.

S. 4. 292

1  «Слово истины» № 8 за август 1917 г., стр. 108.

2  «Kommunistiisdhe Zeitsohnit», № 1, London, >m Soptember 184/,

'3 Ленин, т. XIX, стр. 301.

Далее Ленин указывает пять главных видов проявления монополизма: 1) необычайная концентрация производства, породившая картели, синдикаты и тресты; 2) монопольное положение банков; 3) захват источников сырья трестами и финансовой олигархией; 4) начался экономический раздел мира международными трестами и приобрел в связи с этим выдающееся значение вывоз капитала; 5) закончился территориальный раздел (колоний) мира.

Империализм ухудшил экономическое и политическое положение масс, усилив реакцию, дороговизну и нищету. Империализм вызвал: рост милитаризма, учащение войн, расширение национального гнета и колониального грабежа, Лицемерно и отвратительно поэтому учение сект о мире всего мира. Империализм усилил противоречия: между капиталистическими группами, между трудом и капиталом, между метрополиями и колониями. Мировая империалистическая война обострила все эти противоречия и привела к общему кризису капиталистической системы. Существование СССР обостряет противоречия и кризис капиталистической системы еще больше. Экономический кризис и депрессия усилили общий кризис капиталистической системы. Мир вступил в новый тур революций и 1войн. В ряде стран к власти' пришли партии войны — фашисты. Лживы поэтому уверения сектантов о том, что войны не будет.                      ,

Разница между республикански-демократической и монархически-реакционной империалистской буржуазией совершенно стирается потому, что та и другая гниет заживо, являясь контрреволюционной. Буржуазия, возглавляющая секты во всех странах, является поэтому тоже контрреволюционной. Вожаки сект развращены буржуазией и являются ее верными слугами.

Большинство членов сект, по уверениям сектантов, состоит из рабочих и крестьян. Ленин был за рабочих и крестьян, значит он был за сектантов, тем более что в сектах состоят лучшие из рабочих и крестьян. Так говорят сектанты. Во-первых, в некоторых общинах до половины членов состоит из бывших кулаков, торговцев, дворян, жандармов и т. д. Во-вторых, в сектах состоят лишь наиболее отсталые из крестьян и рабочих, причем рабочих в сектах ничтожный процент. В-третьих, Ленин не только не -защищал религиозных настроений и взглядов отсталых слоев и групп трудящихся, но всячески боролся с религией, как опиумом народа. Ленин различал и в рабочем классе и в крестьянстве передо-вые и отсталые слои. Ленин не рекомендовал смешивать на-

строения отсталых групп рабочих с настроениями всего рабочего класса.

...«Одно дело—рабочий класс, а другое дело — группы, маленькие прослойки рабочего класса,— писал Ленин про германский рабочий класс. —Германский рабочий класс от 1871 года до 1914 года почти полвека был образцом социалистической организации для всего мира. Мы знаем, что он имел партию в миллион человек, что он создал профессиональные союзы с двумя, тремя, четырьмя миллионами, а тем не менее в течение этого полвека оставались сотни тысяч немецких рабочих, объединенных в клерикальный поповский союз и стоящих горой за попа, за церковь, за своего кайзера. Кто же представлял действитель-; но рабочий класс: гигантская немецкая социал-демократическая партия^ и профессиональные союзы или сотни тысяч клерикальных рабочих?^ Одно дело рабочий класс, который объединяет громадное большинство^ сознательных передовых, думающих рабочих, а другое дело — одна| фабрика, завод, местность, несколько групп рабочих, продолжающих] оставаться на стороне буржуазии»'.

Стало быть, если где-либо есть группа сектантов, состоя-щая из рабочих, — это еще не рабочий класс, эта группа рабочих своим пребыванием в секте вредит интересам рабо' чего класса. Сектантские журналы пишут о своих организа^ циях как пролетарских организациях на том основании, чт<| в ряде мест Запада и Востока сектантские общины состоя! из рабочих, причем в качестве гцйшера приводят обычно уэльских шахтеров-баптистов (Англия). О политических взглядах уэльских шахтеров-баптистов можно судить уже по одному тому факту, что они в парламент выбрали не кого другого, как Ллойд-Джорджа, о чем сами же сектанты и пишут в журналах 2. Состав рабочих Англии не однороден.

«Верхний слой,— пишет Ленин,— поставляет массу членов кооперативов и профессиональных союзов, спортивных обществ и многочисленных религиозных сект» 3.

Баптисты-шахтеры Уэльса, выбравшие Ллойд-Джорджа в парламент, принадлежали, к верхнему слою рабочих, потому, что только верхний слой ' рабочих имеет возможность пользоваться избирательными правами в Англии. Либеральная партия, одним из главных вождей которой является Ллойд-Джордж, была в свое время создана сектантской буржуазией, насадившей агентуру и среди рабочих.

1  Ленин, т. XXIII, стр. 96—97.

2  «Слово истины» № 3—4 за 1921 Г., стр. 22.

3  Ленин, т. XIX, стр. 156. «Империализм, как высшая стадия капитализма».

Ленин в своей гениальной книге «Империализм, как высшая стадия капитализма» указал на связь между империализмом и оппортунизмом. Империализм создал для буржуазии возможность подкупать за счет колониальных сверхприбылей верхние (и в том числе сектантские) прослойки пролетариата.

Англия захватила громадные колонии и монополию на всемирном рынке раньше других стран, поэтому оппортунизм в английском рабочем движении пустил корни и оформился прежде, чем в какой-либо другой стране. На протяжении десятилетий и Маркс и Энгельс разоблачали эти корни оппортунизма в английском рабочем движении.

Ленин жил и боролся в эпоху, когда не одна только Англия стала империалистической страной, но все главнейшие капиталистические страны. Ленин вскрыл империалистические особенности капитализма нашего времени и указал на причины раскола в рабочем движении.

...«Вывоз капитала,—пишет Ленин, — дает доход 8 — 10 миллиардов франков в год, по довоенным ценам и довоенной буржуазной статистике. Теперь, конечно, много больше.

Понятно, что из такой гигантской сверхприбыли (ибо она получается сверх той прибыли, которую капиталисты выжимают из рабочих «своей» страны) можно подкупать рабочих вождей и верхнюю прослойку рабочей аристократии. Ее и подкупают капиталисты «передовых» стран — подкупают тысячами способов, прямых и косвенных, открытых и прикрытых.

Этот слой обуржуазившихся рабочих или «рабочей аристократии», вполне мещанских по образу жизни, по размерам заработков, по своему миросозерцанию, есть главная опора II Интернационала, а в наши дни главная социальная (не военная) опора буржуазии»г.

Сектанты-рабочие, которых уж не так много, как хотят уверить проповедники, во всех капиталистических странах принадлежат в своей значительной части именно к этому обуржуазившемуся слою рабочих. Многие вожди и члены так называемых рабочих социалистических партий и реформист-ских профсоюзов состоят одновременно членами сект, масонских лож и т. д. Борьбы с религией социал-фашисты не ведут и считают религию частным делом для совести каждого партийца в отдельности. С ведома и при участии социал-фашистов были заключены конкордаты (договоры) с церковью в Германии, поэтому не приходится удивляться проникновению религиозных настроений и влияний в среду социал-демократических рабочих. Но было бы ошибкой говорить о росте религиозности рабочего класса всей Германии, Англии

Ленин, т. XIX, стр. 77.

295

или Франции. В целом рабочий класс каждой капиталистической страны все более и более порывает связи с церковью и религией. Безбожие растет во всех странах. Рост религиозности среди отдельных групп рабочей аристократической верхушки происходит при одновременном росте безбожия среди низших слоев рабочего класса. Состав рабочего класса никогда не был однородным. В рабочем классе капиталистических стран помимо аристократической рабочей верхушки и помимо основных (кадровых) рабочих т. Сталин отмечает еще слой недавних рабочих, не успевших вывариться в рабочем котле и легко подпадающих поэтому под буржуазные влияния. Этот слой рабочих наряду с аристократической рабочей верхушкой также является до известной степени поставщиком членов для всевозможных сект. И, сколько бы неустойчивых рабочих ни навербовали секты за все время своего существования,—сектантские организации от этого пролетарскими не стали и не станут. Точно так же не стали и не станут ни в одной стране сектантские организации трудовыми крестьянскими организациями. Крестьянство может бороться правильно за свои интересы только с помощью и под руководством пролетариата и его коммунистической партии.

Отдельные «выдвиженцы»-проповедники из крестьян и рабочих не могут выражать интересов трудящихся, потому что они находятся в плену религиозных, т. е. наиболее реакционных, представлений. Сколько бы поэтому сектанты ни выдвигали на пост проповедников «рабочих от станка», ближе к пролетариату секты не будут. Напротив, проповедники «от станка» благодаря своей рабочей блузе смогут лишь быть удобным прикрытием для врагов революции.

Сейчас наступил в СССР именно такой момент, когда быть у всех на виду бывшим торговцам и кулакам невыгодно, поэтому они забиваются в щели, а на все видные места в сектах все чаще выдвигают трудящихся. Ради обмана трудящихся • сектантские вожаки Трегубов, Павлов, Лебсак и К0 пишут, что Ленин будто бы считал сектантов-крестьян лучшей частью народа. Что такое лучшая часть «народа»? Это — наиболее революционная часть народа, способная установить диктатуру пролетариата. Ленин в 1906 г. писал:

...«Когда революционный (способный на борьбу с насильниками, не только на увещания, назидания, сожаления, осуждения, хныканью и нытье, не мещански-ограниченный, а революционный) народ пример няет насилие к Аврамову и Аврамовым, это есть диктатура револю.*, ционного народа... 296

Почему только революционного, а не всего народа? Потому, что во всем народе, страдающем постоянно и самым жестоким образом от подвигов Аврамовых, есть люди, забитые -физически, запуганные, люди забитые нравственно, например, теорией о непротивлении злу насилием, или просто забитые не теорией, а предрассудком, обычаем, рутиной, люди равнодушные, то, что называется обыватели, мещане, которые более способны отстраниться от острой борьбы, пройти мимо или даже спрятаться (как бы тут, в драке-то, не влетело!). Вот почему диктатуру осуществляет не весь народ, а только революционный народ, нисколько не боящийся однако всего народа, открывающий всему народу причины своих действий и все подробности их, привлекающий охотно весь народ к участию не только в «управлении» государством, но и во власти, и к участию в самом устройстве государства»1.

Трегубов, Павлов, Лебсак и К0 десятки лет забивали головы трудящихся теорией о непротивлении злу насилием, а потом вздумали одураченных ими людей объявить революционерами. Нет, сектанты ■— не революционеры, а люди, способные «только на увещания, назидания, сожаления, осуждения, хныканье и нытье». Основной вопрос для пролетарского революционера и пролетарской революции—это завоевание и укрепление диктатуры пролетариата1. Установить и укрепить диктатуру пролетариата без насилия над эксплоататорами нельзя. «Без насилий по отношению к насильникам, имеющим в руках орудия и органы власти, нельзя избавить народ от насильников»,—так учил Ленин2. Насилие эксплоататоров в России осталось бы, если бы против них не было применено революционное насилие. Проповедники, которые делают вид, что выступают против всякого насилия, в действительности выступают только против революционного насилия. На деле во всех странах проповедники помогали и помогают насильникам и насилию против революционных рабочих. Их цель— не допустить развития мировой пролетарской революции. На словах проповедники выступают против «насилия» вообще, не отличая как-будто революционного от реакционного насилия. А на деле заставляют сектантов под видом послушания власти, которую-де установил бог, участвовать в насилиях буржуазии над рабочими. Это не мешает проповедникам называть свое учение социалистическим. Называть свое учение социалистическим их заставляет необходимость, так как иначе они потеряют сочувствие и со стороны отсталых групп обманутых ими трудящихся. Для того чтобы отвлечь рабочих от научного социализма, проповедники объявляют евангелие источником социалистических учений.

1  Ленин, т. IX, стр. 118—119.

2  там же, стр. 118.

297

«Однако,—- спешит оговориться Арвид,- сознание величественности и внеклассового характера Его миссии не позволяло Ему (речь идёт о сказочном Христе.—'- Ф. П.) посвятиться исключительно материальному освобождению окружавшего Его пролетариата. «Царство Мое не от мира сего»,— заявлял он всякому, превратно понимавшему цель Его деятельности. Поэтому ни о каком насильственном перевороте, ни о какой социальной, как и политической революции у него нигде нет и помину. Да я само насилие Им всегда и всюду осуждалось одинаково и безразлично от того, откуда бы оно ни исходило и какую бы цель ни преследовало. Любовь и свободное слово убеждения — вот единственные рекомендуемые им орудия борьбы. «Любите друг друга!»— советует Он, но любите не только друзей или близких, нет, «любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас и молитесь за обижающих вас. Ударившему тебя по щеке подставь и другую и отнимающему у тебя верхнюю одежду не препятствуй взять и рубашку» 1.

Арвид видел, что укрепление советов зависит от активности трудящихся, поэтому осуждал стремление масс к господству.

«Всякое стремление к властвованию, всякое желание господства Им сурово осуждается,— пишет баптист Арвид про Христа,— любовь же, по выражению аи. Павла, не господствует и не властвует: напротив, она долго терпит и милосердствует, все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит» -.

Да, религия покрывает экеплоататороз. Обманутый проповедником верит всему. Религия учит трудящихся капиталистических стран переносить вое: безработицу, нищету, унижение, эксплоатацию, бесправие.

Теперь же сектанты пытаются изобразить собой революционеров. Но когда нужно было защищать советскую республику от врагов с оружием в руках, we кто иной как баптист Арвид писал, что

«непосредственные ученики и последователи Христа не почли для себя возможным вступить на чисто революционный путь борьбы за осуществление социализма... не допускали и возможности совершения во имя его какого-либо насильственного переворота в существующей общественности»3.

Теперь сектанты заговорили о «социально-революционной роли сектантства», но не потому ли, что победил ленинизм и выступать против, него открыто проповедникам сект очень трудно? Да, именно поэтому сектантские писаки изображают Ленина сторонником и поклонником сект. Ленин же, говоря о сладеньких попиках, подобных сектантским «благовестни-кам», ставил задачу «очищения, просветления, пробуждения,

1 «Слово истины» № 5—-6, за март 1918 г., стр. 55.

сплочения демократии на почве сознательного разрыва с учениями «любви», «терпения» и т. п.» i.

Вот именно этот разрыв трудящихся масс с рабскими учениями любви и терпения, а не мнимые гонения, выдуманные самими проповедниками, приводили в исступление сектантских писак и вожаков. Никогда, ни при одном правительстве в России они не пользовались такой свободой совести, как при Советах. Напуганное революцией 1905 г., самодержавие пообещало сектантам свободу совести и обмануло. Ни Столыпин, ни Дума не дали сектантам свободы совести. Февральская революция и правительство Керенского тоже не дали сектантам свободы совести. В постановлении Временного правительства о свободе совести от 14 июля 1917 г. говорится: •

«§ 8. Акты гражданского состояния лиц, не принадлежащих ни к какому вероисповеданию, ведутся органами местного самоуправления по правилам, содержащимся в статьях 39—51 раздела II именного высочайшего указа 17 октября 1906 г. о порядке образования и действия старообрядческих и сектантских общин и о правах и обязанностях входящих в состав последователей старообрядческих согласий и отде-. лившихся от православия сектантов (Собр. узак. 1728).

§ 9. Действие настоящих правил не распространяется на изуверские учения, указанные в статье 96 уголовного уложения (Св. зак., т. XV, изд. 1909 г.)».

Из эгих двух параграфов мы видим, что Временное правительство, кричавшее о свободе, равенстве и братстве, дальше царских узаконений 1906 г. не пошло, оно по примеру царизма урезывало права безбожников и сектантов. Декрет Временного правительства сектанты, так много говорившие о свободе и равенстве, перепечатали в своих журналах молча, без особенных восторгов 2. Только Октябрьская революция отделила церковь от государства и школу от церкви и уничтожила деление граждан по религиям.

«Возьмите религию, — писал Ленин, — или бесправие женщины или угнетение и неравноправие нерусских национальностей. Это все вопросы буржуазно-демократической революции. Пошляки мелкобуржуазной демократии восемь месяцев об этом болтали; нет ни одной из самых передовых стран мира, где бы эти вопросы были решены в буржуазно-демократическом направлении до конца. У нас они решены законодательством Октябрьской революции до конца»3.

2  Там же.

3  Там же.

298

1  Ленин, т. XVI, стр. 312.

2  «Слово истины» № 8, за август 1917 г., стр. 119, постановление Временного правительства за подьписью зам, министра-председателя Н. Некрасова.

3  Ленин, т. XXVII. стр. 25-26.

299

При советах сектанты получили впервые равные права с другими вероисповеданиями. Обманывать и запугивать рядовых сектантов гонениями проповедники попрежнему не могли. Нужно было в новых условиях придумать что-то другое, похитрее. И вот появляются сказки противоположного порядка о том, что Ленин не только избавил сектантов от гонений, но и хотел еще поставить их в какие-то особые, лучшие по сравнению с другими гражданами, условия.

Подобные клеветнические заявления в корне конечно противоречат деятельности и учению Ленина, который, как мы видели выше, ставил в заслугу нашей революции и ее законодательству отделение церкви от государства и школы от церкви. Поставить же сектантов в какие-то особые условия — это значило бы создать новую господствующую религию, что противоречило бы всему нашему законодательству и всему учению Ленина о религии. Ленин понимал свободу совести конечно иначе, чем сектантские вожаки. Что, в самом деле, должна означать, по сектантским понятиям, свобода религиозной совести? По-сектантски — это свобода совести от попов. Но кроме попов церковных есть попы без ряс, т. е. сектантские пресвитеры и благовестники, которые ничем не лучше церковных попов. Освободить совесть' трудящихся от одних попов и не освободить от других ■— это значило бы не довести дело до конца. Вот почему в программе ВКП(б) сказано:

«По отношению к религии ВКП не удовлетворяется декретированным уже отделением церкви от государства и школы от церкви, т. е. мероприятиями, которые буржуазная демократия выставляет в своих программах, но нигде в мире не довела до конца благодаря многообразным фактическим связям капитала с религиозной пропагандой. ВКП руководствуется убеждением, что лишь осуществление планомерности и сознательности во всей общественно-хозяйственной деятельности масс повлечет за собой полное отмирание религиозных предрассудков. Партия стремится к полному разрушению связи между эксплоататорскими классами и организацией религиозной пропаганды, содействуя фактическому освобождению трудящихся масс от религиозных предрассудков и организуя самую широкую научно-просветительную и антирелигиозную пропаганду. При этом необходимо заботливо избегать всякого оскорбления чувств верующих, ведущего лишь к закреплению религиозного фанатизма»'.

Партийная программа составлялась при непосредственном участии Ленина. Не мог Ленин, который выступал против предоставления преимущества какой-либо религии, выступать за сектантскую религию, как это дело изображают сек-

i анты теперь. Все и всяческие религии Ленин считал орудиями реакции. Идейных и демократических попов без ряс, которыми так гордятся сектанты, Ленин считал даже более опасными, чем попов в рясах. Сектанты любят указывать на Америку, Швейцарию и т. д. как на страны, где цветет и зреет счастье благодаря протестантизму и сектантству. Ленин высказывал свое мнение о религиозных методах, применяемых буржуазией в этих странах.

«В самых свободных странах, в таких странах, где совсем неуместен призыв «к демократии, к народу, к общественности и науке»,— в таких странах (Америка, Швейцария и т. п.) народ и рабочих отупляют особенно усердно именно идеей чистенького, духовного, построяе-мого боженьки. Именно потому, что всякая религиоВиая идея, всякая идея о всяком боженьке, всякое кокетничанье даже с боженькой есть невыразимейшая мерзость, особенно терпимо (а часто даже доброжелательно) встречаемая демократической буржуазией,— именно поэтому это — самая опасная мерзость, самая гнусн-ая «зараза». Миллионы грехов, пакостей, насилий и зараз физических гораздо легче раскрываются толпой и потому гораздо менее опасны, чем тонкая, духовная, приодетая в самые нарядные «идейные» костюмы идея боженьки. Католический поп, растлевающий девушек (о котором я сейчас случайно читал в одной немецкой газете), — гораздо менее опасен именно Для «демократии», чем поп без рясы, поп без грубой религии, поп идейный и демократический, проповедующий созидание и сотворение боженьки. Ибо первого попа легко разоблачить, осудить и выгнать, — а второго нельзя выгнать так просто, разоблачить его в 1 000 раз труднее, «осудить» его ни один «хрупкий и жалостно шаткий» обыватель не согласится» К

Чем и как хотят прикрасить вожаки сект религию?

Они говорят, что сектантская религия пробуждает в людях лучшие чувства, благодаря чему, мол, лриносит пользу обществу. В свое время, мол, под знаменем сектантской религии происходили революционные войны и перевороты. Сектантская религия, по уверениям проповедников, связывала и связывает личность с обществом, обуздывала и обуздывает индивидуализм, вытравливала и вытравливает собственнические чувства, вела и ведет к коллективизму и т. п. Но на деле вожаки сект лроповедывали только рабство.

«Должны ли мы смешиваться с толпой мира,— пишет сектант Г. Сергеев,— для участия во всей политической, экономической, социальной, классовой, национальной и пр. борьбе? Или, еще лучше, разбиться по партиям и доказывать друг другу, при какой партии дух божий и при какой дух диавола? Я думаю, что наше участие и наша борьба много Раз больше, чем это нам представляется. Наш взгляд на людей — всех вообще людей, состоящих и не состоящих в партиях,— должен быть

1 § 13 П р о г р а м м ы ВКП(б).

'Лен и н, т. XVII, стр. 81—82. Письмо Ленина к Горькому от 1913 г.

301

300

одинаков, а именно; снятая, искренняя любовь ко всем и желание спасти всех, это божие желание. Что же касается идей партий, то наши симпатии безусловно на стороне справедливейших из них (идей), т. е. любовь, свобода, братство и равенство, равенство истинное, не на бумаге и словах, а на деле, равенство во всем, а также и братство, истинный социализм. Эти идеи нам переданы нашим вождем Иисусом Христом, и это царство мира и радости не есть от мира сего, а есть царство божие, и мир его не устроит, ибо мешает ему в этом присутствие в нем зла — греха, в чем должны убедиться все» 1.                  '

«Любовь ко всем» означает любовь только к эксплоатато-рам. Меньшевики, эсеры, кадеты, проповедники сект и всевозможные попы много говорили о «любви к народу». Любовь эта выразилась в расстрелах и „порке десятков тысяч трудящихся белыми во время гражданской войны. Если бы вожаки сект любили трудящихся, а не помещиков и капиталистов, то не стали бы выступать против Октябрьской'революции. Сектантское «желание спасти всех» означало в момент революции призыв к спасению гибнущих эксплоататор-оких элементов. В противовес строящемуся социализму вожаки сект' объявляют «истинным социализмом» христианский «социализм», который, по их же словам, осуществить «грешным» людям не удастся. Ленин называл христианский социализм «худшим видом» и «худшим извращением» социализма, называл «социализмом» (в кавычках)2.

Борьба масс с врагами всегда происходила вопреки природе религиозных идей, лишь усыплявших классовую борьбу. Никогда идея бога, согласно учению Ленина, не будила и не организовывала лучших социальных чувств человека.

...«Идея бога всегда усыпляла и притупляла «социальные чувства», подменяя живое мертвечиной, будучи всегда идеей рабства (худшего, безысходного рабства). Никогда идея бога не «связывала личность с обществом», а всегда связывала угнетенные классы верой в божественность угнетателей»3.                                                               i

Главари сект говорили и во всех странах до сих пор говорят о божественном происхождении эксплоататорских властей. Классовую борьбу сектанты осуждали и осуждают. Одни сектанты более откровенно выступают против социализма, а другие—под видом друзей «истинного социализма», который сектантским вожакам понадобился для того, чтобы отвлечь рядовых сектантов от классовой борьбы. Например видный баптистский деятель В. В. Иванов писал, что «социал-демократ — это виденный Иоанном в откровении

1  «Слово истины» № 9—10, за сентябрь 1917 г., стр."123.

2  Ленин, т. XVII, стр. 84.,

3  Там же, стр. 85.

302

зверь, выходящий из земли». «Теперь диавол, — по словам Иванова, — вывел людей на высокую гору и показал им все царство вселенной и обещал дать им власть над всеми сими царствами и славу их» 1.

«Какая польза человеку, — повторяет слова евангелия баптист А. Водлингер, — если он приобретет весь мир, а душе своей повредит?»2. В погоне за материальными благами, по мнению сектантских писак, революция «повредила душе народной» и поэтому «распространяет вокруг трупный запах разложения и смерти» 3.

Однако несколько лет спустя сектантские писаки убедились в устойчивости советской власти и пытались в известном заявлении Трегубова и К0 сыграть именно на материальных интересах резолюции. В статье-заявлении «О социально-революционной роли сектантства» Трегубов, Павлов, Лебсак и К0 изобразили сектантов людьми, лучше которых никто не может понять и выполнить заветов Ленина о новой экономической политике, о кооперации, колхозах и т. д. В действительности сектантские организации оказались, как это и нужно было ожидать, враждебными ленинской политике.

НАГЛЫЕ КЛЕВЕТНИЧЕСКИЕ УЛОВКИ ВОЖАКОВ СЕКТ

Теперь, когда принцип социализма победил во всех отраслях народного хозяйства, сектантские вожаки хотят прикрыться именем Ленина, изобразить себя проводниками ленинской политики, а Ленина — сторонником сектантства. Поэтому будет полезно посмотреть, в чем состояла и состоит суть ленинской политики.

...«Политика, — говорил Ленин, — это борьба между классами, политика— это отношения пролетариата, борющегося за освобождение против всемирной буржуазии. Но в нашей борьбе выделяются 2 стороны дела: с одной стороны, задача разрушить наследие буржуазного строя, разрушить попытки раздавить советскую власть, повторяемые всей буржуазией. До сих пор эта задача более всего занимала наше внимание и мешала перейти к другой задаче — задаче строительства» 4.

«У предыдущего поколения, — говорил Ленин комсомольцам, — задача сводилась к свержению буржуазии. Тогда главной задачей была критика буржуазии, развитие в массах ненависти к ней, развитие классового сознания, уменья сплотить свои силы. Перед новым поколением стоит задача более сложная. Мало того, что вы должны объединить все

1  «Слово истины» № 9—12, за май—июнь 1918 г., стр. 94.

2  «Слово истины» № 11, за октябрь 1917 г., стр. 146

:f Тям WP -

Там же. 1 Ленин, т. XXV, стр. 454.

303

свои силы, чтобы поддержать рабоче-крестьянскую власть против нашествия капиталистов. Это вы должны сделать. Это вы прекрасно поняли, это отчетливо представляет себе коммунист. Но этого недостаточно. Вы должны построить коммунистическое общество» Ч

Сектанты же классовую борьбу осуждали и осуждают, самодержавие поддерживали, вместо ненависти насаждали и пытаются насадить любовь к врагам, учили и учат, что без бога построить коммунистическое общество нельзя. Стало-быть, они не только не проводили и не проводят в жизнь политику Ленина, но всячески мешали и мешают ее проведению в жизнь.

Без бога, по мнению сектантов, не может быть нравственности, поэтому безбожники: не имеют нравственности и, будучи людьми «безнравственными», не смогут построить со^ циализм. Религиозную нравственность мы конечно отрицаем но у нас есть своя, пролетарская, мораль. Задачу превраще ния России нэповской в Россию социалистическую 1мы в ос новном уже разрешили. Что касается религиозной нравствен^ ности, то она полезна только' эксплоататорам.                       '

«В каком смысле отрицаем мы мораль, отрицаем нравственность? — говорил Ленин.— В том смысле, в каком проповедывала ее буржуазия которая выводила эту нравственность из велений бога. Мы на это? счет, конечно, говорим, что в бога не верим, и очень хорошо знаем что от имени бога говорило духовенство, говорили помещики, говори ла буржуазия, чтобы проводить свои эксплоататорские интересы...

Мы говорим, что наша нравственность подчинена вполне интереса) классовой борьбы пролетариата. Наша нравственность выводится ш интересов классовой борьбы пролетариата.

Старое общество было основано на угнетении помещиками и ка-питалистами всех рабочих и крестьян. Нам нужно было это разрушить^ надо было их скинуть, но для этого надо создать объединение. Бо-1 женька такого объединения не создаст» 2.                                            |

Такое объединение мог создать только пролетариат под руководством большевистской партии. Сектанты мешали объединению трудящихся под руководством 'пролетариата и его партии, называя политику «грехом». Они старались вести отсталые группы трудящихся по пути соглашения с буржуазией. Пытаясь оправдывать свою соглашательскую тактику в отношении буржуазии, они нагло позволяют себе изображать Ленина сторонником сект и всех и всяческих соглашений, т. е. клевещут на Ленина. Под маской уважения к Ленину вожаки сект скрывают лютую ненависть к делу Ленина. Не

304

• Л е н и н, т. XXV, стр. 389—390. = Ленин, т. XXV, стр. 390—391.

вступая в дискуссию с кулацкими вожаками сект, мы должны разоблачить их уловки перед сектантскими отсталыми массами.

Если сектантские организации вели тактику соглашения с врагами народа, то почему Ленин до революции выступал в защиту сектантов от поповских и полицейских преследований? Кроме того, всегда ли Ленин выступал против соглашений и компромиссов?

Такие вопросы сектанты задают для того, чтобы смутить наших докладчиков по сектантству и доказать, с одной стороны, «революционность» сектантских организаций, а с другой стороны, допустимость сектантской тактики соглашения. Ленин действительно не раз выступал против полицейской травли сектантов, и он не был против всяких компромиссов и соглашений, поэтому нужно в этих вопросах разобраться подробнее.

Против полицейской и поповской травли сектантов Ленин высказывался еще в 1897 г., а затем в 1901 г. и последующие годы. В 1902 г. Ленин выступал против травли сектантов дважды: в брошюре «Что делать» и в статье «Политическая агитация и классовая точка зрения». В 1903 г. Ленин выступал в защиту сектантов также дважды: в брошюре «К деревенской бедноте» и в статье «Самодержавие колеблется». В 1909 г. в статье «классы ,и партии в их отношении к религии» Ленин касался старообрядцев. Во многих других статьях Ленин хотя и не всегда упоминал сектантов, но говорил в защиту свободы совести для всех, а следовательно и для сектантов. Защиту свободы совести Ленин считал само собой разумеющимся делом. Установление свободы совести он не откладывал до социалистической революции, а считал задачей буржуазно-демократической революции. Ленина не смущало, что свободой совести воспользуются проповедники для закрепления своего влияния среди сектантских масс, ибо свобода совести позволяет также выступать и против религии. Ленин говорил, что в капиталистическом обществе любым демократическим требованием и учреждением может воспользоваться и пользуется буржуазия, но из этого не следует, что пролетариат должен отказаться от осуществления и от использования этих демократических требований. Ленин знал, что в результате буржуазно-демократической Революции у власти на некоторое время станет буржуазия, которая постарается укрепить религию и свои позиции, но буржуазно-демократическая революция не усилит влияния

2°-2ЛО                                                                                              3)5

буржуазии на массы, а ослабит его и перерастет в пролетарскую.

Почему Ленин предостерегал против перепрыгивания через ступени революции? Потому, что массы еще на своем опыте не убедились в прелестях буржуазной демократии и не сразу выросли до понимания задач пролетарской революции. Нужно было показать предательскую роль соглашательских партий и изолировать их от масс. Нужно было сорганизовать и повести за соббй массы, а для этого подорвать всякое доверие их к соглашательской, предательской политике мень шезиков и эсеров.

Но, Ленин не был противником всех и 1всяческих соглашений в любых условиях. Когда встал вопрос и Брестском мире, Ленин сказал, что враги Брестского соглашения льют воду на мельницу националистически настроенной контрреволюционной партии эсеров. Стало-быть, не всегда и не против всяких соглашений выступал Ленин, а против тех из них, которые приносили вред революции. Если бы Брестского соглашения не~ заключили, революция была бы немцами раздавлена. Заключив Брестский мир, большевики выиграли время для организации Красной армии. У немцев же в тылу потом вспыхнула революция. Ради соглашений большевики своей принципиальной программы никогда не меняли.1 Ленинцы никогда своими принципами в пользу самодержавия и буржуазии не поступались и никогда от своего принципа классовой борьбы с ними-не отказывались, доводя этот принцип до признания необходимости диктатуры пролетариата.

Ленин учил отличать компромиссы, необходимые в интересах революции, от компромиссов штрейкбрехерских, изменнических, оппортунистических. «Есть,—говорил Ленин,— компромиссы и компромиссы» (т. XXV, стр. 185). Нужно уметь учитывать конкретные условия компромиссов, ни на минуту не ослабляя идейной и политической борьбы. Компромиссы, заключаемые большевиками, были направлены против самодержавия и буржуазии. Что касается сект, то они заключали соглашения в интересах самодержавия и буржуазии против революционных рабочих. Соглашение с буржуазией и служба ей были принципами вожаков сект. Вожаки сект пытались помешать укреплению союза рабочего класса с трудящимся крестьянством и одновременно доказать возможность соглашения и мирного сотрудничества с экоплоа-татарскими классами. Но опыт восьмимесячного пребывания эсеров и меньшевиков у власти в 1917 г., а также опыт тире-

зоз

бывания у власти западноевропейских социал-фашистов достаточно ярко показали, что означают и куда ведут теории мирного соглашения и сотрудничества с эксплоататорскими классами. Ленин находил возможным и крайне необходимым соглашение рабочего класса только с одним классом — с трудящимся крестьянством, коренные интересы которого едины с коренными интересами рабочего класса, причем этот союз был создан под (руководством пролетариата для борьбы за социализм.

Православная церковь, особенно тихоновского направления,образует свои группы и группки сектантского типа, где видное место занимают юродствующие, пророки и пророчицы. На снимке один из юродствовавших в Воронеже в начале первой пятилетки, б. монах Синельников.

Заключая прочное соглашение рабочего класса с. крестьянством, Ленин и Сталин делали уступку крестьянству не в принципах, а в практических способах проведения этих принципов в жизнь. Цель и программа нашего государства были и есть пролетарские. Ленин и Сталин ставили перед пролетариатом задачу перетянуть на свою сторону и социалистически перевоспитать трудящееся крестьянство.

Что же касается сектантов, то у них никогда пролетарской программы не было. У сектантов была и есть программа буржуазная, оправдывающая вредительские действия 8Рагов революции. Основывать соглашение на сектантской Программе — это значит основывать соглашения на буржуазной программе. Перетянуть кого-либо на сектантскую Сторону — это значит перетянуть на сторону буржуазной,

20*

307

кулацкой идеологии. Многие сектанты стали колхозниками, но сознание их в значительной степени находится в плену кулацких представлений, поэтому остатки разгромленных эксплоататорских классов находят у них сплошь и рядом приют и любовь. Свою идеологию сектанты не считают буржуазной, потому что во главе общин часто теперь стоят «выдвиженцы» из трудящихся. Но религия при любом социальном составе ее проповедников и последователей была и будет реакционной. Верно, что многие рядовые сектанты и даже проповедники никогда лавочниками и кулаками не были, но учение сект о всепрощении и любви к врагам выгодно только врагам революции.Хекты отстаивали и отстаивают мещанские, по существу буржуазные, взгляды на политику, труд, собственность, семью, науку и т. д. Наибольший успех секты имели поэтому среди обывательских слоев населения. Мещане и обыватели во Христе легко воспринимают и передают буржуазные взгляды и настроения. В активной политической борьбе мещане и обыватели во христе часто боялись участвовать из шкурных соображений, но это не мешало им играть роль распространителей всевозможных панических слухов, нездоровых настроений и клеветы на безбожников. Проповедники сект играли и играют на религиозных чувствах мелких собственников, на их старых взглядах и привычках. Сектантство было и есть один из проводников буржуазных влияний на отдельные отсталые слои и труппы трудящихся.                      '

Проповедники внушают мысль о суетности и бренности земного счастья (читай—социализма). Нужно прежде всего повиноваться богу, а потом уже в той мере, в какой это не противоречит вере в бога, человеку — такая мысль проходит через все сектантские проповеди и учения. Ничего без бога сделать и построить нельзя, а значит, нельзя построить и социализм. Раньше, при старой, лобовой тактике сект, проповедники попросту запрещали своим пасомым вступать в профсоюзы, несектантские колхозы и т. д. Теперь же, убедившись, что плетью обуха не перешибешь, они хотят «внести дух божий в строительство», а поэтому рекомендую! осторожность. Лишь немногие сектанты решаются теперь открыто осуждать конфискацию помещичьей земли, расстрел контрреволюционеров или ликвидацию кулачества как класса, потому что все это уже прошло, всего этого «не исправишь», а стало-быть, все это «в руце божьей». Когда же происходила борьба с помещиками и белыми войсками, проповедники гневно осуждали насилие и призывали крас-

308

пых к разоружению. То или иное практически оправдавшее себя в глазах масс научное изобретение проповедники редко решаются осудить—им выгоднее выдать его за божие благословение. Но стоит коснуться всемогущества человеческой коллективной воли, научной мысли и техники, как сразу же появляются лицемерные вздохи и заявления о том, что наука сделать человека счастливым не могла и не может, что «вавилонское столпотворение» один раз уже было, что наука и строительство лишь тогда достигают цели, когда ведутся по планам божиим, а не человеческим и т. д. Отсталый верующий этому верит, потому что он видел раньше и видит теперь, как трудящиеся бедствовали в капиталистических странах несмотря ни; на какие научные и технические достижения, обращавшиеся очень часто против самих же трудящихся. Нужно разъяснять в таких случаях, что наука и техника не сами по себе, а только на службе власти Советов приносили и приносят невиданную пользу трудящимся, но пролетарское государство возможно стало только благодаря Октябрьской революции, против «кровавого насилия» которой выступали сектанты. В борьбе с социализмом вожакам сект теперь ничего другого не остается, как объяснить очевидные достижения науки, техники, колхозов и промышленности божиим благоволением, но все это, по их словам, «бог» может отнять, если люди не будут верить в бога. Каждому прорыву, каждой даже мелкой неудаче безбожников они рады, надеясь, что, может быть, хотя бы в затруднениях, неверующие люди увидят перст- божий. Сектантские проповедники стремятся умножить мелкие неполадки и достичь крупных неполадок в строительстве, чтобы «обуздать» человеческую «гордыню», уничтожить дух безбожия, посеять неверие в силы человека и наконец привить яд религии. -

Наша борьба с неполадками вырывает из рук проповедников последние козыри. Им остается еще надеяться на засуху, град, чуму, холеру, но и с этими помощниками религии мы более или менее научились бороться. Раньше у сектантских и других религиозных проповедников были постоянные союзники в лице разорения, обнищания, экснлоата-ции, страха за завтрашний день, темноты, забитости и т. д. Теперь, как мы видели выше, одни из этих союзников погибли совсем, а другие — при последнем издыхании. Вот и приходится всевозможным служителям религиозных культов изобретать разные новые приемы околпачивания, меняя тактику а зависимости от изменившихся условий.

IX

ОТ ЛОБОВОЙ АТАКИ К „ТИХОЙ САПЕ"

ТАКТИКА «ТИХОЙ САПЫ»

Тактика сект изменилась до неузнаваемости. Раньше сектанты шарахались от коллективизации или старались во что бы то ни стало отгородиться. от всех в особом сектантском колхозе, а теперь они пытаются войти в несектантские и даже в безбожные колхозы всем скопом, всей общиной, всей массой. Почему так существенно изменилась тактика сект?

Потому, что все их «пророчества» о гибели колхозов и пятилетки разлетелись вдребезги. Коллективизация в главных районах СССР в основном уже закончена. «Мы,— говорит т. Сталин, — добились того, что в сознании громадного большинства крестьянства колхозы стали наиболее приемлемой формой хозяйства» J. Теперь сектантский проповедник, который стал бы говорить массам о том, что не должно быть колхозов, не имел бы успеха даже среди обманутых им рядовых сектантов, нотому что колхозный строй победил. «Колхозы закреплены,—говорит т. Сталин,—и путь к старому, единоличному хозяйству закрыт окончательно» ~. Сектантские вожаки знают и чувствуют, что для подавляющего большинства крестьянства колхоз стал единственно приемлемой формой хозяйства. Стало-быть, проповедникам нельзя открыто выступать против колхоза. Поэтому они, чтобы не

И. Сталин — Итоги первой пятилетки. Гл. IV Там же.

310

потерять влияния на отсталые массы, вынуждены менять тактику и всюду говорить о себе как о самых искренних друзьях колхозов. Своим доверенным и уполномоченным сектантские вожаки советуют в письмах не удерживать от вступления верующих в колхоз, но зато вступать целой группой.

Для чего сектанты вступают в колхозы пачками? Для того, чтобы получить влияние и проводить «своих людей» в правление. Проповедники внушают рядовым сектантам: если врозь попадете,— связь потеряете, духовного общения у вас не будет, под влиянием и руководством безбожников окажетесь. Вожакам сект нужно сохранить влияние на верующих, чтобы через сектантов получить влияние и на дела колхозов. Сейчас нередко по собственному почину ликвидируются сектантские группы и даже общины, чтобы усыпить бдительность советских и общественных организаций, создать впечатление, будто в районе сектантов нет.

До самороспуска общины сектанты-единоличники встречались на религиозных собраниях два-три раза в неделю и реже. Они не имели постоянного влияния на колхозы. Вступив в колхоз и создав кое-где замкнутые бригады, сектанты получили возможность встречаться ежедневно за работой и влиять на дела более слабых колхозов.

Там, где нет большевистского руководства колхозами, проповедники сект выдвигают своих бригадиров, полеводов и счетоводов, всеми силами стараются, чтобы председателем колхоза избрали сектанта и уж во всяком случае человека, угодного им. А на неугодных и на ударников проповедники клевещут. Некоторые сектанты отказываются выполнять обязательства перед государством, ставят колхозам свои религиозные требования, а в 1930—-32 гг. создавали демонстративные выходы из колхозов. Но все это проделывается в очень хитрой, замаскированной форме. Подобные сектанты объявляют себя иногда для вида ударниками, много говорят о братстве и необходимости перевоспитывать людей и чутко относиться друг к другу. Но за сектантской «чуткостью» и «добротой» часто скрывается кулацкая тактика борьбы,, с колхозами. Под сектантским лжеударничеством скрывается кулацкая месть колхозам.

Возьмем для примера историю борьбы деснинской общины сектантов-чуриковцев против колхоза «8 марта» (в дер. Десна, Молоковского района, Московской области). Община возникла там в 1927 г.; организовали ее приезжий пресвитер Заволинский и местный кулак (уже раскулаченный) Ипполит Крылов. Активистами были пять кулаков и жена б. городо-

311

вого Тараканова. Указания о том, как бороться с «антихристами», деснинские кулаки-сектанты получали прямо от «братца» Иванушки Чурикова из-под Ленинграда (там помещалась его лжекоммуна). Но и без этих указаний деснинские кулаки знали, что им делать. Прежде всего чуриковская община занялась подготовкой срыва важнейших хозяйственно-политических кампаний и мероприятий правительства, а затем, после организации в Десне бедняцкого колхоза (1929 г.) «Новая Десна» (впоследствии ■— «8 марта»), — его подрывом. Но, несмотря на все усилия и проповеди кулака И. Крылова, колхоз рос и креп. В него вслед за бедняками пошли середняки, Чуриковцы, руководители общины — Крылов, Белокуров и Петухов, увидели, что им с колхозом открытой, лобовой атакой не справиться.

Общину для вида они объявили самораспущенной, а сами вступили в колхоз вместе со всеми сектантами. Белокурова чуриковцы выдвинули в организаторы труда и в полеводы, а Петухова на заведывание молочно-товарной фермой. Фактически же хозяином колхоза стал кулак-проповедник Крылов, так как сектанты-коммунары решительно во всем советовались с ним. По его указаниям, как это потом выяснилось на суде, были расхищены веялки, молотилки, пять лошадей, два жеребенка и 120 голов скота с молочно-товарной фермы. Петухов по требованию Крылова сорвал планы сенокоса и силосования, а затем строительство скотного двора. Белокуров с согласия и по указке того же кулака-сектанта Крылова оставил под дождем, а потом под снегом 8 га овса и 5 га льна. Сырую пшеницу кое-как обмолотили, часть ее сгноили и не меньше четверти оставили в соломе. Часть посевов пшеницы Белокуров роздал родственникам.

В результате такого вредительства колхоз Стал разваливаться. Сектанты первые начали кричать о том, что из него нужно выходить: стремясь посеять панику и окончательно развалить хозяйство, в 1932 г. по указанию Крылова из колхоза с притворными охами и ахами выписались сразу десять сектантских семей, в первую очередь те сектантские активисты, которые больше всего нанесли ущерба. Делалось это для того, чтобы снять с себя ответственность перед судом за вредительство.

Но, и выйдя из колхоза, сектанты не переставали вредить ему и вести антисоветскую пропаганду среди единоличников. Своим примером чуриковцы хотели побудить их не платить с.-х. налога и не сдавать государству ни хлеба, ни картофеля. Суд привлек к ответственности всех «святых» вредителей и

312

положил начало борьбе сельской общественности с перекрасившимися врагами.

Деснинская история должна послужить уроком и для всех других организаций СВБ, особенно для тех, которые находятся в районах, где много еще сектантов. Каждый безбожник должен знать о тактике врага и о* том, как ее разоблачить.

«Враг понял,— говорит т. Сталин,— изменившуюся обстановку, понял силу и могущество нового строя в деревне и, поняв это, перестроился, изменил свою тактику, перешел от прямой атаки против колхозов к работе тихой сапой» *.

Как это делает враг, великолепно показал в своем докладе и в выступлении на январском пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б) т. Сталин. Наиболее распространенной формой вредительской деятельности врага на данном этапе он считает массовое воровство и вредительство. Враг понимает, что общественная собственность является основой советского строя, и потому пытается убедить некоторых отсталых единоличников воровать общественное имущество; он разжигает частнособственнические чувства и пережитки у наиболее отсталых колхозников. Легче (всего ему делать это с помощью религии. Иной сектант-фанатик считает, что кража снопов с колхозных полей — эте самый святой подвиг в борьбе с «антихристом».

«Раньше считали священной частную собственность. Она вроде как бы от бога дана. Кулак всегда выступал в роли боготворца. «Как же, братцы, моя собственность, — она от бога». Теперь тот же кулак, поп и антиколхозные люди, наши враги, организуют воровство и не боятся «греха божьего». Они считают, что общественная собственность не от бога, а от дьявола. Мы же должны показать, что почище всякого бога и дьявола боремся с врагами колхозов, расхищающими нашу общественную собственность» 2.

Кулацко-сектантская агентура организует целые шайки расхитителей колхозной собственности. Такая шайка сектантов, воровавшая колхозный хлеб, обнаружена в Чембар-ском р-не (Средняя Волга). Ее руководителем и организатором был зажиточный сектант Еф. Гаганин, сам в хлебе не нуждавшийся (см. «Безбожник», 1932 г., № 46).

Колхозной охране кое-где удалось этих «святых» воров поймать и применить к ним правительственный декрет об охране общественной собственности. Например в с. Пустынь (Телешинский р-н, Ср. Волга) вынесен суровый судебный

1  И. Сталин«О работе в деревне. Пункт 4.

2  Л. Каганович — Укрепление колхозов и задачи весеннего сева. 1933.

313

приговор над вожа'ками сектантской общины Е. Сережкиной—. и М. Середкиной за кражу колхозных снопов («Безбожник», 1932 г., № 36). В Золотухинском р-не сектанты, бр. Панковы, привлечены к судебной ответственности за кражу 8 копен * ржи с полей колхоза «Коминтерн». В том же районе с мельницы колхоза «Красная Ольховка» сектанты Бирюковы украли 2 ц гарнцевого сбора («Безбожник», 1932 г., № 50). В Полоцком р-не (БССР) в ^олхоз «Савецкая Беларусь» пролез баптист-кулак Соломка. В 1931 г. его уличили в краже кол- х хозной ржи, а в 1932 г. в краже 96 at льноволокна («Безбож- ■' ник», 1933 г., 7 февраля).

Подобные «активисты» сект стараются убедить честных рядовых сектантов воровать все необходимое колхозам: инвентарь, рабочий « племенной скот, хлеб, сено, одежду и т. д. А для того, чтобы лучше свои воровские дела обделывать, они проталкивают и принимают в колхоз заведомых воров, всячески покровительствуют вредителям. Например по настоянию члена колхоза Акулины Корнаковой был принят обратно в коммуну «Комсомольсакая искра» (Вяземский р-н, Зап. обл). вор А. Трофимов, исключенный прежде за воровство. Евангелистке Корнаковой он понадобился для того, чтобы развалить коммуну, а предварительно выжить из нее лучших ударников и комсомольцев. Корнакова, руководительница засевших в коммуне евангелистов, пыталась выжить 'присланного из райкома ВЛКСМ т. Будкина и поддерживавших его лучших ударников (мужа и жену Алексеевых, С. Марусова, Ф. Усанову и др.). Для отвода глаз Корнакова имела на должности завхоза своего, «ручного комсомольца» Дубенкова, бывшего на всех собраниях евангелистов. Под ее влиянием он во время сенокоса бил баклуши и в уборочную отказался ремонтировать машины. Если бы Корнакова захотела, он наверное вступил бы в секту, но сектантам пока нужен был «для отчетности» свой «комсомолец». Дубен-ков являлся преданнейшим исполнителем воли Корнаковой. С его ведома Корнакова в самое время сева скормила свиньям весь семенной картофель1. Это явное вредительство прошло мимо внимания райколхозсоюза Гришинокого сельсовета и ячейки ВЛКСМ. И сельсовет, и ячейка искали толстого, мордастого кулака с обрезом в руках: «тихие», «смирные», «почти «святые» сектанты* из «Комсомольской искры» ие казались им очевидно характерными представителями кулацкой агентуры на данном этапе. Они не сумели рассмотреть

классового врага под' его новой маской. Враг, потерпевший крушение в лобовой атаке против колхозов, перешел теперь к новой, скрытой форме борьбы. Он надел личину смирения и прикинулся другом колхоза.

«Нынешние кулаки и подкулачники, нынешние антисоветские элементы в деревне — это большей частью люди «тихие», «сладенькие», почти «святые». Их не нужно искать далеко от колхоза, они сидят в самом колхозе и занимают там должности кладовщиков, завхозов, счетоводов, секретарей и. т. д. Они никогда не скажут — «долой колхозы», они «за» колхозы. Но они ведут в колхозах такую саботажническую и вредительскую работу, что колхозам от них не поздоровится» *.

Классовый враг прикинулся «добреньким». Известны примеры того, как «добрые» кулаки и подкулачники раздавали направо и налево колхозный урожай или образовывали громадные фонды в колхозе, чтобы не сдавать государству излишков хлеба.

Из практики борьбы с сектантством мы можем привести яркие примеры сектантской «доброты» к кулакам и ворам.

СКРЫТАЯ ФОРМА БОРЬБЫ СЕКТ ЗА КУЛАЦКУЮ СОБСТВЕННОСТЬ ПРОТИВ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ СОБСТВЕННОСТИ

Вор и тунеядец — это не только тот, кто из чужих карманов бумажники с деньгами таскает, но и тот, кто чужой труд ворует, чужим трудом живет. Если сосчитать, сколько у рабочих и крестьян воровали добра карманники и сколько дарового труда прикарманивали -капиталисты, помещики и князья церкви, то получится, что самыми крупными тунеядцами всегда были капиталисты, помещики и епископы, а потом уже шли мелкие карманники и взяточники.

Ленин требовал самой беспощадной борьбы с ворами и тунеядцами. Он считал, что воры и тунеядцы — одного поля ягоды с богатыми. И вор, и бывший богач, и сектантский проповедник — все они враги нового строя. Скажем, бывший богатей Тит Титыч вредит колхозам; но ведь то же самое делают воры, расхищающие колхозную собственность; то же делают и сектантские проповедники, благословляющие воровство и сами принимающие в нем то или иное участие.

Не все конечно сектанты воры, но их всех учили проповедники любить врагов, т. е. кулаков и воров, которые

«Безбожник», 1932 г., № 357

И. Сталин — О работе в деревне. Пункт 4.

314

315

расхищают социалистическую собственность раньше всего для того, чтобы подорвать экономическую основу социализма. Вор тоже зол на советскую власть, потому что жилось ворам при царе куда вольготнее. Часть бывших кулаков и воров благодаря выселению и другим мероприятиям отказалась от нарушения советских законов. Но это не должно вести к успокоенности. Бдительность должна быть усилена, ибо недобитые остатки разбитых классов, чувствуя окончательную свою гибель, прибегают к всевозможным способам вредительства и мести. Открыто свою ненависть к советской власти они показывают все реже и реже. Чаще всего они теперь прикидываются «друзьями». Особенно хитры сектантские проповедники. Иначе, как «брат», «братец», «сестра» и «сестрица», не скажут. И, чем ласковее проповедники, тем они опаснее. Чем больше они говорят о любви, тем больше вредят. Вся их доброта и любовь сводятся к жалости и помощи раскулаченным, «страждущим» и «обездоленным-».

Быть добрыми к «ближнему» за счет нарушения интересов трудящихся — такова тактика сект. Иначе, как «погибшими душами», они безбожников не называют, причем под именем безбожников понимают прежде всего представителей власти и колхозников, покусившихся на имущество кулачества. Отобрать имущество у кулака и выслать его — «грех», потому что богатство, видите ли, ему дано от бога и принадлежит богу. Имущество кулаков является таким образом, согласно сектантским учениям, священным и неприкосновенным. Выходит, что никто не вправе распоряжаться имуществом кулака кроме кулака, потому что .его, а не другого, поставил бог приказчиком своих богатств.

Богатства «бога», т. е. кулака, нужно охранять и умножать. Если безбожники пос-ягают на «имущество бога», нуЖ' но его спрятать и вернуть потом божьему приказчику (ку' лаку) в целости и сохранности. Обязанность «истинно верующих», т. е. послушных кулаку, сект, состоит в том, чтобы преданно и бдительно оберегать имущество «бога». Никто кроме истинно верующих,— твердят проповедники,— не может правильно распорядиться имуществом «пострадавших братьев во христе». Попав в руки безбожников, — толкуют они,— богатство может повести только к соблазнам, разладу и греху. Поэтому нужно не допускать перехода богатств и хозяйства страны в руки безбожников.

— Берите богатство из рук безбожников,— оно з их руках опасно. Только в руках верующего богатство может принести добро и пользу людям! 316

Отсюда двойственная тактика сектантских проповедников: прятать имущество кулаков и расхищать имущество колхозов. То и Другое проповедники делают не бескорыстно: большая доля краденного колхозного добра и часть спрятанного кулацкого имущества переходят в их пользование и собственность.

Сектантские вожаки смыкаются с уголовными элементами и вредят с их помощью. Например в уборочную кампанию 1932 г. евангелист Зиновьев из с. Моховки (Саранский р-н, Ср. Волга) сколотил шайку воров и выкосил с ее помощью 43 га колхозного хлеба. Шайка имела вырытые в земле тайники для ворованного хлеба х.

Однако не везде ворам из^сектантов удавалось так удачно обмануть, хотя бы на время, бдительность колхозников. Кое-где воры из сектантов были пойманы с поличным и привлечены к суровой ответственности. Кое-кого из сектантов за плутни и лодырничество исключили из колхозов. Во многих местах сектанты потерпели полный провал со всей своей агитацией.

Встретив отпор от ударников и стойких председателей колхозов, главари общин пытались убрать их с дороги клеветой, обманом и даже убийствами. Осенью, в 1932 г., в разгар уборки сектанты убили лучшего ударника из корейцев-безбожников в Новосибирском р-не (Зап. Сибирь). Были сведения из колхоза «Красный трудовик» (Самарский р-н) о том, что главари местной сектантской общины (Токарев, Приказчиков и Цацин) подговорили находившуюся под их влиянием часть отсталых колхозников и подкулачника Мир-кина убить предколхоза и предсельсовета. Миркин напал на предсельсовета, но неудачно и в результате был привлечен к ответственности. Попала под суд и вся сектантская шайка, пытавшаяся угрозами и избиениями терроризировать активистов села2.

Случаи эти особенно ясно показывают лицемерие сектантских проповедников, заявляющих, что они против насилия, что они прощают и любят врагов, что их последователи заботливы и любвеобильны к ближним. На проверку выходит, что сектанты любят и считают своим ближним «страдающего» кулака. Голодного накорми, одень и т. д.—все эти религиозные пожелания они стараются применить к кулаку и его семье. О кулаке они заботятся лучше всякой няньки. Одни

Журн. «Безбожник» за сентябрь 1932 г. Там ж?.

317

сектанты прячут кулацкий хлеб, другие держат у себя ш квартире выселенных из других краев раскулаченных «братьев во Христе», третьи призывают не раскулачивать кулаков и принимать их в колхозы. Одним словом, самая всесторонняя «забота о ближнем»!

Особенно большую заботливость выказали сектанты об имуществе и самочувствии кулаков именно при ликвидации кулачества как класса, т. е. при сплошной коллективизации. В письмах, случайно попавших в колхозы вместе с имуществом кулаков-сектантов, есть такие места (цит. по статье П. Пожарского в газ. «Безбожник» за 1932 г.): «Григорий Павлов арестован. У меня ночует его брат Павел» (из письма сектанта Иванова кулаку Жулину). «Хотя мы телесно различны, но духом близки с вами, и-благодарю вас за то, что вы не забыли нас» (из письма сектанта Яковлева кулаку Семенову). «Затем прошу тебя: не падай духом, бодрствуй в вере и об имуществе не беспокойся» (из письма сектанта Сухова).

В момент ликвидации кулачества как класса сектанты жалели кулаков и старались у всех окружающих колхозников вызвать к кулакам чувство сострадания, используя для этого пережитки христианской морали с ее заповедью о любви к врагам. Основная, подавляющая часть колхозников была решительно настроена в отношении кулаков, эксплоатировав-ших деревенскую бедноту и батрачество. Но находились некоторые пожилые и богобоязненные люди из крестьян, которые считали, что с кулаками можно «поладить» мирно, по-христиански, по-божески. Товарищ Киров в свое время метко подметил такие отсталые настроения среди части крестьян и говорил, обращаясь к колхозникам, следующее:

«Дорога теперь нам очищена. Вы знаете, что кулаков мы разгромили, отправили их туда, где они\будут меньше мешать нашей колхозной стройке и где они могут выполнять для нашего государства полезную работу. Вы знаете, что некоторым, особенно пожилым людям, особенно тем, которые не совсем с богом рассорились —это мероприятие не совсем иной раз по душе приходится, они думают так: сидел человек на земле, вырос на земле, родился на этой земле, а теперь у него забирают дом, телят, забирают все и отправляют туда, куда JVlaKap телят не гонял. Может быть, с точки зрения божеской это и жестоко выходит, ио с точки зрения строительства социализма, с точки зрения интересов рабочих и бедноты, трудящихся середняков, с точки зрения каждого честного, добросовестного колхозника, ничего, кроме xoipouiero, из этогон мероприятия вывести нельзя» *.

1 С. К и р о в — «Ленинградские большевики между XVI и XVII съездами ВКП(б)», Ленпартиздат, 1934 г., стр. 381—382.

318

Сектантские вожаки и проповедники, являвшиеся в значительной своей части кулаками, препятствовали всеми силами сплошной коллективизации потому, что она несла им гибель. К кулаку проповедники старались вызвать чувство жалости, а к колхозам и колхозникам — чувство недоверия. Кулак изображался как человек страждущий, обиженный, которому сострадательные христиане обязаны помогать. К колхозникам же сектантские проповедники относились и относятся как ,к людям «гордым и уклоняющимся ко лжи» (из письма руководителя общины баптистов ст. Уваровской, Моздокского р-на). Но колхозный строй победил, и кулак, несмотря на все противодействие сект, разгромлен. Вожаки сектантских общин изменили тактику, стремясь борвться внутри колхозов. Они стали вступать даже в явно безбожные колхозы, объявляя себя «пантеистами». Некоторые сектантские «пантеисты» были обнаружены кое-где и в сельских партийных ячейках.

«ЛЕВЫЕ» СЕКТАНТСКИЕ АКТИВИСТЫ В РОЛИ ЛЖЕБЕЗБОЖНИКОВ И ЛЖЕПАРТИЙЦЕВ

Трегубов, Павлов, Лебсак и К0 в своем заявлении писали, что наиболее передовые сектанты являются пантеистами и поэтому приближаются по своим взглядам к безбожникам. Во-первых, сектантский пантеизм — это не безбожие, а утонченная поповщина, растворяющая природу в боге. Во-вторых, сектантские пантеисты играют кулацкую роль. И в-третьих, наконец никому пользы, кроме как нашим врагам, нет и не будет, если сектанты будут менять более .грубые формы религии на более утонченные. Пантеист в бога как отдельное существо не верит, чем может сбить с толку и обмануть малоискушенных в тонкостях религии колхозников. Сектантские активисты и проповедники, пытающиеся проникнуть на руководящие посты в колхозе, очень часто вводят колхозников в заблуждение своими ярыми нападками на попов и иконы. Цель этих нападок выдать себя чуть ли не за безбожников, добиться доверия, а потом прибрать колхоз к своим рукам. Так было например в колхозе «Безбожник», который организовался в с. Медведках (Московская обл.) в декабре 1930 г. с помощью ячейки СВБ из 13 бедняцких хозяйств. Несмотря на кулацкие поджоги и травлю, к весне 1931 г. он имел уже 92 хозяйства в результате упорной борь-i бы. Проводилась большая воспитательная работа, — было много бесед, докладов, спектаклей и киносеансов.

319

Сектантские руководители увидели, что, стоя в Стороне от колхоза, развалить его им не удастся, и решили поэтому вступить в него со своим активом, чтобы развалить изнутри. Сказано — сделано. Сектанты вступили в колхоз, а безбожники почили на лаврах (часть их, кстати сказать, разъехалась в другие районы). Политико-воспитательная работа ослабела.                                                                                              . ,

Между тем сектанты не дремали. Они протащили в колхоз бывшего местного богача и спекулянта Варфоломеева (на должность председателя), а также проповедника Грачева; к Двигателю поставили своего человека — вора Большакова. Ему же доверили весь инвентарь и машины.

Сектантский «механик» постарался в первую очередь сорвать посевную и уборочную кампанию. Для этого он все части жнейки, за исключением дышла и крыльев, спрятал у себя, а плуги испортил. Двигатель у него «сам собою взорвался». Две колоды колхозных пчел тоже перекочевали к «механику» г.

Не дремал и кулак Варфоломеев. Против ударников-безбожников, например против бедняка-безбожника Черняева, который его разоблачал, он начал травлю. Нашлась «работа» и Грачеву. Когда стали обсуждать поступки Большакова, Грачев со своими «активистами» горячо защищал его и пытался на этом деле нажить политический капиталец. Они примерно говорили в том духе, что Большакова нужно перевоспитать, а потом уже спрашивать с него. Они говорили также: Большаков потому вор, что он еще недостаточно укрепился в вере, чем меньше, -мол, человек верит в бога, тем хуже его нравственность. В общем ими же подстроенное воровство Большакова они всячески пытались использовать для шельмования безбожников и для восхваления сектантов. Безбожники дали сектантам слабый отпор. Главная же беда в том, что руководство колхозом фактически было в руках сектантов. Медведковская община с 32 членов выросла в 1932 г. до 54.

Только после ареста Большакова и суда над Варфоломеев ым и его компанией "началось оздоровление колхоза. Группа колхозников, срывавшая дисциплину (10 хозяйств), исключена, и колхоз снова крепнет. Наученные горьким опытом, безбожники теперь осторожнее принимают новых членов в колхоз. Снова усилилась политико-воспитательная работа и революционная бдительность. Но урок этот Медвед-

«Безбожник» № 45 за 1932 г.

320

ковскому колхозу стоил недешево. Колхозники теперь знают, что под «тихостью» и «добротой» сектантов скрывается самая лютая кулацкая ненависть к советским формам власти, хозяйства, быта и культуры. Ошибки медведковских безбожников должны послужить уроком другим ячейкам СВБ. Каждый безбожник должен знать новую тактику сектантских организаций, которые пытаются протолкнуть своих людей не только в безбожные колхозы, ,но даже и в партию.

Этим мы не хотим сказать, что всех бывших сектантов нужно взять под подозрение.

Среди членов и кандидатов партии есть бывшие сектанты, давно и бесповоротно порвавшие с религиозным сектантством и всякой другой формой религии и мистики. Всем своим поведением, всей своей работой они доказали свою преданность партии, умение защищать и проводить в жизнь ее генеральную линию. Но были и такие, которые проникли в партию с карьеристскими и вредительскими целями. С религией и сектантством они покончили только для вида. На деле же они — лучшие помощники сектантских и вообще религиозных организаций и их вредительской деятельности. В Собинском р-не, в Косьминском сельсовете (Иван, обл.), сектанты провели Гусева в председатели сельсовета. Оттуда он проник в партию и все свое влияние употребил для развала неугодного сектантам колхоза в дер. Турово.

Другой сектант, активный баптист Иван Привалов, с помощью сектантов и церковников занял пост председателя сельсовета в Хомутовском р-не (ЦЧО). "Скрыв свою связь с сектой, он стал кандидатом партии, а потом председателем райконоплеводсоюза, где явно покровительствовал баптистам. Отсюда он перешел инструктором в райколхозсоюз. Как Привалов «инструктирует» колхозы, видно хотя бы по его любимой фразе: «Берите пример с культурно-дисциплинированной организации баптистов!»

«Культурно-дисциплинированному» баптисту Привалову конечно не место в партии и советском аппарате. Чистка партии кое-где обнаружила сектантских радетелей. Нужно как можно тщательнее проверять бывших сектантов, прежде чем принимать наиболее достойных и преданных из них в партию. К сожалению некоторые сельские ячейки оказались очень доверчивыми к бывшим сектантам. «Раскаяние» и выход из общины активного сектанта—это часто только маневр, чтобы обмануть бдительность и проникнуть в наши ряды. Например в с. Белице (Слуцкий р-н, БССР) при сплошной коллективизации вдруг «раскаялся» и вышел из секты бап-21—2910                                                                                                              321

тистский активист Якуб Адзериха. Начал ходить в избу-читальню, на сходы и заседания сельактива, писать в стенгазету и даже разоблачать (правда, в весьма туманной форме) баптистов. Сельские активисты, привыкшие к открытым враждебным выступлениям баптистов (кулака Михася Бойко, Га-лагуцкого и Степана Цибульки), чрезвычайно обрадовались Адзерихе и провели его сначала в члены сельсовета, потом в председатели и наконец в кандидаты партии. Они не учли, что поведение Адзерихи есть нозая тактика врага, сломленного в открытом бою и стремящегося действовать тихой сапой. Лишь после многих явно кулацких поступков Я. Адзерихи общественность разгадала его нутро. Он давал твердые задания колхозникам (Жуку, Амельковичу и др.), снижал задания и штрафы баптистско-зажиточной части села. Вместе с Иваном Адзерихой, которого он сделал секретарем сельсовета, Якуб ходил ночью по селу и бил стекла в домах колхозников, в частности активистов-безбожников. В результате коллективизация выше 9 проц. не поднималась, но после суда над Адзерихой и его компанией она сразу поднялась до 72 проц.

Дело лжепартийцев Гусева, Привалова и Адзерихи — урок для наших партийных сельских организаций, очень часто недооценивающих вредной роли религии и не знающих всех хитрых уловок и маневров наиболее искусных в этом отношении религиозных организаций, а именно сектантских организаций. Обязанность каждого трудящегося помочь сельским • и городским партийным организациям находить и разоблачать вреднейших людей, подобных Гусеву, Привалову и Адзерихе. Вредители из сектантского актива были обнаружены и среди специалистов сельского хозяйства, в борьбе с перестройкой которого сектанты-«опецы» затратили очень много сил.                                                                   ,

СЕКТАНТСКИЕ АКТИВИСТЫ В РОЛИ ЛЖЕСПЕЦИАЛИСТОВ И ВРЕДИТЕЛЕЙ СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА

Поднять урожайность — это значит еще сильнее укрепить Колхозы, являющиеся социалистическими предприятиями. Поднятие урожайности делает колхозников зажиточными-Все это очень не нравится проповедникам, потому что они враги социализма. Поднятие урожайности означает такое организационно-хозяйственное и политическое укрепление

322

колхозов, при котором сектантским проповедникам все труднее и труднее продолжать вредительскую деятельность.

Стремясь подорвать авторитет и доходность колхозов, сектантские проповедники раньше открыто выступали против многополья, тракторной обработки земли, протравливания семян, снегозадержания и т. д., как убыточных и «греховных» затей.

Однако доводы об «антихристе», о «греховности» протравки семян и т. п. имели все меньше успеха среди рядовых сектантов. Поэтому проповедники вынуждены были менять тактику и приспособляться к обстановке.

Вот почему наиболее хитрые сектантские вожаки в борьбе против- колхозов применяют скрытые способы вредительства. Они уже не выступают открыто против поднятия урожайности, а всячески стремятся подчеркнуть, что они самые ярые его сторонники. Например баптистский проповедник Лятиф Заде сумел сколотить крепкое гнездо баптистов среди татар в деревне Коккозы, Бахчисарайского р-на, воспользовавшись неповоротливостью местных партийных и советских организаций. Заде «на время весенней посевной кампании устроил справочный стол по всем вопросам сельского хозяйства» 1, а местные организации такого стола не устроили и кулацкой деятельности Заде не воспрепятствовали. Они даже считали, видимо, что деятельность Заде полезна, не поняли, что он хотел добиться доверия лишь для того, чтобы вредить. Они не видели, что Заде через справочный' стол доказывал выгодность «культурного» единоличного хозяйства. Проповедник старался, чтобы крестьяне не шли в колхоз, и ставил единоличникам в пример хозяйства немцев-колонистов и меннонитов. Он «не знал» или «забыл» указать на такие меннонитские села, как Б. Романовка, где тогда хозяйничали «культурные» единоличники-кулаки.

В этом селе (Б. Романовка, Кошкинского р-на, Средне-волжского края) были сорваны в 1930 г. 4 собрания по самообложению, сорвана кампания по сбору задатков на тракторы, систематически недовыполнялись в прошлые годы планы хлебозаготовок, плохо всегда обстояло дело со сбором семфондов. Все это объяснялось тем, что полными хозяевами села были кулак-проповедник Ветке и кулак Бауде, которому удалось при помощи Ветке стать во главе семеноводческого товарищества и сгруппировать в этом лжетова-Риществе всех кулаков деревни. Беднота ввиду кулацкого

1 См. газ. «Красный Крым» от 7 февраля 1930 г.

323

не смела пикнуть. У единственного безбожника-

Христы и пророки своими бредовыми прорицаниями доводят иногда отдельных фанатично настроенных людей до сумасшествия. На снимке кадр из кинокартины «Сек-тан.ы»: религиозно-помешанная ^гражданка N (время съемки—1929 г.). Будучи виновниками сумасшествия других, христы иногда и сами являются психически больными людьми (см. следующий; снимок,"'на_стр. 332).

кулацкие товарищества беднякам, если у тех не было инвентаря и рабочего скота? Сортовые семена беднякам были без пользы, раз не на чем сеять. Семеноводческие товарищества под предлогом повышения урожайности помогали кулакам расширять посевную площадь за счет бедняцкой земли.

Только в колхозе, т. е. имея инвентарь и рабочий скот, бедняк мог получить от сортовых семян пользу. Только в колхозе бедняк мог хорошо использовать землю, семена и машины. Без колхоза это было для него недоступным.

за 1930 г., заметка П. Г—в а.

Трегубов и кулак-толстовец Новиков предлагали в 1928 г. кулацкий путь «поднятия» урожайности, путь обогащения кулаков и разорения бедняцко-середняцких слоев, т. е. путь капиталистический. Им не нравился путь колхозный, путь ликвидации кулачества, путь к зажиточной и культурной жизни для трудящихся, путь к социализму.

Те сектанты, которые подобно сектантскому проповеднику Трегубову объявляли себя «коммунистами», но были против колхозов, тянули назад от революции, они тянули против коммунистов, к кулакам и помещикам. Нельзя быть коммунистом и в то же время считать колхозный путь Неправильным путем. Нельзя быть коммунистом и в то же время не бороться с кулаком. Между тем сектанты всегда отказывались бороться против кулаков. Бороться за повышение урожайности по-коммунистически — это значит бороться против кулаков за колхозы. Только в колхозах можно повысить урожай и доходы трудящихся крестьян.

Можно и в единоличном хозяйстве немного повысить урожайность, но не во всяком, а только в кулацком и крепком середняцком, — потому что требуются в достаточном количестве сортовые семена, инвентарь, удобрения, рабочий скот и т. д. Повышение урожайности в трудовом единоличном хозяйстве никогда не могло быть большим и прочным, потому что середняцкие, а тем более бедняцкие хозяйства— это мелкие хозяйства, где техника крайне низкая. Высокая техника доступна только мощному хозяйству. В мелких хозяйствах вводить многополье трудно, а иногда из-за чересполосицы и совсем невозможно1. Покупать трактор середняку и бедняку недоступно, да и негде им пахать, если в наделе всего несколько десятин. Лучшую землю, лучшие семена, лучший инвентарь имели кулаки, а не бедняки и середняки. Только при советской власти смогли бедняки и середняки получить хорошую землю, но и тут нужна была большая борьба с кулачеством, которое не хотело терять хороших земель и противилось землеустройству. Для того чтобы отобрать у кулаков хорошую землю, беднякам и середнякам нужно было бороться общими силами.

Сектантские проповедники и здесь помогли кулакам. Они говорили, что завидовать богатству ближнего—грех, что нужно врагов любить, что при желании с кулаками всегда можно договориться, подействовать на них добром и т. д. Проповедники чаще всего сами были кулаками и во всяком случае людьми, зависимыми от кулацкого хозяйства.

325

324

Когда не удавалось заговорить зубы беднякам и середнякам, они прибегали к угрозам, поджогам и террору.

В этом отношении характерно судебное дело старообрядцев из местечка Холопеничи (бывш. Минского окр.)- Руководителем (попом) старообрядцев был там кулак Харламп Дейко, имевший 14 га земли на хуторе и мельницу. Батраку Червякову, работавшему у Дейко, сельсовет выделил надел из земли хозяина. Обозлившийся Дейко за 10 руб. подкупил пьяницу Кузьму Иванова, и тот поджег избу Чер-вякова. Изба сгорела (4 мая 1929 г.). Борьба еще больше ожесточилась. Дейко создал для срыва землеустройства и запугивания бедноты террористическую •группу. Шайка Дейко распевала контрреволюционные песни и угрожала активистам села убийством. Девять бедняков под влиянием угроз шайки Дейко отказались было от землеустройства и от бывшей кулацкой земли, но потом вступили в колхоз «Серп», находившийся в соседней деревне Гольберг. Тогда Дейко подговорил за 30 руб. Кузьму Иванова убить .предколхоза И. Самсонова. Но заговор был во-время обнаружен, и вся шайка привлечена к суровой судебной ответственности *.

Желая сорвать ранний сев и землеустройство, к таким же способам застращивания прибегали сектанты и в других районах.

В районе россошанского колхоза «Гигант» сектанты-фе-доровцы терроризовали бедноту и распустили слухи о «конце света». В результате в 1929 г. например в Бабковском сельсовете недосеяли 1 200 га при общей площади удобо-пахот-ной земли в 3 462 га 2.

Однако застращивание бедноты не могло спасти сектантов-кулаков от надвигавшейся волны сплошной коллективизации. Нужно было изобретать что-то новое. И сектантские проповедники «изобрели» кое-где своих агрономов-землеустроителей, своих трактористов, своих полеводов и т. д.

Сектантские «спецы» с места в карьер объявили Христа колхозником и стали проповедывать «равенство и братство всех людей», в том числе братство бедноты, кулаков и проповедников. Приехавший в поселок Ходжуко агроном Бини-ман свой доклад о землеустройстве и коллективизации начал так:

«Братцы! Советская власть сейчас строит колхозы и коммуны, проводит сплошную коллективизацию. Вдумайтесь хо-

рошенько в это, и вы убедитесь, что колхозы — праведный путь. Мы идем по стопам Иисуса Христа. Вспомните, чему учил нас великий вождь—Христос. Он учил нас строить социализм, чтобы ни нищих, ни богатых не было, чтобы не было кулаков. Он проповедывал всеобщую любовь и равенство, что мы сейчас и проводим в жизнь» *.

В речи Бинимана все лживо: и агитация «за колхозы», и агитация «против кулаков». Это очень хитрая защита кулаков, это призыв принимать их в колхозы на основах «общей любви и равенства». А принять кулаков в колхозы •— это значит убить колхозы. Биниман призывал уравнивать в политических правах кулаков с бедняками и середняками. От такого «равенства» колхозам и советской власти не поздоровилось бы. Любовь и равенство «во хрясте» — это отказ от сплошной коллективизации и от ликвидации кулачества как класса. Ни о каком землеустройстве и думать при таких агрономах конечно нельзя.

С разрешения агрономов вроде Бинимана могли появиться и сектантские трактористы, и сектантские бригадиры, организующие пение религиозных гимнов в поле. Например удалось обнаружить (вернее, он сам обнаружился) сектантского регента и проповедника среди трактористов Калачев-ского совхоза 2. Тракториста-регента заметили только после того, как он организовал в Калачевском совхозе хор для рас-певания евангелистских гимнов.

На что способны сектанты-трактористы, показывает злостная порча тракторов сектантами 3.

Пробравшись на должности техника, администратора или предколхоза, активисты сект используют свое положение в целях вредительства и вербовки в секты. Окружающим они много говорят о севе, но не забывают вместе с тем указывать, что наиболее важен «сев добрых мыслей и поступков». Много толкуют об урожае и жатве, но вместе с этим спрашивают: «А каков, друзья мои, у нас урожай для души, каков урожай добрых дел и поступков?» (под добрыми делами разумеют прежде всего любовь к врагам). Много говорят о сорняках, но самыми злейшими сорняками считают «плохие» понятия и поступки, «засоряющие душу» человека (злым, нехорошим поступком они считают классовую ненависть и борьбу).

1  Газ. «Рабочий», Минск, 17 декабря 1929 г.

2  Воронежская газ. «Коммуна». 20 сентября 1929 г.

1  Газ. «Красное Черноморье», Новороссийск, 15 января 1930 г.

2  Газ. «Коммуна», Воронеж, 12 марта, 1930 г.

3  «Безбожник» № 70 (428), 1930 г.

326

327

Например в 6 км от Алма-Аты находится зональная плодовая станция. Ее директор — баптист Илюхин любил говорить о «духовных плодах» жизни и, если беседа с новым рабочим не давала желаемых «духовных плодов», увольнял его и брал другого. На станции происходили молитвенные собрания и крещения баптистов. Друг за друга и особенно за Илюхина баптисты стояли горой. Из-за круговой поруки и семейственности баптистов-служащих все обстояло в отчетах благополучно. Баптист Илюхин ревностно умножал урожай тех «плодов», которые называются баптистами. Возможно, его близорукое начальство дождалось бы от «его еще почище «плодов», если бы передовые рабочие не разоблачили Илюхина 1. Илюхин, действуя открыто и смело, был уверен в своей безнаказанности и в поддержке со стороны своих служащих-баптистов.

Теперь сектантские проповедники-вредители не выступают, столь открыто и смело, потому что массы в культурно-политическом отношении выросли. Проделана большая и всесторонняя работа политоделами.

После разгрома кулачества и вредителей, после правительственного постановления об охране общественного имущества недобитые остатки врага более осторожны. Они избегают открыто выступать против колхозов, потому что чувствуют их силу. Желая сорвать организационно-хозяйственное укрепление колхозов и мероприятия по поднятию урожайности, вредители пытаются организовать внутри колхозов срыв ударничества и труддисциплины.

Добиться этого они пытаются, уничтожая материальную заинтересованность колхозников в труде. Например в колхоз «Червени Кручи» (Б. Токмаковский р-н, УССР) пробралось шесть кулаков-меннонитов, которые безбожнику-бедняку В. Вовку за 709 трудодней выдали б ц хлеба, а сектанту-середняку за 47 трудодней — 4 ц. Распределяя так доходы, вредители из сект стремились к тому, чтобы колхоз распался. Сектантам, и в первую очередь кулакам, они роздали 2i/2 т муки, 2V2 Ц масла и 200 ц «озадков». В «озадках» после проверки оказалось 90 проц. пшеницы 2.

Такой способ вредительства конечно более скрыт и опасен, чем открытые выступления Илюхина. Трудящиеся должны научиться вскрывать любые способы вредительства врага и особенно внимательно следить за попытками врага сор-

вать наши мероприятия по поднятию урожайности и организационно-хозяйственному укреплению колхозов.

СТАРЫЕ И НОВЫЕ ФОРМЫ ВРЕДИТЕЛЬСКОГО ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ВОЖАКОВ СЕКТ КОЛХОЗНОМУ СЕВУ

Просматривая газету «Безбожник» и другие газеты за последние годы, можно проследить, как менялась тактика сект. На примере посевных кампаний также можно показать, что сектантские организации не брезгуют никакими формами вредительства. Сейчас ввиду победы колхозного сектора секты 'применяют более тонкие и глубокие формы вредительства. Если прежде вожаки сект открыто и грубо выступали против колхозов и всех мероприятий правительства, то теперь на словах они являются первыми сторонниками колхозов и советских мероприятий. На деле же, как мы увидим из примеров, отношение сектантских вожаков к колхозам и власти не изменилось и не могло измениться, потому что во главе сект всегда стояли и стоят враги социализма и советской власти.

Факты — упрямая вещь. Факты показывают, что путем всевозможных контрреволюционных слухов, «пророчеств» и «чудес» сектантские организации пытались и пытаются сорвать прежде всего колхозный сев.

Начнем с примера посевной 1930 г. В колхозе № 1 Ленинского р-на, Н.-Волжского края, «некоторые сектанты в самое горячее посевное время пробовали развалить колхоз, сея среди колхозников всякие вздорные слухи. Один баптист дошел до самой наглой провокации. Он сообщил колхозникам (в 1-м колхозе): «Вот вы пашете здесь и ничего не знаете, а в Ленинске мобилизация».

Колхозники заволновались, но не надолго. Работники, прибывшие из Ленинска, разоблачили провокатора, и колхоз снова заработал на поле» 1.

Возьмем пример из посевной 1931 г.

Весной 1931 г., в момент сева, баптисты в Калмыцких мы-сщ (Поспелихинский р-н, Зап. Сибирь) стали выходить из колхоза и готовиться к «смертельной» ночи, во время которой праведники, по словам сектантов, должны были вознестись на небо, а грешники — остаться на земле и сгореть. Местные организации не придали большого значения бредням баптистов и никакой разъяснительной работы не раз-

1  «Безбожник», 7 октября 1932 г.

2  «Безбожник» 1932 г., № 6.

«Борьба», г. Сталинград, 12 апреля 1930 г.

328

329

вернули. Между тем баптисты завербовали 70 «летчиков». Когда подошел сев, они объявили, что пора надевать белые смертные рубахи и ждать «конца мира». «Летчики» послушно разлеглись в белых рубахах на столах, и весенние посевные работы приостановились. «Смертельная» ночь конечно не состоялась, и весенние посевные работы возобновились, но время было упущено, и кроме того в ожидании «конца света» часть семян была съедена и роздана на сторону. Имущество, розданное по случаю «конца света», тоже пришлось разыскивать. А вскоре обнаружился и главный выдумщик «смертельной» ночи — лишенец кулак Федор. Однако баптисты не хотели верить, что «смертельной» ночи совсем не будет. Они ее перенесли на весну 1932 г. Но и весной 1932 г. «смертельная ночь опять не состоялась, и ее перенесли на весну 1933 г. Кстати сказать, желающих лежать на столах в 1932 г. было гораздо меньше. Прошлая неудача и разъяснительная работа колхозников помогли многим одуматься1. Разъяснительная работа наших организаций заставляет даже фанатиков относиться к пророчествам кулацких «ясновидцев» сдержанно. Сектантским вожакам приходится поэтому менять свои грубые формы провокации и вредительства на более хитрые и скрытые. К этим более скрытым и глубоким формам вредительства, как нами уже указывалось, в первую очередь относятся попытки кулаков и подкулачников проникнуть в колхозы и сорвать труддисциплину и социалистические формы труда, уничтожить тяговую силу колхозов, подчинить своему влиянию правления и членов колхозов.

Как все это проделывают сектантские вожаки, видно из поведения сектантов-вредителей Ларина и Е. В. Позднякова2. Ларин и Поздняков, убедившись в непригодности открытых выступлений против колхозов, решили вступить в местный колхоз (Золотухинский р-н, ЦЧО) и развалить его изнутри. ^Вступив в колхоз, группа сектантов во главе с Лариным и Поздняковым занялась тем, что сеяла слухи, раздувала трудности и подговаривала выходить из колхоза. Но и это не 1 удалось. Десять колхозников, подавших заявление о выходе, вернулись после разъяснительной работы, проведенной колхозным активом, обратно. Вступили в колхоз еще семь единоличников. Тогда Поздняков решил ударить колхоз по самому чувствительному месту—-по труддисциплине. Для того

1  «Безбожник» 7 февраля 1933 г.

2   «Безбожник» 7 октября 1932 г.

330

чтобы сорвать труддисциплину, ударничество и соцсоревнование, он, пристроившись табельщиком во вторую бригаду, начал запутывать учет трудодней. Путем запутывания учета трудодней он добивался снижения производительности труда и поднятия религиозности членов бригады. Поздняков записывал больше трудодней тем, кто слушал его проповеди и вступал в секту, а меньше — тем, кто проявлял себя ударником и безбожником. За вступление в секту Поздняков записал например И. С. Макаровой и ее дочери лишних восемьдесят дней, а для того, чтобы не обнаружили его мошенничества, постарался все фамилии и числа перепутать. Своего друга сектанта Истомина он выдвинул на агрокурсы, и тот, вернувшись с курсов, начал деятельно помогать ему. В с. Фитеж (Льговского района) к моменту сева 1933 г. конюх сектант Сбитнев поджег кормовую солому и уморил 5 колхозных лошадей.

Шайка вредителей и бывших белогвардейцев в Совхозе «Индустрия» (Верхне-Теплянский р-н, Донецк, обл.) испортила к моменту сева 1933 г. 97 тракторов.

О случаях вредительства мы имеем также и другие сообщения. Все эти сообщения показывают, что там, где бдительность недостаточна и где нет безбожной работы, активисты сект могут навредить и напакостить нам. Там, где есть безбожники и безбожная работа, сектантам труднее вредить, поэтому они выбирают для вредительства более слабые участки и бригады, где нет безбожного влияния.

Боясь влияния безбожников, проповедники не рекомендуют своей пастве вступать в те бригады, где оно сильно. Организуя кулацко-сектантские бригады, проповедники преследовали также и другую цель, а именно цель укрыть кулацкий инвентарь.

Например в с. Орловском (Марксштадтский кантон, АССРНП) все живущие в степи и бедняцкая окраина села были записаны в один колхоз, а более зажиточная, и именно сектантская, центральная часть села — в другой колхоз. При разбивке на бригады из более зажиточных дворов составлялись одни бригады, а из более бедных — другие. Получились старые, осужденные давно бригады-дворки. Более зажиточные сектанты выделились в особую бригаду под названием «Святой хутор». Цель организации «Святого хутора» была в том, чтобы не дать воспользоваться беднякам имеющимся у зажиточных инвентарем, укрыть кулаков и показать, что сектантские бригады «трудолюбивее» безбожных (бедняцких). Конечно, если лишить бедняков-безбожников инвентаря, то

331

труд зажиточных сектантов из «Святого хутора» может оказаться благодаря лучшему инвентарю более производительным. Заметиз, правда с опозданием, искривление линии партии в деле организации колхозов и бригад в с. Орловском, местная партячейка устранила эти искривления и добилась исключения кулаков из колхоза,

Христос Круглов в психиатрической лечебнице. Занят составлением всевозможных символических (иносказательных) знаков. В 1929 г. в момент его засъемки ре^исс^ром Королевичем он был занят также сооружением крыльев для полета на небо. Христы калечат себя и других духовно, а иногда и физически (скопцы).

Применяют секты в целях срыва сева и уборки урожая колхозов и такие способы, как празднование выходных дней по двум календарям. Например в колхозе Каменка (Пригородный р-н, Ленингр. обл.) часть колхозников устраивает выходной день в воскресные дни, а другая часть (адвентисты) — в субботу. В результате двойные простои машин и срыв работы. Сектанты спорят с вожаками: человек существует для субботы или суббота — для человека.

Используя фанатизм сектантов, проповедники злонамеренно назначают молитвенные собрания на те дни, когда партийцы и комсомольцы проводят открытые собрания.

332

О чем говорят и поют сектанты в такое время на своих собраниях? Они говорят и поют, что все (а стало быть, и сев и строительство социализма) есть суета сует, что заботиться о завтрашнем дне, а стало быть и о севе, особенно сильно не нужно. Они говорят, что «заботиться нужно прежде всего о спасении души». Спасать душу они предлагают добрыми делами. Добрыми делами они считают любовь к врагам (читай—■ кулакам). Дело сеза и снабжения трудящихся они считают суетным делом, делом второстепенным, «мирским». Они убеждены, что «урожай—от бога». В случае же плохого урожая, объявляют его [виновниками, безбожников (читай—представителей власти), разгневавших бога. Себя виновниками срыва сева они никогда не признают.

Отвлекая внимание масс от важных политических вопросов, проповедники до хрипоты говорят о таких второстепенных вопросах, как курение. Курение они считают тяжким грехом, неисправимых курильщиков исключают из сект, а вот за вредительство в колхозах они ни одного еще вредителя-сектанта не исключили ни из одной сектантской общины.

«Мы политикой и вредителями не занимаемся, •— говорят вожаки сект,— это дело правительства и партии». Но держать в секте вредителей, руководить ими и оправдывать их — это есть политика и притом контрреволюционная политика.

Трудящиеся, понявшие вредную роль сект, ушли и уходят из сект. В сектах остаются наиболее отсталые, а также явно враждебные советской власти элементы. Для отвода глаз в некоторых местах сектантские организации самораспустились. Сделали это они для того, чтобы легче было проникнуть в колхозы и вредить там. В ряде мест путем такого маневра сектантам удалось усыпить бдительность колхозников и втереться в их доверие. Например баптист М. Рыгалин, распродав имущество, вступил под видом бедняка в колхоз «Свободный путь» (Веневский р-н, Моск. обл.). Рыгалин рекомендовал для приема в колхоз кулака М. Промошина и других своих друзей, с помощью которых прошел в председатели колхоза. Посевную 1933 г. Рыгалин затормозил1.

Сектантами захвачено руководство и сорвана посевная 1933 г. также в следующих колхозах: им. Тимирязева (Под-горненский сельсовет, ЦЧО), им. 12 лет Октября (Давыдовский р-н) и в безбожном колхозе Сталиндорф (ст. Минино, Красноярский р-н).

Подобные факты наблюдались и во время уборочной.

«Безбожник» 29 апреля 1933 г.

333

ГРУБЫЕ И УТОНЧЁННЫЕ ФОРМЫ СЕКТАНТСКОГО ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ УБОРКЕ КОЛХОЗНОГО УРОЖАЯ

Чем фанатичнее верующие, тем легче они поддаются ку-лацко-сектантскому обману. Чем более развиты в культурном и политическом отношении рядовые сектанты, тем меньше они верят проповедникам. В зависимости от того, с кем приходится иметь дело, сектантские проповедники применяют то более грубую, то более тонкую тактику вредительства. Поскольку массы трудящихся становятся все культурнее, сектантским проповедникам приходится прибегать ко все более и более хитрым уловкам.                                                          :

Но ес^ь еще немало фанатиков-сектантов, которые верят в самые грубые басни своих «пророков». Пользуясь культур ной и политической отсталостью рядовых сектантов, пропо ведники распускают нелепые слухи о «конце света», о «ро спуске колхозов», о «гибели советской власти» и т. д. Де лают это они чаще всего в момент таких важнейших хозяй ственно-политических кампаний, как хлебозаготовки, сев уборка и т. д. Цель распускаемых контрреволюционерам! слухов состоит в,том, чтобы навредить колхозам и советской власти. Пока одураченные «пророками» и «пророчицами: сектанты молятся в ожидании конца сзета, время полевыз работ проходит. В результате — нехватка продуктов и недо вольство, разжигаемое начетчиками. В 1932 г. слухи о «кон це света» в момент уборки распускали:

в с. Девицы (Усманский р-н, ЦЧО) сектанты-евангелисть! (см. «Безбожник», 1932 г., стр. ЦЧО, № 9);                            !

в ст. Кисловодской (Сев. Кавказ) баптисты («Б-к», 1932 г. общ. изд., № 45);

в ел. Екатериновке (Россошанский р-н, ЦЧО) проповеД' ник секты федоровцев С. Быков («Б-к», 7 февр. 1933 г.).

Кое-кто из одураченных сектантов в «конец света» пове рил всерьез. Например в селе Колышево (Кинешемский р-н, Иван, обл.) сектанты «дунькиной веры» (странники и странноприимцы старообрядческого направления) в момент уборки объявили «светопреставление» и в белых рубахах лежали на столах, ожидая «страшного суда» («Б-к», № 7, 1932 г.).

Все ожидавшие «страшного суда» убрать хлеб не успели. Массы сектантов перестают верить в «конец света». Поэтому проповедники пускают слухи другого рода. В Конышевском районе (ЦЧО) евангелисты Антипов и Павленко в момент уборки 1932 г.. ходили под видом нищих по деревням и пред-

334

сказывали близкий «роспуск колхозов» (жур. «Б-к», сентябрь, 1932 г.).

В ожидании «конца света» и «роспуска колхозов» проповедники не велят убирать хлеб. Например в колхозе «Красный пахарь» (Хомутовский р-н, ЦЧО) сектант Бычков пытался доказать колхозникам, что убирать и молотить хлеб не нужно. Научил его этому бывший офицер, а ныне сектантский пресвитер Диденков («Б-к», 1932 г., стр. ЦЧО, № 38).

Пытались сектанты сорвать уборку хлеба и свеклы также в колхозах «Ленинский путь» и «Правильный путь» (Ксизов-ский сельсовет, Задонский р-н, ЦЧО). Во главе сектантской группы, срывавшей уборку, стояли: сектантский вожак Тих. Ан. Абонин (кулак), А. Д. Баева (кулачка, жена счетовода колхоза «1905 г.») и кулак Е. Шатских («Б-к», стр. ЦЧО, 1932 г., № 9). .

Никакого «роспуска колхозов» конечно не было и не будет. Поэтому сектантские проповедники в некоторых колхозах агитировали в момент уборки за самороспуск колхозов. Их поддерживали лодыри, желавшие дележки урожая и всего имущества колхозов «по домам». После того как сектантским агитаторам и лодырям в колхозах дали отпор, они стали угрожать выходом из колхоза и призывать к выходу. Цель этих угроз и выходов состояла опять-таки в том, чтобы сорвать уборку и развалить колхозы. Например в колхозе «Игипча» (Чишминский р-н, Башкирия) группа сектантов во главе с Антипиным отказалась от работ .по уборке урожая и путем призыва к выходу из колхоза пыталась помешать работать остальным колхозникам (ж. «Б-к», сентябрь, 1932' г.). Кулаки-сектанты Здрабовы и Каркуновы пытались путем призывов к выходу из колхоза сорвать уборку в колхозе «Сеятель» (Урицкий р-н, ЦЧО) («Безбожник», 1932 г., общ. изд., № 35).

Однако таких откровенных призывов к выходу из колхозов становилось все меньше и меньше. Происходило это ясно не потому, что кулаки и проповедники вдруг переродились и стали друзьями колхозоз, а потому, что их призывы к выходу из колхозов не имели успеха, и они в данное время прибегают к другим, более хитрым способам борьбы против колхозов. Эти более хитрые способы заключаются в скрытом вредительстве внутри колхозов. Одним из глазней-ших способов скрытого вредительства внутри колхозов является злонамеренная порча и расхищение урожая. На словах сектантские активисты за колхоз, за своевременную и бережливую уборку колхозного урожая. На деле же в ход пуска-

335

ютея все средства, чтобы сорвать уборку и развалить колхоз. С этой целью делаются попытки захватить все важнейшие должности и руководство в том или ином колхозе. Намеренно затягивается уборка, разрушается тяговая сила, портятся машины, выдаются большие авансы лодырям, вводится уравниловка, делится «по домам» озимый урожай недавно вступивших в колхоз и т. д. В результате у колхозников пропадает материальная заинтересованность в уборке урожая, а урожай гниет на полях.

Колхоз «Крас- Покос снят на 75% гнилым. Сгнила              Сообщение

ный Ильмень», намоченная в количестве l1/^ тонн ви- журнала «Без-Новгородского ка и сгнило 2'/г тонны турнепса. Ви- божник» за сен-р-на, Ленин- ку и турнепс сгноиля с целью пока- тябрь 1932 г. градской облас- зать «Неприспособленность к климату» ти. Правление этих новых «греховных» культур, колхоза состояло из сектантов.

Больше-Гряз- Молотить и возить подсолнух начали Сообщение га-нухинский кол- только в конце января. Государству зеты «Безбож-хоз, Балашевс- сдали только 25% нормы, а в поле ник», 19.32 год. кого р-на, Ниж- под снегом оставили 4U га подсолну- (сменная общая неволжского ха. МолО1ьба начиналась в 11—12 часов полоса, № 7). крап. Ответст- дня, а кончалась уже в 3—4 часа венный за моло- дня. Нужный длн ремонта телег и тьбу— кандидат машин лесной материал по распоря-ВКП(б) Недосе- жеаию Сергадеева сожгли в пекарне, кин, не порвавший связи с баптистской сектой. Пом. аавхо-за—баптист Се-

ргадеев.

Промколхоз Рожь заскирдована сырой. Большая Сообщение Лы-

им. Б^йко в с.     часть викл и гороха сгнила в поле. сенко—безбож-

Овинищи, Горо-     Сгнило также уО ц обмолоченного          кора газеты

Хивецкого р-на,     ю^оха и "А ц овса в зерне. В силос-          «Безбожник»

Ивановской      ных ямах сгноили 8 т картофеля. (обща"н сменная,

обл., был засо-      Не убрано совсем га пшеницы, га ржи, j\|° 2, 1932 г.).

рен кулаками-     2 т картофеля. До ib'0/н картофеля

сектангами. В      расхищено во время уборки. Урожай

правлении сое-     распределялся не по труд >дням, а по

•тояли: сын фаб-     едокам (уравниловка). В дни религи-

риканта Соро-     озных праздников на работу не выхо-

кин, сын тор-     дили. Жена Марычева-активная сек-

говца Марычев.     тантка—открыто вела агитацию против

Все правление     обобществления урожая. Кандидат промколхоза за ВКП(б) Гусева А П. была еще недав-

престу иную бес-     но руководительницей сектантской хозяйственность общины и к сектантам относилась было смещено примиренчески, иотданоподсуд. 336

Применяют сектантские активисты и другие способы срыла уборки урожая. Например в колхозах им. Рахья, «Яльге-лево» и «Хаймов» (Пригородный р-н, Ленингр. обл.) сектанты считают грехом работать в праздники по уборке хлеба, но в то же время не считают грехом заниматься в эти дни продажей картофеля спекулянтам («Б-к», общ. изд., № 4, 1932 г.).

Были и есть случаи проникновения сектантских активистов на должности бригадиров в целях намеренного срыза уборки. Например бригадирами устроились в колхозе имени К. Маркса (Михайловский р-н, УССР) сектанты-подкулачники Тараненко, Целуйко и Вакута. Проникнув в колхоз, эта вре* дительская тройка сорвала во время молотьбы хлеба работу мотора, а также добилась истребления свиноматок («Б-к», 1932 г., общ. изд., № 6).

В будущем все эти формы кулацко-сектантского вредительства надо учесть и не допускать проникновения врага в колхозы, не ждать, когда враг навредит или начнет вредить, а предугадывать намерения и поступки классовых врагов; уметь обнаруживать врага под любой маской; постоянно держать под наблюдением и контролем колхозы, в которых много сектантов. Среди сектантов надо вести антирелигиозную работу не время от времени, а постоянно. Разоблачение классовой роли сектантства и все более растущая урожайность колхозных полей должны послужить основой разоблачения сектантских пророчеств о «гибели» и басен невыгодности отступивших от бога колхозов.

КРАХ СЕКТАНТСКИХ ПРОРОЧЕСТВ

Все, и в том числе сектантские, контрреволюционные пророчества о гибели колхозов потерпели крах. Второй всесоюзный съезд ударников-колхозников подвел блестящий итог победы колхозного строя. Съезд принял под руководством т. Сталина новый примерный устав сельскохозяйственной артели. В этом уставе выражены наши успехи и задачи в колхозном строительстве. Нужно разъяснить всем трудящимся, и в том числе трудящейся части сектантов, каждый пункт нового устава. Устав требует от каждого члена артели активной борьбы для полной победы над кулаком, нуждой и темнотой. А вожаки сект пытаются защищать остатки разбитого кулачества. Они защищают религию и темноту. Они оправдывают низкую технику и нужду, как полезные (!) средства для аскетического воспитания души и

337

тела. В уставе говорится, что «колхозный путь, путь социализма, есть единственно правильный путь для трудящихся крестьян». Признать этот пункт безоговорочно для сектанта значит признать ложными все пророчества и рассуждения проповедников о том, что колхозов и вообще социализма нельзя построить без бога. Устав ставит задачей сделать каждый колхоз большевистским, а всех колхозников зажиточными. Для сектантских же вожаков это означает полное крушение их расчетов сохранить религиозное влияние на отсталые группы колхозников. Большевистский колхоз не может иметь у себя кулацко-сектантских гнезд и порядков, какие были в тех колхозах, где было засилие сплоченных сектантских групп. Большевистский колхоз не допустит преступного отношения к общественной собственности или антигосударственных тенденций, как это было в сектантских лжеколхозах. Опираясь на сплоченную и послушную группу сектантов, кулацкие вожаки общин, не спрашивая согласия общего собрания артели, делали иногда все, что им было угодно: принимали кулаков и исключали бедняков, спекулировали излишками хлеба и не выполняли государственных заданий, распределяли доходы по едокам и одновременно жаловались на непроизводительность колхозного труда и т. д. Теперь сектантские вожаки не смогут этого делать даже там, где много сектантов, так как все это осуждено уставом. Никакая сектантская группа не имеет права ни в одном колхозе подменять собой общее собрание колхозников. Выбор правления и прием в члены артели решается собранием, на котором присутствует не меньше 2/з всех членов артели. Видя кулацкие порядки в сектантских лжеколхозах, местные организации в большинстве случаев уже реорганизовали эти лжеколхозы в колхозы и добились создания крепкого большевистского руководства. Колхозная демократия отсеет нерадивых, неумелых, а подчас и вредительски настроенных руководителей кое-где еще оставшихся сектантских лжеколхозов, возглавляемых сектантами-активистами. Колхозная демократия поможет нам сделать всех честных рядовых сектантов-колхозников, обманутых проповедниками, активными и сознательными строителями бесклассового социалистического общества.

При разъяснении преимуществ колхозного строя нужно иметь в виду один усиленно распространяемый теперь проповедниками против всех достижений социалистического, и в том числе колхозного строительства довод, состоящий в том, что достижения нас приближают к войне. Пока не было У

338

нас достижений и мы были слабы, говорят сектантские проповедники, нас империалисты не боялись и грызлись друг с другом, а теперь видят наши достижения, боятся нас и готовятся к нападению на нас. Советская власть, разглагольствуют проповедники, была прежде тоже более миролюбиво настроена, потому что она не очень была уверена в своей хозяйственной и военной мощи, а теперь наше хозяйство и наша армия выдвигаются на перзое место. Отсюда проповедники делают вывод, что всякий сектант, не желающий войны, должен не радоваться, а сокрбеть о наших достижениях. Более близким, надежным и догадливым проповедники дают понять, что для борьбы с опасностью войны нужно бороться с достижениями социалистического строительства. Под предлогом борьбы с войной проповедники агитируют против Красной армии и укрепления обороноспособности нашей страны. В случае победы Красной армии проповедники предсказывают кровопролитную мировую революцию и гражданскую войну.

Неверно, что нас империалисты не трогали, потому что считали слабыми. Волчий закон империалистов состоит в том, чтобы бить слабых. Нас империалисты пытались в годы гражданской войны бить, но неудачно, потому что, с одной стороны, у них в тылу было большое сочувствие рабочих нам, а с другой стороны, они никак не могли сговориться друг с другом для борьбы с нами. Чем сильнее мы, тем слабее тыл у империалистов, тем сильнее брожения в колониях, тем опаснее для империалистов нападать на нас. Раньше или позже, но империалисты нападут на нас, поэтому мы должны быть готовы к войне. Что касается гражданской войны, то она идет долгие годы например в Китае. Трудящиеся Китая не хотят быть в рабстве, как хотелось бы попам в рясах и без ряс! Агитация против службы в Красной армии сектантским проповедникам нужна совсем не для борьбы с войной, а для борьбы с социализмом в пользу интервентов. Не первый год сектантские проповедники ведут борьбу против укрепления колхозов и Красной армии. Изменилась лишь тактика борьбы сект против колхозов и Красной армии, а цель осталась прежняя. Не мешает поэтому ознакомиться с тактикой сект в военном вопросе подробнее.

СЕКТАНТЫ И ОБОРОНА СССР

РОЛЬ ТОЛСТОВЦЕВ И МЕЖДУНАРОДНЫХ

СЕКТАНТСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ В ПАЦИФИСТСКОЙ

ПРОПАГАНДЕ

О социальных корнях и времени появления пацифистских настроений среди русских сектантов мы вкратце уже говорили выше. Еще в 1915 г., т. е. задолго до окончания войны, в буржуазной, и особенно английской, печати были отмечены факты недовольства масс войной. Наиболее дальновидные буржуазные деятели опасались роста революционных настроений в массах, поэтому выступали против продолжения войны, за мир. Среди русских сектантов проповедники усиленно заговорили в пользу мира лишь осенью 1917 г., когда перед буржуазией выросла угроза большевистского переворота. Ценой мира сектанты хотели избежать революционных потрясений. Если мира не дать добровольно, то его возьмут силой, .и тогда плохо будет капиталистам— так в страхе думали сектантские вожаки и склонялись поэтому в пользу мира. Наилучшей тактикой борьбы с революцией после Октября сектанты, жившие на территории красных, считали тоже пацифистскую пропаганду, т. е. в тех условиях — пропаганду братания с белыми. Особенно деятельное участие в этом приняла толстовская интеллигенция, возглавившая потом в лице объединенного совета религиозных общин и групп всю экспертизу по делам отказа сектантов от службы в Красной армии. В центре и на местах печа-

340

тались сектантские журналы и листовки с призывами не брать оружие и не ходить в Красную армию. Это было на-руку всем врагам советской власти, и они полностью поддерживали подобные сектантские проповеди.

Для врагов Советской республики было важно насадить неповиновение советам, хотя бы и в форме толстовства. В городишке, вернее большом селе, Балакове толстовцами отпечатан был проект пожеланий «общества свободного мировоззрения», в котором проводилась мысль, что ни за какими людьми, называющими себя правительствами, не может быть признано право, пользуясь насилием, управлять другими, привлекать к суду и наказанию, собирать, вооружать, обучать людей, насилием или под угрозой насилия отбирать имущество у одних людей и передавать его другим (подати, таможни, экспроприации)»1. В кулацком проекте пожеланий толстовцев шла речь о том, что школы должны быть отделены от государства, что «не на установление новых форм жизни должна быть направлена деятельность людей, а на изменение и совершенствование внутренних свойств». Подобная контрреволюционная агитация открыто велась и в московских вегетарианских столовых. Вели,ее прежде всего толстовцы. Среди сектантов-огородников, кулаков, в сектантских коммунах с натурально-замкнутыми формами ведения хозяйства как-раз такого рода мировоззрение развивалось, что, мол, можно обойтись без правительства, без промышленности, без науки, обслуживая себя во всем. Мировоззрение это — не шаг вперед, а шаг назад, к- тем временам, когда не было высокого разделения труда, промышленности, городов, науки, когда люди жили при натуральных формах хозяйства. В будущем, коммунистическом обществе не будет государственной власти, но этого можно достичь не путем отрицания всякой власти, городов, науки, промышленности, а путем укрепления диктатуры пролетариата

Пролетариат должен был насильственным путем захватить власть, экспроприировать, лишить средств производства и всех богатств, буржуазию. По сектантской же теории, взять все богатства в свое распоряжение рабочие не имели права, так как это — насилие.

Притти к социализму и коммунизму мирным, кооперативным путем, без какой бы то ни было классовой борьбы конечно нельзя. Между тем сектанты все эти «мирные способы» достижения социализма проповедуют еще и сейчас,

1 Ем. Ярославский — Против религии и церкви, т. II, стр. 159,

341

как единственно допустимые и правильные способы. В-этом они нисколько не отличаются от западноевропейских христианских социал-соглашателей.

В условиях капитализма эта проповедь, соединяясь с непротивленчеством, по существу превращается в проповедь покорности и отрицания политической борьбы. Призывом к непротивленчеству и к братскому единению с эксплоа-таторами сектанты пытались усыпить революционную бдительность рабочего класса и бедняцких слоев крестьянства, Ослабить силу трудящихся и тем самым помочь буржуазии. В глазах капиталистов такая проповедь является конечно допустимой.

В современных условиях, когда империалисты лихорадочно готовят войну друг против друга и прежде всего против СССР, когда определенные страны вербуют наймитов и союзников для войны против страны пролетарской диктатуры; когда одновременно с подготовкой к войне иностранная буржуазия старается в корне пресечь всякое революционное движение внутри своих стран, в этих условиях лживая пропаганда непротивленчества, призыв верить в миролюбие буржуазии, отрицание необходимости и полезности усиления обороны — все это направляется врагами народа против диктатуры пролетариата, к ослаблению Красной армии и обороноспособности СССР.

Мировая буржуазия заинтересована в ослаблении военной и экономической мощи СССР, а также в подавлении рабочего движения у себя «дома», поэтому она во времена гражданской войны старалась у нас по образцу своих сект создать в лице сектантских юношеских, женских и детских групп и кружков такие организации, которые могли бы противостоять влиянию коммунистических организаций. На деньги буржуазии в противовес коммунистическому союзу молодежи сектанты создавали кружки и ячейки «христианского союза молодежи» (сокращенно мы его называем «христо-молом»1). Русские сектантские союзы молодежи входили в «международную христианскую ассоциацию молодых людей» (сокращенно — ХАМЛ). Чем занимается эта ХАМЛ, видно из следующей части повестки тихоокеанской конференции ХАМЛ:

«1. Обсуждать проблемы тихоокеанской арены с христианской точки зрения, имея в виду... условия, которые требуют христианской жизни и идеалов в различных странах вокруг Тихого океана.

3. Какую роль должен играть христианский союз моло-

342

дых людей в достижении этих целей через свою программу и организацию.

5. Как могут люди различных наций вокруг Тихого океана содействовать, чтобы дух Иисуса существовал в коммерции и индустрии».

Как видите, задача подобных союзов молодых людей — притуплять классовые противоречия в современном обществе, затушевывать классовую и национально-освободительную борьбу на Востоке, предотвращать стачки и революции, вносить примиренческий «дух Иисуса» в коммерцию и индустрию. За такую роль капиталисты союзу будут очень благодарны и будут всячески поощрять таких молодых людей. Но, к несчастью капиталистов, таких молодых людей становится все меньше и меньше. Например американские капиталисты затратили очень много средств для того, чтобы обратить китайских студентов в послушных -себе христиан, но христиане-студенты Китая оказались в свое время на стороне революционных войск против ставленника Америки •— генерала У Пей-фу.

Тихоокеанская конференция ХАМЛ происходила в 1924 г. при участии молодых людей из сектантских общин Дальневосточного Приморья. Кто и сколько дает денег на деятельность всевозможных сект, религиозных университетов и отделений ХАМЛ, видно из нижеследующих цифр.

В американском «Мировом справочнике» (альманах, изд. Нью-Иорк-Уорлд за 1926 г., стр. 127—130) значатся пожертвования двух известных русскому читателю капиталистов: Форда и Рокфеллера (сына). Рокфеллер — баптист. Форд, по сведениям справочника, пожертвовал на деятельность христианской ассоциации молодых людей в 1925 г. 750 тысяч долларов (один доллар равен двум русским рублям). Рокфеллер же пожертвовал в этом же 1925 г. на:

а)  ближневосточный протестантский богословский университет— 600 тысяч долларов;

б)  чикагский, тоже богословский, университет—1 миллион долларов;

в)   богословский протестантский унивеситет в Нью-Йорке — 1 083 333 доллара.

Итого, один только Рокфеллер в течение одного только года пожертвовал на три протестантских богословских университета 2 683 333 доллара, т. е. больше чем 5 миллионов золотых рублей на наши деньги.

Что же удивительного после этого в том, что ХАМЛ израсходовала на свою контрреволюционную деятельность в

34

одной только Советской России около 12 миллионов рублей (в переводе на золотые русские рубли). Главная часть этих средств была истрачена на сектантскую пропаганду. Во время интервенции ХАМЛ в одной только Сибири имела 200 платных работников. Отчасти результатом этой пропаганды было впоследствии (в 1923 г.) белобандитское восстание в Амурской губ. Восстание возглавлялось баптистским пресвитером Чешевым и баптистским христианским кружком молодых людей.

Когда же пришла очередь этих молодых людей служить в Красной армии, они оказались противниками «всякой» армии. Мотивы отказа были конечно лицемерными. Но было не мало среди сектантов (в других местностях СССР) отдельных искренних непротивленцев. Этим непротивленчеством и пацифизмом многие заразились в германском плену все от тех же проповедников ХАМЛ, получивших право пропаганды во время войны во всех странах и во всех армиях, не исключая концентрационных лагерей Германии. Прикрывались проповедники ХАМЛ «нейтральной» маркой Америки, в действительности же выполняли большую шпионскую работу в Германии, а впоследствии контрреволюционную в нашей стране. Сектантский и вообще религиозный пацифизм есть не больше как дымовая завеса, помогающая империалистам вооружаться под ее прикрытием. Дальше благочестивых пожеланий вожаки сект не идут. Например на 3-м «всемирном» съезде 26 июля 1923 г. в Стокгольме по военному вопросу баптистами была принята резолюция, которая «выражала уверенность», что «обеспечение мира» возможно при условии образования «Представительного трибунала, или палаты, имеющих целью улаживать международные споры». Конгресс признал необходимым «обратиться к правительствам всего мира с призывом» «поддерживать международный мир» '.

Таким образом сектанты предлагают нам верить в миролюбие капиталистов 2. То же самое предлагали они и перед империалистической войной. Результаты этой пропаганды известны. При этом необходимо отметить, что в момент

1  «Баптист» № 3 за 1925 г.

2  Вера в миролюбие капиталистов и в возможность мира при существовании капитализма усыпляет бдительность рабочих масс,— в этом главный вред пацифизма. Пацифисты для установления мира не требуют свержения капитализма,— в этом отличие пацифистских способов борьбы за мир от революционных способов. Без уничтожения классов и победы социализма во всем мире нельзя уничтожить войны-

3 44

объявления империалистической войны в одной только Германии было мобилизовано 8 тысяч баптистов. 124 человека из них были впоследствии награждены знаками отличия «за храбрость». Английские и американские баптисты шли в армию добровольно, чтобы защищать «культуру» от «варва-ров»-немцев. А теперь они предлагают учредить международный трибунал, забывая очевидно, что такой палатой является Лига наций, которая, как и всякая иная палата, не может уничтожить войн. Сектанты предлагают нам верить и молиться, пока буржуазия стала бы строить дредноуты и душить по очереди Китай, Индию, Сирию и т. д. Сектантские предложения не новы. Их реакционный смысл давно разоблачен Лениным.

«Пропаганда мира в настоящее время, не сопровождающаяся призывом к революционным действиям масс, способна лишь сеять иллюзии, развращать пролетариат внушением доверия к гуманности буржуазии и делать его игрушкой в руках тайной дипломатии воюющих стран» '.

Прикрываясь именно ширмой гуманности, буржуазия воюет с «варварами» за «культуру, цивилизацию, прогресс», т. е. за свои прибыли. В этом деле сектанты играют роль наивных людей. Они предлагают пролетариату не только верить в миролюбие буржуазии, но и разоружиться, прекратить всякую класовую борьбу с буржуазией и «возлюбить врагов», т. е., иначе говоря, они добиваются того же самого, чего сама буржуазия добивается от всех рабочих.

«Разоружение есть идеал социализма. В социалистическом обществе не будет войн, следовательно, осуществится разоружение. Но тот не социалист, кто ждет осуществления социализма помимо социальной революции и диктатуры пролетариата», — говорил Ленин -.

И тот, кто называет себя социалистом, но отказывается от службы в Красной армии, — не социалист, а враг или же слепое орудие врага. Но если даже сектанты и не отказываются от службы в Красной армии, то делают так не потому, что они — социалисты, а потому, что, по их убеждению, «несть бо власти, аще не от бога».

Это значит, что если сектант идет в Красную армию, он делает это не как сознательный гражданин, считающий своей обязанностью бороться со своими классовыми врагами. Такой боец не является еще полноценным бойцом. Нужно его перевоспитать, чтобы сделать сознательным красноармейцем.

1 Ленин, т, XVIII, стр. 127-128, - Ленин, т. XIX, стр. 315.

315

Красная армия перевоспитывает сектантов в сознательных бойцов. Бойцы-автоматы нужны только в капиталистических армиях, ибо рассуждающий солдат опасен и нежелателен буржуазии. Религия учит сектантов повиноваться буржуазному («богоданному») начальству не рассуждая, т. е. превращает сектанта в слепое орудие империалистов. Чем слабее влияние церквей и сект на буржуазную армию, тем меньше в ней солдат-автоматов, тем больше количество революционно настроенных солдат, тем опаснее война для империалистов.

Не понимая, зачем и в кого нужно стрелять, сектант чувствует отвращение к войне. На словах или «в душе» иной сектант считает себя христианином-социалистом, но христианский социализм учит лишь всепрощению, а всепрощение не способствует пониманию смысла войны, поэтому

«...война вызывает у реакционных христианских социалистов, у плаксивых мелких буржуа только ужас и запуганность, только отвращение ко всякому употреблению оружия, к крови, смерти и проч.» 1...

Пользуясь этим отвращением к войне и запуганностью обывателей, сектанты вели пропаганду против гражданской войны, против революции, против вооружения пролетариата и вооруженного свержения буржуазии.

Выше мы видели, что сектанты не за страх, а за совесть отстаивали с оружием в руках интересы самодержавия и сменивших его капиталистических правительств. Даже в тот момент, когда появилось среди сектантов отвращение к империалистической войне, проповедники продолжали доказывать необходимость войны и повиновения правительству капиталистов. Нужна или нет война — это дело правительства, поставленного над нами богом. Если все будут заниматься политикой, то незачем иметь правительство. Дело сектантов — повиноваться правительству, а не заниматься политикой. Те, кто думает избежать войны и остаться в стороне от нее, глубоко ошибается, так как всякая помощь правительству, ведущему войну, означает вместе с тем и помощь одной из воюющих сторон. Сектанты должны, согласно священному писанию, повиноваться правительствам, а значит и помогать прямо или косвенно войне. Так учили сектантские проповедники до Октябрьской революции. И даже те сектанты, которые в это время начинали чувствовать отвращение к войне, признавали неизбежность участия в войне.

Например сектант П. Лопухин писал, что сектанты

«вынуждены часть своего достояния отдавать этой власти, — ту часть, которая принадлежит ей по праву (налоги и пр.). Но это вынужденное участие в государственной жизни не должно заходить за тот предел, где начинается «божье». А между тем, как легко это может случиться! Даже самый необходимый и, казалось бы, невинный вид упомянутого участия несение налогов — уже скрывает в себе элемент * соучастия в страшном, кровавом грехе войне» К

Как видно из слов Лопухина, он войну считал «грехом», а налоги — соучастием в «грехе», но от налогов не отказывался, считая их «самым необходимым» видом участия в государственной жизни. От всех других видов участия в государственной политике Лопухин предостерегал сектантов, призывая к осторожности. Доводы Лопухина против участия в государственной политике были следующие:

«Во-первых, всякая государственная политика исходит из представления об отдельном, политически обособленном целом — отечестве, интересы которого должны быть принимаемы во внимание в первую очередь. Отсюда столкновение государственных интересов и почти неизбежное последствие — война. Наше отечество — на небесах. Наши интересы — борьба с общечеловеческим врагом — грехом. Но если бы даже и стать на плотскую точку зрения («ведь мы еще не на небе, а на земле»), то все же идее христианства более соответствует космополитизм— идея общеземного государства, где яет ни эллина, ни иудея. Во-вторых, участие в государственной политике неизбежно влечет за собой участие в создании законодательных норм, необходимой санкцией которых является принуждение, тюрьма и пр. Едва ли это может входить в программу христианства, где все — благословение, милость и назидание. У нас один закон — христов и одна санкция его—-любовь» 2.

Рассуждая так, Лопухин должен был дойти до полного отрицания государства, но не дошел, повторив слова евангелия: «Кесарево — кесарю, а божие — богу».

Однако при советской власти сектанты кое-где дошли и до полного отрицания государственной власти. В этом им помогли больше всего толстовцы и антисоветски настроенные проповедники. Например в селе Раевке (недалеко от Ор-ска) сектанты самых различных толков дошли до полного отрицания советской власти и распустили сельсовет. Посетивший в этот момент Раевку баптистский проповедник Мих. Тимошенко (б. анархист) о сектантах Раевки пишет следующее:

«Большое село заселено баптистами, детокрещенцами, молоканами и Добролюбовыми. Идя последовательно по пути отрицания власти,

Ленин, т. XIX, стр. 316.

«Слово истины» № 9—10, за сентябрь 1917 г., стр 122 Там же.

346

347

раевская молодежь распустила свой сельский совет и не идет на военную службу»'.

Дело происходило в Раевке в момент выполнения продразверстки и мобилизации на борьбу с Врангелем и белопо-ляками. Не желая платить продразверстки и итти оборонять советы, сектанты села Раевки распустили сельсовет и отказались вообще признавать над собой какую-либо власть. Ни одного слова осуждения, судя по статье и настроениям Тимошенко, они от него не услышали. Тимошенко сам был против службы в Красной армии.

В центре, в Москве, сектантским объединенным советом религиозных общин и групп руководили в большинстве своем толстовцы во главе с Чертковым. Толстовцы были против обороны, продразверстки и всех государственных повин-; ностей. Используя предоставленное Объединенному совету: религиозных общин и групп право ходатайствовать за ot-j дельных сектантов об освобождении от военной службы, право выступать на народных судах в качестве экспертов с признанием искренности и убежденности отдельных сектантов, не желавших служить в армии, толстовцы злоупотребляли этим правом. Они выдавали справки и ходатайство всем, желавшим освободиться от военной службы, хотя бы религия отказывающегося была мусульманской или православной, не препятствующей службе в армии. С помощью Объединенного совета стали таким образом освобождаться от службы в армии многие лжесектанты и лженепротивленцы, проникшие в Объединенный совет через входившие в него сектантские группы, которые, по заявлению самих сектантов, не имели «надлежащей духовной дисциплины». Например Павел Павлов в отчете о всероссийском съезде баптистов писал год спустя после событий в Раевке следующее:

«Оживленный обмен мнений вызвал вопрос о дальнейшем отношении к Объединенному совету религиозных общин и групп ввиду раздающихся нареканий, что через входящие в состав Обсовета группы, не имеющие надлежащей духовной дисциплины, проникают неискренние элементы, злоупотребляющие декретом об освобождении от военной службы. Отметив высокополезную для всего сектантства деятельность Обсовета и признав, что острый момент, требовавший совместных действий всех довольно разнородных сектантских течений, изжит, съезд нашел, что в вопросах, требующих солидарной ответственности, как например освобождение от военной службы, баптисты могут объе-

диняться только с однородными с ними течениями, как евангельскими христианами и новыми меннонитами» 1.

Выходит, что в острый для советской власти момент баптисты могли объединяться с разнородными сектантскими течениями, злоупотреблявшими советским декретом, после же баптисты вспомнили о злоупотреблениях и стали с ними бороться!

Проповедники, агитировавшие за отказ от службы в Красной армии, в момент занятия территории белыми войсками очень часто меняли свою тактику и призывали к вооруженной борьбе с советами. Напротив, те проповедники, которые призывали к вооруженной помощи белым, в момент занятия территории красными превращались в сторонников непротивления злу насилием. Отсюда ясно, что сами проповедники выступали за или против войны в зависимости от обстановки и ради антисоветских целей, во совсем не по религиозным соображениям. Среди проповедников очень много таких, которые служили и в царской и в белых армиях, а в Красной армии служить не захотели. Когда гражданская война окончилась и опасность быть убитым прошла, рядовые сектанты были непрочь признать обязательность службы в Красной армии, но этому долго еще мешали бывшие белые агитаторы и вожаки сект, являвшиеся злонамеренными противниками службы в Красной армии.

КЕМ, КАК И ДЛЯ ЧЕГО ВЕЛАСЬ И ВЕДЕТСЯ ПРОПАГАНДА ПРОТИВ СЛУЖБЫ В КРАСНОЙ АРМИИ

Случаи отказа от службы в Красной армии наблюдаются тодько среди сектантов. Но и среди сектантов количество отказов с каждым годом уменьшается. Однако из этого не следует, что все сектанты стали относиться к службе в Красной армии сознательно. Большинство молодых сектантов поступает служить в Красную армию после наставлений проповедников, с предвзятыми мыслями.

«Я, ■— говорит обычно проповедник, — не хочу насиловать твою совесть. Делай, как она тебе подсказывает. А для того, чтобы тебя совесть не обманула, читай слово божие».

«Слово божие» можно понять и так, и этак: в евангелии например сказано: «не убий», а в посланиях апостолов говорится о необходимости исполнения всех государственных

«Слово истины» № 5-6 за 1920 г., стр. 44.

348

1 «Слово истины» № 5—6 за 1921 г., «Краткий отчет П. Павлова о Всероссийском съезде баптистов».

349

распоряжений и оброков. Военную службу при царе Сектанты считали обязательным оброком. Молодой сектант путается в этих противоречиях и опять-таки за разъяснением чаще вдего обращается к проповеднику, пресвитеру или «■старшему брату», так что многое зависит от взглядов и степени религиозного влияния сектантских наставников. Взгляды сектантских проповедников, если не судить по' лживым уверениям в преданности советской власти, вполне определенны и реакционны. Иначе и не может быть, потому что сектантские организации возглавляются и в большой мере состоят из врагов советской власти. Это знают, но скрывают сектантские вожаки. Те проповедники, которые 'порвали связь с сектантами, откровенно рассказывают, из кого состоит сектантская руководящая верхушка. Вот перед нами письмо-одного из таких раскаявшихся проповедников:

«Я был сектантом с 1925 г. Благодаря моему умению вы-* ступать я избирался руководящим лицом и состоял членом совета и председателем южной группы евангельских христиан бессменно в течение последних двух лет.

Моя вина тяжка, и я ее признаю. В своей работе мы опирались только на полуграмотных и малограмотных и малоразвитую публику, большей частью женщин, затуманивая им головы туманным текстом «святых книг». Мало того, мы в своей работе вставали на путь сопротивления советской власти; будучи на ряде губсъездов евангелистов, я видел среди руководителей сект и групп людей, ничего общего не имеющих с рабочим классом и трудящимися. Я знал и видел там бывшего полицейского и торговца Метельникова, кинешем-ских заводчиков братьев Вольниных, бывшего торговца Стулина, бывшего члена самодержавно-монархической партии Акимова и других типовf злобно относящихся к достижениям советской власти.

Вся эта свора, под маской сектантства, вводила и вводит в заблуждение отсталых, темных людей; все их проповеди и выступления дышали ненавистью против советской власти, и все они были против Красной армии, против культурных эчагов, обманывая всяческим- образом людей, которые еще бессознательно верили и слушали их.

' Я являюсь пролетарием и с малых лет добываю себе кусок хлеба. Я не хочу быть врагом рабочему классу, а потому, познав всю мерзость сектантства и его руководителей, познав, что евангелие запутанно и лживо, перестаю быть сектантом. 350

Хочу жить честно, без сектантского дурмама и своим личным трудом помогать нашему советскому государству.

Бывший председатель южной группы Ц. Бекетов».

Количество сектантов, отказывающихся от службы в Красной армии, сейчас гораздо меньше, чем было в военной обстановке. Несомненно, что успехи социалистического строительства переубедили многих искренне заблуждавшихся. Однако и сейчас некоторые сектанты страхуют свою шкуру на случай войны. Ясна вполне определенная политическая цель. Сектантские отказы от службы в Красной армии — это больше, чем шкурничество. Никто, за исключением сектантов, от службы в Красной армии не отказывается. Напротив, каждый призывник стремится попасть в Красную армию, а многие служат сверхсрочно. В случае нападения на нас какой-либо капиталистической державы все трудящиеся как один встанут на защиту СССР. А вот некоторые сектанты отказываются от службы в Красной армии.

Трусов и шкурников в свой состав и сама Красная армия конечно не принимает. Но все ли сектанты отказываются от службы из-за трусости? Нет ли тут злостных антисоветских целей и влияний? Возьмем для примера двух ярых противников службы в Красной армии — сектантов Коноплю и Онищенко.

При обыске у Конопли был обнаружен наган, а у Онищенко — наган и патроны к японскому карабину. Зачем им понадобилось оружие? Оба объявили себя непротивленцами, вели агитацию против службы в Красной армии. Конопля подчл даже заявление, чтобы его в случае войны не брали на военную службу. А сами прятали оружие. Для кого и против кого? Если против белых, так не скрывали бы этого и не агитировали бы против Красной армии. Если против бандитов, то взяли бы разрешение. Значит, не против белых и не против бандитов, а против большевиков. Такие мнимые непротивленцы умеют великолепно владеть оружием. В Пензе защищали непротивление и агитировали против Красной армии двое баптистов—отец и сын Ткаченко, а сами Тка-ченко служили в царской гвардии и были на «хорошем» счету.

Таких «непротивленцев» немало еще среди сектантов.

Что собой представляют многие из сектантов-непротивленцев, показывают факты, опубликованные в газетах. Возьмем газетные и журнальные сообщения о следующих сектантах:

1. Проповедник евангелистов в Шубенской вол., Котель-

351

НИческОго у., Вятской губ., А. И. Мосалев (газета «Вятская правда» от 14 октября 1928 г.).

2.  Пресвитер алма-атинской общины баптистов С С. Назаров (газета «Безбожник» от 1 июля 1928 г.).

3.  Евангелисты Вятской губ. Кононов и Градобоев (газ. «Безбожник» от 21 августа 1928 г.).

4.  Руководитель группы хлыстов в пос. Ельшанском, Оренбургского округа, П. М. Конопля (газ. «Безбожник» от ■14 октября 1928 г.).

5.  Член армавирской общины евангелистов Ефим Они-щенко (газ. «Безбожник» от 27 марта 1927 г.).

6.  Члены пензенской общины баптистов Ткаченко (сын и отец) (газ. «Безбожник» от 22 июля 1928 г.).

7.  Свободный христианин Шмыгин («Безбожник у станка»).

8.  Евангелисты Беззубенко и Федосеенко, г. Клинцы (газ.

«Труд»).

Мы взяли членов разных сект, из разных мест, за разное время, но поступки их одинаковы. Все они или отказывались отбывать службу в Красной армии, или же вели агитацию против службы в Красной армии. Почему они это делали?

Кто они такие?

Мосалев — кулак и бывший офицер. При обыске нашли у него 10 шт. спрятанных офицерских погон. По мнению Мосалева:

«Советская власть через свои спектакли и театры сгнаивает «арод в сифилисе и развращает несовершеннолетних». Советской власти Мосалев предсказывал гибель, человечеству — зырождение.

На вопрос одного крестьянина, почему Мосалев звал воевать, когда был царским офицером, Мосалев ответил:

«Тогда народ шел воевать за веру, царя и отечество, а теперь ни веры, ни царя, ни отечества нет».

В деревне Миронове Мосалев выступил с проповедью, в которой заявил:

«Скоро будет война. Ранее большевики были против войны, а теперь сами ее организуют. Если будет война, то я первый выступлю перед народом, чтобы он не шел воевать».                                                             :                     <г #^ Таких непротивленцев, у которых в руках евангелие, а з кармане нож, сколько угодно. Это самые заклятые враги советской власти. Например сын кулака, алма-атинский пресвитер баптистов С. С. Назаров, будучи колчаковским карателем и начальником милиции, пытал и расстреливал красных

352

десятками. Это не помешало конечно потом Назарову объявить себя непротивленцем и ярым врагом службы в Красной армии.

Когда Назаров был колчаковским начмилиции, он боролся со сторонниками советов и Красной армии. В 1919 г. Назаров расстрелял больше ста пленных красноармейцев и пленного партизанского командира П. Карпенко. Кровью залил непро-

Самовольно вырубленный и занятый толстовцами участок леса около Малой Песочни, б. Брянской губ., в 1925 г. Толстовская колония здесь насчитывала в 1934 г. до '0 дворов. Государства не признают и от службы в Красной армии отказываются. В армии, кстати сказать, такие и не нужны.

тивленец Назаров целый ряд районов: Бах-Сарпанд, Уч-Арал, Лепсивск. Потом бежал в Китай, вернулся и был пресвитером баптистской общины в Алма-Ате, пока не был раскрыт, осужден и расстрелян, как контрреволюционер.

Не все конечно сектантские проповедники были карателями — это бесспорно. Были и есть в сектантстве враги советской власти и помельче и незаметнее Назарова. Есть просто жулики и шкурники. Для примера возьмем сектанта Шмыгина. Оружие в руки брать не может ■— бог не велит, а

23-2 J10                                                                                                        353

сам за нанесение побоев женщине привлекался в б. Владимирской губ. к суду и сидел 6 месяцев в исправдоме.

Такой же жулик, как Шмыгин, и Федосеенко. Первым делом, которым он занялся по поступлении в Красную армию, была продажа казенных сапог. Его старший духовный брат, он же руководитель клинцовской общины евангелистов Без-зубенко, хотя и знал, что нельзя покупать у красноармейца казенные сапоги, но все же купил. Но не за одними*только сапогами ходят их старшие духовные братья. Известный шпион и организатор баптистской общины на Волыни Шевчук и его помощники баптисты несколько лет занимались тем, что ходили к баптистам-красноармейцам «в гости», выпытывали у них разные сведения и доносили иностранной разведке. То же самое делали арестованные в феврале 1929 г. 25 баптистских проповедников («крестоносцев») в Белоруссии. За шпионаж арестован в Брянской губернии проповедник Парамонов. Все эти шпионы-проповедники ходили к красноармейцам и учили их непротивлению злу насилием и любви к врагам. Сами же тем временем присматривались ко всему, прислушивались, составляли чертежи и карты, а потом, прибавив к своим скудным сведениям небылиц, отсылали все иностранной разведке.

При указаниях на такого рода факты сектанты обычно отвечают примерно следующее:

«Мы политикой не занимаемся. Каких политических взглядов брат придерживается — это его дело. Мы не политическая партия и никаких политических целей не преследуем. Наша цель — спасение душ. У нас «един господь, едина вера, едино крещение», а в остальном мы можем быть разных взглядов, и это религии не касается. Кем в миру является наш духовный брат — царем, королем или нищим,— нам все равно, потому что на собрании у себя мы на царей и бедняков не делимся, перед богом мы все равны. Какая .власть — белая, зеленая, красная—нам все равно. Для нас всякая власть от бога. Если мы у себя на собраниях начнем обсуждать, какая власть лучше, у нас все передерутся, и, вместо* молитвы будет ругань. Всякой власти мы должны подчиняться по своей совести. Если совесть позволяет слу- ' жить в армии,— служи. Ослушников советской власти и шпионов должна наказывать сама власть. Мы в это дело не вмешиваемся — мы не власть».

Но сами же сектанты учат, что власти нужно подчиняться ; постольку, поскольку это не противоречит сектантской религии, а сектантская религия велит любить всех ближних, и в

354

том числе своих врагов. Раз врагов нужно любить, то как можно быть красноармейцем и стрелять, в белых? Так учил бывший казачий, он же колчаковский офицер Даньшин. Он учил не ходить в армию и числился «красноворотцем». <<Красноворотцами» в Москве называли отколовшихся от баптизма и евангелизма сектантов, организовавших у Красных ворот в Москве свою общину. «Красноворотцы» откололись от баптистов и евангелистов из-за нежелания признать службу в Красной армии обязательной. Вошли в общину красноворотцев такие, как Даньшин, который при Колчаке признавал обязательность военной-службы, был в школе английского генерала Нокса и несколько дней даже в штабе колчаковской армии.

Подобрались у красноворотцев молодец к молодцу: бывший меньшевик В. И. Чириков, бывший белый офицер Побе-лянский, бьгош. городовой К. Ф. Фролов, бьгош. фабрикант Ф. С. Савельев, бывш. гвардеец Ерофеев.

Гр. Куз. Побелянский имел вместе с братом 400 десятин земли. В плен к красным он попал около Красноярска. Потом был выписан, как «ревностный брат» и 'Спец-бухгалтер в Москву, где служил бухгалтером у баптистов в «Братской помощи».

Проповедники толкуют, что бог не велит убивать. На са~ мом же деле не сказочный бог сектантами распоряжается, а бывшие кулаки, белогвардейцы и прочие враги народа. Когда шла гражданская война, многие сектанты, и особенно проповедники, служли в белых войсках и состояли в бандах. Нам бандитов в Красной армии конечно не нужно. Убеждать тех сектантов, которые по доброй воле воевали за белых, мы не собираемся! Мы всячески должны оберегать Красную армию от чуждых элементов. Но искренне заблуждающимся рядо-зым сектантам из числа трудящихся мы должны показать, кто им морочит голову.

В Санковском р-не (Московской обл.) ленинградские проповедники-евангелисты Иванов и Зотов с помощью проповедника М. А. Загуцкого (из Рыбинска) организовали в 1920 г. общину «пашковцев». С 1929 по 1931 гг. в Санкоз-ском р-не община насчитывала 52 чел. и возглавлялась бывшим владельцем маслобойного завода Денисовым, который, лишившись имущества, возненавидел созетскую власть и всеми средствами пытался ей навредить. Компания вокруг него подобралась теплая. Всесоюзный съезд евангелистов признал службу в Красной армии «оброком», но оставил лазейки для «совести» шкурников. Ими воспользовались Денисов и К° и

23*                                                                                                                      355

повели агитацию за отказ от службы в Красной армии, го- ; воря, что убивать — «грех», что нужно прощать и любить .; врагов, быть кротким и т. д. Находились простаки, которые слушались этих советов. На поверку же вышло, что «кроткий» Денисов дважды судился за хулиганство. В 1925 г. он за хулиганство был приговорен к принудительным работам.

На снимке единственные орудия труда песочинцев: лопата и грабли. Машин не признают, если они государственные (МТС). На лошадях работать избегают, не желая «притеснять» их. Города и промышленность, считают вредными для нравст-: венности. Все государственные* и судебные учреждения, армию и всякую государственную охрану требуют «отменить». Государственные учебные и лечебные заведения требуют «распустить». Единственная приемлемая для толстовцев форма труда—это ручное земледелие.Скотоводство считают вредным. Лекарства на спирту отвергают. Грызунов, паразитов, ничего живого убивать нельзя. Пища постная. Одежда холщевая. Яйцо — зародыш жизни, а молоко— паек теленка, поэтому питаться ими нельзя. Кожа, шерсть, мясо, перо, пух — все это мертвечина, поэтому пользоваться ими тоже нельзя. Собственности и замков не должно быть, и воров не надо, наказывать. Таково учение толстовцев из Песочни.

В 1931 г. тоже за хулиганство он был снова присужден к принудительным работам, на этот раз к 5 годам. Его товарищ и помощник Алексей Григорьевич из дер. Тетерино в 1924 г. был судим за убийство. Убивать паразитов, охраняя СССР, видите ли, «грех», а вот убивать ни ib чем не повинных, мирных граждан СССР, — это Алексею Григорьевичу богом позволено. Такова мораль сектантских зубров1. Убивать — «грех», и поступать в красную армию — «грех». Но когда Красная армия победила помещиков и отвоевала их земли, сектанты первыми стали занимать эти земли. Например сек-

«Безбожник» от 30 августа 1931 г.

356

танты-субботники первыми заняли их й Юрьевском р-не. Обосновались они в 1922 г. и назвали свое гнездо не как-нибудь, а «Царством света». Из года в год тайно созывались там всесоюзные съезды субботников. Съезжались по 200 и больше делегатов. Одним из центральных был вопрос о службе в Красной армии. Члены лжекоммуны «Царство света» наотрез отказывались служить в Красной армии и тому же учили других субботников. Даже во время обычных маневров Красной армии субботники демонстративно отказывались давать лошадей. «Царство света» прославилось также тем, что в нем находили много спрятанного сгнившего хлеба. Бедняков в «Царство света» не принимали, а за безбожные мысли и речи подростков-безбожников ставили на колени и привязывали к столбу. Вступить в сельхозкомбинат «коммуна» отказалась. Сельсовет состоял из сектантских ставленников и за взятки разрешал созывать съезды. Но в конце-концов известия о безобразиях лжекоммуны проникли в печать. Сектантская верхушка была разоблачена и изгнана. Руководство коммуны, творившее все эти безобразия и призывавшее не служить в Красной армии, состояло из следующих лиц: бывший белый офицер Паница, бывшие белогвардейцы Мороз и Иващенко, б. деникинский фельдфебель, кулак А. Копылов, б. главарь банды (оперировавший в Самарских лесах) Анисим Рудухин, б. торговец Семенко, б. крупный кулак Сергей Трегубова и К0.          '

Все эти сектанты-белобандиты учили, что убивать^-«грех», а сами, будучи в белой армии, убивали сотни красноармейцев. Они боролись когда-то с оружием в руках против Красной армии, а теперь пробуют ослабить ее иными средствами, а именно пропагандой отказа от службы в Красной армии.

Тактика сектантских проповедников очень разнообразна и гибка. Среди трудящихся проповедники ведут пропаганду за отказ от службы в Красной армии, а людей, чуждых и вредных советской власти, пытаются во что бы то ни стало протолкнуть в Красную армию, чтобы они.там вредили. Трудящихся сектантские проповедники убеждают не брать оружия в руки и не учиться им владеть, а сами прячут оружие, запасают боеприпасы и продовольствие. Например в пограничном Иманском р-не (Иман — приток р. Уссури на Дальнем Востоке) в д. Тихоновке у бывшего стодесятинника, а ныне смиренного евангелиста Ивана Дарменко на чердаке нашли в 1932 г. 5 винтовок, 200 пачек патронов, 2 стальных рулет-.

1 «Комсомольская правда» от 22 сентября 1929 г.

км, нивелир (аппарат для съемки планов), 6,4 ц пшеницы, и 8 ц чумизы. У б. стодесятинника, а ныне тоже евангелиста Якова Головашева нашли в земле около порога 2 500 руб.

золотом Ч

Задача безбожников (ив том числе красноармейцев)-— зорче следить за вражескими махинациями сектантских организаций, во-время замечать и пресекать их, на фактах разубеждать рядовых, обманутых проповедниками сектантов, втягивать их в строительство социализма и оборону СССР.

Особенно же серьезное внимание нужно уделить наиболее хитрой и лживой, так называемой «левой» тактике сект в военном вопросе.

ЛЖИВОСТЬ «ЛЕВОЙ» ТАКТИКИ СЕКТ

Выше мы видели, что агитацию против службы в Красной армии вели контрреволюционные элементы, и в первую очередь «бывшие»: белые офицеры, лесопромышленники, кулаки, торговцы и т. д. «Левая» тактика сект состоит в том, чтобы всех этих агитаторов против службы в Красной армии объявить лучшими друзьями и помощниками советской власти. Но эти «лучшие» «друзья» не хотят оборонять СССР. Зато всех сектантов, которые служат в Красной армии, проповедники объявляют чуть ли не шкурниками и во всяком случае менее «идейными» сектантами. Как такие фокусы-покусы проделывают сектантские вожаки, видно из заявления

Трегубова и К°.

«Левые» вожди сектантства (баптист Павлов, евангелист Беляев, молоканин Желтов, адвентисты Лебсак и Янцеч, духобор Голубов) в 1925 г. подписались под своего рода платформой толстовца И. Трегубова. В этой платформе есть места, касающиеся нашего международного положения, военной опасности и обязательности военной службы для сектантов. Посмотрим, насколько «лево» это изложено и какова сущность этой «левизны».

«Военную службу,— говорится в заявлении Tperyocfta и К",— отрицают только немногие сектанты, которым советская власть предоставила право освобождения от этой службы, причем эти сектанты не ведут агитации против Красной армии, хорошо понимая, что такая агитация будет ослаблять Красную армию и тем способствовать возврату царизма, который в свое время жестоко их преследовал, чего конечно

сектанты не желают.

А для того чтобы правом освобождения от военной службы не могли пользоваться дезертиры, шкурники, советской власти следует

1 «Безбожник» 7 октября 1932 г.

требовать от отказывающихся от военной службы несомненных доказательств искренности их религиозных убеждений, запрещающих им употреблять оружие, отказа их от частной собственности, как несовместимой с отрицанием военной службы, ее охраняющей, и полной готовности быть строителями новой, советско-коммунистической жизни, и тогда таковые должны считаться не преступниками, а одними из лучших сотрудников в советско-коммунистическом строительстве.

Вот почему В. И. Ленин, хорошо понимая душевное настроение таких сектантов, как духоборы, и надеясь иметь в лице их лучших сотрудников в деле нового, советско-коммунистического строительства, и настоял на издании особого декрета об освобождении таких людей от военной службы, который и появился 4 января 1919 г. за его подписью и который затем вторично был подтвержден им 14 декабря 1920 г. Большинство ж>2 сектантов признает военную службу и служит в Красной ар,мии».

«Военную службу, — пишет Трегубов, — отрицают только немногие сектанты»... Да, немногие, но во время гражданской войны от военной службы отказывались многие сектанты. В своем заявлении Трегубов изображает советское законодательство таким образом, словно советская власть освобождает от строевой и нестроевой службы каждого не желающего служить в армии. Это неправильно. Чаще всего освобождаются от военной службы, и то только от винтовки, отдельные члены немногих сект, таких примерно, как духоборы, стародуховцы, толстовцы, постники, или белые, мен-нониты (потомки выходцев из Голландии и Германии), не-товцы (бегуны, или странники, принявшие так называемое второе крещение), реже — отдельные члены других сект. Освобождение происходит только через суд по заявлениям, заблаговременно поданным (не позднее чем за год и - не раньше чем за два с половиной года до срока явки к призыву). При этом, если обнаружится, чго данный член секты состоит в секте только формально, для виду, ради своей выгоды, нарушал и нарушает коренным образом вероучения секты (пьет, курит, дерется и совершает прочие «грехи» с сектантской точки зрения), то таковой сектант не может быть признан религиозным фанатиком. Советское же законодательство предусматривает именно религиозных фанатиков, людей «не от мира сего». Чтобы не было соблазна шкурникам и неравенства в отбывании военной службы между сектантами и несектантами, освобожденные от строевой службы сектанты назначаются на разную нестроевую (по борьбе с эпидемиями, пожарами, на работу в госпиталях, в трудовых дружинах и т. д.). Трегубов же изобразил дело так, точно все сектантские вероучения одинаковы и все сектанты могут быть освобождены от военной службы. Так как до революции члены многих сект не поднимали вопроса об

освобождении от военной службы и исправно служили в армии, то таких сектантов советское правительство конечно не освобождает от военной службы. Освобождаются отдельные члены тех сект, которые были гонимы за отказ от военной службы, считали его обязательным догматом своего вероучения. Но и члены этих сект в большинстве своем нарушали и нарушают учение о всепрощении и любви к врагам, поэтому искренность их заявления нужно проверять.1 Нет сект, члены которых были бы все в одинаковой мере последовательными как в словах, так и в поступках.

Примером могут быть закавказские молокане и духоборы. Молокане боролись с армянскими контрреволюционерами — дашнаками, потому что боялись отобрания земли дашнаками, а духоборы до середины 1927 г. с оружием в руках оберегали свое имущество от бандитов, живших в горах. В 1927 г. советская власть окончательно ликвидировала бандитизм в Закавказьи. У духоборов, признающих себя непротивленцами и отказывающихся служить в Красной армии, в двух волостях одного только Ахалкалакского уезда Грузии было отобрано 200 винтовок, причем до 70 винтовок духоборы скрыли, не сдали. От духоборов поступил целый ряд заявлений с просьбой вооружить винтовками их пастухов,. Сельские очередные духоборческие караульные до сих пор вооружены винтовками. Винтовок духоборам никто не давал, они сами покупали их у беженцев-армян во время прихода турок. Многие духоборы имели и имеют охотничьи ружья, и несколько духоборов состоит членами Ахалкалакского союза охотников. Где же, спрашивается, непротивленчество духоборов? Почему духоборам «не грех» с оружием в руках бороться с местными бандитами, а «грех» воевать с бандитами международного империализма и оберегать молодую пролетарскую республику? Нет ли тут какой причины? При-- чина есть, заключается она именно в том, что сектантами руководят антисоветские элементы, организовавшие в свое время в помощь Врангелю специальный меннонитский полк, а теперь они, эти же самые вожаки, заявляют, что брать оружие в руки «грех». Почему же «не грех» было брать оружие во время гражданской войны? В 1921 г. чрезвычайная тройка по изъятию оружия обнаружила путем обыска в меннонит-ских колониях пяти волостей одного только Токмакского уезда: 728 винтовок, 170 обрезов, 171 револьвер, 228 бомб, 278 шашек, 40 849 патронов. В двух волостях соседнего с Токмакским уезда было обнаружено: 332 винтовки, 30 обрезов, 87 бомб. Так обстоит дело с непротивлением злу на-

ЗАО

силием среди духоборов и меннонитов, а ведь они считаются самыми последовательными ,и старыми непротивленцами среди сектантов. Что представляют в этом отношении остальные сектанты, мы видели выше. Вернемся к разглагольствованиям гр. Трегубова и К0.

Трегубов пишет, что освобожденные от военной службы сектанты-«коммунисты» будут лучшими сотрудниками со-зетско-коммунистического строя. Неверно. Тот, кто отказывается защищать СССР, тот не может быть сознательным гражданином и строителем его. Трегубов пишет, что освобожденные от военной службы сектанты «не ведут агитации против Красной армии, хорошо понимая, что такая агитация будет юслаблять Красную армию и тем самым способствовать возврату царизма»... Очень хорошее признание: если другой откажется от военной службы, то он вредит Красной армии,и способствует возврату царизма, а если сам сектант отказывается от военной службы, то это вроде как бы не вредит Красной армии и не способствует возврату цаоиз-ма, — царизма, который, по словам самого же Трегубова, жестоко преследовал сектантов. Советская власть избавила сектантов от царских преследований, и поэтому сектанты— за советскую власть, но защищать советскую власть должны, видите ли, не сектанты, а другие.

Кто же эти «другие»? «Другие», это — худшие, с точки зрения Трегубова. граждане СССР. «Худшие» должны защищать «лучших». Мы же знаем, что лучшие, более мужественные, сознательные и самоотверженные, защищают худших, т. е. трусливых и шкурнически настроенных сектантов, отказывающихся служить в Красной армии. О том, что собой представляли и представляют сектанты, отказывавшиеся и отказывающиеся от службы в Красной армии, показали трудбаталионы, составлявшиеся в 1927—1929 гг. из трудобя-занных сектантов. В трудбаталионах был собран цвет наиболее «идейных», т. е., согласно теории Трегубова, наиболее «полезных» и «преданных» советской власти, сектантов. Оружия брать «идейные» сектанты не могли, но зато на трудовом фронте они как «коммунисты» должны были проявить себя выше всех остальных сектантов и во всяком случае выше несектантов. В действительности1 же они проявляли себя хуже всех других сектантов, не говоря уже о несектантах. Посмотрим, как на деле проявили себя сектанты, объявляющие во всеуслышание о своей идейности и полезности.

361

ЛИЦО СЕКТАНТОВ-ТРУДАРМЕЙЦЕВ

В 1919 г. был издан декрет, согласно которому сектанты-фанатики могли не отбывать военной службы. Для этого они должны были представить в народный суд от эксперта, т. е. знатока по сектантству, справку о том, что они действительно по своим религиозным убеждениям не могут брать винтовку в руки. Ввиду того, что среди судебных работников не было товарищей, достаточно знакомых с сектантством, экспертами были сами сектанты. Главным экспертом по военно-сектантским делам был теперешний глава толстовцев, он же крупный помещик в прошлом, — дворянин Чертков. Чертков и другие сектантские «эксперты» освобождали сектантов от военной службы очень охотно. Сами же «эксперты» уговаривали не ходить в Красную армию и записываться в секту. Находились такие «эксперты», которые освобождали от военной службы за взятку. Были и такие «эксперты», которые, скажем, меннонитов освобождали от службы в Красной армии, а потом при белых из этих же самых меннонитов сорганизовали в помощь Врангелю специальный меннонитский полк.

Все освобожденные от строевой военной службы становились на время гражданской войны трудобязанными, т. е. трудармейцами. Взамен военной службы трудобязанные должны были по постановлению суда бесплатно работать в течение всей гражданской войны где-либо в коммуне или в детколонии, или в трудармии, сельсовете, или еще где-нибудь на общеполезных работах. Чаще всего трудобязанные представляли справки о выполнении трудповинности от своих же сектантских ,коммун и детколонии. В тех же случаях, когда сельсоветы заставляли трудобязанных помогать вдовам и красноармейкам, они отказывались подчиняться, потому что помогать красноармейской вдове или жене — это, по их лицемерному заявлению, значило все равно, что помогать Красной армии, которая-де вела «братоубийственную», «греховную» войну. Под таким же предлогом некоторые сектанты отказывались ухаживать за ранеными. Отказ от службы у красных рассматривался вожаками сект, как показатель идейности, т. е. чем более темным или антисоветски настроенным был сектант, тем он считался идейнее.

Под видом сектантов по ходатайству сектантских проповедников и уполномоченных освобождались от военной службы и дезертиры и вообще шкурные элементы. Сек-362

тантские проповедники с гордостью заявляли, что им удалось с помощью учения Христа «возродить» даже воров и бандитов. Но потом, когда надобность миновала, большинство этих воров и бандитов принялось за старое свое ремесло. Что же касается явных дезертиров и шкурников, то они слывут сейчас у сектантов самыми идейными и преданными «вере Христовой», ибо они «непротивленцы».

Наши судебные работники не могли как следует разобраться во всех "сектантских хитростях. Долго в некоторых судебных органах существовал механический подход к сектантам. Если, скажем, в циркуляре сказано, что члены таких-то и таких-то сект могут быть освобождаемы от строевой военной службы,, то судья, не долго думая, освобождал от военной службы всех подряд: и сектанта-пьяницу, и сектанта-драчуна, и сектанта, который давно не ходит в молитвенный дом, и разведенного с женою сектанта и т. д.

Между тем пить вино, курить, разводиться с женой, хо-_ дить в театр, драться — все это у сектантов почти в одинаковой степени считается греховным. Некоторым сектантам^ .нельзя даже есть мясное, быть женатым, обладать имуществом, иметь паспорт и деньги, носить старое имя (например скрытникам, принявшим второе крещение). У каждой секты существуют свои правила, нарушать которые ни один глубоко верующий сектант не может. Если он нарушил эти правила, значит он не фанатик. Раз не фанатик, то служить в армии во всяком случае может, потому что в большинстве сект служба в армии не возбраняется.

Всего этого наши судебные органы подчас не знали, а позднее сознательно хотели оградить Красную армию от негодных и шкурных элементов. Вот почему так сравнительно «.много» было у нас в СССР трудобязанных сектантов. Общий процент трудобязанных сектантов по отношению ко всему наличному составу Красной армии был конечно ничтожен. Но большинство и этих трудобязанных сектантов не являются фанатиками. Фанатики, как мы их себе представляем, являются большой редкостью. Больший-4 ство же — это те, кого родные и знакомые единоверцы заставили и «соблазнили» в Красной армии не служить. Заставили под угрозой бойкота (например у меннонитов); соблазнили невестой-сектанткой или славой «твердокаменного» проповедника. Некоторые надеялись в трудчастях «отдохнуть» от крестьянской работы.

Отработать каждый сектант должен был несколько -летних сезонов и с таким расчетом, чтобы в общей сложности по-

363

лучилось 24 месяца, т. е. срок строевой военной службы. В правах к красноармейцам трудобязанные не приравнивались. Семьи льготами не пользовались. На каждого ложилась обязанность выполнить определенную норму. Все это с первых же шагов отрезвило фантазеров, которые приехали «отдохнуть». Сыновьям зажиточных сектантов пришлось особенно туго, так как дома они работали гораздо меньше. Отсюда пошли симуляции, желание подкупить администрацию, порча инвентаря, поджоги, обманы, кляузы и прочее. Бедняцко-середняцкая часть сектантов, видя такие «художества» со стороны зажиточной части и проповедников, стала колебаться и отслаиваться от проповедников. Пьян- : ство, хулиганство, воровство в среде сектантов лишили их моральной стойкости в спорах с безбожниками. Отсюда еще, большая растерянность^ и междоусобица среди сектантов. По прошествии двух сезонов работы поступило сравнительно много заявлений от трудобязанных сектантов, желавших перейти в кадровые части. Объяснить такой наплыв желавших перейти в кадровые части только трудной работой нельзя. Политработа сыграла большую роль.

Чтобы задержать переход сектантов в кадровые части, проповедники прибегали к провокациям и застращиваниям. Но, несмотря на все провокации проповедников, страхи и сомнения, среди трудармейцев оказалось много переубежденных, желавших служить в строю. Как это получилось?

Приехали трудармейцы кто как: некоторые привезли по три сундука нарядов и продуктов, а некоторым нечем было одеться. Богатенькие стали с богатенькими дружить, бедняков приспособили для посылушек за кипятком, за супом и т. д. Богатые сектанты, как более изнеженные и имеющие ■ образование, стали пытаться устроиться на вакансии писаря, ; санитара, повара, конюха, кучера и т. д. Некоторые пыта- > лись нанять вместо себя батрака. Начались отлынивания, забастовки, игра в больных, и хождение в околоток. Забастовщиков и симулянтов отделили. Раздоры пошли из-за «хороших» лопаток, из-за «легких» тачек. Стали наблюдаться драки во время работ, ругань. Стали обманывать: покопают, покопают немного, переставят визирки (мерки) и говорят, что норму выполнили. Заметив, что комиссары в религиях не разбираются, Стали праздновать православные праздники, причем часть во время «Петра и Павла» вышла на работу, а часть не вышла — все и обнаружилось. Некоторые пытались обманывать командиров и ходить без спроса в город. Один идет, а другому завидно. Религия-де обоим приказы-

364

вает не обманывать. Начались на этой почве попреки. Среди «святых» обнаружили четырех воров—они воровали с кух?ни мясо. Большинство приехавших меннонитов курили. Были курящие и среди других сект тоже, но в меньшем количестве. Любители выпить стали искать водочку, подговаривать на выпивку младший комсостав. Некоторые «святые» заразились венерическими болезнями. Во время политзанятий некоторые проповедники вступали в споры и разоблачили себя. Политзанятия подействовали «разлагающе». Многие «святые» бросили молиться, петь гимны и читать библию. Отбывать двухлетний срок службы по 3—5 месяцев в течение 5—8 лет ежегодно никому не нравилось. Стали поступать заявления, создаваться ячейки переубежденных. К концу сезонных работ переубежденные научились маршировать и обращаться с винтовкой. Из дому некоторым писали письма и уговаривали не менять убеждений — это писали тем, у кого дома были батраки или активисты сект. Некоторым же писали из дому письма с поздравлениями о переходе в кадровые части, — это главным образом бедноте. Льготами семьи трудармейцев не пользовались — это тоже имело значение. Имело значение и то, что многие впервые услышали лекции и доклады, впервые без оглядки читали газеты и антирелигиозные книжки. Дома, в секте ничего этого нельзя делать. В клуб, в избу-читальню ходить не разрешается, а тут все под боком и без шпионов. Были такие, что впервые по железной дороге ехали. Имело значение то, что в некоторых меннонитских колониях частновладельческая земля тогда не была переделена и никто не смел о переделе даже говорить. Тут же «сама власть учит землю делить», и комиссары обещали в соседнее село письмо коммунистам написать, чтобы они съездили и оказали забитой меннонит-ской бедноте поддержку в организации колхоза.

Вот в основном причины, побудившие многих трудармей-цев-сектантов не только выписаться из трудбатальона, но и из сектантских общин. Не всех конечно сектантов удалось и можно было переубедить. Совсем не случайно некоторые из них перед призывом в трудчасти побывали на проповеднических курсах, а кое-кто побывал на курсах проповедников в промежутки между призывами. Привезли много литературы религиозного содержания и шпаргалки о том, как спорить с безбожниками. Некоторые проповедники имели высшее образование, один из них говорил на трех языках. Рядовых сектантов проповедники всячески оберегали от безбожной пропаганды: запрещали ходить на лекции и ми-

355

тинги, запрещали читать антирелигиозную литературу, запрещали ходить в ленпалатки. Устанавливали связь с местными сектантами и в противовес безбожным собраниям : назначали где-либо близко от лагеря свои богослужебные собрания. Старались распропагандировать окружающее население и даже администрацию. Но, увы и ах! Все эти усилия проповедников кончились их собственным поражением. Они слишком перестарались. Всем своим поведением они перед рядовой массой выявили свое чуждое классовое лицо. Некоторые из них слишком откровенно высказывали свои политические взгляды и тем самым помогли политруку разоблачить их перед сектантами. Но и те, которые были «мудры, как змеи», и «кротки, как голуби», имели к концу работ несравненно меньше успеха, чем в начале. Их тактика состояла, в змеином шипении, в нашептывании, в провокации. На собраниях они решались '^критиковать лишь «местные» порядки, критикуя однако под видом «местных порядков» и всесоюз-- ные законы (вплоть до конституции). В своих выступлениях они старались спрятаться за спину товарищей. Любили задавать двусмысленные вопросы и ссылаться на свою «малограмотность». Свои контрреволюционные по смыслу выступления . расценивали как нужную и полезную «товарищескую самокритику». Старались найти разный смысл в докладах политруков и разную тактику в распоряжениях и поведении администраторов. Распускали слухи о том, что «скоро кормить не будут», что «нам полагается вое красноармейское, а его прикарманили», и т. д.

Но и эта тактика сектантских проповедников оказалась,

битой.

Опыт использования сектантов в трудбатальонах показывает, что Трегубов и -К0 рассказывали о сектантах, отказавшихся от оружия, сплошные сказки. чТрегубов писал, что отказ от частной собственности — это первый признак искренности всех сектантов, отказывающихся от оружия. Среди сектантов-трудармейцев большинство были единоличники. Такие же вредные ск\азки рассказывает Трегубов и. про зарубежных сектантов, которые якобы все сочувствуют коммунистам и готовы помогать им против фашистов. Особенно вредную басню сочинил Трегубов про забастовку, с помощью которой иностранные сектанты собираются якобы остановить войну в первый день ее объявления. С помощью этой сказки Трегубов и К0 хотели бы усыпить бдительность широких слоев трудящихся СССР. Однако никто кроме отсталых сектантов этой "сказочке не верит и не поверит. 365

СКАЗКИ СЕКТАНТОВ О ТОМ, КАК ОНИ ВОЙНУ ОСТАНОВЯТ

«Советско-коммунистическое строительство, — писали Трегубов и К», — слишком большое и очень сложное дело, в котором есть нэп, и коммунизм, и религия, и безбожие, и военная служба, и ее отрицание. Все эти крайности неизбежны, но во избежание конфликта между ними необходимо подвергнуть их известной обработке и прилаженное™ друг К ДРУГУ-

Будем же и мы, подобно В. И. Ленину, терпимы друг к другу и будем не мешать, а помогать друг другу стремиться к одной общей цели — коммунизму — так, как велят совесть и разум каждого, и тогда социальная революция пойдет быстрее, несмотря на все козни ее врагов.

И если Муссолини с папой и католическими попами, Цанков с православными попами, Чемберлен с попами англиканской церкви и Гин-деябург с попами лютеранской церкви вздумают действительно пойти крестовым походом против нас, коммунистов, то многочисленные сектанты Германии, особенно Саксонии, родины революционных анабаптистов-коммунистов, Англии, где среди рабочей партии очень много сектантов, Болгарии, Чехо-Словакии и Югославии, где также много сектантов, потомков революционных таборитов, и других, и особенно североамериканских соединенных штатов, переполненных сектантами, сочтут своим долгом стать на защиту нас, как исповедников коммунизма, который завещан не только Марксом и Лениным, но и Христом и древними христианами, жившими коммуной, и за который боролись с попами, царями и богачами, страдали и умирали древние христиане и средневековые сектанты и бороться за который мы, русские сектанты, призываем и нынешних сектантов всего мира.

И как только эти наши враги объявят нам войну, так тотчас же ' находящиеся в их странах сектанты должны призвать их армии к военной забастовке и братанию с нами и всячески препятствовать их походу против нас.

И\сейчас, когда коммунисты беспощадно истребляются озверевшим Цанковым, почти повсеместно преследуются буржуазными правительствами и безнаказанно всячески оскорбляются, насилуются и убиваются фашистами, ими поощряемыми и попами благословляемыми, сектанты, как исповедники коммунизма, завещанного Христом и древними христианами, не должны оставаться равнодушными к этому, а должны всячески защищать коммунизм и тех, которые ему служат согласно своей совести и разума» 1.

Трегубов призывает помогать друг другу. В чем помогать?—спрашиваем мы его. В прилаживании друг к другу «крайностей»? Нэп и коммунизм это, во-первых, не «крайности». Безбожие тоже не «крайность», которую нужно смягчить и «прилаживать». Предложения Трегубова хитро путаны, Трегубов призывает к борьбе, «если Муссолини с папой... и

1 Все заявления Трегубова и К° взяты для данной книги из коллективного письма Трегубова, Павлова, Лебсака и других вожаков ект в редакцию газеты «Безбожник». Письмо называлось «Социально-1 эволюционная роль сектантства» и было опубликовано в 1925 г. в га-лете «Безбожник».

367

попами, Цамков... с попами, Чемберлен с попами... и Гинден-' бург с попами... вздумают действительно пойти против нас»...: Но какова должна быть борьба? Трегубов написал в подлиннике: «с оружием в ipyKax», а его сотоварищи вычеркнули эти слова. В письме остались предложения только о забастов-i ке против ;войны и о братании во время войны. Но ведь эта целиком расходится с учением Ленина, именем которого Тре* губов и К0 пытались прикрыться. Ленин писал:           . 1

«...Отказ от военной службы, стачка против войны а т. п. есть про* стая глупость, убогая " и трусливая мечта о безоружной борьбе с вооруженной буржуазией, воздыхание об уничтожении капитализма без отчаянной гражданской войны или ряда войн. Пропаганда классовой борьбы и в войне есть долг социалиста; работа, направленная к превращению войны народов в гражданскую войну, есть единственная социалистическая работа в эпоху империалистического вооруженного столкновения буржуазии всех наций. Долой поповски-сантиментальные и глупенькие воздыхания о «мире во что бы то ни стало»! Поднимем знамя гражданской войны!» г.

Войны, по словам сектантов, не будет, потому что сектанты организуют забастовку в войсках. Но если бы сектанты имели такое желание, то боролись бы с произволом. Японии в Китае. Если бы сектанты имели силу и желание вы-j поднять свои обещания, то фашисты в Германии и других! странах не смогли бы уничтожить десятки тысяч коммуни-! стов, защищать которых от имени сектантов обещали Трегу-' бов и ,К° еще в 1924—25 гг. Почему английская рабочая партия, среди членов которой, по заявлению Трегубова, много сектантов, находясь у власти, не приостановила удушения Индии? Почему путем забастовки и братания сектанты не остановили удушение Марокко, Сирии, Китая и других колоний? Почему не остановят сектанты происходящих теперь всюду вооружений? Почему продолжается белый террор в Болгарии и в других «сектантских» капиталистических странах? В ответ на эти вопросы сектанты молчат. Вожаки сект скрывают, а обманутые ими темные люди не понимают, что сектами во всех государствах руководит через своих агентов буржуазия, которая заинтересована в войне и лихорадочно готовится к ней. Время пацифистских фраз проходит. Пацифисты теперь не в моде. Сектантские проповедники во ;всех странах ведут патриотическую агитацию. Например в ознаменование годовщины империалистической

1 Ленин, т. XVIII, стр. 70—71. «Положение и задачи социалист^ ческого Интернационала», 1914 г.

войны пресвитер первой баптистской общины в Нью-Йорке Дж/Холдеман произнес проповедь «О социализме». В этой проповеди Холдеман всячески доказывал, что Христос был против социализма, но за войну. Трегубов на основании евангелия и «Деяний апостолов» старался доказать, что Христос был коммунистом, а сектанты являются все революционерами. Холдеман на основании тех же книг о Христе пишет следующее:

«Он не был ни социалистом, ни реформатором. Если он быЛ| реформатором, так почему же он не протестовал против войны? А у него был очень подходящий случай для такого протеста. Каждый день он мог слышать топот проходивших легионов. Он ни разу не возвысил голоса против войны. Напротив, придя на землю, не мир он принес с собой, но меч. Он говорил, что пребывание его на земле и учгние приведут к тому, что брат пойдет на брата, внесет раздор в семьи и само-по-себе вызовет войну. Он не только воздерживался от всякого протеста против войны, но, более того, он возвещал, что войны и молва о войнах будут продолжаться во все время отсутствия его на земле. Народ восстанет на народ и царство на царство. Если Иисус был реформатором, почему же он не возвысил голоса против рабства? А в те времена Риму было подвластно 120 000 000 человек. Из них 60 000 000 были рабами, жизнь которых стоила часто дешевле, нежели жизнь бродячей собаки.

Если он был социалистом, почему же он не выступал за дело трудящихся и не поднимал вопроса о заработной плате? Но он пошел еще дальше и возвещал, что бедные будут существовать во все время отсутствия его на земле» *.

Трегубов, Павлов, Лебсак и все другие подписавшие заявление Трегубова были раньше такого же мнения, как Холдеман, — признавали Иисуса врагом социализма.. В советских условиях они вынуждены были изменить тактику, но кулацкая ее цель ясна. Что касается Холдемана, то он не один среди сектантских пресвитеров и проповедников. Взгляды Холдемана не исключение, а наиболее распространенный, господствующий тип политических убеждений в сектах.

Среди иностранных сектантов есть бедняки, может быть, даже сочувствующие нам, но не они4 распоряжаются в сектах. Секты ни у нас, нигде не могут быть полезными и служить трудящимся. Распоряжаются в сектах Кулиджи, Рокфеллеры, Ллойд-Джорджи. Как они относятся и могут относиться к большевикам, показывает их отношение к участи революционеров Сакко и Ванцетти. Бывший президент США Кулидж (сектант) вполне мог вмешаться в дело Сакко и Ванцетти, но не .хотел. А ведь именно в Америке больше

1 «Безбожник» от 17 декабря 1934 о\, 3-я стр. информиздания. 21-2J10                                         ■ '                          '                              369

368

всего сектантов. В США одних только баптистов больше 8 миллионов и методистов более 7 миллионов человек. На глазах всех сектантов председатель Американской федерации труда, баптист Грин, участвует в торжествах спуска военных крейсеров на воду. Грин не только не шел против травли СССР, но всячески призывал к борьбе с «большевистской Москвой». Сектант (методист) Кулидж в качестве президента США ассигновал в свое время правительственные средства на вооружение Америки и тормозил признание СССР.

В 1926 г. в американской армии находилось следующее количество платных, постоянных сектантских проповедников, ведущих религиозно-патриотическую военную пропаганду:

Название сект, имеющих в армии проповедников

Регуляр. армия

Резервн. корпус

Флот

Всего

Баптистских проповедников . . . Методистских проповедников . . Пресвитерианских проповедников .

28 39 23

187 263 317

18 18 19

233 320 359

Итого. .

90

767

55

912

Из этих цифр и фактов видно, что американские сектанты, которых Трегубое и К0 выдают за коммунистов и противников империалистической войны, не протестовали и не протестуют против деятельности своих представителей и единомышленников, которые стремятся усилить вооружения армии и борьбу с коммунизмом. Было бы наивностью думать, что американские сектанты хотят разоружения и поражения США в готовящейся империалистической войне. Если бы американские сектанты были против вооружений и войны, то голос их был бы слышен далеко за пределами Америки, потому что только в США и Канаде насчитывается одних баптистов 12 миллионов человек, не считая десятков миллионов сектантов других вероисповеданий. Студентов в Америке тысячи, а не миллионы, однако о нежелании американских студентов воевать сообщает печать всего мира. Как же можно было бы не заметить выступлений миллионов сектантов против войны и фашистского террора, если бы подобные выступления были? Никакой забастовки в войсках

370

сектанты капиталистических стран й не думают проводить. Ленин считал надежды на безоружную забастовку глупостью. Разговоры Трегубова о забастовке есть вреднейший обман. Большевики никогда не верили во всемогущество забастовки, как единственного оружия против войн.

Если бы мы надеялись на забастовку в капиталистических армиях, то не стали бы организовывать армию. Вопрос совсем не в том, чтобы солдаты империалистических стран разошлись по домам, а в том, чтобы армии стран, которые вздумают напасть на нас, превратились в революционные армии. Превратить же солдат империалистических армий в дезертиров и непротивленцев сектантского типа мы не собираемся. Мы знаем, чего можно ждать от обманутых буржуазией сектантов империалистических стран;. Да и вожаки сект тоже хорошо знают, что сектанты империалистических стран не отказывались служить в рядах воевавших армий.. Поэтому лживо заявление Трегубова, толкующего, что нам придется воевать только с... попами. Если, говорит Трегубое, против СССР пойдут попы, то сектанты помогут Красной армии. А если против СССР пойдут сектанты, то- «наши» сектанты помогать Красной армии, выходит, не будут. Если вспыхнет война, то сектанты обещают устроить забастовку в войсках. Но империалистическая война есть прежде всего продолжение буржуазной политики вооруженными средствами. Почему же сектанты против буржуазной политики в «мирное» время не протестуют, а в военное — хотят протестовать. Если бы они хотели сорвать войну, то старались бы сорвать политику буржуазии уже сейчас, потому что война готовится сейчас. Из «мирной» политики империалистов вытекает военная политика. Сектанты, заявляющие, что они не хотят заниматься «греховной» политикой, помогают своим молчанием и пассивностью вооружаться буржуазии. Когда дело касалось Красной армии, то сектанты не молчали — они осуждали гражданскую войну и службу в Красной армии. Трегубов в 1928 г. открыто выступал против колхозов за кулака. Когда же дело касается капиталистических армий, то они не хотят и не в состоянии заставить замолчать таких воинственных патриотов, как Холдеман. Они обещают забастовку. Но война не ждет, она вспыхивает то в Южной Америке, то в Африке, то в Азии и т. д. Где же сектантская забастовка против нее? Ее нет и не будет. Разговоры о ней существуют лишь для оправдания той вреднейшей агитации, которую вели и ведут многие сектанты против службы в Красной армии. Забастовку вожакам сект хотелось бы иметь 24*                                                                                                                        371

наверное не в капиталистических армиях, а в Красной армии. Но все попытки устроить ее в годы гражданской войны среди красноармейцев привели сектантов к полному конфузу. Теперь разговоры о забастовке понадобились вожакам сект для того, чтобы усыпить нашу бдительность. Пусть-де большевики надеются н"а забастовку и пацифизм в капиталистических армиях, а буржуазия тем временем вооружится. Но большевикам хорошо известно, что

«не видеть приближения новой войны значит закрывать глаза на главную опасность» 1.

...«Пацифистские разговоры,—говорит т. Молотов,—уходит в про-, шлое. Пацифисты уже не в моде. К власти в буржуазных странах все.; ближе подходят крайние империалистические воротилы, которые ее? откровеннее рассуждают о новых захватнических войнах, о выходе из кризиса путем войны» 2.

Войны мы не хотим, но к войне готовы. Войну империалистическую мы превратим в гражданскую, в революционную, О неизбежности революционной войны для пролетариата, захватившего власть, Ленин говорил еще до Октябрьской революции.

«Ни один революционный класс зарекаться от революционной вой--ны не может, потому что иначе он осуждает себя на смешной пацифизм. Мы не толстовцы! Если революционный класс возьмет власть, если в его государстве at останется аннексий, если не будет власти у банков и у крупного капитала, что не легко в России, то такой класс будет вести революционную войну не аа словах, а на деле. Зарекаться от этой войны нельзя. Это значит впасть в толстовство, в мещанство, забыть всю науку марксизма, опыт всех европейских революций» 3.

Предсказание Ленина сбылось—мы уже вели одну революционную оборонительную войну с империалистами и закончили ее удачно. Еще успешнее, полным разгромом нападающих, мы закончим войну, когда снова нам ее навяжут.

Оборону СССР мы крепим всесторонне: выполнением промфинпланов, соцсоревнованием и ударничеством, укреп-плением колхозов, овладением военной и хозяйственной техникой, поднятием производительности пруда, ликвидацией паразитических элементов, преодолением пережитков капитализма в экономике и сознании людей и т. д. Всему этому сектантские организации мешают. Вожаки сект толкуют, что они помогают и еще помогут обороне СССР. Посмотрим, как они помогали и помогают нам укреплять колхозы — эту опору советов, а стало-быть, и Красной армии, в деревне.

' Доклад т. Молотова на VII съезде советов СССР. Партиздат 1935, стр. 12.

- Там же, стр. 11.

3 Ленин, т. XX, стр. 497.

XI v

СЕКТАНТЫ И СПЛОШНАЯ КОЛЛЕКТИВИЗАЦИЯ

КАК СЕКТАНТСКИЕ ОРГАНИЗАЦИИ ВСТРЕТИЛИ СПЛОШНУЮ КОЛЛЕКТИВИЗАЦИЮ

Для противодействия делу сплошной коллективизации сектантские организации мобилизовали все свои «живые», т. е. наиболее реакционные, проповеднические силы. Особенно много было послано проповедников для.укрепления деревенских общин. Было послано, если счет вести по всему Союзу, много групп так называемых «благовестников», и многие рядовые сектанты были в этот момент «рукоположены во пресвитеры». Например на одном только Дальнем Востоке евангелисты увеличили количество официально зарегистрированных «общественников» (проповедников) в момент сплошной коллективизации (по сравнению с 1926 г.) с 15 человек до 138, баптисты — с 184 до 228, молокане — с 48 до 53, иоанниты — с 1 до 2 человек. Подобное увеличе-чение штатных и внештатных, официально зарегистрированных и незарегистрированных «благовестников» происходило в 1929 г. почти по всему Советскому союзу.

Прибывая на место, проповедники прежде всего разукрупняли общины для удобства руководства ими и одновременно начинали усиленно вести в личных беседах и с кафедры клеветническую кампанию против сплошной коллективизации.

Слухи один нелепее другого распускались про колхозы и имели среди наиболее отсталых слоев'верующей .части

373

населения некоторый успех до тех пор, пока бедняцко-се-редняцкие массы не познакомились на практике с колхозами и не убедились в провокационном характере всех этих клеветнических слухов. Например в ряде районов Горьковского края кулаками, проповедниками и попами были пущены слухи о том, что всем колхозникам на руку и на лоб будут ставить печать антихриста, что в колхозах жен к мужьям будут подбирать по росту, что в Майданском колхозе, Воротынского района, члены колхоза друг другу носы поот-кусывали, что в колхозах есть нечего, что в Новопокров-ском колхозе половина колхозников уже умерла с голоду, и т. д. и т. п. Крестьяне снарядили в Майданский и Новопо-кровский колхоз (Гагинский район) экскурсии. Выяснилось, что новопокровские колхозники живут лучше единоличников, а слухи про Майданский колхоз разносили по домам две лишенки, подкупленные кулаками. В результате разоблачения кулацких слухов колхозы укрепились, но, пока успели разоблачить слухи, ряд колхозов кулакам и проповедникам удалось развалить *.

Псковская газета «Псковский набат» сообщает, что кулаки «стращают поджогом, убийством, антихристом, англичанами, китайцами, голодом, чем угодно, лишь бы удержать бедноту и середняков от вступления в колхоз» 2.

Про членов бригад, приехавших в деревню, были сочинены слухи, что они приехали с клеймами и будут ставить знак

антихриста «666».

Дочь бывшего помещика Верещинского из деревни Саб-рово «подтвердила, на основании библии, что в 1930 г. должен появиться антихрист, который будет загонять в коммуны, пока не начнется светопреставление» 3.

«О том, что приехали антихристы,— сообщает «Псковский набат»,— твердят и сектанты федоровского сельсовета. Про> местную рудневскую коммуну «Звезда» пустили молву, что там дети ходят голодные, разутые, раздетые, а коммунары только знают, что беспрерывно дерутся и с ножами друг за другом гоняются. Послали в рудневскую коммуну представителей. Оказалось, что на 50 коммунаров намолочено разных хлебов 284 ц, коммуна имеет 24 коровы, 30 овец, 4 свиньи и весь необходимый с.-х. инвентарь, в том числе трактор. Кушают хорошо, одеты и обуты много лучше, чем

1  Сообщение нижегородской газеты «Советская деревня» от 1 апреля 1930 г.

2  «Псковский набат» от 2 февраля 1930 г. 8 Там же.

374                                                                      *._

соседние крестьяне. Все дети ходят в школу. Про рудневскую коммуну после этого уже не говорят, но переводят разговор на другие, более отдаленные коммуны» *.

В некоторых местах сектанты всерьез поверили в «конец света» и не сеяли хлеба. На этой почве происходили споры в сектах и выходы из сект. Например в селе Терновка (Но-вокалитвенский район, б. Россошанский округ) секта федо-ровцев ждала в мае 1929 г. и весной 1930 г. конца света и не сеяла хлеба. «Конец света» не состоялся, и часть федоров-цев, благодаря этому разуверившаяся в пророчествах, в количестве 25 семейств коллективно вступила в колхоз, сняв все федоровские нагрудные знаки.

Туго приходится кулакам, проповедникам и попам, поэтому они пускаются на самые рискованные и жульнические проделки. Например в 1930 г. в селе Сирове (Вроднинский район, Украина) хулиганы, подкупленные кулаками, наряжались ночью чертями и угрожали расправой всякому, кто вступит в колхоз. «Черти» были арестованы и привлечены к ответственности2.

Особенно много было слухов и жульнических проделок со стороны кулаков, попов и проповедников в таких глухих местах, как деревни Знаменитого своей отсталостью «Поше-хонья». Газета «Рабочий пахарь» (от 4 марта 1930 г.) приводит целый список слухов и проделок, с помощью которых кулаки пытались отпугнуть пошехонцев от колхоза. «Вполне серьезно,— сообщает «Рабочий пахарь»,— ряд старух просил бригаду взять на себя грех за то, что они вступили в колхоз. Бригадиры заверяют, что таких грехов у них прямо непочатый угол, так как их наваливают в каждом колхозе» 3. Дело доходило до того, что отдельные напуганные 'кулаками старушки, прежде чем вступать в колхоз, требовали расписку в том, что их в колхозах не будут перерабатывать на удобрение. Например такую бумажку просила перед вступлением в колхоз гражданка Арина Соколова из деревни Васильевское 4.

Желая во что бы то ни стало отпугнуть бедняков и середняков от машино-тракторных станций, сектантские начетчики придумывают такие расшифровки букв МТС (ма-шино-тракторная станция), которые бы показывали, что

1  «Псковский набат» от 2 февраля 1930 г.

2    См. подробное сообщение газеты «Воинствующий безвирник» № 19, от 30 червня 1931.

3  «Рабочий пахарь» от 4 марта 1930 г., Рыбинск.

4  Сообщение «Рабочего пахаря» от 4 марта 1930 г.

375

МТС есть дело рук «антихриста», поэтому нередко можно встретить среди сектантов такое толкование букв «МТС»: «мир топит сатана» или еще что-нибудь в этом роде.

Нужно сказать, что сказка о кончине мира и приходе «антихриста» среди кулацко-сектантских сказок занимает почетное место. Газета «Северная правда» сооощает. что в

1*ЧГЧ*-*

„■•А

Внутренний вшГмолитвенного лома баптистов и евангелистов в г. .Мелитополе (Украина). Снимок сделан в октябре 1°34 г. Число баптистов и евян-гелистов уменьшилось, поэтом^ во многих местах обшины.баптистов и евангелистов слились или объединились.

селе Дурасове (Красносельский район) Л. Н. Гусев выступил и момент сплошной коллективизации с проповедью близкой кончины мира: «Близко то время, когда бог будет наказывать людей, пошлет сильный жар, земля потрескается, люди попадают, будут там мучиться ^ и страдать коллективно».

«Трещины — это колхозы, — говорил I усев, — а люди, которые будут мучиться там, — это их члены» 1.

Слухи об антихристе и конце света фабриковались проповедниками и кулаками всюду. С Дальнего Востока, с Урала,

с Северного Кавказа, из Белоруссии и Украины — отовсюду, газеты сообщали и сообщают о подобной форме кулацко-сектантских провокаций. Газета «Тихоокеанская звезда» сообщила, что евангелистский 'проповедник села Новокрещо-нок, ссылаясь на заранее подобранный текст из священного писания, пояснял, что коллектив — дело рук антихриста. Кулак-адвентист Иосиф Гаевой из села Большой Сион распускал например такие слухи: «Явятся три антихриста и будут сбивать народ с пути праведного. Сперва народ будут клеймить, потом казнить, и так 42 месяца. После господь устроит страшный суд» 1.

Газета «Большевистская смена» сообщила, что «в Сочинском районе на камнях и в шахтах на вагонетках сектанты пишут лозунги с призывами готовиться «ко второму пришествию Христа» и не ходить в колхозы» 2. <

В ответ Трегубову и другим сектантским вождям, обвинявшим нас в том, что мы судим о сектантских организациях на основании единичных случаев, мы могли бы привести сотни примеров, когда сектантские проповедники и кулаки пытались с помощью басни об «антихристе» и «конце света» сорвать сплошную коллективизацию 3.

Хитроумные проповедники могут нам ответить, что учение об антихристе и о конце света существовало всегда и что сектантское учение об антихристе и о конце света никаких вредительских целей в отношении сплошной коллективизации не преследует и не может преследовать. Но, .во-первых, усиление этих провокационных проповедей происходило именно в момент сплошной коллективизации. Во-вторых, все описанные нами случаи провокаций были направлены непосредственно против коллективизации. В-третьих, всеми провокациями руководили проповедники и кулаки, кровно заинтересованные в срыве сплошной коллективизации. Ста-

1 «Северная правда» от 24 декабря 1929 г., Кострома.

376

1 «Тихоокеанская звезда» от 28 февраля 1930 г., Хабаровск.

- «Большевистская смена» от 26 марта 1930 г., Ростов-на-Дону.

з Было бы слишком скучно приводить зде.сь подробные описания сотен довольно однообразных кулацко-сектантских провокаций. Ограничимся лишь указанием газет, где читатель может при желании получить справку о наиболее ярких примерах таких провокаций: «Бопьба» (Сталинград) от 13 апреля 1930 г.; «Кочегарка» (Артемовск, УССР) от

12  марта 1930 г.; «Орловская правда» (Орел) от 13 декабря 1929 г.; «Трудовой путь» (Армавир) от 13 февраля 1930 г.; «Комсомольская правда» (Москва) от 20 декабря 1929 г.; «Тверская правда» (Тверь) от

13   сентябоя 1990 г.; «Советская Сибирь» (Новосибирск) от 8 декабэя 1529 г.; «Путь Ленина» (Усмань) от 18 февраля 1930 г.; «Молодой рабочий» (Новосибирск) от 2 марта 1930 г.; «Красноярский рабочий» (Красноярск) от 22 января 1930 г.

377

ло быть, говорить о случайном совпадении моментов кулац-ко-сектантских провокаций с моментом сплошной коллективизации не приходится.

Не приходится говорить о случайном совпадении хотя бы и по одному тому, что кулацко-сектантская агитация сопровождалась хищническим убоем скота, срывом собраний по коллективизации и развалом особенно тех колхозов, где находились или вели агитацию сектантские «активисты».

Имеется много фактов срыва собраний сектантами. Срыв собраний по коллективизации производился различным образом: путем неявки всех сектантов и сагитированных ими граждан, путем принятия двусмысленных и уклончивых резолюций и наконец путем крика, шума, нежелания слушать ораторов и т. д. На этот последний способ срыва собраний бригадники указывают как на наиболее частый и злостный способ. Бригадник — рабочий П. Иванюшин (с фабрики «Возрождение», Московского вигоневого треста) сообщил, что в дер. Тихковицах, Никольского сельсовета (Красногвардейский район, Ленинградская область) «при докладе рай-инструктора т. Борисова о социалистической реорганизации сельхозкооперации подкулачниками в лице баптистов и церковной двадцатки были созданы такие условия, что невозможно было вести собрание» х.

Газета «Тихоокеанская звезда» сообщила, что в деревне Бичевой на женделегатское собрание было баптистской общиной откомандировано несколько активисток и проповедниц, которые не хотели ничего слышать о колхозах и «кричали до хрипоты, обвиняя партию, советскую власть во всех смертных грехах, не давали говорить докладчику, председателю и пытались сорвать собрание» 2.

В борьбе против сплошной коллективизации сектантские проповедники не ограничились конечно только клеветой и провокациями. Там, где не действовали сказки про антихриста и конец мира, они пускали в ход керосин и спички, палки и вилы, топоры и обрезы. Например в деревне Семидесят-ской (бывший Усманский округ, ЦЧО) сектанты, руководимые кулаком по фамилии Массал, в момент сплошной коллективизации убили комсомольца, агитировавшего за коллективизацию. Всем, кто записывался в колхозы, массалов-цы грозили смертью. Желая прекратить доставку газет и официальных распоряжений в деревню, убили почтальона.

Разогнали ликпункт. Наиболее активную крестьянку, посещавшую ликпункт, а также ее сына и свекровь они убили (дело происходило в 1930 г.). •

Уполномоченного, приехавшего по делам осеннего сева и коснувшегося в своем докладе выгод коллективизации, сектанты из деревни Грачи (Ряжский район, бывший Рязанский округ) под руководством своего «святого ясновидца и богочеловека» Арсения выгнали камнями, чуть не убив его.

В поселке Красиковском № 10 (Пономаревский р-н, Бу-

Один из шести закрытых сектантских молитвенных домов, ныне школа в селе Нововасильевке, того же района (Украина). Каждый сектантский толк имел раньше свой молитвенный дом. Теперь существуют только две сектантских общины (баптисты и сухие баптисты) с одним общим молитвенным домом. Снимок сделан в 1931 г.

гурусланского окр.) баптист Илларион Токарь поджег имущество организатора колхоза—учителя Бабенко 1.

Однако, несмотря на все кулацкие провокации, поджоги и убийства, сплошная коллективизация нарастала могучей волной. Не все конечно сектанты шли за кулаками. Были, ясно, сектанты, которые сочувствовали коллективизации.

Наиболее бедные и советски настроенные сектанты потянулись в колхозы, но первых смельчаков ждали со стороны любвеобильных братцев жестокие месть и расправа за «измену Христу». Например в селе Новосредненском (Георгиев-

1  «Крестьянская 'правда» от 17 января 1930 г., Ленинград.

2  «Тихоокеанская звезда» от 21 декабря 1929 г., Хабаровск.

«Волжская коммуна» от 15 февраля 1930 г.

378

379

ский район, Северный Кавказ) из 500 баптистов 320 вошли в колхоз. Бедняк-баптист Чурсин не только вошел в колхоз, но и порвал с сектой. Чурсин был для секты опасным человеком, потому что он умел хорошо агитировать против секты, за колхоз. Выведенный из терпения, проповедник Чернухин подкараулил ночью Чурсина и нанес ему три смертельных раны. Святые братья во Христе спрятали, труп и убийцу, но неудачно. Все дело раскрылось, и убийца вместе со своими укрывателями был привлечен к судебной ответственности 1.

Сообщения мы имеем конечно не о всех случаях кулацко-сектантского насилия над вступавшими в колхоз, но и этих достаточно для-того, чтобы судить, какую лютую ненависть к колхозам таят под личиной кротости и любви сектантские проповедники.

Представителям советской власти сектантские вожаки говорят, что нет более преданных коммунизму людей, чем сектанты, а сами из-за угла убивали за одну попытку стать колхозником. Представителям власти сектантские проповедники говорили, что их села и хутора состоят сплошь из коммунистов, а на деле сектантские хутора и села имели наибольший процент единоличников. Это и понятно: в результате провокационной и террористической антиколхозной деятельности сектантских организаций в селах и хуторах, зараженный сектантством, сплошная коллективизация затормозилась. Например в районе Рязанцевского колхозного куста, по сообщению «Голоса труда», сектанты долго не вступали в колхозы. Во многих селениях имеются сектантские группы и общины, центр управления которыми находится в селе Михалеве. Руководство находится в руках пресвитера Машкова' Василиска. Ему помогали специально откуда-то выписанная в момент сплошной коллективизации блаженная Катя, кулак Иванов и жена Иванова Матрена Федоровна (село Кабанское). Вследствие подрывной работы Машкова и К0 в Михалеве из 80 дворов в колхозах в 1930 г. состояло только 132.

Более свежие сообщения тоже говорят, что в сектантских селах и хуторах процент коллективизированных хозяйств значительно ниже в сравнении со всеми окружающими селами и хуторами. Например в Старолещинском сельсовете, имеющем среди населения много федоровцев и евангели-

стов, процент коллективизированных хозяйств равняется 35, в то время как сплошная коллективизация в районе в основном уже завершена г.

Из 105 дворов сектантов-некрасовцев (хутор Некрасов, около ст. Мечетинской, Северный Кавказ) только один двор принадлежит колхознику2.

Однако не везде тактика сектантов была одинаковой. Решив, что открытыми выступлениями против колхозов можно подорвать, пожалуй, скорее свой авторитет, нежели авторитет колхозников, некоторые, наиболее хитрые, проповедники высказывались «за» вступление в колхозы, но обставляли это вступление такими, провокациями, от которых, по их расчетам, колхоз явно должен был погибнуть. Например в деревне Поповке (бывшая Андреевская волость, Славгородский район) баптистский проповедник Солдугаев через бедняка Бобрищева, производившего по поручению сельсовета перепись имущества, распустил слух, что все переписанное будет отобрано в колхозы и казну. Население Поповки, напуганное этой провокацией, начало в спешном порядке прятать, продавать и уничтожать все движимое и недвижимое имущество. Кулаки и спекулянты по дешевке скупали распродаваемое имущество, а потом перепродавали его втридорога. Такая же провокация наблюдалась и во многих других районах. Цель этой провокации состояла в том, чтобы разорить население, нажить капиталы путем скупки и продажи дешевого окота, сделать существование колхозо!в непрочным, вызвать недовольство советской властью. Кулаки, и проповедники в тех колхозах, где их влияние было сильнее, некоторых успехов достигали. Например из коммуны «Смерть капиталу» (Каменский район, Сибкрай) выписалось много сектантов. На проверку вышло, что в коммуне сектанты и не собирались жить долго, они заранее, чтобы ничто их с коммуной, не связывало, распродали часть своего рабочего скота, а также припрятали часть своего с.-х. инвентаря. Явившись в коммуну, сектанты потребовали полного пайка, но работать не хотели. Перед вступлением в коммуну они разбазарили почти весь молочный ■ скот и овец. Нажились на всем этом деле кулаки и спекулянты, распускавшие слухи и сеявшие панику. Так действовали рука-об-руку кулацко-сектант-ские спекулянты и провокаторы, которые потом обвиняли безбожников в упадке животноводства.

380

1  «Безбожник» от 30 декабря 1930 г.

2  «Голос труда» от 16 января 1930 г.

1  «Безбожник», 1932 г., страница ЦЧО, № 9.

2  «Безбожник» 1932 г., № 19, Северо-Кавказская страница,

381

ПОПЫТКИ СЕКТАНТСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ СОЗДАТЬ СВОИ, ОБОСОБЛЕННЫЕ «КОЛХОЗЫ»

Затормозить сплошную коллективизацию надолго, хотя бы только в сектантских селах, сектантские проповедники и кулаки конечно не могли. Над кулаками-сектантами повисла угроза раскулачивания. Чтобы избежать раскулачивания, сектанты-кулаки переименовали сектантские религиозные общины, где они были хозяевами положения, в «колхозы».

В сектантские «колхозы» безбожников и вообще несектантов принимать было опасно: они могли разоблачить эти лжеколхозы и добиться раскулачивания лжеколхозной верхушки. Поэтому в сектантские колхозы обычно безбожни- , ков и несектантов не принимали. Но и сектантов принимали не всех, а с разбором.

Кулакам было выгоднее нанимать батраков, чем на равных правах делить доходы по труду с сектантами-бедняками. Поэтому наблюдалось много случаев, когда сектанты-лжеколхозники прибегали к наемному труду, не допуская к себе в члены колхоза имевшихся батраков, и исключали из колхоза бедняков. Но и эта полоса прошла, потому что с момента сплошной коллективизации батраки и бедняки могли вступить в любой несектантский колхоз и кроме того появился большой спрос на рабочие руки. Тогда сектантские колхозы начали дорожить бедняками и середняками, начали усиленно зазывать к себе в колхозы батраков и бедняков. Так менялась тактика сектантских «вождей» под напором неудержимого хода сплошной коллективизации. В зависимости от изменения этой тактики менялся внешний облик сектантских «колхозов», менялась внутренняя их структура. До тех пор, пока в сектантских лжеколхозах всем заправляли явно кулацкие и зажиточные элементы, пока орудия и средства производства принадлежали колхозу лишь на бумаге, существовала эксплоатация наемного труда и существовала оплата труда пропорционально имеющимся соб| ственным орудиям и средствам производства. После того кам сектантские лжеколхозы были почищены и явные кулак^ раскулачены, организация и оплата труда стали иными. Оста-; зшиеся в сектантских колхозах скрытые кулаки и подкулачники, всевозможные «старцы» и внештатные проповедники" тормозили и тормозят еще правильную организацию и оплату труда. Они хотели бы, не работая, получить больше работающего, но поскольку это невозможно, они хотят получить хотя бы столько же, сколько и работающие. Другими

382

словами, они стоят за уравниловку, причем за уравниловку и в экономическом и в политическом отношении. Например в деревне Ашкаул (Канский район, Вост. Сибирь) перед организационным собранием по коллективизации местные баптисты в количестве 47 человек устроили свое собрание, на котором обсуждали вопрос, какой линии держаться на сходе в отношении сплошной коллективизации, К моменту сельского организационного собрания по коллективизации в клуб явились баптисты все до одного. На собрании в клубе сектанты выступали в таком роде, что, мол, всякая власть от бога и ей нужно покоряться, поэтому на призыв советской власти нужно откликнуться, но не нужно забывать и про бога, который, мол, нам заповедал любить друг друга, а поэтому не должно быть деления на бедняков и кулаков, ибо у бога все равны. Выражая общее мнение и настроение сектантов в отношении классовой политики советской власти в деревне и в отношении ликвидации кулачества как класса, баптист Белечук заявил, что «у нас не должно быть деления на богатых и бедных, у нас все одинаковы, все братья».

Но тут же, как только началась запись в колхоз, одна из евангельских «сестер», Бакина, закричала во все горло: «В колхоз идут все лодыри. Пусть бедняки и батраки внесут в колхоз столько, сколько и мы» *.

Так сами же себя разоблачили сектанты на собрании. Пытаясь всячески воспрепятствовать ликвидации кулачества и приему бедняков и ба